Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 2080,   статей на доработке: 297 отклонено статей: 802 
Библиотека

Вернуться к содержанию

Исторический журнал: научные исследования
Правильная ссылка на статью:

Усть-Менза-5: этапы исследования, хронология, культура (Усть-Мензинский археологический комплекс)
Викулова Наталья Олеговна

аспирант, кафедра археологии, Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова

119991, Россия, Ленинские Горы 1, область, г. Москва, ул. Ленинские Горы 1, 3, кв. 4

Vikulova Natal'ya Olegovna

PhD Candidate, Section of Archaeology, History Department, Lomonosov Moscow State University

119991, Russia, Leninskie Gory 1, oblast', g. Moscow, ul. Leninskie Gory 1, 3, kv. 4

natasha_vikulova@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Филатов Егор Алексеевич

Научный сотрудник, НПО "Красноярская геоархеология"

119234, Россия, Красноярский край, г. Красноярск, ул. Проспект Мира, 25, кв. 1

Filatov Egor Alekseevich

Research Associate, Scientific Production Associate "Krasnoyarskaya Geoarkheologiya"

119234, Russia, Krasnoyarskii krai, g. Krasnoyarsk, ul. Prospekt Mira, 25, kv. 1

egorphylatov@gmail.com

Аннотация.

Предметом данной статьи являются археологические материалы, выявленные при изучении многослойного памятника Усть-Менза 5 в Западном Забайкалье. В качестве объекта мы рассматриваем древнейшие индустрии Усть-Мензинского археологического комплекса в широком хронологическом диапазоне от финала среднего палеолита до эпохи бронзы. Авторы подробно представляют историю изучения памятника, презентуются результаты новейших исследований. Данная работа является первым шагом к анализу археологического материала памятников Усть-Мензинского комплекса, связанного с высокими речными террасами. К высоким террасам авторы относят среднеплейстоценовые имеющие высотные отметки от 20 м. Начало изучению высоких отметок было положено ещё в 1980-х годах, но тогда им не было уделено достаточного внимания. Изучение Усть-Мензы 5 проводилось с применениям новейших методов междисциплинарных исследований. Особенное внимание уделено геоморфологическому и стратиграфическому анализу отложений, в которых выявлены археологические материалы. Для каменной индустрии применены морфологический и технолого-типологический методы. Новизна работы заключается во введении в научный оборот новых данных по верхнему палеолиту и бронзовому веку, также авторы предлагают свое видение места этих материалов в историко–хронологической периодизации края. Исследователями проводится региональная корреляция материалов. Целью данной статья является презентация новейших исследований проведенных на стоянке Усть-Менза 5, которая связана с IV надпойменной террасой. Детальный анализ стратиграфического контекста и каменного инвентаря, позволит увидеть возможности изучения многослойных памятников на высоких террасовых уровнях.

Ключевые слова: Западное Забайкалье, Усть-Менза, Верхний палеолит, каменные индустрии, переодизация, стратиграфия, речные террасы, абсолютное датирование, Хэнтэйская археологическая культура, палеофауна

DOI:

10.7256/2454-0609.2019.1.28405

Дата направления в редакцию:

02-01-2019


Дата рецензирования:

25-12-2018


Дата публикации:

07-01-2019


Abstract.

The subject of this article is the archaeological material unearthed during the excavations of the multi-layered monument Ust-Menza 5 in Western Transbaikal. As the research object, the authors consider the oldest industries of the Ust-Menzinsky archaeological complex in a wide chronological range from the end of the Middle Paleolithic to the Bronze Age. The authors present in detail the history of the study of the monument and introduce the results of the latest research. This article is the first step towards the analysis of the archaeological material from the Ust-Menzinsky complex of monuments associated with high river terraces. The authors consider the high terraces as Middle Pleistocene elevations from 20 meters onwards. The basis for the study of high elevations was already laid in the 1980s, but at that time they were not given sufficient attention. The study of Ust-Menza 5 was conducted using the latest methods of interdisciplinary research. Particular attention is paid to the geomorphological and stratigraphic analysis of sediments, which revealed archaeological materials. For the stone industry, the authors used morphological, technological and typological methods. The novelty of this work consists in its introduction into scientific circulation of new data from the Upper Paleolithic and Bronze Age and the authors' presentation of their vision regarding the place of these materials in the historical and chronological periodization of the region. The authors conducted a regional correlation of the materials. The aim of this article is to present the latest research conducted in the Ust-Menza 5 lot, which is connected to the IV terrace above the floodplain. A detailed analysis of the stratigraphic context and stone inventory will enable to see the possibilities of studying multi-layered monuments at high terraced levels.

