Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 2076,   статей на доработке: 302 отклонено статей: 872 
Библиотека
Статьи и журналы | Тарифы | Оплата | Ваш профиль

Вернуться к содержанию

Система отношения к себе подростков, подвергающихся жестокому обращению в семье
Изотова Маргарита Хаджумаровна

старший преподаватель, кафедра логопатологии, Санкт-Петербургский государственный педиатрический медицинский университет

197198, Россия, г. Санкт-Петербург, ул. Съезжинская, 22, оф. 7

Izotova Margarita Khadzhumarovna

Senior Researcher of the Department of Lagopathology at Saint-Petersburg State Pediatric Medical University

197198, Russia, g. Saint Petersburg, ul. S''ezzhinskaya, 22, of. 7

izotova.margarita@gmail.com
Другие публикации этого автора
 

 
Земляных Марина Веанировна

кандидат медицинских наук

доцент, Санкт-Петербургский государственный педиатрический медицинский университет

190000, Россия, г. Санкт-Петербург, ул. Литовская,, 2, оф. 7

Zemlyanykh Marina Veanirovna

PhD in Medicine

Associate Professor at Saint-Petersburg State Pediatric Medical University

190000, Russia, g. Saint Petersburg, ul. Litovskaya,, 2, of. 7

mvz6@mail.ru

Аннотация.

В статье рассматривается проблема жестокого обращения с подростками как фактор, препятствующий адекватному развитию личности. Актуальность исследования определяется важностью изучения, формирующегося в подростковом возрасте самоотношения, которое является базовым условием социализации. В качестве психологических последствий физического насилия, применяемого по отношению к подросткам в семье, рассматриваются эмоциональный и оценочный компоненты самоотношения. В данной статье также изучались отношение родителей к подросткам, анализировались причины, побуждающие родителей применять такую форму наказания. Для изучения особенностей самоотношения подростков использовалась методика исследования самоотношения С. Р. Пантилеева. Родителям была предложена анкета и методика личностного дифференциала Ч. Осгуда для выявления восприятия своих детей. Определено, что негативное, неуважительное, эмоционально холодное отношение родителей связано с самоотношением подростков, их желанием познавать себя. Среди критических последствий насилия указываются негативные свойства личности, выражающиеся в низкой самооценке, ощущении собственной ненужности, бесполезности, сомнении в собственной важности. Также выявлена взаимосвязь между отношением родителей и компонентами самоотношениия подростков.

Ключевые слова: жестокое обращение, физическое насилие, подростки, самоотношение, личность, сниженный интерес, самоуважение, самопринятие, самоуничижение, отношение родителей

DOI:

10.7256/2454-0722.2018.4.28378

Дата направления в редакцию:

24-12-2018


Дата рецензирования:

24-12-2018


Дата публикации:

02-01-2019


Abstract.

This article is devoted to the family abuse of children as the factor that hinders a child's personal growth. The rationale of the research is caused by the importance of self-relation that is formed at teenager age and acts as the basic condition of a child's future socialization success. Emotional and evaluative components of self-attitude are considered as psychological consequences of physical violence applied to adolescents in the family. This article also examined the attitude of parents to adolescents, analyzed the reasons that prompted parents to use this form of punishment. To study the characteristics of adolescents' self-esteem, the SR R. Pantileev's self-attitude research methodology was used. Parents were offered a questionnaire and C. Osgood Personal Differential Inventory to identify the perception of their children. It has been determined that the negative, disrespectful, emotionally cold attitude of parents is connected with the self-attitude of adolescents, their desire to know themselves. Among the critical consequences of violence are indicated the negative properties of the individual, expressed in low self-esteem, a sense of their own uselessness, uselessness, doubts about their own importance. The relationship between parental attitudes and the components of self-adolescent attitudes has also been identified.

