Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 2081,   статей на доработке: 305 отклонено статей: 829 
Библиотека
Статьи и журналы | Тарифы | Оплата | Ваш профиль

Вернуться к содержанию

Открытость психологической системы как фактор качества жизни в контексте проблемы геронтологического насилия
Боженкова Ксения Алексеевна

аспирант, кафедра Психотерапии и психологического консультирования, Национальный исследовательский Томский государственный университет

634050, Россия, Томская область, г. Томск, ул. Ленина, 36, оф. 634000

Bozhenkova Kseniya Alekseevna

post-graduate student of the Department of Psychotherapy and Psychological Counselling at National Research Tomsk State University

634050, Russia, Tomskaya oblast', g. Tomsk, ul. Lenina, 36, of. 634000

bozhenkova.k@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Бохан Татьяна Геннадьевна

доктор психологических наук

профессор, кафедра психотерапии и психологического консультирования, Национальный исследовательский Томский государственный университет

634000, Россия, 634000 область, г. Томск, ул. Ленина, 36

Bokhan Tat'yana Gennad'evna

Doctor of Psychology

Professor of the Department of Psychotherapy and Psychological Counselling at National Research Tomsk State University

634000, Russia, 634000 oblast', g. Tomsk, ul. Lenina, 36

k.b91@bk.ru

Аннотация.

Цель исследования: выявить связь показателей открытости/закрытости психологической системы с показателями качества жизни у лиц пожилого возраста с переживанием геронтологического насилия. Особое внимание уделяется выявлению показателей открытости /закрытости психологической системы как медиаторного фактора качества жизни у лиц с опытом переживания геронтологического насилия. Мы предполагаем, что переживание различных видов геронтологического насилия может быть связано с ухудшением качества жизни пожилых людей, где опосредствующим, медиаторным фактором может выступать показатель открытости/закрытости психологической системы. В качестве диагностического инструментария применялись: анкета, направленная на изучение психологического содержания переживания геронтологического насилия; адаптированный по задачи исследования опросник степени открытости / закрытости психологической системы; опросник качества жизни SF-36. Методология исследования: системный подход в психологии, системная антропологическая психология, трансспективный анализ. Общее число испытуемых составило 277 человек в возрасте от 55 до 85 лет. На основании полученных эмпирических данных можно выделить три типа лиц с переживанием геронтологического насилия, где характер и степень открытости психологической системы связан с возможностями совладания с переживанием геронтологического насилия и качеством жизни лиц пожилого возраста. Полученные типы закрытости /открытости психологической системы могут быть включены в мишени дифференцированной психологической профилактики геронтологического насилия и кризисной психологической помощи пожилым людям.

Ключевые слова: геронтологическое насилие, субъективное качество жизни, психологический компонент здоровья, физический компонент здоровья, психологическое насилие, физическое насилие, экономическое насилие, пренебрежение, пожилые люди, саморегуляция

DOI:

10.25136/2409-8701.2018.6.28127

Дата направления в редакцию:

28-11-2018


Дата рецензирования:

26-11-2018


Дата публикации:

02-01-2019


Исследование выполнено при поддержке гранта РГНФ, проект 17–36–00014 «Геронтологическое насилие в структуре жизненного мира пожилых людей».

Abstract.

The aim of the research to identify the relationship of indicators of openness / closeness of the psychological system with indicators of the quality of life in the elderly with the experience of gerontological violence. Special attention is paid to identifying the indicators of openness / closeness of the psychological system as a mediator factor in the quality of life in people with experience of gerontological violence. The authors assume that the experience of various types of gerontological violence may be associated with a deterioration in the quality of life of older people, where the indicator of openness / closeness of the psychological system can act as a mediating factor. The following diagnostic tools were used: a questionnaire aimed at studying the psychological content of experiencing gerontological violence; questionnaire degree of openness / closeness of the psychological system adapted for the research task; questionnaire quality of life SF-36. Research methodology: system approach in psychology, system anthropological psychology, trans-perspective analysis. The total number of respondents was 277 people aged 55 to 85 years. Based on the obtained empirical data, three types of persons with the experience of gerontological violence can be distinguished, where the nature and degree of openness of the psychological system is connected with the possibilities of coping with the experience of gerontological violence and the quality of life of the elderly. The obtained types of closedness / openness of the psychological system can be included in the targets of differentiated psychological prevention of gerontological violence and crisis psychological assistance of the elderly people. 

Keywords:

economic violence, physical violence, psychological violence, physical component of health, psychological component of health, subjective quality of life, gerontological violence, neglect, elderly people, self-regulation

Актуальность научной разработки проблем психологии человека в позднем возрасте жизни обусловлена широким распространением насилия в семье в отношении наиболее социально-уязвимых групп населения, куда относятся и люди пожилого возраста. На фоне всеобщего кризиса семьи увеличивается тенденция развития геронтологического насилия. Геронтологическое насилие - рассматривается, как противоправное действие и действие, расходящееся с общепринятыми в данном обществе социокультурными нормами, социальными образцами поведения в отношении пожилых людей, результатом которого является нанесение им физического, морального, психологического, экономического вреда, ограничивающего пожилых людей в выборе и возможностях приемлемого уровня жизни [16]. Проблема геронтологического насилия в России обостряется в условиях усиления общемировой тенденции старения населения (П. В. Пучков, 2009; С. И. Кузина, 2010; Е. А. Падурина, 2017; М. В. Вдовина 2018). Осмысление актуальности этого явления в России затруднено отсутствием официального статистического учета. Имеющиеся данные относительно степени распространенности геронтологического насилия в нашей стране, говорят о том, что ежегодно в России погибает порядка 13–15 тысяч женщин от домашнего насилия и его последствий [6]. Насилие над престарелыми родителями фиксируется в каждой четвертой семье [21]. По данным МВД, 39% из общего числа всех пенсионеров подвергается угрозе убийством, 28% - побоям, примерно 10% получают тяжкий и средний вред здоровью, а 5% - гибнут [7]. Ухудшение физического и психического здоровья, сокращение продолжительности жизни пожилых людей связано, как показано в различных исследованиях, с переживанием различных видов геронтологического насилия (психологического, физического, экономического) [7,16].

