Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 2076,   статей на доработке: 302 отклонено статей: 873 
Библиотека
Статьи и журналы | Тарифы | Оплата | Ваш профиль

Вернуться к содержанию

Роль возраста при оценке внешнего облика человека
Погонцева Дарья Викторовна

кандидат психологических наук

доцент, Южный федеральный университет

344002, Россия, Ростовская область, г. Ростов-на-Дону, ул. Тургеневская, 40

Pogontseva Daria Viktorovna

PhD in Psychology

associate professor of the Department of Social Psychology at Southern Federal University

344002, Russia, Rostovskaya oblast', g. Rostov-Na-Donu, ul. Turgenevskaya, 40, kv. 13

dpogontseva@gmail.com
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

Предметом исследования является рассмотрение феноменов эйджизма и лукизма. В работе рассматривается роль возраста при оценке внешнего облика как привлекательного. Приводится теоретический анализ исследований посвященных оценке внешнего облика как красивого, а также роли возраста объекта оценивания на формирование представлений об успехе, здоровье и красоте. Делается акцент на триаде "молодость-здоровье-красота", как ключевом моменте категоризации другого. Таким образом, мы поставили целью нашего исследования изучить особенности оценки внешнего облика другого и проявление эйджизма у молодых девушек. В связи с целью исследования. нами был разработан комплект из 15 черно-белых портретов (фотографии) женщин разных возрастов (от 18 до 60 лет), которые респондентам предлагалось оценить по ряду критериев, в том числе насколько девушка на фото красивая, счастливая, успешная в профессии и успешная в личной жизни, а также предположить ее возраст. Эмпирическим объектом стали 30 девушек, в возрасте от 18 до 25 лет (средний возраст 22 года). Представлены эмпирические данные, который указывают на то, что возраст объекта оценивания не влияет на приписывание тех или иных характеристик (которые указывают на эйджизм), однако существуют тенденции к такому влиянию. Делается вывод о необходимости в дальнейших исследованиях расширить выборку увеличив возрастной диапазон субъектов оценивания. Также важно провести исследование относительно мужчин, как объектов, так и субъектов исследования.

Ключевые слова: дискриминация, лукизм, эйджизм, внешний облик, категоризация, возраст, молодость, красота, социальная психология, женщины

DOI:

10.25136/2409-8701.2018.6.27961

Дата направления в редакцию:

09-11-2018


Дата рецензирования:

09-11-2018


Дата публикации:

11-11-2018


Исследование выполнено при поддержке Российского научного фонда, проект № 17¬18¬01260 «Социальная психология внешнего облика: функции, значимость, удовлетворенность, обеспокоенность, интерпретации в межличностном и внутригрупповом взаимодействии в молодежной среде».

Keywords:

discrimination, lookism, ageism, externel appearance, categorization, age, youth, beauty, social psychology, female

«Красивый внешний облик человека» является категорией с одной стороны «обыденного» уровня, оценивание другого как красивого или не красивого мы используем часто и практически во всех сферах жизни. С другой стороны, научные исследования, посвященные проблеме восприятия и оценивания внешнего облика человека как красивого или не красивого, на данном этапе носят фрагментарный характер. Это обусловлено прежде всего субъективностью (как в случаях любой категоризации Другого) и изменчивостью (наполнение данной категории зависит как от исторического этапа, так и от этно-географических условий). Кроме этого, на оценку внешнего облика как красивого может влиять история (или ее отсутствие) взаимоотношений, стереотипы, установки, различные эффекты восприятия, пол и возраст как субъекта, так и объекта оценивания ит.д. В тоже время, современная социально-психологическая, а также культурная, политическая, социологическая и экономическая ситуации диктуют нам необходимость интегративного осмысления данного феномена. Таким образом, необходимо понимать, что категория «красивый внешний облик» это прежде всего контекстуально обусловленный процесс категоризации Другого, с большим количеством «внешних» и «внутренних» факторов, совокупность которых может оказывать влияние в различной степени.

