Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 1990,   статей на доработке: 338 отклонено статей: 787 
Библиотека
Статьи и журналы | Тарифы | Оплата | Ваш профиль

Вернуться к содержанию

Проблема информационной асимметрии в контексте налогового регулирования формирования налоговых баз в структурах транснациональных компаний
Ардашев Артем Михайлович

аспирант, Департамент налоговой политики и таможенно-тарифного регулирования, ФГОБУ ВО Финансовый университет при Правительстве РФ

127015, Россия, Московская область, г. Москва, Московская Область, ул. Бутырская, 79, кв. 172

Ardashev Artem

127015, Russia, Moskovskaya oblast', g. Moskva, Moskovskaya Oblast', ul. Butyrskaya, 79, kv. 172

ardashevartem@gmail.com

Аннотация.

Вопрос налогового регулирования процесса формирования налоговых баз в структурах транснациональных компаний в настоящее время стоит весьма остро. Существенным факторов в контексте такого регулирования является информационная асимметрия, которая в значительной степени влияет на процесс налогового регулирования. Данная категория присуща экономике в целом и не является специфичной для национальной экономики отдельно взятой страны, но причина специфики в правилах налогового регулирования во многом обусловлена именно попытками устранения изъянов доступной информации. В данной статье происходит анализ проблемы наличия информационной асимметрии в системе налоговых отношений, а также способов устранения ее последствий в процессе регулирования формирования налоговых баз в группах компаний. Также в статье приводятся практические рекомендации по развитию системы правил, регулирующих вопросы трансфертного ценообразования в России. В рамках статьи применительно к исследованию использовался метод наблюдения за практикой применения правил, посредством которых осуществляется регулирование формирования налоговых баз, проводится сравнение отдельных аспектов национальных правил, а также используются общелогические методы. Новизна исследования заключается в выявлении влияния информационной асимметрии на налоговые отношения и правила, регулирующие формирование налоговых баз в структурах транснациональных компаний, а именно на правила регулирующие вопросы трансфертного ценообразования. Дана оценка возможности устранения изъянов информации, а также представлены возможные последствия. Также дается классификация способов сглаживания последствий неполноты информации и обоснование того, что объем и качество доступной информации оказывают существенное влияние на конечный вид самих правил.

Ключевые слова: информационная асимметрия, трансфертное ценообразование, налоговое регулирование, транснациональная компания, налоговая база, размывание налоговых баз, вывод прибыли, группа компаний, безопасная гавань, принцип вытянутой руки

DOI:

10.7256/2454-065X.2018.10.27636

Дата направления в редакцию:

09-10-2018


Дата рецензирования:

10-10-2018


Дата публикации:

25-11-2018


Keywords:

information asymmetry, transfer pricing, tax regulation, multinational enterprise, tax base, base erosion, profit shifting, corporate group, safe harbour, arm's length principle

Вопрос о достаточности информации был поднят в экономической теории уже довольно давно. Существует ряд моделей, на базе которых выявляются и научно обосновываются негативные эффекты информационной асимметрии, то есть ограниченности доступа хозяйствующих субъектов ко всей полноте информации.

Одной из наиболее известных является модель Дж. Акерлофа, которая получила название «Рынок лимонов». Данная модель касается асимметрии информации, которая существует на товарном рынке, и описывает последствия отсутствия информации именно о товарах в процессе товарного оборота.

Тем не менее, информация в условиях постиндустриальной экономики является существенным производственным ресурсом и ее недостаток проявляется не только в контексте товарно-денежного обмена. Наличие информации – это условие успешной конкуренции, конечной целью которой является максимизация прибыли хозяйствующего субъекта, а в случае некоммерческих хозяйствующих субъектов, получения доступа к некому экономическому благу или решение социально значимых задач.

Конкуренция может существовать в нескольких плоскостях: в условно «горизонтальной» системе совершенной конкуренции (или по меньшей мере, приближенной к таковой) с другими субъектами, осуществляющими сопоставимую хозяйственную деятельность, а также с теми субъектами, принципы работы которых отличаются от рыночных. Примером последнего могут являться активно развивающиеся в последнее время проекты по автоматизации юридической функции с применением современных информационных технологий, поставляющих ценность, решение юридических задач потребителей, на безвозмездной основе и конкурирующих с классическими юристами [1].