Последствия насилия могут быть не только явными, но и скрытыми, которые длятся многие годы после нанесения ущерба [3, 21]. Установлено, что пережитое насилие может приводить к долгосрочным последствиям, влияющим на социальное и биологическое здоровье, всю дальнейшую жизнь, касаясь при этом других членов семьи, общества [17,19]. Переживание одиночества сопровождается негативным оцениванием себя и прожитой жизни. Исследования, проведенные в небольших масштабах, показывают, что в результате насилия возникают такие проблемы со здоровьем, как депрессия, тревога, фобия, курение, злоупотребление алкоголем и наркотиками [21]. Жертвы насилия имеют повышенный риск самоубийства и суицидальных попыток. Им присущи многочисленные эмоционально-психологические проблемы в общении с другими людьми, они испытывают трудности с самозащитой, умением отстоять себя, с определением своих личностных границ, ролевых установок [16, 20].

Качество жизни в поздних возрастах зависит не столько от количества различных проблем, сколько от наличия внешних и внутренних ресурсов, копинг-стратегий, навыков решения проблем, которые могут помочь преодолеть трудности [12, 15, 18]. Не все пожилые люди поддаются разрушающему воздействию психологического насилия, занимают пассивно-оборонительную позицию, многие способны преодолевать такие обстоятельства, преобразовывать их, не испытывая негативных последствий. Данные различия в поведении и восприятии ситуации обусловлены некоторыми личностными особенностями, образующими такую характеристику личности, как сопротивляемость к деструктивным воздействиям [5,23]. Согласно зарубежным данным [22] сопротивляемость личности имеет возрастные особенности, но при этом недостаточно изучено то, как изменяется данное свойство личности в процессе старения человека. В диссертационном исследование, Гаязовой Л.А., показано, что ресурсами защищенности пожилого человека от психологического насилия в семье могут выступать особенности межличностного взаимодействия, заключающиеся в представлениях о собственной социальной привлекательности, менее выраженным стремлением к доминированию и более развитыми социальными способностями, а также некоторые характеристики преобладающего психического состояния, такие как устойчивый положительный эмоциональный фон, относительно низкий уровень эмоциональной напряженности и высокая степень удовлетворенности жизнью [4].

Реализованный нами трансспективный анализ геронтологического насилия как психологического феномена [1] обосновал возможность его рассмотрения в контексте системного подхода в психологии, который усматривает в процессе саморазвития, как самоорганизации человека в качестве открытой психологической системы, условие его существования. "Психологическая система" по В.Е. Клочко, - интеграция личности, психики, деятельности, природной и социальной систем [9]. С позиции системной антропологической психологии (В.Е. Клочко) насилие является источником деформации жизненного мира человека - «первыми разрушаются ценностные основы бытия; при этом жизненный мир уже не воспринимается как действительность, как пространство для реализации сущностных сил. Затем происходит смысловое обеднение жизненного мира, сопровождающееся деформациями чувства реальности бытия». «И чем слабее самоорганизация человека как открытой психологической системы, тем сильнее заявляет о себе деструктивная эмоциональная активность» [8, С.67]. Современные тенденции развития психологической науки, связанные с антропологизацией, онтологизаций и гуманитаризацией психологического познания явились основанием для предположения В.А. Непомнящей того, что «понятие качество жизни может быть использовано в психологии применительно к пониманию человека как самоорганизующейся психологической системы», в рамках характеристик смысловой сферы личности как высшего регулятора жизнедеятельности человека и ригидностью как интегрального показателя степени открытости/закрытости человека как системы [14].

Верификация данного предположения на выборке лиц молодого возраста, в свою, очередь, позволяет объективировать проблему открытости/закрытости психологической системы как предиктора субъективного качества жизни у лиц с опытом переживания геронтологического насилия. Показатель открытости-закрытости психологической системы рассматривался в ряде исследований как фактор адаптации, как общесистемный показатель готовности к самоорганизации, саморазвитию, психологической системы [2,8,10].

В ряде теоретических [В. Е. Клочко 2003, 2004, 2005] и эмпирических работ [О. М. Краснорядцева, 1997; Э. В. Галажинский, 2002; Т. Г. Бохан, 2008; О. В. Лукьянов, 2009; И. О. Логинова, 2010 и др], выполненных в рамках системной антропологической психологии, положение о том, что «будучи открытым во внешнюю среду, обмениваясь энергией, информацией, меняя реальность и изменяясь сам, человек создает свой уникальный многомерный мир» [9, С.5] получило теоретическое и эмпирическое подтверждение. Устойчивость многомерного мира человека обеспечивается процессом саморазвития, который проявляется в виде самоорганизации человека как открытой психологической системы. Самореализация выступает формой, в которой человек обеспечивает собственное саморазвитие (Э. В. Галажинский., 2002) [10], а способность человека удерживать непрерывность своего Я, быть открытым по отношению к себе и устанавливать соответствие собственным изменениям во внешней среде в потоке пространственно-временных трансформаций сохраняет его самоидентичность (О. В. Лукьянов, 2009) [11].

О значимости открытости психологической системы в условиях смены образа жизни, преодоления стресса, трудных ситуаций и обстоятельств жизни, в процессе жизнеосуществления свидетельствуют результаты ряда исследований (Ю. В. Клочко, 2002, Т. Г. Бохан, 2009, И. О. Логинова 2010) Так, изменение «образа жизни» человека рассматривается как аспект направленности перестройки его как открытой системы, происходящей под действием и внешних (не зависящих от человека), и внутренних (самодетерминация) факторов (Ю. В. Клочко 2002). Показано, что психологический стресс связан с нарушением процесса жизненного самоосуществления, личностной самореализации. Он выступает как «внутреннее состояние человека, переживающего перестройку сложившихся поведенческих установок и стереотипов, потерявших целесообразность в новых условиях жизни, и пытающегося самоопределиться по отношению к новым смыслам и ценностям бытия» [2, 13].Феномен психологического стресса считается явлением, которое не просто сопровождает процесс выхода человека на новые горизонты собственного развития, но и является условием этого выхода, выступая в качестве механизма саморазвития человека, проявляющегося присущей ему самоорганизацией (Т. Г. Бохан 2008), что, на наш взгляд, может иметь особенное значение для разработки и организации психологического сопровождения пожилых людей в трудных жизненных ситуациях, кризисной геронтологической помощи.

