Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 2056,   статей на доработке: 299 отклонено статей: 786 
Библиотека

Вернуться к содержанию

Вопросы безопасности
Правильная ссылка на статью:

Некоторые проблемы квалификации насильственных преступлений против сексуальной свободы личности (статьи 131-132 УК РФ)
Бимбинов Арсений Александрович

кандидат юридических наук

доцент, кафедра уголовного права и процесса, Московский финансово-промышленный университет "Синергия"

125993, Россия, г. Москва, ул. Ленинградский пр-Т, 80Г

Bimbinov Arseniy Aleksandrovich

PhD in Law

Associate Professor of the Department of Criminal Law and Process at Moscow University for Industry and Finance 'Synergy'
 
 

125993, Russia, g. Moscow, ul. Leningradskii pr-T, 80G

bimbinov@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Воронин Вячеслав Николаевич

кандидат юридических наук

старший преподаватель, кафедра уголовного права, Московский государственный юридический университет имени О.Е. Кутафина (МГЮА)

125993, Россия, г. Москва, ул. Садовая-Кудринская, 9

Voronin Vyacheslav Nikolaevich

PhD in Law

Senior Lecturer of the Department of Criminal Law at Kutafin Moscow Law University

125993, Russia, g. Moscow, ul. Sadovaya-Kudrinskaya, 9

voronin.w.n@yandex.ru

Аннотация.

Объектом исследования выступают общественные отношения, складывающиеся в связи с обеспечением сексуальной безопасности. В России сексуальная безопасность обеспечивается в первую очередь уголовно-правовыми средствами. Такими средствами являются: нормы Уголовного кодекса, предусматривающие ответственность за преступления против сексуального здоровья, свободы, половой неприкосновенности и половой свободы, частной жизни, нравственности. Самыми опасными и распространенными среди указанных посягательств являются насильственные преступления против сексуальной свободы личности (ст. ст. 131-132 УК РФ). В рамках настоящей работы нормы, предусматривающие ответственность за данные посягательства, будут выступать предметом исследования. Исследование предполагает использование как общенаучных, так и частнонаучных методов. Рассматриваемые нормы будут проверены на предмет их соответствия фундаментальным категориям уголовного права, потребностям правовой охраны и международным стандартам. Основным результатом исследования является разработка новой редакции статьи 131 УК РФ. На основе доктринальных воззрений и материалов судебно-следственной практики удалось определить, что одновременное существование статьи 131 УК РФ и статьи 132 УК РФ нарушает принцип справедливости, а квалифицирующие признаки, указанные в этих статьях, требуют корректировки.

Ключевые слова: изнасилование, половое сношение, мужеложство, лесбиянство, действия сексуального характера, половая неприкосновенность, половая свобода, насилие, угроза применения насилия, квалифицирующие признаки

DOI:

10.25136/2409-7543.2018.6.28135

Дата направления в редакцию:

06-12-2018


Дата рецензирования:

06-12-2018


Дата публикации:

23-12-2018


Работа проводилась в рамках гранта Президента РФ при финансовой поддержке Минобрнауки Россиипо соглашению № МК-3256.2017.6

Abstract.

The object of the research is the social relations arising in the process of ensuring sexual safety. In Russia sexual safety is ensured by the criminal law in the first place. This includes the Criminal Code provisions that set forth responsibility for crime against sexual health, sexual freedom, sexual integrity, privacy and morality. The biggest threats are violent actions against sexual freedom (articles 131 - 132 of the Criminal Code of the Russian Federation). Thus, the subject matter of this research is the provisions that set forth responsibility for aforesaid crime. The research involves both general and special research methods. These provisions are being analyzed in terms of their correspondence to fundamental categories of the criminal law, requirements of the legal protection and international standards. The main result of the research is the development of a new version of Article 131 of the Criminal Code of the Russian Federation. Based on doctrinal views and results of court and investigative practice, the authors discover that concurrent existence of Article 131 and Article 132 of the Criminal Code of the Russian Federation violates the principle of justice and qualification criteria set forth in these articles should be reviewed. 