Keywords:

stratigraphy, periodization, stone industries, Upper Paleolithic, Ust-Menza, Western Transbaikal, river terraces, absolute dating, Khentei archaeological culture, paleofauna

Введение

Более 30 лет в Западном Забайкалье осуществляется систематическая работа по изучению Усть-Мензинского археологического комплекса. Эта уникальная площадка, представлена в настоящее время 18 памятниками (Усть-Менза 1–18), которые датируются в широком хронологическом диапазоне – от среднего палеолита до раннего железного века (рис.1). Памятники комплекса связаны с надпойменными террасами, реже склонами и шлейфами [6, с.303]. Орографически, эта территория относится к северо-западной окраине Хэнтэй-Чикойского нагорья, расположенного в юго-западном Забайкалье, в 17 км от с. Архангельское Красночикойского района Забайкальского края [2, с.55].

Усть-Мензинский комплекс находится в приустьевой части долины рек Менза и Чикой. По физико-географическому районированию местность Усть-Менза относится к Южно-Сибирской горной области, Западно-Хентэйско котловино-горнотаежной провинции, Ацинскому горнотаежному округу. С северно-западной стороны обрамляется отрогами Малханского хребта, с юга Мензинским хребтом, с северо-востока Асинским хребтом и водоразделом притока Чикоя ручьем Воровским, с севера долиной Чикоя и пойменно-террасовыми комплексами местности Волково. В юго-восточном секторе комплекса широко развито террасирование. В юго-западной части этого участка он обрамляется глубоким логом и отрогами Асинского хребта, с северо-западной части устьем Мензы и Чикоя. На этом участке выделяется низкая (2-3 м) и высокая поймы (4-5 м). Высокая пойма сочленяется с I надпойменной террасой (5-6 м), но в отличии от I террасы имеет голоценовое основание. С I террасой и высокой поймой связано многослойное поселение Усть-Менза-1, с подошвой сохранившегося аллювия связано жилище Усть-Мензы-8 (Песчаная Тропа). Это терраса имеет протяженность до 210 м., далее вычленяется на восток (эродирована боковой эрозией р. Менза) где уже представлен эрозионный уступ II террасы. С уровнем 8-9 м связана II терраса имеющая общее галечное основание с I террасой. Она имеет значительную фронтальную и латеральную протяженность на всех участках комплекса. К покровным и аллювиальным отложениям этой террасы приурочены многочисленные культурные горизонты памятников Усть-Менза-2,3,4,7 и Усть-Менза-14.

Вышележащий уровень (14-16 м) связан с террасоувалом. Террасоувал определяется, как аккумулятивная полигенетическая форма рельефа, распространенная в речных долинах, которая представляет собой речную террасу, выведенную из сферы деятельности флювиальных процессов и подвергшуюся переработке склоновыми процессами. Данный уровень является III надпойменной террасой имеющей полого-наклонную поверхность, плавно проецируемую на притыловые участки II террасы. С отложениями этой террасы связаны 4 культурных горизонта стоянки Усть-Менза-13 (Увалистая). Вышележащие уровни по террасоувалу определяются как IV надпойменная терраса, на которой расположены многослойные памятники Усть-Менза-5 (22-24 м), Усть-Менза-6 (Груздевая) (30-32 м). Представление о генезисе более высоких гипсометрических уровней, на которых зафиксированы многослойные памятники Усть-Менза-15 (Кедровая) (40-42 м) и Усть-Менза-18 (Медвежий Угол) (60 м) на данный момент формируется, но требует дальнейших комплексных исследований.

С севера Усть-Менза сложена отложениями покровного и аллювиального комплексов I –III террас уже долины реки Чикой и приурочен к небольшим водотокам ручья Кабаний и Воровской. В приустьевом участке ручья Кабаний на I террасе расположена стоянка Усть-Менза-9 (Крапивный Мыс) (6 м) с 4 культурными горизонтами позднего голоцена. На притыловых участках II террасы находится Усть-Менза-11 (Кабаний Ключ) (4 м), на той же террасе между вышеописанными стоянками, в отложениях, приуроченных к прирусловому валу находится Усть-Менза-10 (Полевой Бугор) (14 м), характеризуемая, представительными коллекциями позднего палеолита. В долине ручья Воровской находится многослойная стоянка Усть-Менза-16 (Воровская) (14 м), наиболее представительные культурные слои, которой характеризуют средний период верхнего палеолита.

Выше описываемые террасы сложены рыхлыми галечниками, песками, супесями и суглинками. Доминирует аллювиальный генетический тип отложений, перекрытый сложными по генезису покровами делювиального, пролювиального и эолового типов.

Длительное время исследователи комплекса уделяли особенное внимание памятникам, расположенным на низких надпойменных уровнях. В этом направлении было многое достигнуто: сформирована периодизация, развития региона в эпоху палеолита, выявлены эталонные стратотипы отложений от средней поймы до 3 террасы, выявлено соотношение террасовых тел между собой [4],[5].

