Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 2088,   статей на доработке: 308 отклонено статей: 853 
Библиотека
Статьи и журналы | Тарифы | Оплата | Ваш профиль

Вернуться к содержанию

От глобального развития к глобальному миру
Урсул Аркадий Дмитриевич

доктор философских наук

профессор, директор Центра, академик, Академия наук Молдавии, Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова (МГУ)

119991, Россия, г. Москва, ул. Ленинские горы, 1, стр. 51

Ursul Arkadii Dmitrievich

Doctor of Philosophy

Head of the Center, Scholar at theof the Academy of Sciences of Moldova; Professor, Moscow State Univeristy

119991, Russia, Moscow, Leninskie Gory 1, building #51

ursul-ad@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

Становление глобального мира находит своё отражение и обсуждение в науке, формируя новое направление - глобальные исследования. Однако ряд ключевых терминов, о которых далее идёт речь, здесь почти не разработаны, несмотря на их широкое употребление в публикациях, поэтому в статье особое внимание уделяется проблеме определения понятия глобального развития и глобального мира в их широком и узком смыслах. Кроме того, глобальное направление науки ещё слабо воспринимает исследования устойчивого развития в его глобальном измерении и важно соединить упомянутые сферы исследований в контексте достижения глобального мира. Используется комплекс общенаучных методов, включающий концептуальное моделирование, глобальный, междисциплинарный и системный подходы, историко-эволюционный подход, гuпотетuко-дедуктuвный метод, прогнозирование и другие методы исследования будущего. Автор показывает, что глобальный мир формируется как под влиянием деятельности человека, так и природных факторов – глобальных процессов и ограничений. На пути его формирования необходимо разрешить основное социоприродное противоречие, состоящее в том, что непрерывно возрастающие потребности человечества всё меньше стали удовлетворяться биосферой планеты, приводя к пределам глобального развития и угрожая общепланетарной катастрофой. Поэтому важно, чтобы глобальное развитие, которое должно разрешить это противоречие, оказалось бы устойчивым развитием, на переход к которому уже ориентируется мировое сообщество. В результате под глобальным миром предлагается понимать зрелую форму глобального развития и социоприродного взаимодействия, достигаемую в будущем через переход к глобальной устойчивости.

Ключевые слова: глобалистика, глобальная устойчивость, глобальное развитие, глобальные исследования, глобальный кластер знания, глобальный мир, глобализация, глобальные проблемы, глобальные процессы, устойчивое развитие

DOI:

10.25136/2409-8671.2018.4.28334

Дата направления в редакцию:

10-12-2018


Дата рецензирования:

12-12-2018


Дата публикации:

09-01-2019


Abstract.

The formation of a global world is reflected and discussed in science forming the new direction - global studies. However, some key terms discussed further haven’t been thoroughly developed despite being widely used in publications. Therefore, the article gives special attention to the problem of defining the notions “global development” and “global world” in their broad and narrow senses. Besides, the global direction of science is still lukewarm about the studies of sustainable development in its global dimension, and it is important to connect the above mentioned research areas in the context of the global world achieving.
The author uses the set of general scientific methods including conceptual modeling, the global, interdisciplinary and systems approaches, the historical and evolutionary approach, the hypothetical and deductive method, forecasting and other methods of studying the future. The author shows that the global world is formed under the influence of both the human activities and the natural factors - global processes and restrictions. On the way of its formation it is necessary to solve the main social and natural contradiction - the biosphere of the planet is not always able to satisfy the continuously growing demands of the humanity which leads to the limits of global development and can result in a global disaster. That is why it is important for the global development, which is determined to solve this contradiction, to be sustainable development which the global society is already oriented at. Ultimately, the authors suggest to understand the global world as a mature form of global development and social and natural interaction which can be achieved in the future by means of the transition to global sustainability.
 

Keywords:

globalization, global world, global cluster of knowledge, global studies, global development, global sustainability, globalistics, global problems, global processes, sustainable development

Введение

Словосочетание «глобальное развитие» можно встретить в публикациях довольно часто, но это не значит, что такое понятие обрело свои научное смыслы [1] и стало термином. Термины, как правило, обозначают признаки или особенности, общие для какой-либо сферы процессов и предметов, их свойств и взаимодействий. Однако обсуждаемый феномен, в основном выступает как словосочетание общей лексики, весьма многозначен и точно пока не определён. Можно считать, что это понятие не просто мало исследовано, но и вообще почти не разработано, несмотря на то, что оно уже давно используется в научном образовании (например, в специальности 23.00.04 – политические проблемы международных отношений, глобального и регионального развития). Но частое употребление словосочетания в политических науках и дискурсах вовсе не означает, что оно уже разработано.