Keywords:

self-acceptance, self esteem, reduced interes, personality, self-relation, adolescents, physical abuse, abuse of children, self-deprecation, parental attitude

Обзор литературы

В настоящее время проблема насилия, жесткого обращения и пренебрежения нуждами детей является одной из самых актуальных проблем современного мира, требующей серьезного внимания специалистов и государства в целом. Распространенность жестокого обращения над детьми очень велика. По данным статистики в России от домашнего насилия ежегодно погибают от 2 до 2,5 тысяч детей, около 2 миллионов несовершеннолетних в возрасте до 14 лет избивают родители, более 50 тысяч детей ежегодно убегают из дома, спасаясь от жестокого обращения [2; 3; 8].

В исследованиях зарубежных и отечественных авторов насилие и жестокое обращение с детьми трактуется как нарушение развития детей и нанесение вреда здоровью. Понятие «здоровье ребенка» следует рассматривать в контексте физического, психологического, социального развития в соответствии с возрастом[2;10].

Под категорию «жестокое обращение с детьми» подпадает любое насилие по отношению к ребенку со стороны родителей или тех, на кого их функции возложены законом (например, опекунов или попечителей, воспитателей детских домов и пр.), а также других более взрослых членов семьи. Недопустимость жестокого обращения с детьми юридически закреплена как на международном, так и на всероссийском уровне [4; 8]. В этой связи в Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года отмечается, что главными направлениями государственной политики в сфере обеспечения государственной и общественной безопасности на долгосрочную перспективу должны стать усиление роли государства в качестве гаранта безопасности личности, прежде всего детей и подростков[8; 12].

Проблематика психологии насилия наиболее интенсивно разрабатывалась в зарубежной психологии (Д. Левинсон, Дж. Кобрин, К. Брон, Р. Лэнг, Э. Миллер, и др.). В исследованиях этих авторов рассматриваются последствия различных видов насилия на развитие детей, свидетельствующие о широком круге психопатологических расстройств, нарушений развития, эмоциональных, познавательных и неврологических проявлений последствий насилия. Особенность российской ситуации состоит в том, что обсуждение проблемы насилия над детьми, как и в целом насилия против личности изучается сравнительно недавно. Лишь в 1995 году проблема защиты детей от насилия в семье была обсуждена в Комитете по делам женщин, семьи и молодежи при Государственной думе[5]. Тем не менее в настоящее время накоплен достаточно обширный эмпирический материал, освящающий психологические последствия различных видов насилия над детьми в семье, методы оказания психологической помощи. Так, Н.О. Зиновьева, И. А. Алексеева, И.Г. Новосельский, Е.Н. Волкова рассматривают факторы, связанные с жестоким обращением с детьми и пути оказания помощи [1, 11; 12]. В исследованиях по данной проблеме все больше утверждается комплексная модель жестокого обращения с ребенком, рассматривающая его как многомерный феномен, результат взаимодействия комплекса различных факторов: психологических особенностей родителей и ребенка, характера их взаимоотношений, уклада семьи и внутрисемейных проблем, влияние социально-экономической среды и общественных условий [6]. Однако, проведение исследований по такой чувствительной, этически и социально сложной проблеме, как жестокое обращение с детьми, сопряжено с рядом методологических и практических трудностей. К сожалению, не существует единого видения данной области в психологии, не сложился полноценный терминологический и концептуальный аппарат, выражена межведомственная разобщенность. Так, на данный момент в научной литературе нет единого определений понятия «насилия над детьми в семье». Между авторами существуют разногласия о том, какие действия взрослого по отношению к ребенку следует рассматривать как насилие. В большинстве случаев к насилию относят лишь незначительную часть случаев, которые наносят ущерб здоровью ребенка, то есть попадают под действия, предусмотренные уголовным кодексом. Следует отметить необходимость конкретизации этого определения и разработку критериев форм жестокого обращения с ребенком. В нашем исследовании мы придерживаемся определения И. А., Алексеевой, согласно которому жестокое обращение с детьми включает в себя физическое и психическое насилие обязательно с элементами жестокости в результате чего возникает угроза их жизни, здоровью, психическому и социальному развитию. [1].

