Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 1993,   статей на доработке: 313 отклонено статей: 756 
Библиотека
Статьи и журналы | Тарифы | Оплата | Ваш профиль

Вернуться к содержанию

Психосемантика субъективных представлений билингвов и монолингвов об искусственном билингвизме
Рафикова Антонина Семеновна

аспирант, Государственный академический университет гуманитарных наук

119049, Россия, г. Москва, пер. Мароновский, 26

Rafikova Antonina

post-graduate student at State Academic University for Humanities

119049, Russia, Moscow, per. Maronovski, 26

antoninaraf@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

Статья посвящена психосемантическому исследованию межличностного восприятия билингвов у билингвов и монолингвов. Вопросам билингвизма посвящено множество исследований, но его влияние на структуру семантического пространства межличностного восприятия изучено не было. Предметом исследования является структура субъективных представлений билингвов и монолингвов об искусственном билингвизме. Объектом исследования стали субъективные представления об искусственном билингвизме. Целью данного исследования явилось выяснение модификации семантического пространства межличностного восприятия билингвов в зависимости от факта владения/невладения иностранным языком. Методом исследования стала оригинальная методика частного семантического дифференциала, созданная для исследования и реконструкции системы значений, посредством которой происходит межличностное восприятие билингвов. Реконструкция семантического пространства межличностного восприятия билингвов на двух контрастных выборках показала, что размерность и содержание семантических пространств билингвов и монолингов существенно различаются. Для выборки монолингвов было выделено четыре значимых фактора семантического пространства: сложность в общении, энтузиазм, эксцентричность, симпатия. Семантическое пространство выборки билингвов оказалось трехмерным: энтузиазм, доброжелательность, скромность. Новизна исследования заключается в использовании в качестве способа сравнения факторных структур двух выборок метода объединения данных. Это позволило выявить, что по сравнению с монолингвами билингвы склонны воспринимать билингвов как более целеустремленных и открытых в общении, тогда как монолингвы воспринимают билингвов скорее как апатичных и закрытых.

Ключевые слова: психосемантика, искусственный билингвизм, межличностное восприятие, билингвы, монолингвы, владение иностранным языком, семантическое пространство, семантический дифференциал, факторный анализ, метод объединения данных

DOI:

10.7256/2454-0722.2018.4.27818

Дата направления в редакцию:

30-10-2018


Дата рецензирования:

31-10-2018


Дата публикации:

02-11-2018


Keywords:

psychosemantics, artificial bilingualism, interpersonal perception, bilinguals, monolinguals, foreign language proficiency, semantic space, semantic differential, factor analysis, pooled data method

Проблема межличностного восприятия искусственного билингвизма.

Являясь многоаспектной и междисциплинарной проблемой, билингвизм является предметом изучения целого ряда наук. Он изучается в психологии, лингвистике, психолингвистике, социологии, логопедии, лингводидактике. Согласно социолингвистическому словарю, билингвизм – владение, наряду со своим родным языком, еще одним языком в пределах, обеспечивающих общение с представителями другого этноса в одной или более сферах коммуникации, а также практика использования двух языков в одном языковом сообществе. Исходя из такого понимания, билингв – человек, владеющий двумя языками [10]. Е.К. Черничкина определяет искусственный билингвизм как «владение двумя лингвокультурными кодами». Его характерные признаки: 1) асимметричная коммуникативная компетенция в отношении двух языковых кодов; 2) управляемый характер становления искусственного билингвизма; 3) специфическая коммуникативная траектория становления искусственного билингва [18]. Существует различные критерии типологизации видов билингвизма. По способу овладения иностранным языком выделяют естественный и искусственный типы билингвизма. Естественный билингвизм возникает в иноязычной языковой среде при спонтанной речевой практике. Второй язык при искусственном билингвизме осваивается в учебной обстановке, при этом необходимо использование волевых усилий и специальных методов и приемов [3]. Кроме этого, по последовательности усвоения языков различают симультанный (одновременный) и сукцессивный (последовательный) виды билингвизма. Симультанное двуязычие предполагает одновременное усвоение двух языков, когда ребенок с рождения находится в двуязычном окружении [11]. Сукцессивное двуязычие формируется, когда человек усваивает последовательно сначала один язык (родной, материнский, семейный, первый, Я1), затем на его основе выстраивает систему второго языка (Я2) [11].