Под глобальностью (глобальным) здесь понимается отличительная характеристика, свойственная тому или иному феномену в плане его общепланетарной значимости или масштаба (хотя этот термин имеет и ряд других смыслов). Общепланетарные в том или ином отношении природные, социальные и социоприродные процессы, считаются глобальными процессами, причём некоторые из них уже реально существуют, а другие могут стать глобальными лишь в будущем в процессе своего развития.

Исследование глобальных процессов, в том числе и процессов развития, с одной стороны, расширяет пространство-время социальных и социоприродных взаимодействий до общепланетарного объема биосферы. Но, с другой стороны, в ходе такого расширения обнаруживаются не только социальные, но и планетарно-биосферные ограничения, ставящие пределы дальнейшему расширению глобального развития. Тем самым глобальный мир формируется не только под влиянием деятельности человека, но и природных факторов – естественных глобальных процессов и ограничений. Нередко этот последний фактор не учитывается в публикациях на тему о глобальном мире.

Однако по вопросу о его формировании существуют различные точки зрения. Чаще всего, как это трактуется, например, в Википедии, глобальный мир мыслится как глобальное общество (англ. global society), т.е. как концепция человеческого общества, объединяющего в своём составе всё человечество, всех жителей Земли и общества всех стран мира (такой же чисто социальной трактовки придерживаются и в других публикациях [1]; [2]). Можно считать, что «социальный» смысл этого словосочетания представляет собой первоначальное (узкое) его значение. Хотя можно констатировать, что несмотря на частое употребление термина «глобальный мир», его становление всё же мало исследовано, опубликовано считанное количество работ [1]; [2]; [3]; [4]).

Обычно предполагается, что в созидании глобального мира главную роль играет такая форма глобального развития как глобализация, которая приводит к появлению глобальных проблем. Однако, это не единственный путь формировании глобального мира и об этом также далее пойдёт речь. Глобальный мир, благодаря предшествующему развитию и глобализации, в определённых аспектах существует уже сейчас, но в более развитой форме и целостности появится лишь в будущем. И этот процесс становления глобальной социоприродной системы уже находит своё отражение в науке, формируя её глобальное направление.

В статье аргументируется точка зрения, что под глобальным миром имеет смысл понимать лишь такое состояние (и процесс) цивилизации и её взаимодействия с природой, которое реализуется через достижение глобального устойчивого развития, поскольку любой иной «вариант» такого мира не сможет существовать, а тем более в дальнейшем поступательно эволюционировать, сохраняя цивилизацию.

О понятии глобального развития

Словосочетание «глобальное развитие» в первоначальном научном значении (как термин) появилось в глобалистике и то на довольно позднем этапе, когда сформировалась эволюционная глобалистика. Глобальное развитие рассматривалось как совокупность взаимосвязанных и эволюционирующих (и коэволюционирующих) глобальных процессов и систем, формирующих общепланетарный эволюционный процесс, являющийся главным объектом изучения в эволюционной глобалистике [5,c.45], но не в политических науках, где оно уже существовало в качестве «научного словосочетания», побуждающего к его исследованию.

Однако такое представление, будучи в своей основе правильным, не вполне соответствует действительности, поскольку наблюдаются процессы, имеющие некоэволюционный характер. В качестве некоторого оправдания можно считать, что коэволюционные процессы в глобальном развитии преобладают, иначе бы они просто не существовали, поскольку некоэволюционность ведёт к деградации развития, оно становится регрессивным. Поэтому признак коэволюционности в развитии можно считать определяющим, но не всеобщим, т.е. из всех процессов остаются лишь коэволюционные, а не коэволюционные просто исчезают. Этот тип развития можно будет, как увидим далее, именовать глобально-коэволюционным развитием.

Поэтому понятие глобального развития имеет смысл расширить в его процессуальном ракурсе, включив в него все эволюционирующие процессы на нашей планете, имеющие либо обретающие глобальный масштаб (измерение). Но в результативном плане реально сохраняющимися процессами остаются коэволюционные процессы глобального измерения либо масштаба. Поэтому признак глобальности является для такого развития необходимой характеристикой, а коэволюционность – дополнительной «результативно-достаточной» их особенностью.