Психологические последствия, проявляющиеся у детей после насилия включают: нарушение психологического, эмоционального, когнитивного, социального функционирования ребенка. Сочетание боли с переживаниями обиды, страха, отчаяния и беспомощности из-за того, что самый близкий человек несправедлив и жесток, может привести к психическим расстройствам и выражаться в посттравматическом стрессовом расстройстве [11]. Многие авторы рассматривают психологические последствия жестокого обращения в идентификационном аспекте, описывая преимущественно яркие характерные особенности пострадавших [1, 11; 12]. Так, подчеркивается, что в результате физического насилия у детей формируются настороженное отношение к сверстникам и особенно взрослым, подавленность, безразличие к окружающему миру [6; 11]. В старшем подростковом возрасте могут наблюдаться депрессивные состояния, жестокость по отношению к младшим детям или домашним животным, лживость, склонность к девиантному поведению, реже – чрезмерная уступчивость, угодливость, заискивание. Дети и подростки, подвергающиеся жестокому обращению, часто отстают от своих сверстников в физическом развитии и успеваемости, стремятся любыми способами привлечь к себе внимание, легко присоединяются к агрессивно настроенным группировкам [1; 8]. Таким образом, жестокое обращение с подростками затрагивает многие стороны психики, негативно сказываясь на формировании волевой саморегуляции, системы жизненных ценностей, самосознания, мировоззрения.

Подчеркнем, что жестокое обращение практически всегда носит длительный характер и оказывает свое разрушительное влияние долгие годы. Следовательно, к моменту достижения подросткового возраста опыт существования в психотравмирующих условиях обычно велик. Физическое насилие над подростком несомненно влияет на его личность, в том числе затрагивая структуру самоотношения.

Самоотношение в психологической литературе тесным образом связано с «сознательной активной избирательностью переживаний и поступков человека» или же собственно представляет собой «переживание, относительно устойчивое чувство, пронизывающее самовосприятие и «Я-образ». В нашем исследовании мы использует трактовку самоотношения, предложенную Столиным В.В. который рассматривал самоотношение как интеграцию, различных феноменов, отражающих специфику отношения к себе личности[9].

А. В. Барсуков подчеркивает важность влияния родителей на формирование самоотношения у детей, переживших насилие. Все компоненты самосознания деформируются в результате пережитого насилия. Образ Я подростков теряет сложность и дифференцированность, становится неопределенным, размытым. Возможности познания мира, сравнения себя с ним, развитие представлений подростков о самом себе становятся все более суженными и ограниченными. Вследствие этого им трудно добиться уважения окружающих, построить дружеские отношения, ощутить себя как ценность. Жестокое обращение вызывает реакцию в виде низкой самооценки у детей и подростков, которая способствует сохранению и закреплению психологических нарушений, связанных с насилием. [2]. Низкая самооценка, провоцирует переживание необоснованного чувства вины и стыда [1; 2]. Таким образом, изучение самоотношения подростков, переживших жестокому обращению, является актуальным и может быть востребованным для организации психологической помощи.

Организация эмпирического исследования

Целью нашего исследования стало исследование самоотношения подростков, подвергающихся жестокому обращению в семье и его взаимосвязь с отношением родителей к подросткам.

Предмет исследования: самоотношение подростков, подвергающихся физическому насилию и отношение родителей к подросткам.

В исследовании приняли участие 92 подростка в возрасте 12-15 лет и их родители или опекуны (94 человека).

Вывод о нахождении в ситуации жестокого обращения в семье (физическое насилие) был сделан на основе бесед с социальным педагогом школы, педагогами, самими подростками, родителями. У 43% подростков насилие в семье было подтверждено документально сотрудниками ОВД. Жестокое обращение по отношению к подросткам применялось родителями в виде систематического нанесения побоев, словесных оскорблений, психологического давления в сочетании пренебрежением основными потребностями подростков.