Keywords:

violence, sexual freedom, sexual inviolability, acts of a sexual nature, lesbianism, pederasty, sexual intercourse, rape, threat of violence, qualifying sign

Вопросам обеспечения сексуальной безопасности уделяется пристальное внимание. На прошедших 16 апреля 2018 года Открытых дебатах Совета Безопасности ООН по вопросу о сексуальном насилии в условиях конфликта заместитель Генерального секретаря ООН Прамила Паттен заявила, что сексуальное насилие обуславливает и усиливает гендерное неравенство, препятствующее осуществлению прав и свобод лиц женского пола. Известны случаи, когда жертвы сексуального насилия были вынуждены выйти замуж за своего насильника во имя восстановления социального благополучия и «чести» семьи. Во многих государствах стигма «изнасилованного» может повлечь самые тяжелые последствия, в том числе, «убийство в защиту чести», самоубийство, неконтролируемые заболевания (например, ВИЧ), травмы, небезопасные аборты, материнскую смертность, девиантное поведение с высоким риском для себя и окружающих. Стигматизация жертвы придает сексуальным посягательствам уникальную разрушительную силу, которая разрывает социальные связи и превращать потерпевших в изгоев. Это, в том числе, является одной из причин высокой латентности половых преступлений [1].

В докладе Всемирной организации здравоохранения «Сексуальное здоровье, права человека и закон» [2] отмечается, что обеспечение сексуальной свободы имеет основополагающее значение для здоровья и благополучия отдельных лиц, пар, семьи и в конечном счете для социального и экономического развития сообществ и государств. Национальные законы в области уголовного, гражданского и административного права играют ключевую роль в обеспечение сексуальной безопасности в целом. Государства должны принимать все необходимые меры по защите прав человека, связанных с сексуальностью, посредством приведения их законов и политики в соответствие с международными стандартами и обязательствами.

В России сексуальная безопасность обеспечивается в первую очередь уголовно-правовыми средствами. Действующий уголовный закон предусматривает ответственность за различные посягательства против сексуального здоровья (ст. ст. 118, 121, 122, 124 УК РФ), свободы (ст. ст. 126, 1271 УК РФ), половой неприкосновенности и половой свободы (ст. ст. 131-135 УК РФ), частной жизни (ст. 137 УК РФ), нравственности (ст. ст. 240-2422 УК РФ). Самыми опасными и распространенными среди указанных посягательств являются насильственные преступления против сексуальной свободы личности (ст. ст. 131-132 УК РФ). По данным ГИАЦ МВД России количество зарегистрированных преступлений, предусмотренных ст. ст. 131 и 132 УК РФ, составило: в 2014 году по ст. 131 УК РФ – 4163, по ст. 132 УК РФ – 6126; в 2015 году по ст. 131 УК РФ – 3936, по ст. 132 УК РФ – 6724; в 2016 году по ст. 131 УК РФ – 3893, по ст. 132 УК РФ – 6436; в 2017 году по ст. 131 УК РФ – 3538, по ст. 132 УК РФ – 6674.

В рамках настоящей работы нормы, предусматривающие ответственность за такие посягательства, будут рассмотрены на предмет их соответствия фундаментальным категориям уголовного права, потребностям правовой охраны и международным стандартам.

Статьи 131 и 132 УК РФ в совокупности устанавливают ответственность за любые действия сексуального характера, совершенные с применением насилия, угрозой применения насилия или с использованием беспомощного состояния. Однако определяемая на основании указанных статей ответственность не всегда соответствует требованиям принципа справедливости.