Глобальное развитие как научное понятие следует отличать от термина «глобальная эволюция». Казалось бы, зачем это делать, если эволюция и развитие практически выступают в качестве синонимов? Но это необходимо в связи с тем, что понятие «глобальная эволюция» уже обозначает перманентную самоорганизацию материальных систем в неживой природе, живом веществе и обществе, продолжающейся далее в социоприродной форме и охватывающая вещественный фрагмент Вселенной. Этот термин закреплён за тем концептуально-методологическим направлением науки, который именуется глобальным, или универсальным эволюционизмом [6]).

Глобальное развитие выступает лишь планетарно-земной составляющей глобальной эволюции и то лишь в своём первом «коэволюционном» значении, поскольку только в этой части имеют место коэволюционно-самоорганизационные процессы. Глобальное развитие в его расширенной форме уже не является такой частью, а лишь одним из видов эволюции в целом.

Глобальное развитие в этом широком значении представляет собой совокупность или комплекс глобальных процессов, в которых проявляются те или иные признаки эволюции. Но, поскольку эволюция в той или иной форме существует во всех процессах (возможно, кроме тёмной энергии как космического вакуума), то можно полагать, что глобальное развитие состоит из трёх типов глобальных процессов (и вместе с тем - форм глобального развития), являющихся природными, социальными и социоприродными сферами эволюции. Наибольший интерес для нас будут представлять те формы глобального развития, в которых все эти три типа, взаимодействуя между собой, приводят к «синтетической коэволюции», формируя наиболее важное для нас глобально-коэволюционное развитие.

Однако, реально существующее глобальное развитие отличается от глобально-коэволюционного развития, поскольку существуют глобальные проблемы и негативные глобальные процессы. Поэтому возникла проблема трансформации объективно существующего глобального развития в такую форму развития, которое будет, если и не полностью, то лишено негативных составляющих до приемлемого уровня, обеспечивающего дальнейшее безопасно-устойчивое развитие цивилизации и в основном коэволюционные взаимодействия с биосферой. Это означает, что глобальное развитие необходимо рассматривать во взаимосвязи с глобальной безопасностью и достижением глобальной устойчивости. Все три составляющих глобального развития должны будут ориентироваться на эффективный переход к устойчивому развитию.

Выделение составляющих глобального развития возможно и не только по «процессуальным признакам», но и по их «глобальным формам», а именно – глобализации и входящими в неё глобализационными процессами, глобальным проблемам, переходом к устойчивому развитию и т.д. Все эти составляющие глобального развития должны трансформироваться таким образом, чтобы общий суммарный эффект позволял бы более эффективно достигать глобальной устойчивости и безопасности. Для обеспечения этого позитивного глобально-синергетического эффекта необходимо формировать глобальное управление, поскольку стихийно хаотическое глобальное развитие будет только умножать негативные эффекты и угрожать новыми вызовами и опасностями.

В результате предшествующее глобальное развитие будет трансформироваться в глобальное безопасно-устойчивое развитие, которое может привести к формированию такого глобального мира, который сможет продолжить существование цивилизации и необходимой для её дальнейшей поступательной эволюции биосферы. В природном отношении мир, существующий на нашей планете, всегда был глобальным с тех пор, как образовалась Земля. Поэтому сейчас речь идёт о том, что глобальным становится социальный мир, человеческая цивилизация во взаимодействии с биосферой планеты.

Причём социальные и природные компоненты глобального мира взаимодействуют, влияя и изменяя друг друга, в основном не в лучшую сторону для каждого из них. Но, несмотря на противоречия, сложности и ограничения, постепенно через глобальное развитие формируется всё более сложная и целостная общепланетарная система социальных и социоприродных взаимодействий, которую можно считать глобальным миром, в его более широком значении. Становление социоприродного глобального мира представляется в качестве неизбежного следствия естественной эволюции человечества и его взаимоотношений с природой.

Составляющие глобального развития: глобализация и глобальные проблемы

Возникновение глобальных проблем – результат всего предыдущего развития человечества, как это полагает У. Бек [7], в котором на определённом этапе стала участвовать и такая форма глобального развития как глобализация. Глобальные проблемы также формируются из проблем локального и регионального масштаба, которые затем превращаются в проблемы общепланетарного характера, в которых превалируют процессы негативного характера. Типичным примером такой глобальной проблемы является социально-экологическая проблема, которая сыграла основную роль в принятии стратегии устойчивого развития (УР) и в принципе не является следствием экологического направления глобализации (скорее наоборот). Поэтому вряд ли можно считать, что только глобализация может порождать (либо влиять) глобальные проблемы, но и эти последние способны генерировать те или иные глобализационные процессы как определённые направления глобализации.