В соответствии с целью и предметом исследования, с учетом особенностей объекта использовался комплекс взаимосвязанных и взаимодополняющих друг друга методов: теоретический анализ научной литературы по проблематике исследования, эмпирические методы (наблюдение, беседа, анкетирование, тестирование), методы статистической обработки эмпирического материала. В ходе беседе у родителей уточнялись состав семьи, возраст, образование, социально-экономический статус. Анкета для родителей была направлена на выявления форм и степени перенесенного насилия, отношения к физическим наказания и отношения к детям. Анкета для подростков включала в себя блоки, позволяющие уточнить отношение к эффективности наказаниям, эмоциональные переживания, оценку себя. В качестве психодиагностических методик были использованы тест опросник МИС и методика личностного дифференциала Ч. Осгуда[10;7].

Обсуждение результатов.

По мнению подростков, физические наказания обусловлены недовольством родителей продуктивностью учебы, низкой результативностью деятельности, поведением и личностными качествами самих подростков. Неодобрение родителей вызывают в первую очередь такие свойства как медлительность, непослушность, неаккуратность, необщительность, эмоциональность, тревожность, агрессивность.

Физическое наказание осуществляться в форме избиения ремнем или другими предметами, сотрясения, в виде ударов, пощечин. При этом сопровождается оскорблениями подростков, обвинениях в их адрес, угрозами отказаться, выгнать, усилить наказание. В некоторых случает применяется лишение пищи, долгие периоды изоляции. Среди высказываний подростков преобладали: «били кулаками», «тем, что попадалось под руку – газетой, книгой, линейкой», «ремнем лупила», «ремнем или тапками за беспорядок в комнате», «ругает, может ударить иногда рукой, иногда ремнем», «если домой приду не вовремя, то зонтиком прям в дверях била», « избила и прекратила разговаривать», « обещал каждый день пороть, чтобы выбить дурь». У 33% подростков родители применяют особо жестокие наказания: наносят раны, обливают кипятком, оказывают психологическое давление, издеваясь над животными ( " папа выкинул кошку в окно", " сломал собаке лапу из-за меня", " кинул в меня кастрюлю с горячим молоком").

Рис.1. Отношение подростков, повергающихся жестокому обращению к физическим наказаниям

. В целом, физические наказания воспринимаются подростками как выражение определенного запрета, либо, по их словам, «чтобы заставить что-то сделать». Большинство подростков отмечали, что степень и частота наказания во многом зависят о настроения родителей. Часто родители наносили детям телесные повреждения, когда теряли контроль над своим поведением, что было связано с бурными эмоциональными переживаниями, конфликтами между супругами или с алкогольным опьянением.

По мнению подростков, физические наказания не только не приводят к каким конструктивным изменениям в их поведении, но и ухудшает поведение. Так, среди высказываний подростков преобладают такие как: «вообще перестал в школу ходить», «нарочно не делаю уроки, пусть мать «попляшет», «еще громче музыку включать стала», «знал, что получу за опоздание, но не пошёл домой вовремя, чтобы не подумали, что смогли меня заставить», «всё равно не буду в комнате убираться, а то раскомандовались» и т.п. Обращает на себя внимание тот факт, что некоторые подростки после физических наказаний предпочитают уйти из дома, часто не желают возвращаться домой, бродяжничают по нескольку дней, приобретая негативный опыт проживания на улице. При этом они стремятся найти поддержку и понимание у ровесников – «ребята меня понимают», «у подруги дома хорошо, не орёт никто, можно спокойно отдохнуть», «просто хотел один посидеть на чердаке, чтоб не видеть никого». Такой способ совладания ситуацией может привести к еще большей изоляции подростков, подвергающихся жестокому обращению в семье, к потере эмоционального контакта и взаимодействия с членами семьи, отчуждению, что в дальнейшем может привести к социальной дезадаптации.