Исходя из всего вышесказанного, мы можем говорить о том, что на формирование представлений о «красивом внешнем облике человека» влияют политическая, экономическая, религиозная и социокультурная обстановка региона / страны. Невозможно исключить роль формирования «моды» как самостоятельного феномена, которая реагируя на социальные явления, по сути, визуально презентирует представления о «красивом внешнем облике». При этом, в современном мире мода занимает все более важное место в формировании внешнего облика, так Л. Рудова [10] отмечает, что СМИ формируют определенный стереотип в которой красота рассматривается как «средство позволяющее подняться по социальной лестнице. Такая тенденция приводит к тому, что сама красота становится товаром, который можно достичь при определенных экономических затратах (макияж и средства по уходу за телом, модная одежда, пластическая и эстетическая хирургия, спорт и т.д.). Е. Ярская-Смирнова с П. Романовым [12] рассматривая границы тела отмечают, что «люди понимают и оценивают, дисциплинируют и маркируют свои тела и тела других, исходя из опыта и знаний, помещают тело и телесный опыт в рамки, ограничивают и определяют». О. Вайнштейн [2] рассматривая метаморфозы модного тела отмечает, что на наших глазах происходит оформление нового телесного канона в моде, новые медиа (интернет, блоги о моде и красоте) способствуют расширению нормативных представлений о телесности. Кроме того, автор [2] подчеркивает, что обычно мода быстро реагирует на изменения в способах репрезентации тела — в фотографии, в рекламе и в новых медиа — прежде всего в Интернете и в блогосфере.

Э. Фишер [11] анализируя наше взаимодействие с одеждой и аксессуарами, как «экипировкой» тела отмечает, что сумка, в зависимости от ее веса, размера и то как мы ее несем (на плече, на локтевом сгибе, на вытянутой руке или под мышкой), влияют на позу, манеру двигаться и жесты, а также оказывает влияние на проксемические особенности взаимодействия. Таким образом, автор отмечает, что на восприятие объекта оценивания оказывает влияние оформление внешнего облика / экипировка, будь то одежда, обувь, сумка, украшения, часы, духи, брелок для ключей, чашка и, с некоторых пор, мобильный телефон или любой другой объект.

Рассматривая проблему эстетической оценки своего внешнего облика женщинами В.А. Лабунская [5] подчеркивает, что акцент на «внешней красоте» способствует масштабной эскалации визуальных образов «красивой женщины», что в свою очередь формирует чувства «обеспокоенности своим внешним обликом» и провоцирует стремление изменить/модифицировать тело для соответствия этим «канонам». Также, подтверждением эскалации данного феномена могут являться новые издания с заголовками «Выглядеть моложе» (Джонс Р., 2009); «Эко-омоложение» (Дичковская Н., 2017); а на волне моды «восточных» практик появилось огромное количество книг «Корейские секреты красоты» (Чо Ш., 2018); «Корейская философия красоты» (Ли В., 2017); «Японское искусство женской красоты» (Жобер Э.Ж.; 2014); «Китайские секреты красоты» (Луба Е., 2016), которые акцентируют связь молодость-красота-успех-счастье. Триада «молодость-красота-здоровье» является краеугольным камнем современной социальной психологии красивого внешнего облика.

Вопрос о дискриминации по внешнему облику начал активно изучался как в зарубежных, так и в отечественных исследованиях в 20-м веке. В работе В.А. Лабунской, А.А. Бзезян и Д.В. Погонцевой [1] подчеркивается, что дискриминацию на основе внешнего облика необходимо изучать в совокупности с другими видами дискриминации, такими как дискриминация по гендерному признаку, этническая дискриминация, дискриминация по возрасту (эйджизм) и т.д.

В зарубежной психологии различные аспекты эйджизма изучаются с 1960-х гг (Р. Батлер). Изначально эйджизм рассматривался, прежде всего, как совокупность негативных стереотипов о старости и старении, дискриминационных практиках в адрес пожилых людей, как на уровне межличностных отношений, так и на уровне функционирования различных общественных институтов. Однако не смотря на историю изучения данного феномена, акцент на оценку внешнего облика как красивого – не делался, а если и затрагивался то – вскользь, как дополнительный параметр.

По мнению Лабунской В.А. и Дроздовой И.И. [6], одной из главных проблем в социальной психологии внешнего облика является проблема значимости и ценности внешнего облика в современном обществе, а также проблема факторов, обуславливающих сензитивность к внешнему облику, его оценки и самооценки.

Ряд исследователей (Арина Г. А., Мартынов С. Е; Бухлина Л. Ю.; Лабунская В. А.; Малкина-Пых И. Г.) полагают, что значимость и эмоциональная оценка внешнего облика способны актуализировать переживания относительно своего внешнего облика, а также что оценки внешнего облика способны привести к росту тревоги, депрессии, формированию «страха перед оценкой внешнего облика», в том случае, когда ему придается особо значимая сила. В своей работе В.А. Лабунская [3] указывает на то, что: «В мире визуальной культуры «позицию Другого», «чужого взгляда», влияющего на формирование внешнего облика, выполняют различные средства массовой информации. Они формируют типы внешнего облика, можно сказать, «видимого человека», а вместе с ними задают параметры образа жизни, соответствующие отношения, состояния, представления...». При этом, в работе Прокофьевой Т.А. и Колесниковой Е.И. [9] допускается возможность существования зависимости восприятия внешней привлекательности от различных по уровню ценностей человека, так как, по мнению авторов, внешняя привлекательность характеристика субъективная для каждого человека.

