Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 2091,   статей на доработке: 300 отклонено статей: 804 
Библиотека

Вернуться к содержанию

Международные отношения
Правильная ссылка на статью:

Роль Е. М. Примакова во внешней политике России глазами французских исследователей
Трифонова Елизавета Дмитриевна

старший преподаватель, кафедра иностранных языков, факультет гуманитарных и социальных наук, Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего образования «Российский университет дружбы народов»

117198, Россия, г. Москва, ул. Миклухо-Маклая, 10 к.2, каб. 502

Trifonova Elizaveta Dmitrievna

senior researcher of the Department of Foreign Languages, Faculty of Humanities and Social Studies at Peoples' Friendship University of Russia

117198, Russia, g. Moscow, ul. Miklukho-Maklaya, 10 k.2, kab. 502

elizkin3@gmail.com

Аннотация.

Предметом исследования в данной статье является роль Е. М. Примакова во внешней политике России, которая рассматривается через призму французских исследований. Анализируются оценки, которые дают французские авторы, деятельности Е. М. Примакова в конце 90-х гг. и его влиянию на внешнюю политику России в целом. Предпочтение отдано ряду монографий, посвященным новейшей истории России, а также работам, в которых рассматривается внешняя политика Российской Федерации конца 1990-х – начала 2000-х гг. В качестве основных методов были использованы исторический, нарративный, а также сравнительно-исторический методы исторического исследования. Актуальность исследования обусловлена тем, что впервые подвергаются анализу взгляды французских исследователей на внешнюю политику Российской Федерации конца 1990-х гг. Е. М. Примаков является видным ученым, политическим деятелем. Е. М. Примаков занимал различные высокие государственные должности, возглавлял Службу внешней разведки, а после назначения на пост министра иностранных дел смог кардинально изменить внешнеполитический курс, которого придерживалась Россия в начале 1990-х гг. Е. М. Примакову удалось развернуть фокус российской внешней политики как на Восток, так и на страны ближнего зарубежья, что не могло остаться незамеченным французскими исследователями, большинство из которых считают Е. М. Примакова одним из главных архитекторов внешней политики современной России. Основным выводом данного исследования является тот факт, что деятельность Е. М. Примакова оказала существенное влияние на внешнюю политику России конца 1990-х гг. и на ее развитие в последующие годы.

Ключевые слова: внешняя политика, французские исследователи, Российская Федерация, многополярность, СНГ, ближнее зарубежье, Ближний Восток, НАТО, АСЕАН, Запад

DOI:

10.7256/2454-0641.2018.4.27962

Дата направления в редакцию:

09-11-2018


Дата рецензирования:

10-11-2018


Дата публикации:

10-11-2018


Abstract.

The subject of the research is the role of E. Primakov in Russia's external policy as viewed by French researchers. Trifonova analyzes Frency researchers' evaluations of E. Primakov's activity in late 90s and his influence on Russia's foreign policy in general. She focuses on monographs devoted to the newest period of Russia's history as well as researches of the foreign policy of the Russian Federation in late 1990s - early 2000s. The main research methods include historical, narrative, and comparative methods of historical research. The rationale of the research is caused by the fact that for the first time in the academic literature the author analyzes the views of French researchers on the foreign policy of the Russian Federation of late 1990s. Primakov is a famous scientist and politician who held different state positions, headed the Russia's Foreign Intelligence Service and being assigned for the position of the ministry of foreign affairs managed to fundamentally change the direction of external policy of Russia in early 1990s. E. Primakov managed to spin around the focus of Russia's foreign policy towards the East and post-Soviet countries. That was noted by French researchers, most of them believed E. Primakov to be one of the main makers of contemporary Russia's foreign policy. The main conclusion of the research is that E. Primakov's activity made a significant influence on Russia's foreign policy of late 1990s and development of this policy in recent years. 