Лишь 15 % подростков склонны признавать, что физические наказания были справедливы и оправданы. По мнению этих подростков, после физических наказаний они «ведут себя лучше», «стараются учиться». беседах эти подростки старались оправдать родителей, были склонны обвинять в произошедшем себя ( «мама наказала ремнем, потому что хотела как лучше», «у меня плохой характер, родители стараются, воспитывают меня», « я сам виноват, мама не любит меня бить, но приходится», «по другому я не понимаю»). Такая стратегия вызывает опасения в связи с тем, что подростоки интериоризируют отношение окружающих к себе людей и начинают применять к себе систему оценок и действий родителей, что способствует формированию низкой самооценки и зависимого поведения.

Большинство родителей физическое наказание считают действенной мерой воспитания и вынуждены его применять потому, что не знают, как справляться с возникающими трудностями (рис.2). Распространенной причиной насилия по отношению к ребенку, которой руководствуются родители, является подавление, желание заставить подростка подчиниться или что- либо сделать. При этом родители склонны винить самих подростков и физическое наказание расценивают как адекватный ответ на провокацию самих подростков. Многие родители отмечают, что положительного эффекта физические наказания не приносят, но продолжают их применять («чем больше ее бью, тем хитрее и изворотливее становится», «был помладше, ремень помогал, а теперь хоть избей», «не хотел бы быть битым, по-другому себя бы вел»).

Рис. 2 Выраженность причин использования родителями физических наказаний по отношению к подросткам

Условные обозначения:1-Толерантное отношение к применению физических наказаний; 2-Физическое наказание, как "семейная традиция";3-Отсутствие знаний об альтернативных методах воспитания

Некоторые родители подростков также подвергались физическим наказаниям в детстве и считают, что именно такие методы способствовали формированию социально одобряемого поведению и развитию нравственных качеств («если бы из меня родители дурь не выколачивали, неизвестно, какой бы я выросла. А с их (родителей) помощью я хорошим человеком выросла»). То есть, такая модель воспитания передается из одного поколения в другое и является «эталоном» отношений в семье Полученные результаты подчеркивают необходимость проведения работы с родителями с целью разъяснения им негативных последствий для подростков физического насилия, разъяснения возрастных особенностей детей, а также ознакомления родителей с конструктивными формами воспитания детей и подростков.

При исследовании самоотноошения подростков было выделено два центральных структурных звена: эмоциональный и оценочный (когнитивный).

Рис.3. Соотношение показателей эмоционального компонента самоотношения подростков, подвергающихся жестокому обращению в семье

У подростков, подвергающихся жестокому обращению отмечается неудовлетворенность собой и своими возможностями, сомнения в способности вызывать уважение. Для этих подростков мало свойственен интерес к собственным мыслям и уверенность в своей "интересности" для других. Большинство подростков низко оценивают собственное «Я» по отношению к социально-нормативным критериям (моральности, успешности, воле, целеустремленности, социальному одобрению). Таким образом, низкий уровень эмоционального компонента самоотношения подростков, подвергающихся физическому насилию со стороны членов семьи, выражается в неудовлетворенности собой, преобладании негативных переживаний и представлений о себе, сомнением в собственной важности.

Для многих подростков, подвергающихся жестокому обращению, внутренне недифференцированное чувство «за» и «против» самого себя выражено не значительно (рис. 4). То есть, у них практически не наблюдается «глобальной обращенности» к своему внутреннему миру, что является определяющей возрастной характеристикой.

Рис.4. Соотношение показателей оценочного компонента самоотношения

подростков, подвергающихся жестокому обращению в семье

Условные обозначения: 1 - чувство «за» или «против» собственного «Я»; 2 - самопринятие; 3 - самоуверенность; 4 - самопоследовательность; 5 -самообвинение; 6 - положительного отношения от других; 7 - самопонимание.