Данная работа является первым шагом к анализу археологического материала памятников Усть-Мензинского комплекса, связанного с высокими речными террасами. К высоким террасам авторы относят среднеплейстоценовые имеющие высотные отметки от 20 м. Начало изучению высоких отметок было положено ещё в 1980-х годах, но тогда им не было уделено достаточного внимания. Целью данной статья является презентация новейших исследований проведенных на стоянке Усть-Менза 5, которая связана с IV надпойменной террасой. Детальный анализ стратиграфического контекста и каменного инвентаря, позволит увидеть возможности изучения многослойных памятников на высоких террасовых уровнях.

История изучения

Памятник открыт во время разведки по р. Менза 1984 г. [9, с. 235]. В шурфе площадью 1 кв. м был зафиксирован археологический материал на глубине 1,1 м. В 1985 г. на месте фиксации археологического материала были начаты исследования уже в рамках раскопа размерами 10 х 10 м (рис.2). Раскоп пришелся на северо-западный склон террасоувала. В рамках раскопа производилось послойное снятие отложений, при этом под боковыми стенками оставлялись компрессионные ступени. На площади 23 кв.м. отложения вскрыты до галечника, залегающего на глубине 7 -7,5 м от современной поверхности. В пределах раскопа, в слое 2 была выявлена погребенная курганная кладка, а под ней скелет человека, засыпанный красной охрой. Раскоп и погребение со скелетом на начальном этапе исследований были законсервированы

В 1986 г. раскоп демонстрировался участникам Всесоюзной научной конференции "Четвертичная геология и первобытная археология Южной Сибири", при этом в раскопе были представлены полный разрез отложений, а также погребение со скелетом человека (рис.7; 8). По окончании конференции скелет из погребения был извлечен. Никаких дополнительных элементов конструкции погребения, равно как и погребального инвентаря не выявлено.

Также в 1986 г. работы в раскопе были продолжены, при этом он был расширен. Общая площадь составила 132 м2 [3, с.24]. По итогам раскопок 1985-1986 г сформированы первоначальные представления о геологической и археологической стратиграфии памятника. В это же время появились первые публикации. Серия работ вышла в рамках сборника тезисов Всесоюзной конференции «Четвертичная геология и первобытная археология Южной Сибири». Статья «Усть-Менза 5: на пути к открытию мустье» М.В. Константинова и С.В. Пархоменко стала заявкой на среднепалеолитический возраст начала освоения Усть-Мензенского урочища и включение этого памятника в культурно-хронологические схемы и периодизации Сибири. Погребение, выявленное на Усть-Мензе 5, также впервые было опубликовано в рамках сборника тезисов.

В 1986 г. в сборнике Всесоюзного совещания по изучению четвертичного периода, проходившего в г. Кишинев вышла статья «Первый мустьерский памятник Забайкалья – Усть-Менза 5» [9, с.235-236]. Затем материалы по этому памятнику вошли в монографию «Каменный век Восточного региона байкальской Азии» 1994 и «Под покровительством большого шамана» 2003 г.

В 2006 г. на поселении проводились рекогносцировочные работы, зачистки, была выполнена прирезка с целью уточнения стратиграфии и выяснения границ памятника. В 2014 г. обозначен новый этап исследования памятника, носивший междисциплинарный характер. Работы проводились в 2 этапа. На 1-ом этапе осуществлена прирезка к юго-восточной стороне уже существующего раскопа - раскоп 1. На втором этапе заложен новый раскоп, получивший обозначение раскоп 2. (Рис.2; 6; 9) Прирезка выполнена с целью дальнейшего изучения стратиграфии, пополнения коллекции артефактов из делювиальных и аллювиальных слоев и уточнения позиции слоев. Важно, что отложения были изучены до галечника на глубине 7, 0 м [8, с.302].

Стратиграфический контекст

В изучении геологического строения принимали участия Д.Д. Базаров, А.Ф. Ямских, А.Б. Иметехнов, С.М. Цейтлин. Образцы на палинологию отбирали Г.А. Воробьевой и Г.Ю. Ямских. В 2012 - 2013 гг. сотрудниками Института Географии РАН под руководством Ю.В. Рыжова, покровный комплекс отложений раскопа 2 был апробирован на гранулометрию и проведено радиоуглеродное датирование педогенных прослоек залегающих в подошве субаэральной толщи (рис. 4D) [10,с.172]. Разрезы Усть-Мензы-5, отраженные на профилях раскопа 1 и 2 представлены субаэральными и субаквальными песками, супесями, суглинками и галечниками среднего-верхнего плейстоцена.

Стратиграфия раскопа 1. (по: Константинов, 2015)

Характеристика литологических и позиция культурных слоев

Мощность

в (м).

1

Почвенный слой, черно-бурый, песчаный, плотный пронизанный корнями деревьев и кустарников. Нижняя граница четкая, резкая, слабо извилистая, с небольшими западинами. Культурный слой 1.