Феномен искусственного билингвизма представляет собой поэтапный процесс овладения иностранным языком в учебной обстановке. Условно выделяется, по крайней мере, 5 этапов становления искусственного билингвизма: предречевой, раннеречевой, речевой, этап порогового владения и этап продвинутого свободного владения [7]. На каждом этапе становления искусственного билингвизма наблюдается своеобразное сочетание различных психологических компонентов. Меняется уровень и характер мотивации изучения иностранного языка, изменяется уровень языковой тревожности. Постепенно формируется вторичная языковая личность, новая языковая и концептуальная картины мира. Происходит формирование вторичного языкового сознания, когнитивного сознания и прагматикона. Межкультурная коммуникация на последних стадиях радикально меняется, наполняется новыми когнитивными стратегиями, знанием новых коммуникативных ситуаций и навыками корректного общения в них. Появляется возможность осознанного конструирования межкультурных интеракций. Межличностное восприятие билингвов трансформируется под влиянием гибкости, подвижности и многомерности билингвального сознания. На продвинутом и свободном уровне становления билингва межличностное восприятие базируется на оценке интеллектуальных особенностей и отношения человека к труду. Появляется чувство «превосходства» и «покровительственное отношение» к окружающим, появляется возможность более дифференцировано воспринимать себе подобных [7].

Предполагается, что различное сочетание психологических аспектов феномена искусственного билингвизма на разных этапах его становления приводит к тому, что личность билингва определенным образом меняется, «усложняется» по сравнению с человеком, который не владеет иностранным языком, что должно приводить к различиям в межличностном восприятии и представлениях о себе. Однако данные об особенностях восприятия людей, владеющих иностранным языком, практически отсутствуют. Проблема представлений об искусственном билингвизме изучена гораздо меньше. В нескольких исследованиях был применен нарративный метод для изучения представлений учащихся об изучении и преподавании второго языка и языке самом [23, 24]. Концепция имплицитных теорий интеллекта легла в основу исследования причинно-следственных связей между представлениями студентов о процессе изучения иностранного языка, их целевой ориентацией и реакцией на неудачу с помощью метода анкетирования [25]. При этом феномен искусственного билингвизма не представляется полным без рассмотрения различных аспектов межличностного восприятия людей, владеющих иностранным языком.

Целью данного исследования явилось выяснение модификации семантического пространства межличностного восприятия билингвов в зависимости от факта владения/невладения иностранным языком. С этой целью нами был применен метод частного дифференциала. По мнению А.Г. Шмелева, «частные варианты семантического дифференциала «схватывают» в своих факторах не только обобщения направлений реакций, но и обобщения самих стимулов по предметным основаниям» [19]. Построение частных СД позволяет проводить более тонкий семантический анализ, а сами факторные структуры могут интерпретироваться как категориальная сетка данных понятийных классов [13]. В последние годы психосемантические исследования проводятся, в том числе, в маркетинге [21], в социологических исследованиях [22], для изучения этнических стереотипов [26].

Процедура и методы

Разработка методики. Для исследования субъективных представлений об искусственном билингвизме был разработан частный семантический дифференциал (СД) [5].

В рабочий вариант частного семантического дифференциала исследования и реконструкции системы значений, посредством которой происходит межличностное восприятие билингвов, вошли 12 биполярных шкал: общительные – закрытые, надменные – скромные, дружелюбные – замкнутые, эгоистичные – отзывчивые, смелые – осторожные, ленивые – трудолюбивые, мобильные – медлительные, заботливые – равнодушные, плохие – хорошие, безынициативные – деятельные, безответственные – ответственные, эмоциональные – уравновешенные, безразличные к новому – любознательные [5].

Список репертуарных персонажей для ЧСД был составлен в результате анализа данных, полученных по итогам качественных методов: анализа отдельных случаев с использованием полуструктурированного интервью, биографического метода, модифицированной методики «Line life» для изучения освоения иностранного языка. Репертуарный список для изучения билингвизма включал 14 позиций (персонажей): «родственник, владеющий иностранным языком», «друг или подруга, владеющие иностранным языком», «преподаватель иностранного языка», «человек, который начализучать иностранный язык в связи с переменами в личной жизни», «человек, для которого изучение иностранных языков является хобби», «человек, которому знание иностранного языка поспособствовало в профессиональной деятельности». Также в список персонажей были включены элементы «Я сейчас» и « Я, если бы владел иностранным языков как носитель языка» [6].