Подростки, подвергающиеся жестокому обращению в семье, склонны считать, что их личность, характер и деятельность не способны вызвать в других уважение, симпатию, одобрение и понимание. Наблюдается некоторый конфликт в структуре самоотношения, который выражен в том, что подростки стараются понять себя, но не принимают многие свои качества и черты личность. То есть, многие подростки недостаточно ощущают ценность собственной личности и одновременно предполагаемую ценность своего Я для других. При этом для них имеет большое значение отношение других к ним, оно влияет на самооценку в частности и на самоотношение в целом. Также следует подчеркнуть, что критическое отношение подростка к себе, переживание недовольства собой сопровождается непоследовательностью, сложностью эффективно управлять и справляться с эмоциями и переживаниями по поводу самих себя при выраженной потребностью в общем положительном отношении к себе как личности со стороны значимого для них окружения, потребностью в поддержке и внимании со стороны окружающих.

Таким образом, полученные данные позволяют предположить, что большинству подростков, подвергающихся жестокому обращению в семье, присущи сниженный интерес к своей личности, маловыраженный интерес к собственным мыслям, чувствам, неуверенность в собственном интересе для других, «отдаленность от себя», они склонны сомневаться в ценности собственной личности, готовы поставить себе в вину свои промахи и неудачи, отрицают внутренние достоинства и ожидают антипатичного отношения к себе со стороны окружающих, что может быть связано с особенностями воспитания. Значительная часть этих подростков считает, что их деятельность и личность не способны вызывать у значимых для них людей уважение, симпатию, одобрение большей склонности к внутренним конфликтам, сомнениям, несогласию с собой, тревожно-депрессивным состояниям, сопровождаемым переживанием чувства вины. Подобная неудовлетворенность и споры у них могут протекать на фоне неадекватно заниженной самооценки, что может привести к сомнениям в своей способности что-то предпринять или изменить, наблюдается склонность к интрапунитивности, самообвинениям.

При исследовании оценки родителями подростков рассматривались три фактора семантического дифференциала Оценка, Сила и Активность. Общий показатель оценки личностных качеств подростков свидетельствует о негативном восприятии родителями ребенка. Большинство родителей выделяют у своих детей черты, отражающие слабость, зависимость, несостоятельность. Доминируют оценки подростка как несамостоятельного, неуверенного, безответственного, враждебного, неискреннего т.е. родители воспринимают в первую очередь личностную и социальную несостоятельность подростков. Недостаточный уровень принятия ребенка, неудовлетворенность его поведением может привести к враждебности по отношению к нему. Подростки оцениваются родителями как трудные, обременительные, доставляющие беспокойство. Интеллектуальные способности подростков, личностные качества также оценивались не высоко. Отсутствие доверительных отношений между родителями и подростками объяснялись негативными особенностями самих подростков. В ходе беседы родители затруднялись назвать положительные качества своих детей. Таким образом, отношение родителей к подросткам носит негативный характер. Большинство родителей эмоционально не принимают ребенка, отвергают его, испытывают тревогу, чувство неполноценности в отношениях с ребенком, преувеличивают его приписывают ему негативные качества личности, сомневаются в возможностях, способностях. В отношении родителей к подросткам доминируют негативные оценки, отражающие личностную и социальную несостоятельность подростков.

Взаимозависимости между диагностическими показателями изучались методом корреляционного анализа. Использовался коэффициент ранговой корреляции Спирмена. Результаты корреляционного анализа позволили констатировать, что чрезмерно контролирующий стиль воспитания, требования от ребенка безоговорочной дисциплины и подчинения обуславливают применение физического наказания. На частоту применения физического наказания не влияют ни социально-экономическое положение, ни возраст родителей, ни их образование. В большей степени отношение к физическим наказаниям и склонность к их применению зависит от оценки родителями своих детей. Интерес к собственной личности, самопознание, самооценка, самопринятие напрямую зависит от оценки родителей. Отрицательная оценка родителей своих детей, отношение к физическим наказаниям как к эффективным приводит к тому, что подростки относятся к себе без уважения, не принимают себя как ценность и не стремятся познанию себя. Умаление своих достоинств у подростков, подвергающихся жестокому обращению, уничижение самих себя сочетается с ожидания положительного отношения от других. Такое сочетание указывает на наличие личностного конфликта и провоцировать аффективные вспышки в ответ на малейшие замечания или проявления недовольства окружающих. К сожалению, желание получить положительную оценку окружающих мало способствует познанию и развитию собственного Я. При этом понимание себя, своих поступков, мыслей и действий подростков ведет к повышению уважения самих себя, способствует возникновению более высоких уровней самосознания, самоуважения. В свою очередь склонность к обвинению себя может быть спровоцирована непониманием собственной личности. При этом интерес подростков к своей личности стимулирует стремление к познанию себя, своих возможностей, потребностей, пониманию своей индивидуальности. Положительное отношение к себе, понимание себя приводит к адекватной оценке своих личностных качеств. Можно предположить, что чем лучше подростки себя принимают, адекватно оценивая все свои недостатки и достоинства, способности и их отсутствие, тем больше им присуща склонность к самокритике, которая необходима для самосовершенствования. То есть, подростки не боятся себя критиковать и признают, если у них что-либо не получилось по их вине, не ссылаясь на внешние неблагоприятные обстоятельства, препятствовавшие достижению желаемого результата.