Так, в результате исследования аттрактивности внешнего облика женщины-предпринимателя, Лабунская В.А. [4] приходит к следующему выводу: «влияние степени привлекательности внешнего облика женщин-предпринимателей, представляющих средний и малый бизнес, на выраженность стремления других предпринимателей сотрудничать с ними опосредовано взаимодействием гендерного фактора и принадлежностью участников исследования к группе предпринимателей и непредпринимателей». Рассматривая вопрос оценки привлекательности внешнего облика женщин-предпринимателей, К.Г. Нестерова-Маликова [7] пишет о том, что внешний облик у мужчин и женщин участвует в формировании образа делового человека. Результаты ее исследования говорят о том, что представления о внешнем облике являются фактором, обуславливающим положительные оценки внешности женщины-предпринимателя, автор также отмечает роль возраста на формирование отношения к женщине предпринимателю и оценку привлекательности.

В западной социальной психологии установлено, что дискриминации может подвергаться любая возрастная группа. Исследования относительно социального неравенства показывают, что часто, наряду с пожилыми людьми разнообразные варианты дискриминации испытывают и люди молодого возраста. Изучению двойным стандартам эйджизма при оценке внешней красоты посвящена работа Teuscher U. и Teuscher Ch. [14], они выяснили, что женщины пожилого возраста чаще оценивались как более привлекательные, чем пожилые мужчины, вне зависимости от возраста субъекта оценки. Ряд авторов отмечают, что феномен эйджизма значительно распространен в представлениях о внешнем облике другого человека обусловленом СМИ, пропагандирующих стереотип «здоровый, молодой, красивый».

Таким образом, мы поставили целью нашего исследования изучить особенности оценки внешнего облика другого и проявление эйджизма у молодых девушек. Как мы отмечали ранее [8] специфика изучения феномена «красивого внешнего облика» и «лукизма» (т.е. дискриминации по внешнему облику) заключается в визуализации стимулов. В связи с этим, нами был разработан комплект из 15 черно-белых портретов (фотографии) женщин разных возрастов (от 18 до 60 лет) (рис 1).

С позиции восприятия женщин разных возрастных групп и оценивая их по таким критериям как насколько девушка на фото красивая, счастливая, успешная в профессии и успешная в личной жизни. Эмпирическим объектом стали 30 девушек, в возрасте от 18 до 25 лет (средний возраст 22 года).

Рис. 1 Пример фотографий (фотография 1 и 15)

Нами было выявлено, что при демонстрации фотографий, на которых субъектам оценивания от 18 до 60 лет, девушкам младшего возраста чаще приписывают больший возраст, а женщинам старше 40 наоборот меньший. Это может быть вызвано, с одной стороны, внутренним готовностью респондентов усреднить воспринимаемые стимулы, с другой стороны, анализируя фотографии и современные СМИ и рекламу, мы видим, что оценка возраста все больше затруднена, как современными средствами омоложения для старшего поколения, так и использование макияжа молодыми девушками, который внешне «взрослит».

Для рассмотрения роли возраста субъекта оценивания в оценке возраста и социально-психологических характеристик объекта оценивания. В ходе нашего исследования мы выявили, что в целом не существует связи между возрастом и большинством оценок, однако, мы выявили, что возраст респондентов повлиял на оценку возраста объекта оценивания (фото 1), нами была выявлена обратная корреляционная связь (r=-0,312, при p < 0,05), то есть чем выше возраст респондентов, тем более юный возраст они приписывали объекту оценивания. Это может быть обусловлено тем, что на первой фотографии представлена юная девушка с хорошей кожей, легким макияжем и аккуратной прической. Средний возраст, который ей приписывали респонденты М=20, и средняя погрешность составила менее 2 лет (девушке на фото 1 - 18 лет).

Мы также выявили, что возраст респондентов повлиял на оценку красоты объекта оценивания (фото 15), нами была выявлена обратная корреляционная связь (r=-0,272, при p <0,05), то есть чем выше возраст респондентов, тем менее красивой они считали объект оценивания. В данном случае, такой результат может быть обусловлен тем, что одной из причин появления эйджизма является страх старости, в связи с этим, возможно, образ, представленный на фотографии, не является для респондентов привлекательным с точки зрения предполагаемого образа себя в будущем (на фото 15 женщина с паспортным возрастом – 60 лет).