Выборка и процедура. Обследование проводилось в 2017 году, в нем приняли участие 315 человек (239 женщин и 76 мужчин в возрасте от 18 до 69 лет, студенты и выпускники лингвистических ВУЗов, филологических, естественнонаучных и технических факультетов различных ВУЗов). Одна группа респондентов - 78 человек (33 мужчины и 45 женщин) - прошла тестирование с помощью бланкового варианта, другая - 237 (36 мужчин и 201 женщина) - онлайн. В начале обследования предлагалось указать информацию о себе: фамилия, имя (при желании респондента пройти тест анонимно, можно было указать никнейм), ВУЗ, факультет, возраст, уровень владения иностранным языком; далее - предлагалось подобрать знакомых людей на «роли», представленные в списке ролевых персонажей, и заполнить бланк частного СД в соответствие с инструкцией, оценив своих знакомых по 6-балльной шкале. Пример первого этапа онлайн-версии тестирования представлен на рис. 1

Результаты

В ходе обследования было получено 315 протоколов частного СД, что привело к образованию куба данных 315*17*15 (испытуемые * конструкты * персонажи). Куб данных был «сжат» суммированием слоев по оси «испытуемые», в результате чего образовалась групповая матрица реакций испытуемых 17*15 - «конструкты * персонажи». Оценить трансформации семантического пространства межличностного восприятия искусственного билингвизма в зависимости от факта владения/невладения иностранным языком было решено путем сравнения семантических пространств контрастных групп обследуемых. В соответствии с уровнем владения иностранным языком выборка была разделена на билингвов и монолингвов. Группа билингвов состояла из студентов и выпускников иностранных вузов, лингвистических вузов, филологических факультетов нелингвистических вузов, студентов естественнонаучных и технических вузов, оценивших свой уровень знания иностранного языка как продвинутый (B2) или уровень профессионального владения (С1) или уровень владения в совершенстве (С2). Если студент или выпускник естественнонаучного или технического вуза оценивал свой уровень знания языка как B2,C1 или C2, то с ним связывались по телефону и электронной почте и просили рассказать о себе в нескольких предложениях на иностранном языке, соответственно в устной или письменной форме. Наличие международного сертификата, подтверждающего знание иностранного языка, или использование иностранного языка в профессиональной деятельности также являлись критериями к причислению опрашиваемого к группе билингвов. В группу монолингвов вошли остальные студенты и выпускники факультетов естественнонаучных и технических факультетов.

Для обеих групп была посчитана усредненная матрица частного семантического дифференциала межличностного восприятия персонажей, презентирующих реальность искусственного билингвизма. Редукция кубов данных была осуществлена суммированием слоев по оси «испытуемые», в результате чего образовались две группо­вые матрицы реакций испытуемых 17*15 - «конструкты * персонажи» для выборки билингвов и монолингвов. Матрицы оценок в группах билингвов и монолингвов отдельно были обработаны с помощью факторного анализа для размещения всех объектов оценивания (ролевых персонажей) в семантическом пространстве прилагательных-антонимов (шкал оценивания). Был проведен эксплораторный факторный анализ (метод главных компонент с последующим варимакс-вращением). При использовании критерия Кайзера в группе билингвов выделилось 3 фактора с собственными значениями большими 1, которые объясняют 88% дисперсии (табл. 1). Критерий «каменистой осыпи» также подтвердил выделение 3 факторов (рис.2). Для вычислений использовался пакет IBM SPSS 18.0. Содержательная интерпретация факторов осуществлялась на основании матрицы факторных решений, представленных в табл. 2. Для выделения значимых факторов семантического пространства монолингвов также использовались критерии Кайзера и «каменистой осыпи». В результате факторного анализа данных для выборки монолингвов было выделено четыре значимых фактора, описывающих 80% общей дисперсии.

Рис.2. График собственных значений

Таблица 1. Полная объясненная дисперсия

Компонента

Начальные собственные значения

Итого

% Дисперсии

Кумулятивный % дисперсии

1

10,622

62,482

62,482

2

2,746

16,153

78,635

3

1,614

9,497

88,132

Таблица 2. Матрица факторных решений для конструктов ЧСД

Матрица повернутых компонентa

Компонента

1

2

3

ленивые_трудолюбивые

,956

слабые_сильные

,861

эмоциональные_уравновешенные

,772

безынициативные_деятельные

,772

безответственные_ответственные

,760

активные_пассивные

-,741

мобильные_медлительные

-,713

обычные_необычные

,703

заботливые_равнодушные

-,959

неприятные_вызывают_симпатию

,863

эгоистичные_отзывчивые

,862

дружелюбные_замкнутые

-,761

безразличные_к_новому_любознательные

сложные_простые

надменные_скромные

,880

смелые_осторожные

,752

общительные_закрытые

,705

Метод выделения: Анализ методом главных компонент.

Метод вращения: Варимакс с нормализацией Кайзера.

a. Вращение сошлось за 5 итераций.