Важно понимать, что налоговая оптимизация как процесс является существенным элементом в системе мер по максимизации прибыли, как финансового результата деятельности коммерческих предприятий. С учетом этого факта можно говорить о некой форме конкуренции между налогоплательщиками и государством в процессе перераспределения за финансовые ресурсы первых: участники таких отношений имеют разнонаправленные интересы применительно к одному и тому же объекту. И если данное явление нельзя в полной мере считать конкуренцией, пользуясь терминологией, которая сформировалась в экономической теории к настоящему моменту, так как государство призвано обслуживать интересы граждан, а в частности, предпринимателей, и в нормальной ситуации не имеет каких-либо других интересов, кроме интересов тех субъектов, кого оно представляет, то отрицать наличие некого антагонизма в системе налоговых отношений нельзя.

Государство, являясь хозяйствующий субъект, также сталкивается с проблемой отсутствия полноты информации. Это обусловлено самыми разными факторами, например, может быть сопряжено с непредсказуемостью и в определенной степени иррациональностью потребительского поведения отдельных групп населения. Более того, можно говорить о том, что такая категория, как офшорные юрисдикции изначально появилась благодаря ограниченности доступа контролирующих органов разных государств к соответствующей информации о субъектах, извлекающих выгоду от встраивания таких территорий в цепочки хозяйственных отношений. В данном смысле государство имеет общие черты с коммерческими предприятиями: недостаточность информации влияет на процессы планирования, регулирования, а также контроля за исполнением планов и измерения последствий регулирования, так как многие изменения носят латентный характер и трудно поддаются измерению, особенно в условиях недостатка качественных данных для подобного анализа, асимметрия информации может стать причиной возникновения отрицательных финансовых потоков или снижения уровня налоговых доходов.

При этом, нужно учитывать, что государство, хотя и имеет дело с асимметрией, в системе таких отношений, где один субъект знает больше, чем другой, имеет также определенное преимущество перед остальными категориями хозяйствующих субъектов, так как реализует властные отношения с такими субъектами, имеет определенные инструменты принуждения, оформленные в национальном законодательстве и подкрепленные системой международных соглашений, и в связи с этим объективно имеет больше возможностей для получения информации. Например, речь может идти о системе обмена становыми сведениями, которая позволяет увидеть цепочку генерации стоимости в структуре отдельно взятой транснациональной компании и выявить аномалии [2]. При этом важно понимать, что подобные решения не являются панацеей, поскольку в ряде случаев свободное движение информации может быть осложнено геополитической обстановкой. Тем не менее, тенденция, сложившаяся к настоящему моменту, заключается в создании транспарантной с точки зрения налогообложения системы международных экономических отношений [4].

При этом, описываемый недостаток информации может иметь последствия схожие с информационной асимметрией в ее традиционном виде. А именно, происходит вытеснение отдельных хозяйствующих субъектов за счет единовременного изъятия значительных объемов финансовых ресурсов, способного поставить под вопрос жизнеспособность бизнес в конкурентной среде в долгосрочной перспективе. Кроме того, речь может идти об иных элементах системы наказания применительно к неблагонадежным налогоплательщикам или налогоплательщикам, которые не преследовали цель получения необоснованной налоговой выгоды, но тем не менее нарушили положения законодательства, например, об уголовном преследовании. Стоит отметить, однако, что устранение условного конкурента в системе таких отношений не является целью, так как в настоящее время укрепление и развитие экономики являются залогом процветания государства.

В российском налоговом законодательстве есть отдельные положения, которые требуют использования рыночных цен. При этом, как уже было обозначено выше, информация о рыночных ценах может иметь соответствующие изъяны, а может отсутствовать вообще или в виде, в котором ей мог бы воспользоваться среднестатистический субъект, не обладающий специфическими знаниями. Отсюда возникает ряд практических и теоретических проблем. В частности, речь может идти о применении к налогоплательщикам штрафных санкций, отрицательных финансовых потоков на стороне хозяйствующих субъектов при нарушении требований законодательства. Или же о формировании структуры издержек хозяйствующего субъекта, обязательным элементом которой являются расходы на привлечение специалистов, обладающих нужными компетенциями. Такие издержки служат по большей мере не для повышения эффективности, а для нивелирования или же митигации соответствующих рисков.

Также в качестве примера можно взять ситуацию, когда российские компании указывают при регистрации юридического лица определенные коды классификатора ОКВЭД, которые в действительности не соответствуют основной деятельности организации, то есть той деятельности, которая в значительной степени отвечает за формирование итогового финансового результата. В связи с чем такие компании могут случайно оказаться в качестве кандидатов для налоговой проверки, по причине получения фактических результатов, несоответствующих заявленной налогоплательщиками при регистрации отраслевой принадлежности.