Выводы

  • Самоотношение подростков, подвергающихся жестокому обращению, характеризуется недифференцированностью, низкой самооценкой в сочетании с переживанием убежденности в собственной неполноценности, снижении интереса к собственным мыслям, чувствам.
  • Эмоциональный компонент самоотношения подростков, подвергающихся жестокому обращению, отличается дезадаптивными переживаниями неуверенности в себе, вины, стыда, эмоционального дискомфорта, нестабильностью эмоционального состояния, а также неоднозначностью по отношению к себе.
  • Подросткам, подвергающимся жестокому обращению, свойственна когнитивная упрощённость образа «Я», слабость границ «Я», неустойчивость, низкий уровень самоидентичности и автономии, что свидетельствует о малой продуктивности процесса индивидуализации самосознания;
  • Отрицательная оценка родителей своих детей, применение физических наказаний негативно влияют на отношение подростков к себе, что выражается в низкой самоценности, сниженном стремлении к самопознанию, самоуважению.

Таким образом, проведенное исследование позволяет говорить о несформированности в структуре самоотношения подростков, подвергающихся жестокому обращению, как аффективных, так и когнитивных компонентов, что определяет необходимость организации целенаправленной психологической работы, направленной на самоотношения и гармонизацию отношений с родителями.

Библиография
1.
Алексеева И. А., Новосельский И. Г. Жестокое обращение с ребенком: Причины. Последствия. Помощь.-М.: Генезис, 2005. – 256 с.
2.
Барсуков А. В. Влияние типов семейного воспитания на формирование самоотношения у подростков с асоциальным поведением / А.В. Барсуков. — дис. канд. психол. наук. Нижний Новгород. — 2011. — С.2-15.
3.
Ильяменко А. Н. Криминологическая характеристика жертв насилия в семье // Российский следователь. – Москва – 2005. – № 5. – С.22-37.
4.
Конвенция о правах ребенка от 20 ноября 1989 года // Международные акты о правах человека. Сборник документов. – М.: Изд-во Норма, 2000. – 58 с.
5.
Коровина, Т. Ю., Антипова Е. В. Актуальные проблемы социальной работы с семьей // Вестник Казан. технол. ун-та. – 2010 – №6 – С. 38-46.
6.
Кошелева А. Д., Алексеева Л. C. Психологическое насилие над ребенком в семье, его причины и следствия // Насилие в семье: с чего начинается семейное неблагополучие. – М.: ГосНИИ семьи и воспитания, 2000. – С. 21-69.
7.
Методика личностного дифференциала (вариант, адаптированный в НИИ им. В. М. Бехтерева) / Фетискин Н. П., Козлов В. В., Мануйлов Г. М. Социально-психологическая диагностика развития личности и малых групп. – М.: Изд-во Института Психотерапии, 2002. – 490 с.
8.
Насилие и его влияние на здоровье. Доклад о ситуации в мире. Всемирная организация1 здравоохранения // Под ред. Э.Г. Круга. – М.: «Весь мир», 2003. – 45 с.
9.