Рассмотрение и изучение открытости/закрытости психологической системы как фактора, преломляющего переживания геронтологического насилия и определяющего опыт и последствия его переживания, позволит выделить мишени и задачи профилактики негативных последствий геронтологического насилия, психологической помощи пожилым людям, испытывающим трудности в совладании с трудными жизненными ситуациями. В связи с этим возникает исследовательский интерес к выявлению показателей открытости /закрытости психологической системы как медиаторного фактора качества жизни у лиц с опытом переживания геронтологического насилия. Мы предполагаем, что переживание различных видов геронтологического насилия может быть связано с ухудшением качества жизни пожилых людей, где опосредствующим, медиаторным фактором может выступать показатель открытости/закрытости психологической системы.

Цель исследования: выявить связь показателей открытости/закрытости психологической системы с показателями качества жизни у лиц пожилого возраста с переживанием геронтологического насилия. В исследовании приняли участие психически здоровые люди в количестве 277 человек в возрасте от 55 до 85 лет. Сбор эмпирического материала осуществлялся на базе ОГАУ «КЦСОН ТО» Комплексный центр социального обслуживания населения Томской области; «Специализированный Дом ветеранов» г. Томск.

Методы исследования. Анкета, направленная на изучение психологического содержания переживания геронтологического насилия [15]. Анкета включает 16 вопросов, направленных на выявление видов геронтологического насилия, доминирующих действий, факторов геронтологического насилия у лиц пожилого возраста. Анкета позволяет выявить следующие виды насилия: психологическое, экономическое, физическое, сексуальное насилие, пренебрежительное отношение. Психологическое насилие представляет собой причинение пожилому человеку душевных страданий, оскорблений. Экономическое насилие выражается в форме присвоения другими членами семьи собственности либо средств пожилых людей без согласия с их стороны, незаконного или осуществляемого вне соответствия с желанием старика использования его сбережений. Физическое насилие направлено на причинение физической боли, повреждений, насильственное принуждение к чему-либо. Сексуальное насилие выражается как в форме навязанных сексуальных прикосновений, сексуального унижения, так и изнасилования. Пренебрежительное отношение представляет собой безответственность и невыполнение опекуном своих обязанностей по отношению к пожилому человеку.

Адаптированный по задачи исследования опросник степени открытости / закрытости психологической системы. Опросник содержит четыре шкалы, объединяющих по пять показателей проявления континуума открытости-закрытости по отношению к себе, природному, социальному и предметному миру. Так, например, «открытость по отношению к себе» предполагает возможность замечать изменения в своем организме и конструктивно реагировать на них, быть гибким в своей самооценке, в своем мнении, использовать новые стратегиям поведения, осваивать новые виды деятельности, переживать новые эмоции, строить собственные планы на будущее. Открытость природному миру указывает на возможность замечать и получать новые впечатления от окружающей природы, проявлять заботу о растениях и животных, открывать новые для себя смыслы, связанные с природой,. Открытость к социальному миру проявляется в способности откликаться на просьбы других людей, быть включенным в семейную жизнь, умении поделиться с другими своими чувствами, готовности оказать поддержку, проявить сочувствие, сострадание к другим, быть социально активными. Открытость в мир культуры означает интерес пожилых людей к новой информации, искусству, новым культурным умениям, общественным мероприятия, увлечениям, хобби. Респондентам предлагалось с помощью метода семантического дифференциала оценить выраженность открытости /закрытости в континууме (3, 2, 1, 0, -1, -2, -3) полярностей каждого из пяти проявлений конкретной шкалы. При обработке показатели были переведены в возрастающую шкалу от 1балла до 7 баллов, где 1-2 балла указывали на высокую степень открытости, 3-5 баллов - на среднюю степень открытости, 6-7 баллов - на закрытость психологической системы. Далее вычисляется средний балл открытости/закрытости по каждой шкале: «по отношению к себе», «к миру культуры», «социальному миру» и «природному миру».

Для исследования качества жизни лиц пожилого возраста был использован опросник качества жизни 36-Item Short Form Health Survey (SF-36) [24], который отражает общее благополучие и степень удовлетворенности теми сторонами жизнедеятельности человека, на которые влияют состояние здоровья. Выбор данного опросника для решения задач исследования определяется значимостью проблемы здоровья для жизнедеятельности человека в пожилом возрасте. SF-36 состоит из 36 вопросов, сгруппированных в восемь шкал: физическое функционирование, ролевая деятельность, телесная боль, общее здоровье, жизнеспособность, социальное функционирование, эмоциональное состояние и психическое здоровье. Показатели каждой шкалы составлены таким образом, что чем выше значение показателя (от 0 до 100), тем лучше оценка по избранной шкале. Из них формируют два параметра: психологический и физический компоненты здоровья.

В соответствии с задачами исследования были использованы методы статистической обработки: описательная статистика, критерий Краскела-Уоллиса, критерий Манна-Уитни, корреляционный анализ, регрессионный анализ.

Результаты исследования. Результаты описательной статистики и сравнительного анализа, показателей открытости/закрытости психологической системы у респондентов основной и контрольной группы (табл.1) указывают на не однозначную выраженность проявлений открытости-закрытости психологической системы. Учитывая ненормальность распределения данных, для оценки степени открытости/закрытости психологической системы были использованы показатели медианы и процентилей, а также показатели крайних значений.

Большинство респондентов основной и контрольной группы имеют достаточно высокую степень открытости психологической системы, в то же время у 25 % респондентов обеих групп показатели открытости/закрытости указывают на среднюю и высокую степень закрытости по шкале «Отношение к себе». Показатели максимальных значений по всем шкалам свидетельствуют о наличии респондентов с высокой степенью закрытости.

Таблица 1

Результаты описательной статистики показателей открытости/закрытости психологической системы пожилых людей основной (N=204)/ контрольной группы (N=73)

Шкалы

группы

Median

25

75

Min

Max

Отношение к себе

Основ.

2,85

1,9500b

3,7000

1,00

6,14

Контр.

2,71

1,9396b

3,4805

1,00

5,29

Социальный мир

Основ.

2,09

1,6217b

2,4965

1,00

6,18

Контр.

2,27

1,6818b

2,7929

1,00

4,82

Предметный мир

Основ.

2,09

1,2500b

2,4583

1,00

6,83

Контр.

2,16

1,6759b

2,9687

1,00

6,17

Природный мир

Основ.