Keywords:

former Soviet republics, CIS, multipolarity, Russian Federation, French researchers, foreign policy, Middle East, NATO, ASEAN, West

Роль Е. М. Примакова во внешней политике современной России не является до конца изученной как российскими, так и французскими исследователями. Однако и те и другие сходятся во мнении, что Е. М. Примаков внес значительный вклад в развитие России в целом, и в развитии внешней политики России на этапе ее становления, в частности. Будучи ученым-теоретиком, профессионалом, обладавшим фундаментальными научными знаниями в области мировой экономики, политики, международных отношений и безопасности, лауреатом Государственной премии Российской Федерации, Е. М. Примаков стал одним из основателей теории многополярного мира, согласно которой многополярное мироустройство является ареной для различных мировых акторов, взаимодействующих в рамках международных организаций, а формирование интеграционных объединений государств в области политики и экономики, в свою очередь, ведет к стабилизации в различных регионах мира [2; 1, р. 7].

Французские исследователи связывают формирование современной внешнеполитической концепции России с приходом в Министерство иностранных дел на пост министра Е. М. Примакова. После распада Советского Союза характерной чертой внешней политики новой России становится стремление присоединится к западному сообществу, однако, вскоре российскому руководству в лице Б. Н. Ельцина становится понятно, что прозападный курс не является приоритетным и выгодным для России. Все предыдущие попытки реинтеграции с Западом оказывались провальными, влияние России в мире уменьшалось, а также с 1993 года перед Россией встала угроза расширения НАТО на Восток, которая начинала становится реальностью. Все это обусловило смену главы министерства иностранных дел, в связи с чем в 1996 году Б. Н. Ельцин принимает решение о назначении на пост министра внешнеполитического ведомства Е. М. Примакова.

Многие французские исследователи, например, Э. Каррер д’Анкосс, А. Леклерк и др. называют назначение Е.М. Примакова на должность министра иностранных дел переломом во внешней политике России, так как в отличие от предыдущего либерального министра иностранных дел А. Козырева, Е. М. Примаков был убежден, что Россия является не только европейской страной, но, благодаря своему местоположению, обладает еще одной стратегически важной характеристикой, не присущей никакой другой стране – Россия является страной, объединяющей Европу, мусульманский Восток и Азию [4, 3]. Не ставя под сомнение важность отношений с Западом, Е. М. Примаков рассчитывает вернуть России ее прежнее геополитическое значение, положив в основу историю страны и ее потенциал [3, с. 293]. Таким образом, Е. М. Примаков намечает еще и восточный вектор развития российской внешней политики.

К. Терм называет Е. М. Примакова одним из архитекторов и главным мыслителем российской внешней политики на Ближнем Востоке в постсоветский период [13, р. 17]. Именно Е. М. Примакову приписывают заслугу сближения Российской Федерации и Тегерана. Е. М. Примаков в 1996 г. старается также восстановить влияние России в арабских странах во время своих визитов в Египет, Сирию, Ливан и др. С точки зрения ряда исследователей, шаги по восстановлению влияния России на Ближнем Востоке и в арабских странах, предпринятые Е. М. Примаковым, позволили России уже в 2001 году выступить против американского вторжения в Ирак, а также начать проводить независимую от Запада внешнюю политику [4; 12].

С приходом на пост министра иностранных дел Е. М. Примакова французские исследователи, такие как Э. Каррер д’Анкосс, Д. Тертри, И. Факон и др., связывают смещение фокуса российской внешней политики на зону ближнего зарубежья, которую Россия начинает рассматривать как зону своих интересов и влияния. Следует отметить, что при А. Козыреве, по мнению многих французских исследователей, Россия преследовала лишь цель сохранения отношений с бывшими республиками СССР, большинство из которых, провозгласив свою независимость после распада Советского Союза, погрязли в этнических конфликтах, что, в свою очередь, сильно повлияло на отношения как между самими этими странами, так и в рамках СНГ. М.-П. Рей называет именно восстановление отношений со странами ближнего зарубежья, где проживает около 25 миллионов русских, одним из приоритетов внешней политики Е. Примакова [8, р. 21]. Именно реализация этих намерений, а также вопросы безопасности и обуславливали возращение России в этот регион.