Проблема недостаточности данных обнаруживается в правилах, регулирующих процессы формирования налоговых баз в структурах транснациональных компаний и в целом в системе иных фискальных отношений. В частности, речь идет о правилах, регулирующих ценообразование в сделках между взаимозависимыми лицами. При имеющемся уровне развития информационных и телекоммуникационных технологий, а также имеющихся системах и подходах сбора и обработки данных о хозяйственной деятельности и иных важных метаданных, связанных с ними, полное устранение проблемы асимметрии информации представляется невозможной. Кроме того, с течением научно-технического прогресса поваляются новые формы и способы хозяйствования, которые иногда оказываются вне привычного уклада. Но вопрос о вреде транзакционных издержек в описываемой системе отношений остается открытым. С одной стороны, государство в лице регулирующих органов ограничено, как и эффективность мер. С другой стороны, потенциально отсутствие возможности для нарушения налогового законодательства в силу общего высокого уровня прозрачности системы могло бы привести к снижению уровня подобных злоупотреблений, поскольку транзакционные издержки по настройке бизнес-моделей, являющиеся проблемой экономики с асимметрией информации, стали бы неким гарантом сохранности налоговых баз в силу того, что уклонение от уплаты налогов, сокрытие доходов или миграция налоговых баз стало бы дорогостоящим занятием, требующим дополнительных усилий и сопряженным с существенными рисками.

На позиции налогоплательщика, являющегося структурным подразделением транснациональной компании, можно столкнуться с тем, что информационная асимметрия обнаруживает себя во взаимоотношениях с другими структурным подразделениями и контролирующими органам. На практике встречаются ситуации, когда дочерние компании международной группы компаний, хотя и осведомлены об общей стратегии группы, ее планах действий и направлениях развития, не владеют представления о том, что составляет для них коммерческую тайну в деятельности хозяйствующих субъектов, с которыми такие лица, казалось бы, должны действовать слаженно, как единый хозяйствующий субъект. Использование на уровне группы, в стороне от налогоплательщика, подозрительных с точки зрения международного налогового контроля инструментов, может скомпрометировать налогоплательщика, если он начнет с ними взаимодействовать, который в конечном счете не является бенефициаром данного инструмента налоговой оптимизации. Например, сделки с офшорами или же использование соглашений о совместном несении расходов, которые представлены в зарубежной практике [5].

Отдельного внимания заслуживают способы, которые в некоторой степени позволяют избавиться от последствий недостаточности данных. Поскольку создание абсолютно прозрачной системы в текущих реалиях невозможно, активно используются разные подходы, которые в разной степени позволяют сгладить негативные последствия для хозяйствующих субъектов. В мировой практике можно выделить следующие подходы:

· Использование «безопасных гаваней», а также «небезопасных гаваней» [6];

· Использование принципа общедоступности информации;

· Улучшение качества данных, внедрение новых форм отчетности использование передовых информационных технологий;

· Разработка способов использования имеющихся данных;

· Разработка форм альтернативных контроля и компромисс с экономическим агентом, на которого возложена обязанность уплачивать налоги;

· Использование компенсационных меры для ослабления негативных последствий.

Упрощенные нормы законодательства, которыми являются так называемые «безопасные гавани», имеют ряд достоинств. Наиболее важной из которых является простота применения норм на практике. Зачастую такие нормы не требуют какой-то специальной интерпретации и логика их использования понятна. Тем не менее, они сопряжены с рядом ограничений: если они имеют законодательное закрепление их настройка требует прохождения сложной процедуры уточнения законодательства и проведения новых законов. Примером «безопасной гавани» могут являться нормативы рыночных процентных ставок по займам, которые предусмотрены в ст. 269 НК РФ по состоянию на октябрь 2018 г., или же нормативы по правилам, регулирующих вопросы недостаточной капитализации. В российской практике также представлены пример «небезопасной гавани», а именно речь идет о правилах трансфертного ценообразования, которые были закреплены в ст. 20 и ст. 40 НК РФ. Хотя разница между этим двумя понятиями условна и заключается в акцентах, которые расставил законодатель. Подобная обусловленность потребностями фискальной политики и экономики в целом указывает на институциональную природу данных норм.