Столин В. В. Самосознание личности. – М.: Изд-во МГУ, 1983. – 284 с.
10.
Столин В. В., Пантилеев С. Р. Опросник самоотношения // Практикум по психодиагностике: Психодиагностические материалы. – М.: Изд-во МГУ, 1988. – 288 с.
11.
Фирсова Е.В. Жестокое обращение с детьми: проблемы терминологии и классификации // Гуманитарные научные исследования. 2015. № 2 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2015/02/9840 (дата обращения: 23.09.2018)
12.
Шипунова Т.В. Жестокое обращение с детьми в семье: определение, генезис, перспективы исследований [Электронный ресурс] / Т.В. Шипунова. — Режим доступа: http://ww.narcom.ru/parents/parents/33.html .
References (transliterated)
1.
Alekseeva I. A., Novosel'skii I. G. Zhestokoe obrashchenie s rebenkom: Prichiny. Posledstviya. Pomoshch'.-M.: Genezis, 2005. – 256 s.
2.
Barsukov A. V. Vliyanie tipov semeinogo vospitaniya na formirovanie samootnosheniya u podrostkov s asotsial'nym povedeniem / A.V. Barsukov. — dis. kand. psikhol. nauk. Nizhnii Novgorod. — 2011. — S.2-15.
3.
Il'yamenko A. N. Kriminologicheskaya kharakteristika zhertv nasiliya v sem'e // Rossiiskii sledovatel'. – Moskva – 2005. – № 5. – S.22-37.
4.
Konventsiya o pravakh rebenka ot 20 noyabrya 1989 goda // Mezhdunarodnye akty o pravakh cheloveka. Sbornik dokumentov. – M.: Izd-vo Norma, 2000. – 58 s.
5.
Korovina, T. Yu., Antipova E. V. Aktual'nye problemy sotsial'noi raboty s sem'ei // Vestnik Kazan. tekhnol. un-ta. – 2010 – №6 – S. 38-46.
6.
Kosheleva A. D., Alekseeva L. C. Psikhologicheskoe nasilie nad rebenkom v sem'e, ego prichiny i sledstviya // Nasilie v sem'e: s chego nachinaetsya semeinoe neblagopoluchie. – M.: GosNII sem'i i vospitaniya, 2000. – S. 21-69.
7.
Metodika lichnostnogo differentsiala (variant, adaptirovannyi v NII im. V. M. Bekhtereva) / Fetiskin N. P., Kozlov V. V., Manuilov G. M. Sotsial'no-psikhologicheskaya diagnostika razvitiya lichnosti i malykh grupp. – M.: Izd-vo Instituta Psikhoterapii, 2002. – 490 s.
8.
Nasilie i ego vliyanie na zdorov'e. Doklad o situatsii v mire. Vsemirnaya organizatsiya1 zdravookhraneniya // Pod red. E.G. Kruga. – M.: «Ves' mir», 2003. – 45 s.
9.
Stolin V. V. Samosoznanie lichnosti. – M.: Izd-vo MGU, 1983. – 284 s.
10.
Stolin V. V., Pantileev S. R. Oprosnik samootnosheniya // Praktikum po psikhodiagnostike: Psikhodiagnosticheskie materialy. – M.: Izd-vo MGU, 1988. – 288 s.
11.
Firsova E.V. Zhestokoe obrashchenie s det'mi: problemy terminologii i klassifikatsii // Gumanitarnye nauchnye issledovaniya. 2015. № 2 [Elektronnyi resurs]. URL: http://human.snauka.ru/2015/02/9840 (data obrashcheniya: 23.09.2018)
12.
Shipunova T.V. Zhestokoe obrashchenie s det'mi v sem'e: opredelenie, genezis, perspektivy issledovanii [Elektronnyi resurs] / T.V. Shipunova. — Rezhim dostupa: http://ww.narcom.ru/parents/parents/33.html .