Основной региональной организацией для стран ближнего зарубежья является СНГ. При Е. М. Примакове Россия старается консолидировать свое влияние в СНГ, подписав договоры о реинтеграции с Беларусью (Договор о создании Сообщества России и Белоруссии 1996 г. и Договор о Союзе Беларуси и России 1997 г.), дружбе с Арменией, за которым последует договор о военном сотрудничестве, а также ряд других договоров. В Средней Азии, богатой углеводородами и другим сырьем, Россия начала предпринимать попытки возвратить влияние, утерянное в начале 1990-х годов, наращивая давление в области энергетики. Стремясь занять доминирующее положение в регионе, позднее, в 2000 году, России удалось стать основным партнером среднеазиатских республик в рамках созданной Организации Договора о коллективной безопасности [3, с. 293]. Д. Тертри также считает, что благодаря политике, инициированной Е. Примаковым, по переориентированию приоритетов в отношении постсоветского пространства, которая сопровождалась разочарованием стран, входивших ранее в Советский Союз, отношениями с Западом, который раньше они воспринимали как решение любых проблем, руководителям многих стран-участников СНГ удалось осознать то, что они во многих областях зависят от России [11, р. 40]. Фр. Том называет политику Е. М. Примакова в отношении стран СНГ более продуктивной по сравнению с политикой, которой придерживается В. Путин в отношении данной организации [13, р. 108].

Однако не все французские исследователи так единодушны в оценках политики, проводимой Е. М. Примаковым в отношении СНГ. Например, М. Мандра считает ее контрпродуктивной, а суждения о том, что СНГ является зоной влияния России – ошибочным, так как Россия, не обладая достаточными ресурсами и средствами, не могла привлечь к сотрудничеству еще более «обездоленные» страны [7, p. 113].

С Е. М. Примаковым французские исследователи связывают и укрепление отношений России с Китаем, которые в 2000-х годах перерастут в сотрудничество в только что созданных организациях БРИКС и Шанхайской организации сотрудничества. Между Россией и Китаем с 1996 года был подписан ряд соглашений о передаче ядерной технологии, эксплуатации энергоресурсов, военно-промышленного сотрудничества и торговли. Стремление к согласованным действиям в Центральной Азии было отражено в подписанном главами России, Китая, Казахстана, Таджикистана и Кыргызстана в Шанхае 26 апреля 1996 г. «Соглашении о мерах доверия в военной области в районе совместной границы». В результате была образована так называемая «Шанхайская пятерка», целью которой, по мнению Фр. Том, было сдерживание влияния западных стран в Центральной Азии [14], а уже на ее основе и ШОС.

А. Леклерк пишет, что именно благодаря очевидному отходу от попыток развернуться на Запад после смены главы МИД на Е. Примакова, Россия и Китай начали объединяться с целью помешать возникновению однополярного мира во главе с США, а также не желая принимать несправедливый международный порядок, благоприятствующий развитию промышленно развитых западных стран, и невмешательства во внутренние дела государств под девизом «защиты прав человека» [3, с. 337].

Следует отметить, что Е. М. Примаков, надеясь на содействие появлению многополярного мира, также пытался создать «стратегический треугольник» Москва – Нью-Дели – Пекин, но в связи со сложностью отношений и недоверием между Китаем и Индией этот проект был воспринят скептически и был обречен остаться лишь на бумаге [9, р. 60].

Также Е. М. Примаков сыграл немаловажную роль в укреплении позиций России в региональных организациях, таких как, например, Региональный форум АСЕАН, который на открытии форума в Джакарте в 1996 г. он назвал одним из главных полюсов многополярного мира [4, р. 215]. Именно благодаря активному участию Е. М. Примакова, по мнению Э. Каррер д’Анкосс, было инициировано принятие кодекса поведения сторон в Южно-Китайском море, регулирующий отношения между азиатскими государствами [4, р. 201].

В то же время акцент внешней политики делается и на отношениях с так называемыми «странами-изгоями» - Северной Корее, Ираком, Ираном, Ливией. С точки зрения многих французских исследователей, Москва, стараясь поддерживать отношения с Вашингтоном, делает все возможное, чтобы способствовать появлению глобальной антиамериканской коалиции и укрепления своего лидерства в ней: с 1998 г. Россия решает восстановить военно-техническое сотрудничество с Ираном, заявив о намерении заключить сделку о продаже экспериментального ядерного реактора и обещает помочь в производстве графита и тяжелой воды, необходимых для производства бомб, в нарушение соглашений Гора – Черномырдина 1995 г. Также Россия блокирует санкции против Индии и Пакистана в 1998 г. в связи с проведенными ядерными испытаниями, США тщетно пытается убедить Москву усилить эмбарго против Ирака [14]. Нельзя недооценивать и роль Е. М. Примакова в отношениях между Российской Федерацией и Ираком. Несмотря на то, что активная позиция, которую занял Е. М. Примаков на заседаниях Совета Безопасности ООН, не смогла помешать бомбардировкам в Ираке, как отмечает Э. Каррер д’Анкосс, ему удалось убедить Ирак, что Россия сможет повлиять на изменение ситуации в регионе [4, с. 219].