Одновременное существование нормы об ответственности за насильственное половое сношение (ст. 131 УК РФ) и нормы об ответственности за насильственные иные действия сексуального характера (ст. 132 УК РФ), к которым относятся, в том числе, мануальные и оральные формы сексуального воздействия на тело потерпевшей (хватание за молочные железы, их покусывание, введение пальцев рук во влагалище или анус и т.п.) должно исключать возможность квалификации изнасилования только по одной статье 131 УК РФ. Сексуальность человека такова, что в процессе полового сношения (насильственного или ненасильственного) он прибегает к совершению иных действий сексуального характера (укусы, поцелуи, мастурбация, воздействие на молочные железы, введение пальцев во влагалище или анус и т.п.) в целях достижения сексуального возбуждения и удовлетворения. [3] При таких обстоятельствах содеянное надлежит квалифицировать по совокупности ст. ст. 131 и 132 УК РФ. Так, Приговором Головинского районного суда г. Москвы Д. признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 131 УК РФ и ч. 1 ст. 132 УК РФ. По делу установлено, что Д. 23 декабря 2017 года, находясь на заднем сиденье автомобиля, приблизился к находившейся на том же сиденье Г., после чего в целях удовлетворения своих сексуальных потребностей, применяя силу, стал удерживать Г. одной рукой в области левого предплечья, а второй рукой, вопреки воле потерпевшей, снял с нее брюки и трусы, затем навалился на Г. своим телом, развел ноги потерпевшей и ввел свой половой член во влагалище, тем самым совершив половое сношение с применением насилия, то есть изнасилование. Он же (Д.), совершая половое сношение с применением насилия к потерпевшей, в целях удовлетворения своих сексуальных потребностей ввел Г. в задний проход палец своей левой руки, которым совершил поступательные движения вперед-назад, тем самым совершив иные действия сексуального характера с применением насилия, то есть насильственные действия сексуального характера [4].

Вынесение приговоров только по одной ст. 131 УК РФ, вероятно, связано с тем, что следственные органы и суды не придают значения сопутствующим половому сношению сексуальным действиям либо признают их частью полового сношения, что противоречит медицинскому инструментарию [5]. Половое сношение, ответственность за которое предусмотрена ст. 131 УК РФ, имеет конкретное содержание, иные контактные формы сексуального воздействия охватываются ст. 132 УК РФ, поэтому в соответствии со ст. 17 УК РФ необходима квалификация по совокупности преступлений.

Между тем, сексуальное посягательство, состоящее в совершении насильственных действий сексуального характера, отличных от полового сношения (например, анальное и оральное сексуальное проникновение с воздействием на молочные железы и введением пальцев во влагалище или анус), полностью охватывается ст. 132 УК РФ и дополнительной квалификации по иным статьям не требует. Так, Приговором Невского суда г. Санкт-Петербурга К. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 132 УК РФ. По делу установлено, что К. ДД.ММ.ГГГГ, находясь в одной из комнат 1-го этажа общежития, с целью совершения действий сексуального характера подошёл к ранее ему незнакомой Ф. Приблизившись вплотную, применяя насилие, К. неоднократно толкнул её руками в область груди, отчего Ф. упала на пол. После этого, против её воли, преодолевая её сопротивление, реализуя свой умысел, направленный на удовлетворение сексуальных потребностей, К. потребовал от неё совершения действий сексуального характера. Получив отказ, применяя насилие и преодолевая её сопротивление, К. совершил в отношении Ф. иные насильственные действия сексуального характера – ввел пальцы руки в анальное отверстие, затем ввел половой орган в анальное отверстие [6].

Налицо нарушение принципа справедливости: при совершении насильственного полового сношения наказание назначается по совокупности преступлений, а при совершении насильственных мужеложства, лесбиянства и иных действий сексуального характера – за одно преступление. В науке высказываются предложения по совершенствованию законодательной регламентации ответственности за насильственные действия сексуального характера. Большинство из них сводится к указанию в диспозиции ст. 132 УК РФ, в том числе, полового сношения и исключению статьи 131 УК РФ [7, 8, 9].

Объединение ответственности за все действия сексуального характера в рамках одной статьи видится верным решением (предлагается также отказаться от перечисления форм сексуального контакта, заменив их общим оборотом – действия сексуального характера [5]). Исключение ст. 131 УК РФ, как представляется, – шаг не верный. Ответственность за насильственные действия сексуального характера следует предусмотреть не в рамках ст. 132 УК РФ, а в рамках ст. 131 УК РФ, не меняя при этом ее наименования. Уголовный закон, как и любой другой федеральный закон, в первую очередь адресован народу. Исключение статьи об изнасиловании способно породить самые разные трактовки такого события, в то время как признание изнасилованием совершения любых насильственных действий сексуального характера не повлечет сколько-нибудь значимых изменений в общественном сознании. Юридическое же сообщество сможет переосмыслить суть предложенных преобразований без особых терзаний.