В первый фактор (62% дисперсии), интерпретированный как «Энтузиазм» входят конструкты, отражающие на положительном полюсе трудолюбие, силу, уравновешенность, деятельность. Этому противопоставляется лень, слабость, эмоциональность безынициативность. Второй фактор (16 % дисперсии) объединил такие конструкты «равнодушные – заботливые», «неприятные – вызывают симпатию», «эгоистичные - отзывчивые», «замкнутые – дружелюбные» и получил название «Доброжелательность». В третий фактор (9 % дисперсии) вошли конструкты «надменные - скромные», «смелые – осторожные», «общительные – закрытые». Он был интерпретирован как «Скромность».

Для выборки монолингвов было получено четырехфакторное решение.

Первый фактор получил название «Сложность в общении» (46% общей дисперсии), который включил в себя такие шкалы, как общительные-закрытые, дружелюбные-замкнутые, неприятные-вызывают симпатию. Второй фактор (14% общей дисперсии) представлен шкалами оценивания: эмоциональные-уравновешенные, ленивые-трудолюбивые, безынициативные-деятельные, слабые-сильные, безответственные-ответственные. Так как по набору шкал этот фактор почти полностью совпадает с I фактором в группе билингвов, то и обозначить его можно также как «Энтузиазм». Третий фактор проинтерпретирован как «Эксцентричность» (10% общей дисперсии). Он включил следующие шакалы: сложные-простые, обычные-необычные, смелые-осторожные. Четвертый фактор (9% общей дисперсии) – «Симпатия». В него вошли шкалы оценивания с факторными нагрузками: надменные-скромные, эгоистичные-отзывчивые.

По результатам факторного анализа были построены семантические пространства в группе билингвов и монолингвов. На рисунках 3 и 4 представлены примеры диаграмм точек рассеяния:

Рис.3 Размещение объектов оценивания в семантическом пространстве факторов «Доброжелательность» - «Энтузиазм» в группе билингвов

Рис.4 Размещение объектов оценивания в семантическом пространстве факторов «Энтузиазм» - «Сложность в общении» в группе монолингвов

В семантическом пространстве факторов «Доброжелательность» и «Энтузиазм» в группе билингвов объекты «Я» сейчас» и ««Я», если бы владел (а) иностранным языком как носитель языка» максимально приближены друг к другу. При этом в семантическом пространстве «Энтузиазм» – «Скромность» эти объекты достаточно отдалены друг от друга по координатной оси «Скромность»: у объекта ««Я» сейчас» положительные значения по этому фактору, а у объекта ««Я», если бы владел (а) иностранным языком как носитель языка» отрицательные. Это говорит о том, что в представлениях билингвов владение иностранным языком на уровне носителя языка сделает их более надменными, смелыми и общительными.

По оси «Сложность в общении» в семантическом пространстве монолингвов в положительном полюсе находятся «Я» сейчас», а объект ««Я», если бы владел (а) иностранным языком как носитель языка» находится в отрицательном полюсе. Это говорит о том, что монолингвы полагают, что владение иностранным языком на высоком уровне сделает их более общительными и дружелюбными.

По оси «Энтузиазм» объекты ««Я» сейчас» и ««Я», если бы владел (а) иностранным языком как носитель языка» также находятся в разных полюсах. Рядом с объектом ««Я» сейчас» находятся «Человек, который считает, что для нормальной жизни достаточно одного языка» и «Человек, который хотел выучить иностранный язык, но не смог», который получил самое низкое значение по этому фактору.

По оси «Эксцентричность» объекты ««Я» сейчас» и ««Я», если бы владел (а) иностранным языком как носитель языка» находятся пространственно близко.

Владение вторым языком уменьшает размерность семантического пространства межличностного восприятия персонажей, отражающих сферу изучения иностранного языка: для выборки людей, не владеющих иностранным языком, выявлено 4 значимых фактора дифференциации персонажей, связанных с проблемами искусственного билингвизма, для выборки билингвов – 3. Это может быть объяснено тем, то при изучении иностранного языка у человека формируется специфическая образовательная компетенция, представляющая собой «способность учащегося осуществлять сложные культуросообразные виды деятельности» [8]. Эта компетентность подвержена аффективным трансформациям, она имеет эмоциональную окраску. Известно, что эмоции способны влиять на характер категоризации, и введение аффективной окраски исследуемых объектов приводит к уплощению семантического пространства (уменьшению его размерности), к переходу от денотативной (предметно-категориальной организации) к коннотативным факторам [12].