Именно Е. М. Примакову французские исследователи приписывают заслугу в отношении подписания в 1997 г. Основополагающего акта Россия – НАТО, целью которого было регулирование отношений между Россией и Североатлантическим альянсом после расширения последнего на Восток, а в последствии и создания на его основе ряда структур по взаимодействию России и НАТО, таких как Совместный постоянный совет Россия – НАТО. Однако следует отметить, что, например, Ж.-К. Ромер подчеркивает, что Совместный постоянный совет Россия – НАТО не воспринимался настолько же серьезно США, как Россией, а рассматривался Вашингтоном как простой форум, предназначенный для сохранения им решающей роли в Совете НАТО [9, р. 58].

Что касается отношений с западными странами, то французские исследователи отмечают, что Е. М. Примаков, развивая восточный внешнеполитический вектор, продолжал начатую А. Козыревым политику в отношении западных стран. Европейский Союз также остается одним из приоритетов во внешней политике – в 1996 г. Россия входит в Совет Европы, а в 1997 г. начинает участвовать на равных в работе «Большой семерки», которая в 1998 г. превратится в «восьмерку».

Многие исследователи отмечают, что политика, проводимая прежде всего В. В. Путиным, а также большинством министров иностранных дел после ухода Е. М. Примакова из Министерства иностранных дел, следует по заданному Е. М. Примаковым вектору [4, 8, 11]. Именно Е. М. Примаков хотел найти баланс сил с Западом, чтобы перераспределить зоны влияния в мире после окончания холодной войны, не отказываясь от сотрудничества с западными странами, и сделать СНГ одним из приоритетов во внешней политике [11, р. 38]. Благодаря шагам по укреплению отношений со странами-членами СНГ, предпринимаемыми сначала Е. М. Примаковым, а потом и В. В. Путиным, а также положительной динамике своего экономического развития, России, целью которой становится создание новых форм сотрудничества в рамках СНГ, удалось стать центром притяжения для государств-членов СНГ, реорганизовать интеграционные структуры СНГ в свою пользу, несмотря на напряженность, существующую в отношениях между странами-членами. [11, р. 128]. В. В. Путин, продолжая многополярный вектор развития внешней политики Е. М. Примакова, не признает однополярного мира во главе с США, пытается поддерживать отношения со странами, стоящими в оппозиции США такими, как Китай, Иран, Венесуэла и др.

Следует отметить, что большинство французских исследователей считают Е.М. Примакова одним их самых эффективных министров иностранных дел. В отличие от прозападно настроенного А. Козырева, Евгению Примакову удалось диверсифицировать российскую внешнюю политику, сделав отношения между Россией, Индией и Китаем более близкими, вернув Россию на Ближний Восток, а также активировав контакты с арабскими странами такими как Египет, Сирия, Иран, параллельно укрепив отношения с Турцией и Израилем, основанием для которых послужила враждебность по отношению к радикальным исламистским движениям, улучшить отношения с большинством стран СНГ, пытаясь вернуть эти страны в зону российского влияния, а спустя несколько лет Владимир Путин смог «сполна воспользоваться плодами этого «примаковского» наследия [5, р. 75].