Формирование глобального развития из локального предполагает участие такого ещё мало исследованного процесса как глокализация [8];[9], выражающего не только взаимосвязь глобального и локального, но и их взаимный переход в процессах эволюции, когда движение от локального идёт в сторону глобального. Но не исключена возможность и обратного процесса – движения от глобального к региональному и локальному развитию. Причём такой «инверсионный» эволюционный переход может быть использован для решения некоторых глобальных проблем, усиления позитивных и снижения негативных последствий того или иного глобального феномена.

Глобализация сейчас рассматривается в основном в плане усиления интегративных взаимодействий между различными фрагментами социума, прежде всего в форме экономических, финансовых, политических, социально-культурных, информационных, социоэкологических и других взаимосвязей. Однако глобализация проявляется и как унификация и универсализация ряда форм и результатов деятельности (например, техники и технологий) в социальном и социоприродном общепланетарном пространстве.

Глобализация в настоящее время идет достаточно сложно, сопровождаясь и наполняясь разного рода негативными последствиями и противоречиями. Их в настоящее время обостряет США, где администрация Трампа встала на путь экономического протекционизма и конфронтации с торгово-экономическими партнерами, ломая и трансформируя существующие глобализационные процессы [10]. Тем не менее, несмотря на проявление тенденций нового трайбализма, временные откаты и участившиеся в последние годы разного рода антиглобальные акции, становление глобального мира вряд ли будет остановлено.

Глобализация, несомненно, представляет собой один из наиболее важных глобальных процессов, формирующий пока первые контуры, а постепенно и целостность этого мира, прежде всего, в его социальном измерении, то есть в системе «человек-общество», на что чаще всего и обращается внимание. Но в конечном итоге социальный вектор глобализации на завершающем этапе может привести к появлению только глобальной цивилизации [11], которая окажется основной, но лишь частью глобального социоприродного мира. Однако, будучи лишь одной из составляющих глобального развития, глобализация не может сформировать самостоятельно ни социальный, ни социоприродный глобальный мир. Этот мир должен стать итогом всего глобального развития как целостного процесса общепланетарной эволюции.

Глобализация выходит за пределы социального измерения и существенным образом проявляется в системе «человечество-природа» (социоприродные взаимосвязи и взаимодействия). Конечным результатом глобализации как социоприродной формы глобального развития должно стать не только формирование целостности человечества как глобальной цивилизации, но и её переход на коэволюционные (или близкие к ним) взаимоотношения с природой. Тем самым будущая мироцелостность в глобально-социальном ракурсе должна будет дополняться экологической (социоприродной) безопасностью в глобальном масштабе. В принципе речь идёт и об обеспечении более широкой и системной безопасности – глобальной безопасности, имеющей как социальное, так и социоприродное измерения.

Вместе с тем становление безопасного глобального мира зависит и от ряда других глобальных феноменов, в особенности от решения глобальных проблем. Глобализация, в отличие от глобальных проблем, имеет позитивную ориентацию, но с течением времени всё больше «накапливает» отрицательных последствий, которые, переплетаясь с негативами глобальных проблем, усиливают неустойчивость современного глобального развития.

Глобальные проблемы, хотя и в разной степени связаны с глобализацией, но чаще всего возникают из социальных и социоприродных противоречий локально-регионального характера, в том числе имеющих глокальную составляющие. Появление глобальных проблем, особенно социоприродного характера, было «запрограммировано» как планетарными особенностями и ограничениями, так и необходимостью (закономерностями) дальнейшего мирового развития и ускоряющегося роста народонаселения планеты. Ограниченность и «конечность» Земли как космического тела стала «доказательством» того, что ни население, ни объем материального производства не смогут преодолеть пределы роста, зависящие от несущей емкости биосферы планеты (без выхода в космос).

Поэтому важно было выяснить какие ограничения ведут к новым путям прогресса в целом, а какие существенно тормозят и даже ведут к деградации и катастрофам. Это было в значительной степени реализовано группой ученых во главе с Д. Медоузом в виде первого доклада Римскому клубу «Пределы роста» [12]. После этого и последующих докладов этому клубу, посвящённых пределам роста, стало понятным, что если нынешние тенденции социально-экономического развития будут продолжаться, то уже в XXI веке может произойти глобальный антропогенный кризис, а возможно, даже общепланетарная катастрофа.

А это вполне реально при дальнейшем обострении основного социоприродного противоречия между растущими потребностями человечества и ограниченностью, даже принципиальной невозможностью биосферы обеспечить эти потребности в особенности для «далёких» будущих поколений [13]. Поэтому в последние десятилетия прошлого века особое внимание было обращено на социально-экологическую проблему в её глобальном масштабе, которую мировое сообщество должно будет решить на пути перехода к новой форме глобального развития – устойчивому развитию.