В настоящее время нормы главы 18 УК РФ не предусматривают ответственности за насильственное принуждение к действиям сексуального характера с третьим лицом, которое не осведомлено о недобровольности сексуальной связи с ним. Квалификация насильственного принуждения к действиям сексуального характера по ст. ст. 131-132 УК РФ возможна лишь в ситуации, когда в сексуальный контакт вступает соучастник преступления. Если лицо, например, под угрозой применения насилия склоняет жертву к сексуальным действиям с неосведомленным об истинных причинах данной связи человеком, то состав преступления отсутствует, так как подобный расклад не учтен законодателем.

Конвенция Совета Европы по предотвращению и борьбе с насилием в отношении женщин и насилием в семье (не подписанная и не ратифицированная Россией) предусматривает обязательство государств-участников установить уголовную ответственность, в том числе, за принуждение другого лица совершать акт сексуального характера, без согласия, с третьим лицом (п. 1с ст. 36) [10]. В этой связи представляется, что норма об ответственности за насильственные действия сексуального характера должна также предусматривать ответственность за насильственное принуждение к таким действиям. Российской Федерации следует постепенно приводить свое законодательство в соответствие с положениями указанной конвенции для ее последующего подписания и ратификации.

В настоящее время ст. ст. 131 и 132 УК РФ предусматривают одинаковые квалифицирующие признаки, отдельные из которых нуждаются в корректировке.

Так, согласно п. «а» ч. 2 анализируемых статей установлены общие пределы наказуемости за совершение насильственных действий сексуального характера в составе группы лиц, группы лиц по предварительному сговору и организованной группы. Необходимость размежевания данных форм соучастия связана не только с их существенной разницей в степени общественной опасности, но и с тем, что рассматриваемые преступления в силу их специфики являются неотъемлемой частью деятельности высокоорганизованных (порой – транснациональных) групп по достижению ими своих основных преступных целей, например, торговли людьми, организации проституции [11, 12]. Поэтому совершение насильственных действий сексуального характера участниками организованной группы следует преобразовать в особо квалифицированный состав.

В п. «б» ч. 2 ст. ст. 131 и 132 УК РФ установлена повышенная ответственность, в том числе, за насильственные сексуальные действия, соединенные с угрозой убийством или причинением тяжкого вреда здоровью. Наличие указанного признака означает, что по ч. 1 ст. 131 или ст. 132 УК РФ угроза может состоять лишь в обещании совершить побои или причинить легкий или средний тяжести вред здоровью, например, укусить, сломать палец или разбить нос. Однако на практике совершение рассматриваемых преступлений посредством высказывания угроз подобного содержания маловероятно.

Т. Нуркаева пишет, что трудно представить ситуацию, когда виновный при изнасиловании высказывает угрозу причинить потерпевшей вред только легкой или средней тяжести. Обычно при изнасиловании угроза носит такой характер, что у потерпевшей есть все основания опасаться за свою жизнь или здоровье, например, демонстрация оружия, словесные угрозы типа: «убью», «изуродую», «покалечу» [13].

Кроме того, по ч. 1 ст.131 или ст. 132 УК РФ квалифицируются насильственные действия сексуального характера, повлекшие реальное причинение средней тяжести вреда здоровью [14]. Такое последствие объективно представляет большую опасность, чем запугивание потерпевшего опасными для жизни угрозами. Данный вывод подтверждается сравнительным анализом санкций, предусмотренных ст. ст. 112 и 119 УК РФ. Поэтому представляется, что рассматриваемый квалифицирующий признак следует исключить, а сексуальные действия, совершаемые с применением угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, преследовать по ч. 1.