Библиография
1.
Горохов А. А. Евгений Максимович Примаков о многополярном мире ХХI века // Русская политология – Russian Political Science. 2016. № 1. С. 5-14.
2.
Евгений Максимович Примаков [Электронный ресурс]. URL: https://www.imemo.ru/Primakov.html (дата обращения: 30.10.2018)
3.
Леклерк А. Русское влияние в Азии. М: Альпина Паблишер, 2014. 367 с.
4.
Carrère d'Encausse H. La Russie entre deux mondes. Paris: Fayard, 2010. 336 p.
5.
Gomart Th. Les conséquences du schisme russo-occidental. // Revue des deux mondes. 2015. P. 71-86
6.
Ibos-Hervé C. Les diplomates russes et la politique étrangère. // Les Etudes du CERI. 1997. № 32. 36 p.
7.
Мandras M. La Russie en mal de politique étrangère. // Pouvoirs. 1999. № 88. P. 107-120
8.
Rey M.-P. La Russie et l’Europe Occidentale: retour sur une relation complexe. // Note de l’Observatoire franco-russe. 2015. №10. 24 p.
9.
Romer J.-Ch. La politique étrangère russe sous Boris Eltsine. // Annuaire français de relations internationals. Bruxelles: Bruylant, 2001. V. II. P. 49-62
10.
Rucker L. La politique étrangère russe. A l'Ouest, du nouveau! // Le courrier des pays de l'Est. 2003. № 1038. P. 24-41
11.
Teurtrie D. Géopolitique de la Russie. Intégration régionale, enjeux énergétiques, influence culturelle. Paris: l'Harmattan, 2010. 337 p.
12.
Therme C. La puissance russe au Moyen-Orient: Retour ou déclin inéluctable? // Etudes de l'IRSEM. 2014. № 33. 57 p.
13.
Thom Fr. La politique étrangère de la Russie post-communiste. // Histoire & Liberté. La Russie nouvelle: 20 ans après l'effondrement de l'URSS. 2012. №47. P. 103-116
14.
Thom Fr. Une politique étrangère déterminée par les dynamiques internes // Boulevard Exterieur. 2012. [Электронный ресурс]. URL: http://www.boulevard-exterieur.com/print.php?rubrique=1&ssCat=&id=1839&PHPSESSID=496558d1fdf3 cf2647f591068fd1ae33 (дата обращения: 26.02.2013).
References (transliterated)
1.
Gorokhov A. A. Evgenii Maksimovich Primakov o mnogopolyarnom mire KhKhI veka // Russkaya politologiya – Russian Political Science. 2016. № 1. S. 5-14.
2.
Evgenii Maksimovich Primakov [Elektronnyi resurs]. URL: https://www.imemo.ru/Primakov.html (data obrashcheniya: 30.10.2018)
3.
Leklerk A. Russkoe vliyanie v Azii. M: Al'pina Pablisher, 2014. 367 s.
4.
Carrère d'Encausse H. La Russie entre deux mondes. Paris: Fayard, 2010. 336 p.
5.
Gomart Th. Les conséquences du schisme russo-occidental. // Revue des deux mondes. 2015. P. 71-86
6.
Ibos-Hervé C. Les diplomates russes et la politique étrangère. // Les Etudes du CERI. 1997. № 32. 36 p.
7.
Mandras M. La Russie en mal de politique étrangère. // Pouvoirs. 1999. № 88. P. 107-120
8.
Rey M.-P. La Russie et l’Europe Occidentale: retour sur une relation complexe. // Note de l’Observatoire franco-russe. 2015. №10. 24 p.
9.
Romer J.-Ch. La politique étrangère russe sous Boris Eltsine. // Annuaire français de relations internationals. Bruxelles: Bruylant, 2001. V. II. P. 49-62
10.
Rucker L. La politique étrangère russe. A l'Ouest, du nouveau! // Le courrier des pays de l'Est. 2003. № 1038. P. 24-41
11.
Teurtrie D. Géopolitique de la Russie. Intégration régionale, enjeux énergétiques, influence culturelle. Paris: l'Harmattan, 2010. 337 p.
12.
Therme C. La puissance russe au Moyen-Orient: Retour ou déclin inéluctable? // Etudes de l'IRSEM. 2014. № 33. 57 p.
13.
Thom Fr. La politique étrangère de la Russie post-communiste. // Histoire & Liberté. La Russie nouvelle: 20 ans après l'effondrement de l'URSS. 2012. №47. P. 103-116
14.
Thom Fr. Une politique étrangère déterminée par les dynamiques internes // Boulevard Exterieur. 2012. [Elektronnyi resurs]. URL: http://www.boulevard-exterieur.com/print.php?rubrique=1&ssCat=&id=1839&PHPSESSID=496558d1fdf3 cf2647f591068fd1ae33 (data obrashcheniya: 26.02.2013).