Переход глобального развития в устойчивое развитие

Идея перехода к устойчивому развитию появилась в результате осознания угрозы глобальной экологической проблемы, когда стало понятным, что её обострение всё более негативно влияет на социально-экономическое развитие. Вместе с тем сложилось мнение, что экологические проблемы в глобальном масштабе и их негативно-катастрофические последствия можно только предотвратить, то есть, решение их носит принципиально упреждающий характер, что было отмечено ещё в Рио-де-Жанейрской декларации по окружающей среде и развитию (1992 г.) в её 15-ом принципе [14].

Стало очевидным, что ликвидировать последствия глобальной социально-экологической либо иной планетарной катастрофы в случае её наступления будет невозможно. Но пока ещё возможно её предотвратить опережающими решениями и превентивными практическими действиями в глобальном масштабе. Причём, опережающие действия должны будут распространиться не только на проблемы окружающей среды, но и на многие другие глобальные проблемы и существующие негативные процессы, решение которых мыслится на пути перехода к УР.

Понятие устойчивого развития определяется как «такое развитие, которое удовлетворяет потребности настоящего времени, но не ставит под угрозу способность будущих поколений удовлетворять свои собственные потребности» [15, с.59]. Это определение, обращённое к глобальному будущему, стало наиболее распространенным после его фактического принятия на Конференции ООН по окружающей среде и развитию в 1992 г. в Рио-де-Жанейро (ЮНСЕД) [16]. Такая дефиниция акцентирует внимание на возможности реализации в будущем развития цивилизации, которое не должно прерваться общепланетарным катаклизмом антропогенного либо иного происхождения.

С помощью перехода к УР предполагается разрешить упомянутое глобальное социоприродное противоречие, а совместно с ним и ряд других противоречий экономического, социального и экологического характера. Однако, как уже показали первые годы (а фактически старт этого перехода начался с 2005 года) практической реализации стратегии УР, этот процесс оказался беспрецендентно трудным и пока не принёс ожидаемых от него результатов. Вместе с тем стала осознаваться необходимость движения к глобальной устойчивости и продолжается дальнейшая, но пока относительно медленная ориентация на новую цивилизационную стратегию.

В отличие от глобального развития УР в широком смысле может быть представлено как наиболее безопасный (не только в экологическом ракурсе), нерегрессивный тип эволюции, который сможет существенно снизить до приемлемого уровня любые негативные воздействия на цивилизацию и биосферу с целью их сохранения и перевода на путь коэволюционного взаимодействия. По сути дела, в понятии и концепции устойчивого развития наиболее адекватно реализуется та взаимосвязь безопасности и развития, которая исследуется в несколько ином виде как связка этих понятий (процессов) [17]; [18]; [19].

Современная концепция УР – это не обычная научная теория, подтверждённая практикой, а пока лишь прогноз, причем не столько поисковый, сколько нормативный прогноз, ставящий цели будущего безопасного глобального развития человечества. Концепцию УР можно интерпретировать и как нормативную парадигму для будущего [20], это «будущее, которого мы хотим» [21]. Эта концепция будет ещё неоднократно изменяться по мере движения к глобальной устойчивости, поэтому превращать в «икону» её существующий вариант не целесообразно. Вряд ли следует считать, что искомая адекватная концепция устойчивого развития уже создана и главная проблема заключается лишь в том, чтобы только её реализовать.

Тем более, что после принятия и начала реализации стратегии устойчивого развития стало обостряться ещё одно глобальное противоречие - между современным неустойчивым развитием и желаемым достижением глобальной устойчивости. Впрочем, это противоречие между настоящим и будущим было заложено с самого начала создания концепции перехода к УР. Стало достаточно очевидным, что этот процесс окажется беспрецендентно сложным и противоречивым: ведь нужно было изменять длившимися тысячелетиями с начала неолитической революции способ и форму глобального развития нашей цивилизации.

Для того, чтобы трансформировать стихийное глобальное развитие в общепланетарное УР, необходимо в течение, по меньшей мере, нескольких поколений сформировать сознание людей, принимающих и реализующих новую цивилизационную стратегию, предвидящих последствия своих решений и действий. Поэтому для достижения глобальной устойчивости необходимо формирование опережающего сознания подавляющего большинства (или хотя бы «критического» большинства) населения планеты с помощью образования и просвещения в интересах УР.