В п. «а» ч. 3 и п. «б» ч. 4 ст. ст. 131 и 132 УК РФ квалифицирующие признаки связаны соответственно с несовершеннолетним и малолетним возрастом потерпевшего. Эти отягчающие обстоятельства являются универсальными и нередко используются законодателем при конструировании квалифицированных составов преступлений, посягающих прямо или косвенно на личность. Однако в деяниях главы 18 УК РФ в силу особенностей непосредственного объекта посягательства определяющим критерием дифференциации ответственности должен быть не совершеннолетний возраст потерпевшего, а «возраст согласия», который в настоящее время соответствует шестнадцати годам. Если изменить признак, предусмотренный п. «а» ч. 3 указанных статей, с несовершеннолетия потерпевшего на недостижение им шестнадцатилетнего возраста, то отпадет необходимость в установлении повышенной ответственности за совершение рассматриваемых преступлений в отношении лиц, не достигших четырнадцатилетнего возраста, который ранее являлся «возрастом согласия». Вместо этого особо квалифицирующее значение может быть придано совершению насильственных действий сексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста, родителем или иным лицом, на которое возложены обязанности по воспитанию потерпевшего или осуществлению за ним надзора. Предложения по дополнению ст. ст. 131 и 132 изложенным признаком в разных трактовках высказываются в науке давно [15, 16]. Представляется, что это вполне обоснованно: практически каждое проведенное исследование данного вопроса приводило к выводу, что сексуальные посягательства, совершенные лицами, обязанными заботиться о потерпевшем, характеризуются высокой латентностью, тенденцией к неоднократности и чрезвычайно тяжелыми последствиями для физического, психического и нравственного развития несовершеннолетнего лица.

Кроме того, исключение малолетнего возраста потерпевшего как особо квалифицирующего признака приведет к нецелесообразности существования примечания к ст. 131 УК РФ в действующей редакции. Данное примечание, активно критикуемое в науке, не только исключает судейское усмотрение, но и подрывает системообразующее начало главы 18 УК, а в части развратных действий вовсе нарушает принцип законности и справедливости [17, 18].

Квалифицирующий признак, предусмотренный п. «б» ч. 3 ст. 131 или 132 УК РФ, в целом нареканий не вызывает. Однако для устранения сомнений ученых и правоприменителей относительно формы вины при заражении потерпевшего ВИЧ-инфекцией [9] следует изменить последовательность альтернативно указанных последствий. Если изложить данный признак как: «повлекли заражение потерпевшего ВИЧ-инфекцией, причинение ему по неосторожности тяжкого вреда здоровью или иные тяжкие последствия», то аргументы, отрицающие возможность вменения данного признака при умышленном заражении потерпевшего ВИЧ-инфекцией, должны отпасть.

Таким образом, учитывая все выше указанное, ст. ст. 131-132 УК РФ можно изложить в следующей редакции:

«Статья 131. Изнасилование

1. Действия сексуального характера или принуждение к действиям сексуального характера, совершенные с применением насилия или с угрозой его применения к потерпевшему или к другим лицам либо с использованием беспомощного состояния потерпевшего лица, –

наказываются…

2. Деяние, предусмотренное частью первой настоящей статьи:

а) совершенное в отношении лица, не достигшего шестнадцатилетнего возраста;

б) совершенное с особой жестокостью;

в) совершенное группой лиц или группой лиц по предварительному сговору;

г) повлекшее заражение потерпевшего лица венерическим заболеванием, ­–

наказывается…

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи:

а) совершенные организованной группой;

б) повлекшие заражение потерпевшего лица ВИЧ-инфекцией, причинение ему по неосторожности тяжкого вреда здоровью или иные тяжкие последствия;

в) совершенные в отношении лица, не достигшего шестнадцатилетнего возраста, родителем или иным лицом, на которое возложены обязанности по воспитанию потерпевшего или осуществлению за ним надзора, –

наказываются…

4. Деяния, предусмотренные частями первой, второй или третьей настоящей статьи:

а) повлекшие по неосторожности смерть потерпевшего лица;

б) совершенные в отношении лица, не достигшего четырнадцатилетнего возраста, лицом, имеющим судимость за ранее совершенное преступление против половой неприкосновенности несовершеннолетнего, –

наказываются…

Статья 132. Утратила силу.»