Таким образом, полученные данные позволяют говорить о том, что молодые девушки в возрасте 18 до 25 лет одинаково оценивают женщин любых возрастов, однако по таким характеристикам как «счастье» и «профессиональный успех» имеют значения близкие к значимым и указывают на тенденцию, мы предполагаем, что увеличение возрастного диапазона респондентов могут проявить дополнительные корреляционные связи.

Также нами было выявлено, что при демонстрации фотографий на которых субъектам оценивания от 18 до 60 лет, девушкам младшего возраста чаще приписывают больший возраст, а женщинам старше 40 наоборот меньший. Это может быть вызвано, внутренней готовностью респондентов усреднить воспринимаемые стимулы. Однако полученные нами данные лишь косвенно указывают на имеющиеся тенденции к проявлению эйджизма, это можно объяснить как небольшой выборкой, так и отсутствием контрольной группы в качестве которой могли бы выступить женщины значимо старшего возраста. В дальнейшем мы планируем расширить выборку субъектов оценивания по возрасту, а кроме этого рассмотреть особенности проявления эйджизма среди мужчин.

Исходя из всего вышесказанного, триада «молодая-красивая-успешная» является устойчивым компонентом восприятия женщин. Данное направление считаем весьма перспективным в связи с тем, что в настоящее время усиливается актуальность вопроса о внешней привлекательности и триады «молодость-красота-успех». В дальнейших исследованиях необходимо усилить эмпирическую базу и расширить выборку. Также важно провести исследование относительно мужчин, как объектов, так и субъектов исследования - изучить влияние данной триады на восприятие мужчинами внешнего облика других мужчин и женщин, а также исследовать взаимосвязь восприятия внешнего облика и наличие, и выраженность эйджизма у мужчин.