Нужно также иметь в виду, что решение экологической проблемы выступает началом на пути достижения глобальной устойчивости. Эта проблема в ее глобальном измерении оказывается лишь частью того общего комплекса наиболее важных глобальных проблем, которые тоже должны быть решены на пути перехода к новой – «устойчивой форме» глобального развития. Однако речь должна идти не только о глобальных проблемах, но и о многочисленных направлениях глобализации - глобализационных процессах. Кроме этого, важно учитывать и влияние других глобальных феноменов на трансформацию глобального развития.

Сейчас очевидно наличие серьёзного противоречия между уже существующим комплексом глобализационных процессов и основными векторами движения к глобальной устойчивости. Дело в том, что в современной концепции и стратегии УР выделены и приняты к реализации лишь три вектора (сферы) будущего устойчивого глобального развития – социальная сфера, экономика и экология (так называемая УР-триада). А направлений глобализации, которые уже выявлены и исследуются учёными, почти на порядок больше, причём это количество будет только возрастать.

Тем самым получается, что не все даже известные сейчас глобализационные процессы вовлекаются в переход к устойчивому глобальному развитию и это существенно затрудняет его наступление, поскольку оставшиеся не включенными в УР-триаду области становящегося глобального развития продолжают эволюционировать по инерции в рамках модели неустойчивого развития. Даже из этого следует, что существующая концепция глобальной устойчивости должна расширяться в глобальном и других направлениях. В неё должны быть внесены элементы устойчивости и безопасности в любые (но прежде всего в наиболее важные на данном этапе) сферы деятельности, иначе глобальное развитие не трансформируется в УР.

Особый акцент важно сделать на том, чтобы этот «устойчивый переход» принимал глобальный характер, что в перспективе требует формирования глобального управления. Тем самым, глобализация и другие в существенной степени антропогенные глобальные процессы должны будут получить новый импульс и стратегическую ориентацию от пока виртуальной модели УР, постепенно утрачивая свойство стихийности, становясь социально проектируемым и управляемым процессом эволюции единого человечества.

Одной из важных задач этого нового формирующегося типа управления – настоятельная необходимость перевода глобализационных процессов на траекторию устойчивости. И хотя глобальное управление необходимо не только для реализации стратегии УР, всё же его основная ориентация и функция будет связана с движением к глобальной устойчивости. Под влиянием глобальных процессов (и особенно глобализации) мировое сообщество все больше будет становиться единой целостной системой – глобальным миром, однако механизмы глобального управления в наиболее важных областях мирового развития ещё только начинают формироваться [22].

Вряд ли имеет смысл говорить о реальности и эффективности становлении глобального управления без постановки глобальных целей. Принятие в сентябре 2015 г. на 70-ой Генассамблеи ООН Целей устойчивого развития (ЦУР) как основы новой повестки дня в области развития [23] ещё раз показало, что мировое сообщество не только продолжает идти по пути достижения глобальной устойчивости, но и делает важные шаги на пути глобального управления своим будущим.

Заключение

Становление глобального мира сопряжено с двумя разновекторными тенденциями. С одной стороны, расширяется пространство социальных и социоприродных взаимодействий до общепланетарного объема биосферы. С другой стороны, это расширение наталкивается на планетарные (прежде всего биосферные) ограничения, ставящие те или иные пределы и противоречия дальнейшему глобальному развитию.

Среди них выявлено основное социоприродное противоречие, состоящее в том, что непрерывно возрастающие потребности человечества всё меньше стали удовлетворяться биосферой планеты. Поэтому важно, чтобы устойчивое развитие, которое должно разрешить это противоречие, обрело глобальное измерение, превратилось бы в глобальное развитие, а это последнее стало бы тем самым глобальным устойчивым развитием.

В связи с таким обстоятельством под глобальным миром имеет смысл понимать такое состояние (и процесс) цивилизации и её взаимодействия с природой, которое достигается через переход глобального развития к устойчивому социоприродному развитию. Видение глобального мира через призму глобальной устойчивости ведёт к выделению двух этапов этого глобального развития.

Первый этап уже реализуется в современной модели неустойчивого развития, когда глобальный мир начинает своё формирование, но в принципе не может достичь необходимой целостности и безопасности, он даже может исчезнуть в ходе экологической или другой антропогенной катастрофы. Поэтому окончательного созидания глобального мира можно ожидать на втором этапе, когда будет достигнута глобальная устойчивость.