Достаточно логичным следствием необходимости контроля за чем-либо является создание системы сбора информации. В контексте налогового контроля речь идет о бухгалтерской и налоговой отчетности, которая при необходимости сбора дополнительных сведений может быть или дополнена новыми формами отчетности, как это было в России с введением уведомлений о контролируемых сделках, или же расширена дополнительными сегментами, как это сделано в ряде европейских государств: декларации о налоге на прибыль содержат также информацию о контролируемых сделках. Это достаточно масштабируемый инструмент, но, тем не менее, важно понимать, что чрезмерная административная нагрузка может негативно сказаться на бизнесе, который с усилением строгости комплаенс-процедур будет нести дополнительные неэффективные с точки зрения получения прибыли издержки. Кроме того, слишком большой объем информации может оказаться бесполезным, так как будет отсутствовать объективная возможность его обработать, что также видно на примере практики контроля трансфертных цен в России в период действия «новых» правил. В связи с этим налоговые органы должны руководствоваться принципом достаточности, чтобы соблюсти принцип удобства и экономичности взимания налогов.

Иным интересным примером является принцип общедоступности информации. В частности, данный принцип закреплен в правилах, которые внес в российский налоговый кодекс федеральный закон № 227-ФЗ [7]. Суть его сводится к тому, что стороны фискальных отношений: налоговый орган и налогоплательщик – все поставлены в равные условия в плане источников информации, которые они могут использовать, а при использовании информации, недоступной одному из участников данного процесса, такая информация не будет обладать какой-то доказательной силой. Например, налоговый орган может использовать свои внутренние базы данных только на этапе, предшествующем налоговой проверке.

Обнаруживается определенная связь между данным принципом и разработкой способов использования имеющихся данных, так как от того, какой объем информации доступен во многом зависит то, какие методологии будут построены на его базе. Так, например, в ряде стран методы трансфертного ценообразования включают метод, заключающийся в прямом сопоставлении условий и цен сделок с похожими сделками, но совершенными независимыми лицами. Но есть и альтернативные методы, которые нацелены на анализ вознаграждения исходя из функционального профиля и связанных финансовых показателей, например, методы, строящиеся на тестировании валовых или операционных показателей рентабельности.

Смежным является способом является разработка новых форм контроля. В настоящее время в национальном законодательстве большого количества стран правила представлены в двух формах: общий порядок и превентивный в форме предварительного соглашения о ценообразовании. В основе обеих методов могут лежать методы трансфертного ценообразования. Возможным является также отсутствие контроля по отдельным объектам. Принципиальным вопросом является момент контроля и вмешательства государства в процесс формирования налоговых баз. Согласно общему порядку отношения возникают постфактум и действуют после совершения актов хозяйственной деятельности. Во втором случае, все условия налогообложения согласованы до того, как хозяйствующий субъект предпримет какие-то действия, следствием которой должна статья генерация налоговой базы. Наиболее важным преимуществом предварительного соглашения является то, что риски нивелированы заранее и если налогоплательщик будет придерживаться договоренности, то каких-то негативных последствий для него возникнуть не должно. С другой стороны, возникает вопрос упущенной выгоды. Поскольку это компромисс между налоговым органом и налогоплательщиком, оба участника могут недополучить доход, как это было в случае таких крупных групп компаний, как Эпл и Старбакс [8]. Данные примеры можно считать примером, когда соглашение оказалось невыгодным для государства. Тем не менее, вполне реалистичной представляется ситуация, когда налогоплательщик, стремящийся полностью обезопасить себя, соглашается на менее выгодные условия. Это подтверждается осторожностью налогоплательщиков, проводящих добровольные корректировки налоговых баз, что подтверждается положительными темпами показателей статистики, публикуемой российским налоговыми органами [9].

Не менее важным элементом системы, способным сгладить негативные последствия, возникшие из использования ограниченной информации, являются инструменты для согласования перераспределения налоговых баз на уровне государств. Речь в данном случае идет про предусмотренные в соглашениях об избежании двойного налогообложения взаимосогласительных процедурах [10]. Это своего рода компенсационные меры, которые в отставшие института симметричных корректировок на уровне международных экономических отношений позволяют сгладить последствия от воздействия государственного вмешательства в бизнес-процессы группы, перераспределить финансовые потоки и налоговые базы, исходя из экономической сущности, что на наднациональном уровне считается одним из приоритетных направлений развития налоговых отношений [11].