Для описания различий в структуре семантических пространств монолингвов и билингвов, имеющих различную размерность и «содержание» осей был использован один из способов сравнения факторных структур двух выборок - метод объединения данных [pooled data method]. При его использовании объединяются данные из двух выборок, добавляется искусственная переменная, категории которой кодируют принадлежность испытуемых к той или иной выборке. Факторные нагрузки этой искусственной переменной указывают на факторы, в отношении которых групповые средние факторные оценки будут различаться сильнее всего. В нашем случае искусственной переменной будет являться монолингвальность/билингвальность и именно относительно этого показателя мы сможем указать оси семантического пространства по котором будут существенные различия между выборками.

Для совмещенной матрицы усредненных значений был проведен факторный анализ методом главных компонент с последующим Варимакс-вращением. При использовании критерия Кайзера было выделено 3 фактора (подтверждением трехфакторного решения служит критерий «каменстой осыпи»), в два из которых со значимым весом входила дополнительная переменная – монолингвальность/билингвальность. (см. табл.3 и рис.5).

Рис.5. График собственных значений

Таблица 3. Полная объясненная дисперсия

Компонент

Начальные собственные значения

Итого

% Дисперсии

Кумулятивный % дисперсии

1

11,181

62,119

62,119

2

2,136

11,865

73,984

3

1,615

8,972

82,956

Таблица 4. Матрица факторных решений для конструктов ЧСД

Матрица повернутых компонентa

Компонента

1

2

3

безынициативные_деятельные

,955

слабые_сильные

,934

ленивые_трудолюбивые

,931

активные_пассивные

-,890

безответственные_ответственные

,882

мобильные_медлительные

-,870

обычные_необычные

,865

безразличные_к_новому_любознательные

,850

сложные_простые

-,698

,500

общительные_закрытые

-,695

,534

смелые_осторожные

-,676

,475

неприятные_вызывают_симпатию

,664

-,589

эгоистичные_отзывчивые

,638

,574

эмоциональные_уравновешенные

,854

заботливые_равнодушные

-,434

,728

-,428

дружелюбные_замкнутые

-,563

,664

МЛ_БЛ

,419

-,546

надменные_скромные

,880

Метод выделения: Анализ методом главных компонент.

Метод вращения: Варимакс с нормализацией Кайзера.

a. Вращение сошлось за 7 итераций.

Вклад «искусственной переменной» - монолингвальность/билингвальность – в 3 фактор оказался незначительным (менее 0,2), поэтому по этому фактору различия между двумя контрастными выборками несущественны.

Исходя из факторных нагрузок (табл.4) конструктов, входящих в первый фактор, он был интерпретирован как «Энтузиазм». Второй фактор получил название «Сложность в общении».

Использование метода объединения данных для сопоставления различных семантических пространств позволяет наглядно показать различия в расположение объектов психосемантического исследования в пространстве факторов максимально дифференцирующих контрастные выборки. Рисунок 6 наглядно демонстрирует сдвиг в семантической оценке персонажей, образующих пространство межличностного восприятия билингвов: билингвы воспринимают билингвов как людей более эмоциональных, заботливых, дружелюбных, деятельных и сильных. Монолингвы воспринимают билингвов как более уравновешенных, равнодушных, замкнутых, безынициативных и слабых.

Рис.6. Размещение объектов оценивания в семантическом пространстве факторов «Энтузиазм» - «Сложность в общении»

Выводы.

Владение вторым языком уменьшает размерность семантического пространства межличностного восприятия персонажей, отражающих сферу изучения иностранного языка: для выборки людей, не владеющих иностранным языком, выявлено 4 значимых фактора дифференциации персонажей, связанных с проблемами искусственного билингвизма, для выборки билингвов – 3.

Специфика восприятия монолингвов людей, отражающих сферу изучения иностранного языка, связана с особенностями межличностного взаимодействия. Фактор «Сложность в общении» получил наибольшую нагрузку у монолингвов, тогда как у билингвов таким фактором оказался фактор «Энтузиазм». Кроме этого в категориальной структуре межличностного восприятия монолингвов присутствует фактор «Эксцентричность», включающий в себя шкалы «сложный – простой», «необычный – обычный» и «смелый – осторожный».

Наиболее значимый сдвиг в восприятии билингвов между двумя контрастными выборками проходит по осям «энтузиазм - апатия» и « сложность в общении – открытость», при этом различия по последней оси наиболее значимы. Билингвы воспринимают персонажей, отражающих сферу изучения иностранного языка, как более эмоциональных, заботливых, дружелюбных, деятельных и сильных. Монолингвы воспринимают оцениваемых персонажей как более уравновешенных, равнодушных, замкнутых, безынициативных и слабых.