Библиография
1.
Кувалдин В.Б. Глобальный мир: политика, экономика, социальные отношения. М.: Весь мир. 2017. 400 с.
2.
Чернышева Е.Н. Глобальный мир: особенности и проблемы развития // Вестник Волгоградского государственного ун-та. Серия 7. Философия. Социология и социальные технологии. 2015. № 4 (30). С.23-27. DOI: http://dx.doi.org/10.15688/jvolsu7.2015.4.3
3.
Урсул А.Д. Становление глобального мира и переход к устойчивому будущему // Мировая политика. 2017 . № 3. С.92-102. DOI: 10.25136/2409-8671.2017.3.23454
4.
Чумаков А.Н. Глобальный мир: столкновение интересов. М.: Проспект. 2018. 448 с.
5.
Урсул А.Д. Эволюционная глобалистика. М.: МАКСПресс. 2012. 57 с.
6.
Ильин И.В., Урсул А.Д., Урсул Т.А. Глобальный эволюционизм: Идеи, проблемы, гипотезы. М.: МГУ. 2012. 616 с.
7.
Beck U. Was ist Globalisierung? Irrtümer des Globalismus – Antworten auf Globalisierung, Frankfurt am Main, Suhrkamp Verlag, 1997. 267 s.
8.
Robertson R. Glocalization: Time-Space and Homogeneity-Heterogeneity. Global Modernities. Featherstone M., Lash S. & Robertson R., eds. London, Sage Publications, 1995. Pp. 25-44.
9.
Roudometof V. Glocalization: A Critical Introduction. London and New York: Routledge, 2016. xv + 188 pp.
10.
Яковлев П. «Фактор Трампа» и меняющийся облик глобализации // Мировая экономика и международные отношения. 2017. №7. т.61. С. 5-14. DOI: 10.20542/0131-2227-2017-61-7-5-14
11.
Рябченко Н.П. От глобализации к глобальной цивилизации. Владивосток: Дальнаука, 2012. 263 с.
12.
Meadows D. et al. The Limits to Growth: А Report for the Club of Rome’s Project on the Predicament of Mankind. New York: University Books, 1972. Available at: http://www.donellameadows.org/wp-content/userfiles/Limits-to-Growth-digital-scanversion.pdf (accessed 11.12.2018).
13.
Концепция перехода Российской Федерации к устойчивому развитию: Указ Президента РФ № 440 от 01.04.96 // Собрание законодательства РФ. 1996. № 15. Ст. 1572.
14.
Rio Declaration on Environment and Development. Available at: http://www.un-documents.net/rio-dec.htm (accessed 11.12.2018).
15.
Наше общее будущее: Доклад Международной комиссии по окружающей среде и развитию. М.: Прогресс, 1989. 375 с.
16.
United Nations Conference on Environment & Development. Rio de Janeiro, Brazil, 3 to 14 June 1992. AGENDA 21. 351 p. Available at: https://sustainabledevelopment.un.org/content/documents/Agenda21.pdf (accessed 11.12.2018).
17.
Jackson P. Introduction: Security and Development // Handbook of International Security and Development. Jackson P., ed. Cheltenham: Edward Elgar Publishing, 2015, Pp. 1-18.
18.
Бартенев В.И. Связка «безопасность–развитие» в современных западных исследованиях: от деконструкции к концептуализации // Международные процессы. 2015. т. 13, № 3, С. 78-97.
19.
Юдин Н. Связка «безопасность–развитие»: проблемы и перспективы инструментализации // Мировая экономика и международные отношения. 2017. № 9. т. 61, С. 16-23. DOI: 10.20542/0131-2227-2017-61-9-16-23
20.
Бобылев С. Устойчивое развитие: парадигма для будущего // Мировая экономика и международные отношения. 2017. № 3, т. 61, C. 107-113. DOI: 10.20542/0131-2227-2017-61-3-107-113
21.
Будущее, которого мы хотим. Итоговый документ Конференции ООН по устойчивому развитию. Рио-де-Жанейро, Бразилия. 20–22 июня 2012 года. ООН, 2012. 66 с.
22.
Барановский В.Г., Иванова Н.И., отв. ред. Глобальное управление: возможности и риски. М.: ИМЭМО РАН, 2015. 314 с.
23.
Преобразование нашего мира: Повестка дня в области устойчивого развития на период до 2030 года. ООН, 2015. 45 с. // URL: https://sustainabledevelopment.un.org/post2015.
References (transliterated)
1.