Библиография
1.
Канцелярия Специального представителя Генерального секретаря по вопросу о сексуальном насилии в условиях конфликта [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://www.un.org/sexualviolenceinconflict/statement/security-council-open-debate-on-sexual-violence-in-conflict-statement-by-special-representative-of-the-secretary-general-on-sexual-violence-in-conflict-ms-pramila-patten/ (дата обращения: 18.11.2018).
2.
Sexual health, human rights and the law // WHO Library Cataloguing-in-Publication Data [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://apps.who.int/iris/bitstream/handle/10665/175556/9789241564984_eng.pdf;jsessionid=167BDF843B356C38B7D240A120570555?sequence=1 (дата обращения: 18.11.2018).
3.
Качество уголовного закона: проблемы Особенной части / отв. ред. А.И. Рарог. – М.: Проспект, 2017. С. 65.
4.
Приговор Головинского районного суда г. Москвы от 24 мая 2018 года. Дело № 1-278/18 // Отдел обеспечения делопроизводства по уголовным и административным делам Головинского районного суда г. Москвы.
5.
Бимбинов А.А. Качество норм об ответственности за насильственные половые преступления // Библиотека уголовного права и криминологии. 2017. № 5 (23). С. 82-91.
6.
Приговор Невского суда г. Санкт-Петербурга от 28 февраля 2013 года. Дело № 1-198/13. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://nvs--spb.sudrf.ru/modules.php?name=sud_delo&name_op=doc&srv_num=1&number=1503569&delo_id=1540006&new=&text_number=1 (дата обращения: 18.11.2018).
7.
Энциклопедия уголовного права. Т. 15. Преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности. СПб.: Издание профессора Малинина, 2011. С. 284.
8.
Маслак С.Н. Насильственные преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности: проблемы уголовно-правового регулирования и квалификации: Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. М., 2013. С. 9.
9.
Смирнов А.М. Преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности. М.: Юрлитинформ, 2015. С. 217.
10.
Конвенция Совета Европы по предотвращению и борьбе с насилием в отношении женщин и насилием в семье (Заключена г. Стамбуле 11.05.2011) // СПС КонсультантПлюс.
11.
Тюрюканова Е.В. Доклад для рабочей группы агентств ООН и Международной организации по миграции (МОМ) по проблемам торговли людьми «Торговля людьми в Российской Федерации. Обзор и анализ текущей ситуации по проблеме». М., 2006. С. 95.
12.
Нурмухаметова А.М. Уголовная ответственность за преступления, связанные с проституцией, и их предупреждение: Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. Н. Новгород, 2012. С. 3.
13.
Нуркаева Т. О судебной практике по делам о преступлениях против половой свободы и половой неприкосновенности личности // Уголовное право. 2014. № 5. С. 83-85.
14.
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 04.12.2014 № 16 «О судебной практике по делам о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности» // Бюллетень Верховного Суда РФ. № 2, февраль, 2015.
15.
Поддубная Е.В. Изнасилование и насильственные действия сексуального характера: уголовно-правовая характеристика и квалификация: Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. М., 2008. С. 9.
16.
Каменева А.Н. Дискуссионные вопросы ответственности за изнасилование по уголовному законодательству Российской Федерации и уголовным законодательства зарубежных государств: Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. М., 2009. С. 8.
17.
Гребеньков А.А., Байбарин А.А. Проблемы квалификации ненасильственных сексуальных посягательств на лиц в возрасте до 12 лет // Известия Юго-Западного государственного университета. Серия История и право. 2013. № 4. С. 63.
18.
Руева Е.О. Нарушение принципа справедливости в результате несовершенства юридической техники уголовного закона // Российский следователь. 2016. № 4. С. 42-46.
References (transliterated)
1.