1,00

1 b

1,9423

1,00

7,00

Контр.

1,50

1,0427b

2,4559

1,00

7,00

*основная группа (лица с опытом переживания геронтологического насилия)

* контрольная группа (лица без опыта переживания геронтологического насилия)

Для выявления типов респондентов по критерию особенностей открытости/закрытости психологической системы был использован кластерный анализ, который разделил группу респондентов с переживанием геронтологического насилия на три кластера: первый кластер включает 88 человек, второй - 26 человек, третий – 90 человек. Для выявления различий между выявленными группами по показателям открытости/закрытости психологической системы был использован непараметрический критерий Краскела-Уоллиса, который выявил статистически значимые различия по всем шкалам: «открытость к социальному миру», «открытость к природному миру», «открытость по отношению к себе», «открытость к предметному миру».

Таблица 2

Результаты сравнительного анализа показателей открытости /закрытости психологической системы в кластерных группах

Шкалы

Средний ранг

χ2

Асимптотическая

значимость

1 кластер

2 кластер

3 кластер

Отношение к себе

64,68

81,88

145,43

87,05

0,000*

Социальный мир

90,40

158,60

98,13

27,76

0,000*

Предметный мир

119,04

110,52

84,01

16,36

0,000*

Природный мир

120,41

87,83

89,23

17,29

0,000*

Кластерная группа 1 показала значимо большую степень открытости психологической системы по отношению к «социальному миру» и «по отношению к себе» и значимо меньшую степень открытости к «природному миру» по сравнению с кластерными группами 2 и 3. В группе 2 отмечается самый большой показатель степени закрытости по отношению к «социальному миру», а в группе 3 - самый большой показатель степени закрытости «по отношению к себе», по сравнению с другими группами

В выделенных кластерных группах проведен сравнительный анализ методом критерия Краскела-Уоллиса видов геронтологического насилия, которые были выявлены у респондентов с помощью метода анкетирования [7]. В результате получены статистически значимые различия между респондентами трех кластеров по таким видам геронтологического насилия, как психологическое и экономическое насилие (табл.3).

Таблица 3

Результаты сравнительного анализа частоты встречаемости видов геронтологического насилия у респондентов трех кластерных групп

Вид насилия

Средний ранг

χ2

Пирсона

Асимптотическая

Значимость

1 кластер

2 кластер

3 кластер

Психологический

81,87

88,56

126,70

28,9

0,000*

Физический

102,19

104,40

102,25

0,039

0,98

Экономический

90,55

97,96

115,49

8,77

0,001*

Пренебрежительное отношение, невниманием к нуждам лиц пожилого возраста

102,24

105,04

102,02

0, 06

0,96

Респонденты кластера 3 чаще подвергались действиям, связанным с психологическим и экономическим видами насилия (таблица 3). Они чаще чем респонденты других кластерных групп указывают на переживание употребления в их адрес слов, обидных и оскорбляющих и унижающих человеческое достоинство, высмеивания их суждений, взглядов, мнений, постоянных критических некорректных замечаний по поводу их внешности, а также отмечают, что испытывали действия мошенничества, обмана при покупке продуктов, невозвращения занятых ранее денег, как со стороны родственников, так и со стороны соседей.

Далее проверялась гипотеза о том, что следствием переживания различных видов геронтологического насилия может быть ухудшение качества жизни пожилых людей, где опосредствующим, медиаторным фактором может выступать показатель открытости/закрытости психологической системы. С этой целью был проведен сравнительный анализ показателей качества жизни, представленного компонентами физического и психического здоровья, между респондентами кластерных групп. Для выявления статистически достоверных различий был использован непараметрический критерий Краскела-Уоллиса. В результате статистически значимые различия между группами выявлены по шкалам: «Физическое функционирование», «Ролевое функционирование, обусловленное физическим состоянием», «Интенсивность боли», «Социальное функционирование», «Ролевое функционирование, обусловленное эмоциональным состоянием» (табл.4).

Таблица 4

Результаты сравнительного анализа показателей качества жизни у респондентов кластерных групп

Шкалы

Средний ранг

U Манна-Уитни

Асимптотическая

Значимость

Кластер 1

Кластер 2

Кластер 3

PF

119,22

116,17

82,21

5512,000

0,000*

RP

118,82

105,60

85,64

6599,500

0,000*

P

109,06

119,98

91,04

6420,500

0,003*

GH

100,15

84,13

110,10

7021,500

0,123

VT

103,95

108,96

99,22

7179,500

0,724

SF

116,71

116,94

84,43

5698,000

0,000*

RE

117,25

102,23

88,16

5973,500

0,001*

MH

101,03

101,71

104,17

6195,000

0,936

Примечание: Физическое функционирование (PF); Ролевое функционирование, обусловленное физическим состоянием (RP); Интенсивность боли (P); Общее состояние здоровья (GH); Жизненная активность (VT); Социальное функционирование (SF); Ролевое функционирование, обусловленное эмоциональным состоянием (RE); Психологическое (ментальное) здоровье (MH).

Согласно данным таблицы 4, более низкий показатель удовлетворенности своим «физическим функционированием», «ролевым функционированием, обусловленным физическим и эмоциональным состояниями», «болевыми ощущениями», «жизненной активностью», «социальным функционированием» выявлен в группе 3. В кластерной группе 1 оказался более высокий показатель удовлетворенности «физическим состоянием», «ролевым функционированием, обусловленным физическим и эмоциональным состояниями», отсутствия ограничений в социальных связях в случае ухудшения здоровья.

Выявление взаимосвязей между показателями открытости/закрытости психологической системы и показателями физического и психологического компонентов здоровья с помощью критерия Спирмена показало различное количество этих взаимосвязей в выделенных кластерных группах, однако общим для всех являлся отрицательный характер этих взаимосвязей (табл.5).

Таблица 5

Результаты корреляционного анализа взаимосвязи показателей качества жизни и степени открытости/ закрытости психологической системы (достоверность различий p<0,05*)

Шкалы

Отношение к себе

Социальный мир

Предметный мир

Природный мир

Группы

Гр.