Kuvaldin V.B. Global'nyi mir: politika, ekonomika, sotsial'nye otnosheniya. M.: Ves' mir. 2017. 400 s.
2.
Chernysheva E.N. Global'nyi mir: osobennosti i problemy razvitiya // Vestnik Volgogradskogo gosudarstvennogo un-ta. Seriya 7. Filosofiya. Sotsiologiya i sotsial'nye tekhnologii. 2015. № 4 (30). S.23-27. DOI: http://dx.doi.org/10.15688/jvolsu7.2015.4.3
3.
Ursul A.D. Stanovlenie global'nogo mira i perekhod k ustoichivomu budushchemu // Mirovaya politika. 2017 . № 3. S.92-102. DOI: 10.25136/2409-8671.2017.3.23454
4.
Chumakov A.N. Global'nyi mir: stolknovenie interesov. M.: Prospekt. 2018. 448 s.
5.
Ursul A.D. Evolyutsionnaya globalistika. M.: MAKSPress. 2012. 57 s.
6.
Il'in I.V., Ursul A.D., Ursul T.A. Global'nyi evolyutsionizm: Idei, problemy, gipotezy. M.: MGU. 2012. 616 s.
7.
Beck U. Was ist Globalisierung? Irrtümer des Globalismus – Antworten auf Globalisierung, Frankfurt am Main, Suhrkamp Verlag, 1997. 267 s.
8.
Robertson R. Glocalization: Time-Space and Homogeneity-Heterogeneity. Global Modernities. Featherstone M., Lash S. & Robertson R., eds. London, Sage Publications, 1995. Pp. 25-44.
9.
Roudometof V. Glocalization: A Critical Introduction. London and New York: Routledge, 2016. xv + 188 pp.
10.
Yakovlev P. «Faktor Trampa» i menyayushchiisya oblik globalizatsii // Mirovaya ekonomika i mezhdunarodnye otnosheniya. 2017. №7. t.61. S. 5-14. DOI: 10.20542/0131-2227-2017-61-7-5-14
11.
Ryabchenko N.P. Ot globalizatsii k global'noi tsivilizatsii. Vladivostok: Dal'nauka, 2012. 263 s.
12.
Meadows D. et al. The Limits to Growth: A Report for the Club of Rome’s Project on the Predicament of Mankind. New York: University Books, 1972. Available at: http://www.donellameadows.org/wp-content/userfiles/Limits-to-Growth-digital-scanversion.pdf (accessed 11.12.2018).
13.
Kontseptsiya perekhoda Rossiiskoi Federatsii k ustoichivomu razvitiyu: Ukaz Prezidenta RF № 440 ot 01.04.96 // Sobranie zakonodatel'stva RF. 1996. № 15. St. 1572.
14.
Rio Declaration on Environment and Development. Available at: http://www.un-documents.net/rio-dec.htm (accessed 11.12.2018).
15.
Nashe obshchee budushchee: Doklad Mezhdunarodnoi komissii po okruzhayushchei srede i razvitiyu. M.: Progress, 1989. 375 s.
16.
United Nations Conference on Environment & Development. Rio de Janeiro, Brazil, 3 to 14 June 1992. AGENDA 21. 351 p. Available at: https://sustainabledevelopment.un.org/content/documents/Agenda21.pdf (accessed 11.12.2018).
17.
Jackson P. Introduction: Security and Development // Handbook of International Security and Development. Jackson P., ed. Cheltenham: Edward Elgar Publishing, 2015, Pp. 1-18.
18.
Bartenev V.I. Svyazka «bezopasnost'–razvitie» v sovremennykh zapadnykh issledovaniyakh: ot dekonstruktsii k kontseptualizatsii // Mezhdunarodnye protsessy. 2015. t. 13, № 3, S. 78-97.
19.
Yudin N. Svyazka «bezopasnost'–razvitie»: problemy i perspektivy instrumentalizatsii // Mirovaya ekonomika i mezhdunarodnye otnosheniya. 2017. № 9. t. 61, S. 16-23. DOI: 10.20542/0131-2227-2017-61-9-16-23
20.
Bobylev S. Ustoichivoe razvitie: paradigma dlya budushchego // Mirovaya ekonomika i mezhdunarodnye otnosheniya. 2017. № 3, t. 61, C. 107-113. DOI: 10.20542/0131-2227-2017-61-3-107-113
21.
Budushchee, kotorogo my khotim. Itogovyi dokument Konferentsii OON po ustoichivomu razvitiyu. Rio-de-Zhaneiro, Braziliya. 20–22 iyunya 2012 goda. OON, 2012. 66 s.
22.
Baranovskii V.G., Ivanova N.I., otv. red. Global'noe upravlenie: vozmozhnosti i riski. M.: IMEMO RAN, 2015. 314 s.
23.
Preobrazovanie nashego mira: Povestka dnya v oblasti ustoichivogo razvitiya na period do 2030 goda. OON, 2015. 45 s. // URL: https://sustainabledevelopment.un.org/post2015.