Kantselyariya Spetsial'nogo predstavitelya General'nogo sekretarya po voprosu o seksual'nom nasilii v usloviyakh konflikta [Elektronnyi resurs]. – Rezhim dostupa: https://www.un.org/sexualviolenceinconflict/statement/security-council-open-debate-on-sexual-violence-in-conflict-statement-by-special-representative-of-the-secretary-general-on-sexual-violence-in-conflict-ms-pramila-patten/ (data obrashcheniya: 18.11.2018).
2.
Sexual health, human rights and the law // WHO Library Cataloguing-in-Publication Data [Elektronnyi resurs]. – Rezhim dostupa: http://apps.who.int/iris/bitstream/handle/10665/175556/9789241564984_eng.pdf;jsessionid=167BDF843B356C38B7D240A120570555?sequence=1 (data obrashcheniya: 18.11.2018).
3.
Kachestvo ugolovnogo zakona: problemy Osobennoi chasti / otv. red. A.I. Rarog. – M.: Prospekt, 2017. S. 65.
4.
Prigovor Golovinskogo raionnogo suda g. Moskvy ot 24 maya 2018 goda. Delo № 1-278/18 // Otdel obespecheniya deloproizvodstva po ugolovnym i administrativnym delam Golovinskogo raionnogo suda g. Moskvy.
5.
Bimbinov A.A. Kachestvo norm ob otvetstvennosti za nasil'stvennye polovye prestupleniya // Biblioteka ugolovnogo prava i kriminologii. 2017. № 5 (23). S. 82-91.
6.
Prigovor Nevskogo suda g. Sankt-Peterburga ot 28 fevralya 2013 goda. Delo № 1-198/13. [Elektronnyi resurs]. – Rezhim dostupa: https://nvs--spb.sudrf.ru/modules.php?name=sud_delo&name_op=doc&srv_num=1&number=1503569&delo_id=1540006&new=&text_number=1 (data obrashcheniya: 18.11.2018).
7.
Entsiklopediya ugolovnogo prava. T. 15. Prestupleniya protiv polovoi neprikosnovennosti i polovoi svobody lichnosti. SPb.: Izdanie professora Malinina, 2011. S. 284.
8.
Maslak S.N. Nasil'stvennye prestupleniya protiv polovoi neprikosnovennosti i polovoi svobody lichnosti: problemy ugolovno-pravovogo regulirovaniya i kvalifikatsii: Avtoref. diss. ... kand. yurid. nauk. M., 2013. S. 9.
9.
Smirnov A.M. Prestupleniya protiv polovoi neprikosnovennosti i polovoi svobody lichnosti. M.: Yurlitinform, 2015. S. 217.
10.
Konventsiya Soveta Evropy po predotvrashcheniyu i bor'be s nasiliem v otnoshenii zhenshchin i nasiliem v sem'e (Zaklyuchena g. Stambule 11.05.2011) // SPS Konsul'tantPlyus.
11.
Tyuryukanova E.V. Doklad dlya rabochei gruppy agentstv OON i Mezhdunarodnoi organizatsii po migratsii (MOM) po problemam torgovli lyud'mi «Torgovlya lyud'mi v Rossiiskoi Federatsii. Obzor i analiz tekushchei situatsii po probleme». M., 2006. S. 95.
12.
Nurmukhametova A.M. Ugolovnaya otvetstvennost' za prestupleniya, svyazannye s prostitutsiei, i ikh preduprezhdenie: Avtoref. diss. ... kand. yurid. nauk. N. Novgorod, 2012. S. 3.
13.
Nurkaeva T. O sudebnoi praktike po delam o prestupleniyakh protiv polovoi svobody i polovoi neprikosnovennosti lichnosti // Ugolovnoe pravo. 2014. № 5. S. 83-85.
14.
Postanovlenie Plenuma Verkhovnogo Suda RF ot 04.12.2014 № 16 «O sudebnoi praktike po delam o prestupleniyakh protiv polovoi neprikosnovennosti i polovoi svobody lichnosti» // Byulleten' Verkhovnogo Suda RF. № 2, fevral', 2015.
15.
Poddubnaya E.V. Iznasilovanie i nasil'stvennye deistviya seksual'nogo kharaktera: ugolovno-pravovaya kharakteristika i kvalifikatsiya: Avtoref. diss. ... kand. yurid. nauk. M., 2008. S. 9.
16.
Kameneva A.N. Diskussionnye voprosy otvetstvennosti za iznasilovanie po ugolovnomu zakonodatel'stvu Rossiiskoi Federatsii i ugolovnym zakonodatel'stva zarubezhnykh gosudarstv: Avtoref. diss. ... kand. yurid. nauk. M., 2009. S. 8.
17.
Greben'kov A.A., Baibarin A.A. Problemy kvalifikatsii nenasil'stvennykh seksual'nykh posyagatel'stv na lits v vozraste do 12 let // Izvestiya Yugo-Zapadnogo gosudarstvennogo universiteta. Seriya Istoriya i pravo. 2013. № 4. S. 63.
18.
Rueva E.O. Narushenie printsipa spravedlivosti v rezul'tate nesovershenstva yuridicheskoi tekhniki ugolovnogo zakona // Rossiiskii sledovatel'. 2016. № 4. S. 42-46.