1

2

3

1

2

3

1

2

3

1

2

3

PF

-,379**

,016

-,414**

-,254*

-,218

-,406**

-,357**

-,261

-,016

-,184

,076

,028

RP

-,301**

-,067

-,363**

-,179

-,210

-,201

-,232*

-,293

,056

-,175

-,039

,152

P

-,237*

-,098

-,398**

-,064

-,446*

-,427**

-,183

-,450*

-,053

-,059

-,164

,003

GH

-,356**

-,115

-,376**

-,252*

-,523**

-,199

-,332**

-,461*

-,051

-,134

-,337

-,065

VT

-,404**

-,081

-,491**

-,182

-,513**

-,444**

-,329**

-,501**

-,151

-,094

-,290

-,176

SF

-,258*

,029

-,622**

-,137

-,142

-,529**

-,144

-,255

-,252*

,011

-,132

-,147

RE

-,167

-,029

-,370**

-,084

-,465*

-,285**

-,119

-,327

,035

-,024

-,061

,032

MH

-,233*

-,044

-,419**

-,139

-,369

-,386**

-,177

-,422*

-,328**

-,127

-,252

-,236*

*Примечание: Физическое функционирование (PF); Ролевое функционирование, обусловленное физическим состоянием (RP); Интенсивность боли (P); Общее состояние здоровья (GH); Жизненная активность (VT); Социальное функционирование (SF); Ролевое функционирование, обусловленное эмоциональным состоянием (RE); Психологическое (ментальное) здоровье (MH).

Большее количество значимых отрицательных корреляционных взаимосвязей показателей «открытости по отношению к себе» и качества жизни получено в кластерных группах 1 и 3. В третьей группе отмечаются отрицательные взаимосвязи показателя «открытости по отношению к себе» со всеми компонентами качества жизни. Не выявлено значимых взаимосвязей «открытости по отношению к себе» и качества жизни во второй кластерной группе. Большое количество значимых отрицательных взаимосвязей также обнаружено в кластере 3 между показателями «открытости в социальный мир» и качества жизни. Не выявлено значимых взаимосвязей показателей «открытости природному миру» с качеством жизни во всех группах, исключение составляет значимая слабая отрицательная взаимосвязь данной шкалы и шкалы психического здоровья в кластере 3.

Уточнение характера влияния в связях открытости/закрытости психологической системы и качества жизни с помощью регрессионного анализа в кластерной группе 3 свидетельствует о прогностическом влиянии закрытости психологической системы по отношению к себе на неудовлетворенность: физическим функционированием (=0,220), ролевым функционированием, обусловленным физическим (=0,337) и эмоциональным состоянием (=0,381), общим состоянием здоровья (=0,458), жизнеспособностью (=0,593), социальным функционированием в случае болезни (=0,381), психологическим здоровьем (=0,561). В кластерной группе 1 полученные данные показывают статистически достоверное прогностическое влияние закрытости социального мира на неудовлетворенность жизнеспособностью (=0, 345). Закрытость в предметный мир у респондентов данной группы может лежать в основе снижения физического функционирования (= 0,224). Закрытость по отношению к себе связано со снижением ролевого функционирования, обусловленного физическим состоянием (= 0,267), общим состоянием здоровья (=0,226), жизнеспособностью (= 0,361), социальным функционированием (= 0,114), психическим здоровьем (= 0,326).

Обсуждение результатов. Основная исследовательская задача выражалась в изучении взаимосвязи открытости/закрытости психологической системы как фактора качества жизни у лиц пожилого возраста с опытом переживания геронтологического насилия. Изучение показателя открытости-закрытости, согласно методологии системной антропологической психологии [9], осуществлялось на основании анализа феноменологии открытости/закрытости психологической системы по отношению к себе и по отношению к внешней среде (социальная, природная, культурная). Результат кластерного анализа свидетельствует, что вся выборка респондентов с переживанием геронтологического насилия оказалась не однородной по показателям шкал открытости-закрытости психологической системы - выделены три кластерные группы, имеющие статистические значимые различия в показателях открытостизакрытости психологической системы по отношению к себе, в социальный, предметный и природный мир. Первая группа лиц пожилого возраст с переживанием геронтологического насилия характеризуется большей открытостью по отношению к себе и к социальному миру по сравнению со второй и третьей группами. Они не только более открыты собственным изменениям, способны гибко оценивать себя, выходить на новые интересы и виды деятельности, но также и более способны откликаться на просьбы других людей, замечать эмоциональное состояние других и оказывать им поддержку, проявить сочувствие, сострадание, рассказать другим о своем эмоциональном и физическом состоянии. Вторая группа лиц с переживанием геронтологического насилия оказалась более закрытая в социальный мир, но при этом респонденты данной группы оказались более открытыми в природный мир - они с удовольствием замечают её изменения, проявляют заботу и внимание по отношению к животным и растениям. Третья группа лиц с переживанием геронтологического насилия демонстрирует большую закрытость по отношению к себе при более выраженной, по сравнению с другими, открытости в предметный мир, когда пожилые люди больше интересуются происходящим вокруг, чаще посещают социальные учреждения.

Таким образом, вероятно, можно говорить о трех типах направленности открытости психологической системы у лиц с переживанием геронтологического насилия – более открытые по отношению к себе и в социальный мир, открытые в природный мир и открытые в предметный мир. В то же время выявленная направленность закрытости психологической системы в каждом типе указывает на психологические дефициты, которые могут затруднять возможности самоорганизации психологической системы в пожилом возрасте в процессе совладания с трудными жизненными обстоятельствами, негативно отражаясь в снижении качества жизни. Косвенным подтверждением этому являются выявленные отрицательные корреляции показателей шкал открытостизакрытости психологической системы и качества жизни, которые свидетельствуют, что закрытие психологической системы сопровождается снижением качества жизни, удовлетворенности физическим и психическим здоровьем.

Наибольшая удовлетворенность качеством жизни отмечается у лиц с переживанием геронтологического насилия более открытых по отношению к себе и в социальный мир, в то время как меньшая удовлетворенность выявлена в группе лиц более закрытых по отношению к себе. Большее количество значимых отрицательных связей с компонентами качества жизни было обнаружено именно в этих группах. Значимо чаще респонденты более закрытые по отношению к себе переживают психологическое и экономическое насилие - употребления в свой адрес слов, обидных и оскорбляющих и унижающих человеческое достоинство, высмеивания суждений, взглядов, мнений, постоянные критические некорректные замечания по поводу внешности, а также отмечают, что испытывали действия мошенничества, обмана при покупке продуктов, невозвращения занятых ранее денег, как со стороны родственников, так и со стороны соседей. Вероятно, именно закрытость по отношению к себе приводит к фиксации переживания, невозможности смены эмоционального отношения, восприятия ситуации, смены собственного поведения и мыслей, поиска новых средств совладания и новых смыслов жизни. Они чаще фиксируются на негативных переживаниях и в большей степени ощущают себя жертвами насилия, что в свою очередь, делает их более восприимчивыми, они тяготеют к изоляции и отказу от помощи других людей. Любая жизненная ситуация может быть болезненна и травматична для них.