0,1-0,15

2

Супесь каштановая с корнями древесной и кустарниковой растительности, нижняя граница постепенная. Культурный слой 2

0,3-0,4

3

Песок светло-коричневый, в нижней части более светлый, ранозернистый, неслоистый в высохшем состоянии проявляется белесый налет - следы карбонатизации. Прослеживаются следы корневой системы, хотя и не столь интенсивной как выше. В верхней части слоя выявлены артефакты. В этой части зафиксированы отдельные линзы и прослойки темного цвета со следами гумуса. С кровли слоя вниз уходят клинья, смыкающиеся с вершинами клиньев из слоя 4. Связаны культурные слои 3 А и 3Б

0,7-0,8

4

Палево-бурый песок, средне- и крупнозернистый, в нижней части с прослоями ожелезнения, горизонтально волнистыми, мощностью 1-2 см. В слое отмечаются три полосы бурой супеси со следами остаточной гумусации.

С кровли слоя на кв. 67 уходят 2 мерзлотных клина, рассекающих нижележащие отложения до основания слоя 8, длиной 350-370 см. В основании слоя - прослой дресвы и мелкого щебня мощностью 4-10 см., содержащий артефакты - культурный слой 4.

0,4-0,6

5

Палево-серый песок, в нижней части палево-бурый, с четко прослеживаемой горизонтальной дробной слоистостью, образованной тонкими илистыми серыми прослойками 4-5 см. Слоистость подчеркивается тонкими ожелезненными прослойками. В буро-серых прослойках можно отметить более мелкую слоистость, включение мелких галечек. В 35 см. ниже кровли слоя находится уровень А.

1,2

6

Палево-бурый песок, близкий по характеру к слою 5, но с менее отчетливой слоистостью

0,8

7

Бурая супесь с ещё менее отчетливой слоистостью, более заиленая. В кровле слоя выявлен уровень Б.

0,5

8

Сложный по цветовым разностям со своеобразной слоистостью. Чередование заиленых сероватых прослоек и опесчаненных прослоек. Мощность прослоев 15-20 см. Заиленные прослои включают в себя 4-5 тонких илистых слойков мощностью 1-2 см. С верхними тремя илистыми связаны уровни В, Г, Д. В нижней части слоя появляются дресвянистые линзы.

0,8

9

Песок бурый, разнозернистый с прерывистой неправильной слоистостью и с 4 илистыми утолщенными прослоями мощностью 4-7 см и другими илистыми более тонкими и менее устойчивыми проослоями. На 25 см. выше подошвы слоя обнаружена находка, позволившая выделить уровень Е.

0,5-0,6

10

Песок светло-серый с четко выраженной дробной струйчатой слоистостью. Наблюдается сочетание горизонтальной вееробразной и косой слоистости. Слой по характеру слабо уплотнен, рыхлый. В 25 см. выше подошвы слоя Ж. На контакте с галечником обнаружена находка, обозначившая уровень З.

0,5

11

Галечник с песчанно-гравийным заполнителем. Галька средняя и мелкая, окатанность порядка 2-3. Видимая мощность

0,4

Исчерпывающая характеристика отложений УстьМензы-5 и ее место в террасовом ряде Селенгинского бассейна было выполнено М.В. Константиновым [4]. Геоморфологическая позиция Усть-Мензы-5 определяется IV надпойменной террасой находящейся на высоте 20-22 м. Исходя из гипсометрических отметок, соотношение с нижележащими и вышележащими отложениями, стратиграфии и радиоуглеродных датировок формируются выводы: формирование ложа террасы и руслового аллювия происходило в казанцевское межледниковье (МИС 5, 110-80 т.л.н.). Инстративный аллювий представлен разноразмерными гальками и валунами с классами окатанности 1 и 2. Его перекрывает косо и горизонтально слоистая русловая фация аллювия, относимая также к казанцевскому межледниковью (МИС 5). Пачку руслового аллювия перекрывает пойменный горизонтально слоистый муруктинский аллювий (МИС 4, 80-55 т.л.н.). Венчают аллювиальные отложения покровные супеси. В подошве этой пачки залегают педоседименты каргинского времени (МИС 3). В раскопе 1 они представлены невыраженными прослойками мощностью 0,1-0,15 м. В центральной части раскопа 1 они деформированы мерзлотными клиньями последующего криохрона (рис.4-A,C). В раскопе 2 данный педокомплекс отражен в дробных слойках буро-коричневых оттенков, соллифлицированых в ранние стадии сартанского криохрона (рис.4-В). В кровле покровной пачки отмечаются позднесартанские палеопочвы (МИС 2). Голоценовые отложения представлены современной почвой и подпочвенным иллювиальным горизонтом (МИС 1) (рис.3-5).

Археологический материал

Материальную культуру человека характеризуют 16 культуросодержащих слоев – 8 в покровной части отложений, 8 в аллювиальной. При этом наиболее насыщенными являются слои 2 и 4, тогда как в остальных слоях артефакты и экофакты единичны. Их суммарная информативность не позволяет говорить о плотном заселении этой территории. По этой же причине сложно выстраивать схемы или проводить корреляции с сопредельными территориями. Вопросы дефиниции культурного слоя или культуросодержащего позволяют определить их вторым понятием, опираясь на данные планиграфического анализа и геологического контекста.