Библиография
1.
Акимова М.К. Психологическая диагностика. СПб.: Питер, 2005. 303с.
2.
Артемьева Е.Ю. Основы психологии субъективной семантики; под ред. И.Б. Ханиной. М.: Наука, Смысл, 1999. 350 с.
3.
Белянин В.П. Психолингвистика. М.: МПСИ, 2003. 232 с.
4.
Воронин А.Н., Рафикова А.С. Проблема номинации шкал частного семантического дифференциала // В сборнике: процедуры и методы экспериментально-психологических исследований / Сер. "Интеграция академической и университетской психологии" Москва, 2016. С. 131-137.
5.
Воронин А.Н., Рафикова А.С. Исследование структуры представлений об искусственном билингвизме методом репертуарных решеток // В сборнике: Педагогика и психология: от вопросов к решениям: Сб. науч. тр.по итогам международной научно-практической конференции. Томск, 2016. С. 65 – 68.
6.
Воронин А.Н., Рафикова А.С. Структура субъективных представлений об искусственном билингвизме // Успехи современной науки. 2017. №4. Т.5. С. 124-130.
7.
Воронин А.Н., Рафикова А.С. Феноменология искусственного билингвизма: эмпирическое исследование психологических аспектов проблемы // Психология и психотехника. 2017. № 2. С. 20-32.
8.
Дахин А.Н. Компетенция и компетентность: сколько их у российского школьника? // Стандарты и мониторинг в образовании. 2007. № 7. С. 145.
9.
Ениколопов С. Н. Понятие агрессии в современной психологии // Прикладная психология. 2001. № 1. С. 60—72.
10.
Кожемякина В. А., Колесник Н. Г., Крючкова Т. Б. Словарь социолингвистических терминов. М.: ИРЯ РАН, 2006. 312 с.
11.
Ненонен О. Фонетическое развитие русско – финскихбилингвовдошкольного возраста [Электронный ресурс]. Helsinki, Department of Modern Languages, University of Helsinki, 2016. 293 с. URL: https://helda.helsinki.fi/bitstream/handle/10138/159804/%D0%A4%D0%BE%D0%BD%D0%B5%D1%82%D0%B8%D1%87%D0%B5.pdf?sequence=1 (дата обращения: 04.10.2018).
12.
Петренко В.Ф. Построение семантических пространств как метод и форма модельного представления // Вестник Самарского Университета. 1998. № 3. С.132-141.
13.
Петренко, В. Ф. Основы психосемантики. 3-е изд., доп. М.: Эксмо, 2010. 480 с.
14.
Петренко, В. Ф. Психосемантика сознания. М.: Книга по Требованию, 2012. 208 с.
15.
Рафикова А.С., Воронин А.Н. Феноменология искусственного билингвизма: психологические аспекты проблемы // Психология. Историко-критические обзоры и современные исследования. 2017. № 2A. Т. 6. С. 96-107.
16.
Серкин В.П. Психосемантика. Учебник и практикум для бакалавриата и магистратуры. М.: Издательство Юрайт, 2016. 318 с.
17.
Собчик, Л.Н. Диагностика межличностных отношений: модифицированный вариант интерперсональной диагностики Т.Лири : методическое руководство. М., МКЦ ГУ по труду и социальным вопросам Мосгорисполкома, 1990. 48 с.
18.
Черничкина Е.К. Искусственный билингвизм: лингвистический статус и характеристики: автореф. дис. ... докт. филол. наук. [Электронный ресурс]. Волгоград, 2007. 29 с. URL: http://cheloveknauka.com/iskusstvennyy-bilingvizm-lingvisticheskiy-status-i-harakteristiki (дата обращения: 28.09.2018)
19.
Шмелев А. Г. Концепция систем значений в экспериментальной психосемантике // Вопр. Психол. 1983. № 4. С. 17-27.
20.
Al-Hoorie A. H. Unconscious motivation. Part I: Implicit attitudes toward L2 speakers / Studies in Second Language Learning and Teaching Department of English Studies, Faculty of Pedagogy and Fine Arts, Adam Mickiewicz University, Kalisz. SSLLT 6 (3). 2016. pp. 423-454.
21.
Đokić I. The Use of Semantic Differential in Function of Measuring Image of the Company // Economic Analysis. 2017, № 1. pp. 50-61.
22.