Библиография
1.
Бзезян А.А., Лабунская В.А., Погонцева Д.В. Особенности применения фото-визуальных технологий в исследовании отношения к дискриминационному поведению в ситуациях этнического взаимодействия // Studia Humanitatis, 2017, №3, 11 с.
2.
Вайнштейн О. Б. Метаморфозы модного тела: города и блоги // Теория моды: одежда, тело, культура. 2014. № 33. С. 11–31
3.
Лабунская В. А. Не язык тела, а язык души! Психология невербального выражения личности.-Ростов н/Д : Феникс, 2009.-344 с.
4.
Лабунская В.А. Теоретико-эмпирический анализ феномена аттрактивности внешнего облика женщины-предпринимателя и готовности других предпринимателей к сотрудничеству с ней // Человек. Сообщество. Управление, 2008, №4, С. 30 – 40.
5.
Лабунская В.А. Эстетическая оценка своего лица и значимость внешнего облика для женщин, использующих различные практики преобразования внешнего облика // Лицо человека как средство общения: Междисциплинарный подход / Отв. Ред. В.А. Барабанщиков, А.А. Демидов, Д.А. Дивеев. – М.: Когито-Центр, 2012. С.45-56
6.
Лабунская В.А., Дроздова И.И. Теоретико-эмпирический анализ влияния социально-психологических факторов на оценки, самооценки молодыми людьми внешнего облика, Российский психологический журнал, 2017, Т. 14, №2, С. 202 – 226.
7.
Нестерова-Маликова К.Г. Оценка привлекательности внешнего облика женщин-предпринимателей // Известия высших учебных заведений. Северо-Кавказский регион. Общественные науки, 2006, С. 48 – 50.
8.
Погонцева Д.В. Методы исследования феномена «лукизм» в современной психологии // Психология и Психотехника. — 2018.-№ 4.-С.21-26. DOI: 10.7256/2454-0722.2018.4.27696. URL: http://e-notabene.ru/ppp/article_27696.html
9.
Прокофьева Т.А., Колесникова Е.И. Восприятие в системе межличностных отношений студентов // Вестник Самарской гуманитарной академии, серия «Психология», 2008, №1(3), С. 43 – 49.
10.
Рудова Л. Девочки, красота и женственность. Постсоветские «потребительские сказки». По материалам современной литературы для девочек-подростков. // Теория моды. Одежда. Тело. Культура. 2012, № 23. С. 11-39.
11.
Фишер Э. В теле субъекта. Распад тела в западной перформативной культуре // Теория моды, 2018, № 47
12.
Ярская-Смирнова Е., Романов П. Границы тела: Биовласть публичной анатомии // Теория моды, 2013/14, №30, С.137-159.
13.
Chang F. M., Jarry J. L., Kong M. A. Appearance investment mediates the association between fear of negative evaluation and dietary restraint // Body Image.-2014.-Vol. 11.-P. 72-76.-DOI: 10.1016/j.bodyim.2018.04.16.
14.
Teuscher U. and Teuscher Ch. Reconsidering the double standard of aging: Effects of gender and sexual orientation on facial attractiveness ratings // Personality and Individual Differences.-2007.-Vol. 42.-№ 4.-Р. 631-639
References (transliterated)
1.
Bzezyan A.A., Labunskaya V.A., Pogontseva D.V. Osobennosti primeneniya foto-vizual'nykh tekhnologii v issledovanii otnosheniya k diskriminatsionnomu povedeniyu v situatsiyakh etnicheskogo vzaimodeistviya // Studia Humanitatis, 2017, №3, 11 s.
2.
Vainshtein O. B. Metamorfozy modnogo tela: goroda i blogi // Teoriya mody: odezhda, telo, kul'tura. 2014. № 33. S. 11–31
3.
Labunskaya V. A. Ne yazyk tela, a yazyk dushi! Psikhologiya neverbal'nogo vyrazheniya lichnosti.-Rostov n/D : Feniks, 2009.-344 s.
4.
Labunskaya V.A. Teoretiko-empiricheskii analiz fenomena attraktivnosti vneshnego oblika zhenshchiny-predprinimatelya i gotovnosti drugikh predprinimatelei k sotrudnichestvu s nei // Chelovek. Soobshchestvo. Upravlenie, 2008, №4, S. 30 – 40.
5.
Labunskaya V.A. Esteticheskaya otsenka svoego litsa i znachimost' vneshnego oblika dlya zhenshchin, ispol'zuyushchikh razlichnye praktiki preobrazovaniya vneshnego oblika // Litso cheloveka kak sredstvo obshcheniya: Mezhdistsiplinarnyi podkhod / Otv. Red. V.A. Barabanshchikov, A.A. Demidov, D.A. Diveev. – M.: Kogito-Tsentr, 2012. S.45-56
6.
Labunskaya V.A., Drozdova I.I. Teoretiko-empiricheskii analiz vliyaniya sotsial'no-psikhologicheskikh faktorov na otsenki, samootsenki molodymi lyud'mi vneshnego oblika, Rossiiskii psikhologicheskii zhurnal, 2017, T. 14, №2, S. 202 – 226.
7.
Nesterova-Malikova K.G. Otsenka privlekatel'nosti vneshnego oblika zhenshchin-predprinimatelei // Izvestiya vysshikh uchebnykh zavedenii. Severo-Kavkazskii region. Obshchestvennye nauki, 2006, S. 48 – 50.
8.
Pogontseva D.V. Metody issledovaniya fenomena «lukizm» v sovremennoi psikhologii // Psikhologiya i Psikhotekhnika. — 2018.-№ 4.-S.21-26. DOI: 10.7256/2454-0722.2018.4.27696. URL: http://e-notabene.ru/ppp/article_27696.html
9.
Prokof'eva T.A., Kolesnikova E.I. Vospriyatie v sisteme mezhlichnostnykh otnoshenii studentov // Vestnik Samarskoi gumanitarnoi akademii, seriya «Psikhologiya», 2008, №1(3), S. 43 – 49.
10.
Rudova L. Devochki, krasota i zhenstvennost'. Postsovetskie «potrebitel'skie skazki». Po materialam sovremennoi literatury dlya devochek-podrostkov. // Teoriya mody. Odezhda. Telo. Kul'tura. 2012, № 23. S. 11-39.
11.
Fisher E. V tele sub''ekta. Raspad tela v zapadnoi performativnoi kul'ture // Teoriya mody, 2018, № 47
12.
Yarskaya-Smirnova E., Romanov P. Granitsy tela: Biovlast' publichnoi anatomii // Teoriya mody, 2013/14, №30, S.137-159.
13.
Chang F. M., Jarry J. L., Kong M. A. Appearance investment mediates the association between fear of negative evaluation and dietary restraint // Body Image.-2014.-Vol. 11.-P. 72-76.-DOI: 10.1016/j.bodyim.2018.04.16.
14.
Teuscher U. and Teuscher Ch. Reconsidering the double standard of aging: Effects of gender and sexual orientation on facial attractiveness ratings // Personality and Individual Differences.-2007.-Vol. 42.-№ 4.-R. 631-639