В связи с этими данными была сформулирована рабочая гипотеза о том, что показатель открытости по отношению к себе можно рассматривать как медиаторный фактор во влиянии переживания геронтологического насилия на качество жизни лиц пожилого возраста. Данное предположение проверялось методом регрессионного анализа, где зависимой переменной выступали компоненты физического и психологического здоровья, независимыми переменными были показатели открытости психологической системы по отношению к себе, в социальный, природный и предметный мир. Регрессионный анализ выявил значимые отрицательные связи, указывающие на возможность рассмотрения закрытости психологической системы по отношению к себе как предиктора снижения удовлетворенности физическим функционированием, общим состоянием здоровья, жизненной и социальной активностью, ролевым функционированием, обусловленным эмоциональным и физическим состоянием.

Важно отметить, что результаты регрессионного анализа свидетельствуют о возможности рассматривать закрытость психологической системы в социальный мир как предиктор ухудшения жизнеспособности, когда у пожилых людей отсутствует ощущение полноты сил и энергии, возникает утомляемость. Снижение физического функционирования и ухудшение соматического здоровья, например, выполнение повседневных видов деятельности, связанных с физическим напряжением (самообслуживание, подъем по лестнице, подъем вещей, ходьба и др.), болевые ощущения, прямо связаны с дефицитом открытости психологической системы в мир культуры, где они могут найти информацию о возможностях (учреждения, которые предоставляют услуги пожилым людям), способах улучшения своего физического самочувствия. Когда закрытость в мир культуры сопровождается и закрытостью по отношению к себе, в этом случае пожилые люди не могут, как извлекать полезную информацию из предметного мира, так и не могут пользоваться ей с целью улучшения своего физического состояния и соматического здоровья.

В то же время в группах, отличающихся большей закрытостью по отношению к себе и в социальный мир выявлена большая направленность открытости в предметный и природный мир. Вероятно, смыслы, связанные с предметным (мир культуры) и природным миром у лиц пожилого возраста с проблемами открытости по отношению к себе и в социальный мир, являются значимыми в их жизненном мире и могут определять пространство их самореализации, тем самым выступая в качестве реабилитационного потенциала при оказании психологической помощи лицам пожилого возраста. Однако, главными мишенями в профилактике явлений, связанных с геронтологическим насилием и его негативными последствиями для личности и здоровья пожилых людей, являются способность быть открытым по отношению к себе и в социальный мир.

С учетом выявленных типов респондентов по критериям особенностей открытости/закрытости психологической системы и связи с доминирующими видами геронтологического насилия и качества жизни были определены основные задачи и методы психологической помощи пожилым людям в рамках такой, наиболее актуальной формы, как «группа самопомощи». С учетом полученных нами результатов такая форма психологической профилактики и коррекции рассматривается наиболее целесообразной. Участники этих групп учатся находить общую почву для общения, разделять чувства друг друга, осуществлять обратную связь. В группе обсуждаются жизненные задачи, осуществляется индивидуальная постановка целей на каждую неделю. Главная цель, стоящая перед членами группы самопомощи, – помочь самим себе, находясь в кругу людей с подобными проблемами. Члены групп самопомощи получают: поддержку в преодолении трудностей, новые знания в свете личной проблемной ситуации, совершенно иные способы обращения со своей проблемой, возможность заниматься активной совместной деятельностью, новый смысл жизни и перспективы.

Так, для респондентов с дефицитом открытости в природный и в предметный мир и ресурсами открытости по отношению к себе и в социальный мир в качестве задач психологической помощи определены: создание условий в групповой работе по рефлексии и открытию новых смыслов, связанных с природным миром и миром культуры. Например, идентификация с природой через использование различных средств арт-терапии, сказкотерапии, кинотерапии, просветительские мероприятия, направленные на расширение представления пожилых людей о возможностях поддержания здорового образа жизни, с последующим обсуждением в тема-центрированных группах, интерактивные тренинги (от обучающих и развивающих до психокоррекционных и психотерапевтических).

У респондентов 2 кластерной группы учитывая, что дефицитным является открытость в социальный мир, реабилитационным ресурсом может выступать возможность быть открытым по отношению к себе и в природный мир, в качестве основных задач определились: индивидуальная и групповая отработка практических навыков направленных на выстраивание правильной коммуникации с работниками социальных и государственных учреждений (коммуникативных функций и способностей), умения принимать критику со стороны, оказывать поддержку, сострадание и сочувствие окружающим, развитие способности проговаривать свою переживания и чувства, умение принимать конкретные решения по реализации инициатив и планов, возможность заниматься активной совместной деятельностью; разбор случаев из опыта пожилых людей через ролевые и имитационные игры, совершенствование социальных умений в безопасном пространстве терапевтических отношений.

Несмотря на открытость пожилых людей 3 кластерной группы в предметный мир, они не готовы принимать помощь со стороны окружающих. Для того чтобы разорвать некий «барьер» закрытости по отношению к себе, задачами психологической работы выступили: проведение тренингов-семинаров по развитию умения анализировать свой прошлый положительный опыт, открыто выражать себя, выражать свои чувства и эмоции, принимать помощь и поддержку от других людей. Освоение навыков саморегуляции возможно через использование упражнений по психогимнастике (этюды и игры). В свою очередь танцевально-двигательная терапия поможет эмоционально раскрепоститься и освободиться от накопившего напряжения, что будет способствовать самовыражению и самопринятию своей личности. Немаловажную роль играет проведение индивидуальной терапевтической работы по переосмыслению ценностей, отношения к себе и окружающему, планированию свободного времени, способствующее структурированию жизни, возникновению чувства контроля над ситуацией, что даст большую уверенность в себе и повысит степень самоуважения.