Gonzales E., Marchiondo L.A., Tan J., Wang Y. & Chen H. The Aging Semantic Differential in Mandarin Chinese: Measuring Attitudes toward Older Adults in China. Journal of Gerontological Social Work [Электронный ресурс] / Volume 60, 2017. Issue 3. URL: https://www.tandfonline.com/doi/abs/10.1080/01634372.2017.1295122?journalCode=wger20 (Дата обращения: 14.10.2018)
23.
Kalaja P. A Review of Five Studies on Learner Beliefs About Second Language Learning and Teaching : Exploring the Possibilities of Narratives [Электронный ресурс] / In T. Jakonen, J. Jalkanen, T. Paakkinen, & M. Suni (Eds.), Kielen oppimisen virtauksia. Flows of langugage learning, 2015. URL: https://journal.fi/afinlavk/article/view/53193/16545 (Дата обращения: 14.10.2018)
24.
Kalaja, P. Student teachers’ beliefs about L1 and L2 discursively constructed: A longitudinal study of interpretative repertoires [Электронный ресурс] / In P. Kalaja, A. M. F. Barcelos, M. Aro, & M. Ruohotie-Lyhty, Beliefs, agency and identity in foreign language learning and teaching. Basingstoke: Palgrave Macmillan, 2016. URL: https://link.springer.com/chapter/10.1057/9781137425959_6 (Дата обращения: 14.10.2018)
25.
Lou, M., & Noels, K.. Language Learning Mindsets: Implications for Goal Orientations and Responses to Failure in Second Language Learning [Электронный ресурс]. 2014. URL: https://congress.cc.jyu.fi/pll2016/schedule/pdf/1161.pdf (Дата обращения: 14.10.2018)
26.
Mizera L., Tulviste T.,Konstabel K.& Lausa E. Silent and Slow Estonians, Emotional and Fast Russians: A Comparative Study of Communication Stereotypes in Two Neighboring Countries [Электронный ресурс] // Communication Quarterly, Volume 61, 2013. Issue 3. URL: https://www.tandfonline.com/doi/abs/10.1080/01463373.2012.751927 (Дата обращения: 15.10.2018)
References (transliterated)
1.
Akimova M.K. Psikhologicheskaya diagnostika. SPb.: Piter, 2005. 303s.
2.
Artem'eva E.Yu. Osnovy psikhologii sub''ektivnoi semantiki; pod red. I.B. Khaninoi. M.: Nauka, Smysl, 1999. 350 s.
3.
Belyanin V.P. Psikholingvistika. M.: MPSI, 2003. 232 s.
4.
Voronin A.N., Rafikova A.S. Problema nominatsii shkal chastnogo semanticheskogo differentsiala // V sbornike: protsedury i metody eksperimental'no-psikhologicheskikh issledovanii / Ser. "Integratsiya akademicheskoi i universitetskoi psikhologii" Moskva, 2016. S. 131-137.
5.
Voronin A.N., Rafikova A.S. Issledovanie struktury predstavlenii ob iskusstvennom bilingvizme metodom repertuarnykh reshetok // V sbornike: Pedagogika i psikhologiya: ot voprosov k resheniyam: Sb. nauch. tr.po itogam mezhdunarodnoi nauchno-prakticheskoi konferentsii. Tomsk, 2016. S. 65 – 68.
6.
Voronin A.N., Rafikova A.S. Struktura sub''ektivnykh predstavlenii ob iskusstvennom bilingvizme // Uspekhi sovremennoi nauki. 2017. №4. T.5. S. 124-130.
7.
Voronin A.N., Rafikova A.S. Fenomenologiya iskusstvennogo bilingvizma: empiricheskoe issledovanie psikhologicheskikh aspektov problemy // Psikhologiya i psikhotekhnika. 2017. № 2. S. 20-32.
8.
Dakhin A.N. Kompetentsiya i kompetentnost': skol'ko ikh u rossiiskogo shkol'nika? // Standarty i monitoring v obrazovanii. 2007. № 7. S. 145.
9.
Enikolopov S. N. Ponyatie agressii v sovremennoi psikhologii // Prikladnaya psikhologiya. 2001. № 1. S. 60—72.
10.
Kozhemyakina V. A., Kolesnik N. G., Kryuchkova T. B. Slovar' sotsiolingvisticheskikh terminov. M.: IRYa RAN, 2006. 312 s.
11.
Nenonen O. Foneticheskoe razvitie russko – finskikhbilingvovdoshkol'nogo vozrasta [Elektronnyi resurs]. Helsinki, Department of Modern Languages, University of Helsinki, 2016. 293 s. URL: https://helda.helsinki.fi/bitstream/handle/10138/159804/%D0%A4%D0%BE%D0%BD%D0%B5%D1%82%D0%B8%D1%87%D0%B5.pdf?sequence=1 (data obrashcheniya: 04.10.2018).