Слой 1 (почвенно-растительный горизонт, деформированный распашкой конца XIX начала XX веков – почвенный горизонт А). Допускается, что материал, по всей видимости, переотложен из нижележащих слоев. Выявлен небольшой бессистемный нуклеус из коричневой яшмы и фрагменты неорнаментированной керамики светло-коричневых оттенков.

Слой 2 (Литологический слой 2 – почвенный горизонт Б). В раскопе 2 выявлено скопление уходящее в северную стенку раскопа. В раскопе 1 материалы единичны и разрозненны. Археологически материал связан со средней частью слоя и залегает на глубине 0,3–0,4 м [1]. Каменная индустрия представлена техникой конического микронуклеуса (3 экз.), базирующегося на использовании приносного кремнёвого сырья, тогда как основная доля орудий изготавливалась из местных пород метапесчаника, кварцита, сланца, роговика. Микронуклеусы демонстрируют серийное производство микропластин (322 экз.). Они использовались, по всей видимости, в качестве вкладышей. На это указывает краевая дорсальная, реже вентральная ретушь. Выразительна серия концевых скребков (3 экз.), выполненных на отщепах. Скребки оформлялись краевой дорсальной разнофасеточной ретушью (рис. 11: - 1,2,5). В коллекции культурного слоя 2 выявлено также скребло со вторичным оформлением рабочего края. Оно выполнено на отщепе однонаправленного скалывания. Края изделия оформлены краевой дорсальной разнофасеточной ретушью. Поверхность покрыта белесой патиной. Выразительно бифасиальное изделие с «ушками». Оно выполнено на крупной конкреции гальки, обработано бифасиальной разноразмерной ретушью. Более массивный край орудия несет следы забитости (рис.11-6). Также представлены сколы с ретушью (рис.11-3,4,8) отбойник (рис.11.-7) и плоская галька подпрямоугольной формы с ретушью (рис.12-18). Керамика представлена 108 фрагментами сосудов. Размеры фрагментов варьируются от 3 до 5 см, со средней толщиной 0,5 см. Фрагменты светло-коричневого цвета, неорнаментированные. На отдельных отмечаются следы обжига и прокала. Внутренние поверхности трех фрагментов керамики покрыты охрой, темно бурых оттенков. Окрашивание сосудов охрой характерно для культурных слоев, датируемых ранней бронзой, отмечалось и на поселениях Усть-Менза 2 и 16. Этому времени соответствует весь выявленный керамический материал и каменный инвентарь. Исключение составляют скребло и рубящее орудие, которые имеют палеолитический облик и, вероятно, использовались вторично, на что указывает патина и переоформление.

В раскопе 1 на глубине 0,35–0,5 м от поверхности была расчищена кладка из камней размером 2,45 × 1,7 м, ниже её на глубине 1,05 м выявлен скелет, густо засыпанный красной охрой (Рис. 10 - 2). Отмечено трупоположение на спине, головой на восток, руки согнуты в локтевых суставах, кисть левой руки прикрывала среднюю часть таза. Конечности повернуты влево, перпендикулярно позвоночнику (Рис 10 – 1,2). Погребального инвентаря не выявлено. По коллагену получена дата 6940±160 (ГИН – 5000) [7]. В раскопе 2 была изучена кладка из камней размерами 1,4 × 1,3 м (Рис 10 -4; 9). Полный диаметр погребальной ямы по ее верхней поверхности 1,6 м, диаметр нижней части погребальной ямы 0,6 м. Отсутствие какого-либо антропологического материала, возможно, объяснить его полным разложением. Такое наблюдалось в изученном погребении на Усть-Мензе‑3, в культурном слое 2. В этом погребении от скелета сохранился только маленький фрагмент неопределимой кости, но вместе с тем был найден редкий нефритовый нож. Второй вариант связан с обрядом захоронения [8, с.304]. Точная датировка погребения 2 затруднительна, но, разумеется, она остается в пределах возраста литологического слоя 2.

Особенностью голоценовой пачки отложений Усть-Мензы‑5 (слои 1 и 2) является слабая стратиграфическая расчлененность. Обозначенные слои мощностью до 0,5 м аккумулировали археологический материал на протяжении всего среднего - позднего голоцена Данное обстоятельство подтверждают датировки погребения из слоя 2, выявленного в раскопе I 6940±160 (ГИН – 5000). Важнейшими факторами правильной интерпретации материала является корреляция с опорными памятниками неолита и бронзы Забайкалья. На Усть-Мензе‑1 в отложениях высокой поймы и I террасы горизонты позднего неолита и ранней бронзы выражены в серии дробных прослоек полигенетических по генезису: 1, 2а, 2б, 2в, 2г, 3, 4. По слоям 1и 2 получены радиоуглеродные даты –2080 ± 140 (ГИН‑4577), и 2–2630 ± 50 (ГИН‑4579) соответственно [8, с.304]. На данном этапе исследования, исходя из стратиграфической позиции слоя, археологический материал может быть датирован в диапазоне позднего голоцена от 7 т.л.н. до 2,5 тыс.л.н., но ряд признаков, отраженных в системе первичного расщепления каменной индустрии, характер теста керамических сосудов, позволяют предложить более вероятную датировку поздним неолитам – ранней бронзой (4-2,8 тыс.л.н.)