Выводы. На основании полученных данных можно выделить три типа лиц с переживанием геронтологического насилия, где характер и степень открытости психологической системы связан с возможностями совладания с переживанием геронтологического насилия и качеством жизни лиц пожилого возраста. Эти типы получили условное название: первый тип «Социальная закрытость как риск снижения качества жизни»; второй тип «С высоким потенциалом открытости и средней степенью удовлетворенности к жизни»; третий тип «Закрытость по отношению к себе и неудовлетворенность качеством жизни».

Открытость психологической системы по отношению к себе и в социальный мир может выступать в двух видах функциональных отношениях с удовлетворенностью качеством жизни: вступать с ним в прямые взаимосвязи, а также выступать в качестве предиктора для таких компонентов, как: физическое функционирование, общее состояние здоровья, жизнеспособность, социальное функционирование, ролевое функционирование, обусловленное эмоциональным состоянием, психологическое здоровье.

Полученные типы закрытости /открытости психологической системы могут быть включены в мишени дифференцированной психологической профилактики геронтологического насилия и кризисной психологической помощи пожилым людям.

Библиография
1.
Боженкова К.А, Бохан Т.Г. Трансспективный анализ феномена геронтологического насилия// СПЖ. 2018. №67. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/transspektivnyy-analiz-fenomena-gerontologicheskogo-nasiliya (дата обращения: 14.10.2018).
2.
Бохан Т. Г. Онтогенетический аспект стресса и стрессоустойчивости с позиции идей самоорганизации // Вестн. Том. гос. ун-та. 2007. №296. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/ontogeneticheskiy-aspekt-stressa-i-stressoustoychivosti-s-pozitsii-idey-samoorganizatsii (дата обращения: 25.11.2018).
3.
Гаязова Л. А. Личностные особенности пожилого человека, переживающего психологическое насилие в семье // Известия РГПУ им. А.И. Герцена. 2007. №27. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/lichnostnye-osobennosti-pozhilogo-cheloveka-perezhivayuschego-psihologicheskoe-nasilie-v-semie (дата обращения: 14.10.2018).
4.
Гаязова Л. А. Личностные особенности пожилого человека, обеспечивающие его защищенность от психологического насилия в ближайшем окружении: автореф. дис. ... канд. психол. наук. СПб., 2007. С. 26.
5.
Горфан Я.Ю., Ениколопов С.Н. Личностные особенности и отношение к возрастным стереотипам пожилых людей, пострадавших от психологического насилия // Социальная психология и общество. 2014. Том 5. № 3. С. 69–78.
6.
Донцова М. М. Механизм реализации молодежной политики в политической системе современной России: дисс. … канд.полит. наук . М., 2013. С. 34-36.
7.
Иудин А. А., Шпилев Д. А. Социология преступности в современной Германии: виктимизация пожилых // Юридическая наука и практика: Вестник Нижегородской академии МВД России. 2015. №3 (31).
8.
Клочко В. Е., Клочко Ю. В. Человек: открытая система в закрытой среде // СПЖ. 2015. №57. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/chelovek-otkrytaya-sistema-v-zakrytoy-srede (дата обращения: 25.11.2018).
9.
Клочко В.Е. Закономерности движения психологического познания и проблема метода науки // Методология и история психологии. 2007. Т.2, выпуск 1. С. 5-19.
10.
Клочко В.Е., Галажинский Э.В. Самореализация личности: системный взгляд.-Томск: Издательство Томского университета, 1999.-154 с.
11.
Лукьянов О.В. Самоидентичность как условие устойчивости человека в меняющем-ся мире : автореф. дис. … д-ра психол. наук. Томск, 2009. 44 с.
12.
Мелёхин А.И. Качество жизни в пожилом и старческом возрасте: проблемные вопросы // Современная зарубежная психология. 2016. Том 5. №1. С. 53–63.
13.
Некрасова Е. В. Жизненный мир человека и подход к его исследованию // Вестник ЧГПУ. 2008. №1.
14.
Непомнящая В. А. Психологические механизмы формирования качества жизни // СПЖ. 2004. №20. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/psihologicheskie-mehanizmy-formirovaniya-kachestva-zhizni (дата обращения: 09.09.2018)
15.
Прощаев К.И., Горелик С.Г., Притчина А.И. Качество жизни пациентов старческого возраста // Вестник новых медицинских технологий.-2013. №1. http://medtsu.tula.ru/VNMT/Bulletin/E2013-1/4206.pdf
16.
Пучков П.В. Концептуальные основания превенции геронтологического насилия в современном Российском обществе: автореф. дисс. …д-ра. социол. наук. Самара, 2009. 15 с.
17.
Сланова А.Ю. Насилие в семье как социальная проблема в современной России // Дискуссия. 2015. №10 (62). URL: https://cyberleninka.ru/article/n/nasilie-v-semie-kak-sotsialnaya-problema-v-sovremennoy-rossii (дата обращения: 05.10.2018).
18.
Тихонова Н. В., Добрецова Е. А., Астанина Н. Г., Ильюшенко В. М. Психологический аспект качества жизни пожилого населения // Медицина и образование в Сибири. 2014. № 4 – С. http://www.ngmu.ru/cozo/mos/article/abauthors.php?id=1518
19.
Турдубаева Э.К. Насилие над пожилыми людьми в обществе и в семье: решение проблем // Социология семьи. 2007. № 4. С. 5–15.
20.
Bowling A., Hankins M. A short measure of quality of life in older age: The performance of the brief Older People's Quality of Life questionnaire (OPQOL-brief) // Archives of Gerontology and Geriatrics. 2013. Vol. 56. № 1. P. 181–187.
21.
Etienne G. World report on violence and health: summary / G. Etienne, L. Linda, A. James, B. Anthony // «Abuse of elderly». – 2002.-Chapter 5.-P. 125-145.