12.
Petrenko V.F. Postroenie semanticheskikh prostranstv kak metod i forma model'nogo predstavleniya // Vestnik Samarskogo Universiteta. 1998. № 3. S.132-141.
13.
Petrenko, V. F. Osnovy psikhosemantiki. 3-e izd., dop. M.: Eksmo, 2010. 480 s.
14.
Petrenko, V. F. Psikhosemantika soznaniya. M.: Kniga po Trebovaniyu, 2012. 208 s.
15.
Rafikova A.S., Voronin A.N. Fenomenologiya iskusstvennogo bilingvizma: psikhologicheskie aspekty problemy // Psikhologiya. Istoriko-kriticheskie obzory i sovremennye issledovaniya. 2017. № 2A. T. 6. S. 96-107.
16.
Serkin V.P. Psikhosemantika. Uchebnik i praktikum dlya bakalavriata i magistratury. M.: Izdatel'stvo Yurait, 2016. 318 s.
17.
Sobchik, L.N. Diagnostika mezhlichnostnykh otnoshenii: modifitsirovannyi variant interpersonal'noi diagnostiki T.Liri : metodicheskoe rukovodstvo. M., MKTs GU po trudu i sotsial'nym voprosam Mosgorispolkoma, 1990. 48 s.
18.
Chernichkina E.K. Iskusstvennyi bilingvizm: lingvisticheskii status i kharakteristiki: avtoref. dis. ... dokt. filol. nauk. [Elektronnyi resurs]. Volgograd, 2007. 29 s. URL: http://cheloveknauka.com/iskusstvennyy-bilingvizm-lingvisticheskiy-status-i-harakteristiki (data obrashcheniya: 28.09.2018)
19.
Shmelev A. G. Kontseptsiya sistem znachenii v eksperimental'noi psikhosemantike // Vopr. Psikhol. 1983. № 4. S. 17-27.
20.
Al-Hoorie A. H. Unconscious motivation. Part I: Implicit attitudes toward L2 speakers / Studies in Second Language Learning and Teaching Department of English Studies, Faculty of Pedagogy and Fine Arts, Adam Mickiewicz University, Kalisz. SSLLT 6 (3). 2016. pp. 423-454.
21.
Đokić I. The Use of Semantic Differential in Function of Measuring Image of the Company // Economic Analysis. 2017, № 1. pp. 50-61.
22.
Gonzales E., Marchiondo L.A., Tan J., Wang Y. & Chen H. The Aging Semantic Differential in Mandarin Chinese: Measuring Attitudes toward Older Adults in China. Journal of Gerontological Social Work [Elektronnyi resurs] / Volume 60, 2017. Issue 3. URL: https://www.tandfonline.com/doi/abs/10.1080/01634372.2017.1295122?journalCode=wger20 (Data obrashcheniya: 14.10.2018)
23.
Kalaja P. A Review of Five Studies on Learner Beliefs About Second Language Learning and Teaching : Exploring the Possibilities of Narratives [Elektronnyi resurs] / In T. Jakonen, J. Jalkanen, T. Paakkinen, & M. Suni (Eds.), Kielen oppimisen virtauksia. Flows of langugage learning, 2015. URL: https://journal.fi/afinlavk/article/view/53193/16545 (Data obrashcheniya: 14.10.2018)
24.
Kalaja, P. Student teachers’ beliefs about L1 and L2 discursively constructed: A longitudinal study of interpretative repertoires [Elektronnyi resurs] / In P. Kalaja, A. M. F. Barcelos, M. Aro, & M. Ruohotie-Lyhty, Beliefs, agency and identity in foreign language learning and teaching. Basingstoke: Palgrave Macmillan, 2016. URL: https://link.springer.com/chapter/10.1057/9781137425959_6 (Data obrashcheniya: 14.10.2018)
25.
Lou, M., & Noels, K.. Language Learning Mindsets: Implications for Goal Orientations and Responses to Failure in Second Language Learning [Elektronnyi resurs]. 2014. URL: https://congress.cc.jyu.fi/pll2016/schedule/pdf/1161.pdf (Data obrashcheniya: 14.10.2018)
26.
Mizera L., Tulviste T.,Konstabel K.& Lausa E. Silent and Slow Estonians, Emotional and Fast Russians: A Comparative Study of Communication Stereotypes in Two Neighboring Countries [Elektronnyi resurs] // Communication Quarterly, Volume 61, 2013. Issue 3. URL: https://www.tandfonline.com/doi/abs/10.1080/01463373.2012.751927 (Data obrashcheniya: 15.10.2018)