Слои 3 А (кровля литологического слоя 3). Фиксируются отдельные рассеянные артефакты не образующие скоплений. Выявлены единичные сколы с гладкими ударными площадками и угловой резец. Датировка слоя предварительно определяется рамками позднего сартана 18-10 тыс.л.н.

Слой 3 Б (подошва литологического слоя 3). Фиксируется в раскопе 2. Выявлена конструкция дугообразной формы, уходящая в западную и восточную стенки раскопа. Важно подчеркнуть, что нижележащие каргинские прослойки имеют градус наклона равный 8-15, в юго-восточном направлении (в долину лога), тогда как конструкция имеет горизонтальное простирание. Из этого можно заключить, что процессы плоскостного смыва и линейной эрозии стабилизировались, именно во время функционирования конструкции.

Конструкция состоит из валунов и скальных глыб. Отмечается ее горизонтальное положение и система в расположении элементов кладки, что свидетельствует, по всей видимости, о их синхронности. Во внутреннем периметре конструкции во время просевки и промывки была выявлена чешуйка (менее 1 см) и пластинка. На проксимальной части пластинки крутой ретушью оформлено слегка скошенное лезвие концевого скребка. Дистальная часть пластинки усечена, по левому маргиналу фиксируется угловой резцовый скол. Стратиграфическая позиция позволяет датировать этот слой в диапазоне среднего периода верхнего палеолита 25-18 т.л.н., но с большей вероятностью датировка слоя должна вписываться в период максимального похолодания в МИС 2 (LGM). Из диагностируемых артефактов представленная пластинка с резцовым сколом и скребковым лезвием, хотя она единична, но показательна, и маркирует данный период Забайкалья (Читкан, Куналей) и Прибайкалья (Мальта).

Слои 3В, 3Г, 3Д (литологический слой 4 раскопа 2 – переслаивание педогенных прослоек каргинского времени). Выявлены в раскопе 2. Разделены на вышеприведённые слои, но четких критерии их самостоятельности отсутствуют по причине переотложения каргинской почвы в раннесартанской соллифлюкции. Следует отметить, что в слое 3В изучено небольшое углистое пятно и тяготеющий к нему валун. Всего выявлено 5 каменных изделий. Выделяется выемчатое орудие выполненное на подтреугольном сколе. На длинной стороне, противолежащей обушку клектонским анкошем, оформлена выемка. Представлен нуклеус на гальке сланца с единичным плоским широким сколом. Сколы представлены двумя пластинчатыми с галечной ударной площадкой и отщепом. По горизонту 3В с глубины 125–129 см получена калиброванная дата 23300±1570 (ЛУ-7200) по 4Д с глубины 137–138 см 26520±730 (ЛУ-7054) [10, с.175]. Исходя из стратиграфической позиции слоя и радиоуглеродных датировок, слои правомерно датировать в позднекаркинском диапазоне 35-25 ты.с.л. с возможным переотложением в раннесартанское время.

Слой 4. Является основным культурным слоем. Фиксируется в раскопе 1. Его позиция определяется контактом покровных и аллювиальных отложений. По мнению М.В. Константинова должен быть датирован эпохой среднего палеолита, но при этом допускается, что материал переотложен - либо с более высоких точек террасоувала, либо линейно по поверхности аллювия [4]. Выявлено 18 каменных изделий с признаками эоловой корразии и люстража. Набор артефактов представлен небольшой серией показательных, характеризующих индустрию изделий. Первичное расщепление демонстрирует нуклеус, радиального типа размерам 6 х 3 х3 см из черного кремня (рис.13 -1). Негативы скалывания направлены от краев к центру, что привело к формированию шипообразного выступа в нижней части изделия. На одной из площадок фиксируется редукция карниза. Контрфронтальная часть несет следы пластинчатого снятия длинной 3 см.