22.
Cyrulnik B. Peut-on parler de «resilience» chez les Bgfts? / Vieillissment et msilience. Marselle, 2004.
23.
Yon, Y., Mikton, C., Gassoumis, Z. and Wilber, K. Elder abuse prevalence in community settings: A systematic review and meta-analysis. The Lancet Global Health, 2017. 5 (2). P. 147-156.
24.
Ware, J. E. Interpreting SF36 summary health measures: a response / J. E. Ware, M. Kosinski // Quality of life research.  – 2001. – Vol. 10, № 5. – P. 405-413.
References (transliterated)
1.
Bozhenkova K.A, Bokhan T.G. Transspektivnyi analiz fenomena gerontologicheskogo nasiliya// SPZh. 2018. №67. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/transspektivnyy-analiz-fenomena-gerontologicheskogo-nasiliya (data obrashcheniya: 14.10.2018).
2.
Bokhan T. G. Ontogeneticheskii aspekt stressa i stressoustoichivosti s pozitsii idei samoorganizatsii // Vestn. Tom. gos. un-ta. 2007. №296. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/ontogeneticheskiy-aspekt-stressa-i-stressoustoychivosti-s-pozitsii-idey-samoorganizatsii (data obrashcheniya: 25.11.2018).
3.
Gayazova L. A. Lichnostnye osobennosti pozhilogo cheloveka, perezhivayushchego psikhologicheskoe nasilie v sem'e // Izvestiya RGPU im. A.I. Gertsena. 2007. №27. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/lichnostnye-osobennosti-pozhilogo-cheloveka-perezhivayuschego-psihologicheskoe-nasilie-v-semie (data obrashcheniya: 14.10.2018).
4.
Gayazova L. A. Lichnostnye osobennosti pozhilogo cheloveka, obespechivayushchie ego zashchishchennost' ot psikhologicheskogo nasiliya v blizhaishem okruzhenii: avtoref. dis. ... kand. psikhol. nauk. SPb., 2007. S. 26.
5.
Gorfan Ya.Yu., Enikolopov S.N. Lichnostnye osobennosti i otnoshenie k vozrastnym stereotipam pozhilykh lyudei, postradavshikh ot psikhologicheskogo nasiliya // Sotsial'naya psikhologiya i obshchestvo. 2014. Tom 5. № 3. S. 69–78.
6.
Dontsova M. M. Mekhanizm realizatsii molodezhnoi politiki v politicheskoi sisteme sovremennoi Rossii: diss. … kand.polit. nauk . M., 2013. S. 34-36.
7.
Iudin A. A., Shpilev D. A. Sotsiologiya prestupnosti v sovremennoi Germanii: viktimizatsiya pozhilykh // Yuridicheskaya nauka i praktika: Vestnik Nizhegorodskoi akademii MVD Rossii. 2015. №3 (31).
8.
Klochko V. E., Klochko Yu. V. Chelovek: otkrytaya sistema v zakrytoi srede // SPZh. 2015. №57. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/chelovek-otkrytaya-sistema-v-zakrytoy-srede (data obrashcheniya: 25.11.2018).
9.
Klochko V.E. Zakonomernosti dvizheniya psikhologicheskogo poznaniya i problema metoda nauki // Metodologiya i istoriya psikhologii. 2007. T.2, vypusk 1. S. 5-19.
10.
Klochko V.E., Galazhinskii E.V. Samorealizatsiya lichnosti: sistemnyi vzglyad.-Tomsk: Izdatel'stvo Tomskogo universiteta, 1999.-154 s.
11.
Luk'yanov O.V. Samoidentichnost' kak uslovie ustoichivosti cheloveka v menyayushchem-sya mire : avtoref. dis. … d-ra psikhol. nauk. Tomsk, 2009. 44 s.
12.
Melekhin A.I. Kachestvo zhizni v pozhilom i starcheskom vozraste: problemnye voprosy // Sovremennaya zarubezhnaya psikhologiya. 2016. Tom 5. №1. S. 53–63.
13.
Nekrasova E. V. Zhiznennyi mir cheloveka i podkhod k ego issledovaniyu // Vestnik ChGPU. 2008. №1.
14.
Nepomnyashchaya V. A. Psikhologicheskie mekhanizmy formirovaniya kachestva zhizni // SPZh. 2004. №20. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/psihologicheskie-mehanizmy-formirovaniya-kachestva-zhizni (data obrashcheniya: 09.09.2018)
15.
Proshchaev K.I., Gorelik S.G., Pritchina A.I. Kachestvo zhizni patsientov starcheskogo vozrasta // Vestnik novykh meditsinskikh tekhnologii.-2013. №1. http://medtsu.tula.ru/VNMT/Bulletin/E2013-1/4206.pdf
16.
Puchkov P.V. Kontseptual'nye osnovaniya preventsii gerontologicheskogo nasiliya v sovremennom Rossiiskom obshchestve: avtoref. diss. …d-ra. sotsiol. nauk. Samara, 2009. 15 s.
17.
Slanova A.Yu. Nasilie v sem'e kak sotsial'naya problema v sovremennoi Rossii // Diskussiya. 2015. №10 (62). URL: https://cyberleninka.ru/article/n/nasilie-v-semie-kak-sotsialnaya-problema-v-sovremennoy-rossii (data obrashcheniya: 05.10.2018).
18.
Tikhonova N. V., Dobretsova E. A., Astanina N. G., Il'yushenko V. M. Psikhologicheskii aspekt kachestva zhizni pozhilogo naseleniya // Meditsina i obrazovanie v Sibiri. 2014. № 4 – S. http://www.ngmu.ru/cozo/mos/article/abauthors.php?id=1518
19.
Turdubaeva E.K. Nasilie nad pozhilymi lyud'mi v obshchestve i v sem'e: reshenie problem // Sotsiologiya sem'i. 2007. № 4. S. 5–15.
20.
Bowling A., Hankins M. A short measure of quality of life in older age: The performance of the brief Older People's Quality of Life questionnaire (OPQOL-brief) // Archives of Gerontology and Geriatrics. 2013. Vol. 56. № 1. P. 181–187.
21.
Etienne G. World report on violence and health: summary / G. Etienne, L. Linda, A. James, B. Anthony // «Abuse of elderly». – 2002.-Chapter 5.-P. 125-145.
22.
Cyrulnik B. Peut-on parler de «resilience» chez les Bgfts? / Vieillissment et msilience. Marselle, 2004.
23.
Yon, Y., Mikton, C., Gassoumis, Z. and Wilber, K. Elder abuse prevalence in community settings: A systematic review and meta-analysis. The Lancet Global Health, 2017. 5 (2). P. 147-156.
24.
Ware, J. E. Interpreting SF36 summary health measures: a response / J. E. Ware, M. Kosinski // Quality of life research.  – 2001. – Vol. 10, № 5. – P. 405-413.