Из морфологически выраженных орудий преобладают скребла продольного типа, выполненные на отщепах. Одно скребло подпрямоугольной формы, продольное, обушковое (рис 13-4; 12-1). Дорсальная поверхность несет следы треугольного снятия перепендикулярно ударной площадке отщепа (острийное скалывание?). Противолежащая обушку сторона имеет тонкое в сечении лезвие с притупляющей обрезывающей ретушью. Из такого же сырья выполнено и подпрямоугольное, вытянутой формы, продольное скребло (рис.4). Противолежащее ребро и смежная с ней сторона покрыта галечной коркой серо-зеленого цвета(обушок). Ударная площадка не фиксируется, по всей видимости, она была утрачена подтеской торца. Лезвийная кромка (противолежит обушку) по левому маргиналу оформлена мелкой с одной стороны и чешуйчатой ретушью с другой. Остальная длина лезвия несет следы мелкой ретуши. Два других скребла выполнены на двух половинках поперечно рассеченного большого отщепа с широкой слегка отогнутой ударной площадкой (рис.13 -5б). Дорсальная поверхность покрыта темно-коричневой коркой и негативом предшествующего широкого скола. Фрагментированные части имеют подтреугольное сечение, массивный галечный обушок и продольное лезвие оформленное разноразмерной непостоянной ретушью (рис.13-5а; 12-16). Также, предметный материал представлен разноразмерными сколами, как правило, первичными и полупервичными (Рис. 12- 2,3,5, 8-15,16) и шиповидным орудием (рис.12-6).

Набор признаков, характеризующих каменную индустрию в слое 4, отражает среднепалеолитический способ утилизации нуклеусов. Он представлен радиальными снятиями. Показательно скребло на дорсальной поверхности которого идентифицируются негативы треугольного снятия (острийный скол?) и продольные скребла, два из которых выполнены на фрагментах рассеченного массивного плоского отщепа, что позволяет характеризовать индустрию как не верхнепалеолитическую с морфологически выраженными среднепалеолитическими и раннепалеолитическими элементами.

Все эти признаки и эоловая корразия позволяют согласиться с выводами М.В. Константинова о широкой датировке слоя в рамках каргинского эпизода (55-25 т.л.н.), опираясь на технолого-типологические характеристики материала, можно предварительно отнести его к раннему этапу каргинского межледниковая.

Аллювиальные уровни А, Б, В, Г, Д, Е, Ж, З. Представлены по всей толще руслового и пойменного аллювия. Они состоят из иловатых глинистых прослоек, подстилаемых и перекрываемых опесчаннеными стерильными слоями. При этом слои А, Б, В, Г, Д привязаны к пойменному аллювию, а слои Е,Ж,З к русловому. Все уровни характеризуются палеофаунистическим материалам. Среди фаунистического материала палеонтологом А.М. Клементьевым была определена пястная кость шерстистого носорога Coelodonta antiquitatisм (рис.13- 3) и дистальный фрагмент плечевой кости ископаемой лошади Equus ferus (рис.13-2а,2б). Последний отбит от диафиза одним или несколькими ударами, что подтверждается наблюдениями трасолога В.Е. Щелинского (рис.13-2б).

В целом, слои представляются перспективными для дальнейших исследований, в связи с четкой позицией в аллювиальной прослойке, как правило с минимальным переотложением материала и уверенной хронологией, привязанной к эрозионно-аккумулятивным циклам речного бассейна Селенги (100-55 тыс.л.н.) [5,с.21].

Выводы

Таким образом, в рамках данной работы сосредоточены результаты новейших исследований на базе Усть-Мензинского археологического комплекса. Осуществлён анализ типологически различных археологических материалов в широком хронологическом диапазоне и стратиграфическом контексте. Осуществлены планиграфические наблюдения. Проведена предварительная региональная корреляция. Культурные слои Усть-Мензы-5 связаны с покровными и аллювиальными отложениями IV надпойменной террасой. В условиях Западного Забайкалья эта позиция практически не встречается. 16 культурных (культуросодержащих) слоев частично отражают хронологию палеозаселения Усть-Мензинского урочища от 100-80 ты.с.л. до поздней бронзы. Материал культурного слоя 2 вписывается в рамки Хэнтэйской археологической культуры таежной бронзы Западного Забайкалья [6, с.302]. С основанием этого слоя связаны погребения позднего неолита. Палеолитические слои на Усть-Мензе-5 характеризуют средний период верхнего палеолита(3А,3Б), ранние его этапы(3В,3Г,3Д) и средний палеолит (4, А, Б, В, Г, Д, Е, Ж, З).

Авторы выражают большую благодарность руководителю лаборатории палеоэкологии, д.и.н., профессору Константинову М.В. и руководителю Забайкальского регионального отделения РГО д.и.н., профессору Константинову А.В. за предоставленную возможность работать с материалами фондов Музея Археологии Забайкалья, полевыми чертежами и фотоматериалами Чикойской археологической экспедиции.

Библиография
1.
Блинов А. С., Филатов Е. А. Новый этап исследований на многослойном поселении Усть-Менза 5 // Современные проблемы древних и традиционных культур народов Евразии. Красноярск: СФУ, 2014. С. 52–54.
2.
Константинов А. В. Комплексная географическая характеристика местности Усть-Менза // Древнее Забайкалье: Культура и природа: сб. ст. Чита: Изд-во ЗабГГПУ, 2009. С. 55–73.
3.
Константинов М. В. Археологические исследования в Западном Забайкалье. Научный отчет 1985 г. Часть II. Усть-Менза 5. Чита, 1986. – 56 с.
4.
Константинов М. В. Каменный век восточного региона Байкальской Азии. Улан-Удэ; Чита: Издательство БНЦ СО РАН; Изд-во ЧГПИ, 1994.180 с.
5.
Константинов М.В., Семина Л.В., Константинов А.В, Разгильдеева И.И. Под покровительством большого шамана. Путеводитель полевой экскурсии международного симпозиума «Древние культуры Азии и Америки». Чита: Изд-во «Экспресс-типография», 2003.-53 с.
6.
Константинов М. В., Екимова Л. В. Хэнтэйская культура // Малая энциклопедия Забайкалья: Археология. Новосибирск: Наука, 2011. С. 302–306.
7.
Константинов М. В. Отчет о исследовании Усть-Мензинского комплекса археологических памятников в Забайкалье // Архив лаборатории палеоэкологии ЗабГУ. Чита, 2015. Т 2. 115 с.
8.
Константинов М. В., Константинов А. В., Екимова Л. В., Разгильдеева И. И. Усть-Менза // Малая энциклопедия Забайкалья: Археология. Новосибирск: Наука, 2011. С. 302–306.
9.
Константинов М.В. Первый мустьерский памятник Забайкалья-Усть-Менза-5 // Корреляция отложений, событий и процессов антропогена. Тезисы докладов IV Всесоюзного совещания по изучению четвертичного периода.-Кишинев, 1986.-С. 235-236
10.
Рыжов Ю. В., Кобылкин Д. В., Голубцов В. А., Константинов М. В., Викулова Н. О. Этапы формирования отложений покровного комплекса высоких террас р. Чикой (Усть-Мензинский геоархеологический район) в позднем плейстоцене и голоцене // Евразия в Кайнозое. Стратиграфия, палеоэкология, культуры. Иркутск, 2015. Вып. 4.
References (transliterated)
1.
Blinov A. S., Filatov E. A. Novyi etap issledovanii na mnogosloinom poselenii Ust'-Menza 5 // Sovremennye problemy drevnikh i traditsionnykh kul'tur narodov Evrazii. Krasnoyarsk: SFU, 2014. S. 52–54.
2.
Konstantinov A. V. Kompleksnaya geograficheskaya kharakteristika mestnosti Ust'-Menza // Drevnee Zabaikal'e: Kul'tura i priroda: sb. st. Chita: Izd-vo ZabGGPU, 2009. S. 55–73.
3.
Konstantinov M. V. Arkheologicheskie issledovaniya v Zapadnom Zabaikal'e. Nauchnyi otchet 1985 g. Chast' II. Ust'-Menza 5. Chita, 1986. – 56 s.
4.
Konstantinov M. V. Kamennyi vek vostochnogo regiona Baikal'skoi Azii. Ulan-Ude; Chita: Izdatel'stvo BNTs SO RAN; Izd-vo ChGPI, 1994.180 s.
5.
Konstantinov M.V., Semina L.V., Konstantinov A.V, Razgil'deeva I.I. Pod pokrovitel'stvom bol'shogo shamana. Putevoditel' polevoi ekskursii mezhdunarodnogo simpoziuma «Drevnie kul'tury Azii i Ameriki». Chita: Izd-vo «Ekspress-tipografiya», 2003.-53 s.
6.
Konstantinov M. V., Ekimova L. V. Khenteiskaya kul'tura // Malaya entsiklopediya Zabaikal'ya: Arkheologiya. Novosibirsk: Nauka, 2011. S. 302–306.
7.
Konstantinov M. V. Otchet o issledovanii Ust'-Menzinskogo kompleksa arkheologicheskikh pamyatnikov v Zabaikal'e // Arkhiv laboratorii paleoekologii ZabGU. Chita, 2015. T 2. 115 s.
8.
Konstantinov M. V., Konstantinov A. V., Ekimova L. V., Razgil'deeva I. I. Ust'-Menza // Malaya entsiklopediya Zabaikal'ya: Arkheologiya. Novosibirsk: Nauka, 2011. S. 302–306.
9.
Konstantinov M.V. Pervyi must'erskii pamyatnik Zabaikal'ya-Ust'-Menza-5 // Korrelyatsiya otlozhenii, sobytii i protsessov antropogena. Tezisy dokladov IV Vsesoyuznogo soveshchaniya po izucheniyu chetvertichnogo perioda.-Kishinev, 1986.-S. 235-236
10.
Ryzhov Yu. V., Kobylkin D. V., Golubtsov V. A., Konstantinov M. V., Vikulova N. O. Etapy formirovaniya otlozhenii pokrovnogo kompleksa vysokikh terras r. Chikoi (Ust'-Menzinskii geoarkheologicheskii raion) v pozdnem pleistotsene i golotsene // Evraziya v Kainozoe. Stratigrafiya, paleoekologiya, kul'tury. Irkutsk, 2015. Vyp. 4.