На как уже было отмечено ранее, все упомянутые выше способы не снимают проблемы отсутствия всей полноты информации, а лишь купируют ее, стремясь или повысить эффективность используемой информации, или е качество такой информации. Все способы довольно плотно связаны и отдельные элементы обнаруживаются в нескольких из них. Тем не менее, подобная классификация представляется оправданной, так как в разных законодательствах стран мира комбинация этих мер варьируется, исходя из реалий этих стран. Например, в России и Казахстане отдельно выделяется контроль сделок с углеводородами, а в Европе до недавнего времени активно использовались льготные режимы налогообложения нематериальных активов.

Многие из этих способов борьбы с недостаточностью информации представлены в российских правилах. В связи с этим разумным представляется сделать упор на улучшении качества информации. Например, за счет введения необходимости отчитываться о выручке, полученной в рамках отдельных видов классификатора видов деятельности. Подобная сегментация данных независимых лиц позволила бы повысить интенсификацию проведения контрольных мероприятий и сняла бы необходимость ручной проверки данных, содержащихся в коммерческих базах данных. В российской практике наметился особый приоритет метода сопоставимых рыночных цен в рамках контрольных мероприятий, так как он требует меньше усилий при оценке соответствия вознаграждения рыночному уровню. Предлагаемые изменения гипотетически могли бы применять методы, исходя из объективных обстоятельств, а не из необходимости повышения экономической эффективности налоговых проверок. Более того, создание качественного массива информации позволило бы перевести контроль в формат мониторинга со сверкой машинными средствами в реальном времени, что, однако, требует более глубокой разработки.

Тем не менее, необходимость в решении проблем при осуществлении контроля есть. В частности, речь идет об устранении профискального подхода, так как специальные правила, основной целью которых является создание рыночных условий, регулирование [3], а не собственно изъятие средств, потенциально способны нанести непоправимый вред хозяйствующему субъекту. Например, серьезный ущерб потенциально может быть нанесен компании ПАО «Уралкалий», которая будет вынуждена заплатить от примерно 980 млн руб. [12], в случае негативного решения суда.

Другим существенным предлагаемым изменением является введение «безопасных гаваней» для сделок с нематериальными активами. Качественная информационная база по ним отсутствует, при этом, роялти – это потенциально мощный канал для вывода финансовых ресурсов и размывания налогооблагаемой базы. В настоящее время предпринимаются попытки обосновании ставок лицензионных платежей. При этом формируется практика, в рамках которой налоговые органы неоднозначно читают требования о сопоставимости сделок. В условиях слоившееся неопределенности остается риск разработки альтернативных подходов, подразумевающих негативные последствия для хозяйствующих субъектов, что в свою очередь моет повлечь дополнительные неэффективные с точки зрения получения прибыли судебные издержки и иные сопутствующие издержки. Однако в условиях развивающейся экономики правила должны быть простыми, дабы обеспечить эффективность контроля и не нанести ущерба инвестиционной привлекательности территории [13]. В российских реалиях многие вопросы применения нематериальных активов только набирают обороты: в отличие от запада количество российских дорогостоящих брендов существенно ниже. В связи с этим внедрение этой меры представляется своевременным и разумным.

Таким образом, проблема информационной асимметрии проявляется не только в сфере товарно-денежных отношений, но и во властных отношениях между государством и налогоплательщиками. Проявляется она по-разному, и если в первом случае конкуренты равны, то во втором случае существующий антагонизм имеет все шансы нанести ущерб именно хозяйствующим субъектам. Устранение асимметрии информации представляется невозможным, но есть ряд методов, которые позволяют сгладить ее последствия в сфере налоговых отношений. Данные методы довольно плотно связаны между собой. Тем не менее, есть определенные основания для выделения обособленных категорий.

В российских реалиях развитие правил налогового регулирования формирования налоговых баз представляется разумным в направлении улучшения качества информации, а также частичного внедрения дополнительных «безопасных гаваней» по отдельным объектам контроля, которые сложно подвергаются оценке.

Использование данных мер позволит решить вопрос с выводом прибыли из-под налогообложения, а также повысить инвестиционную привлекательность России с точки зрения иностранного капитала за счет повышения определенности деятельности.

Библиография
1.
«LegalTech 3.0. Рынок LegalTech в России и в мире», исследование аналитического центра «НАФИ», – URL: https://nafi.ru/projects/predprinimatelstvo/legaltech-3-0-rynok-legaltech-v-rossii-i-v-mire/.
2.
Transfer Pricing Documentation and Country-by-Country Reporting, Action 13-2015 Final Report, OECD,-URL: https://nafi.ru/projects/predprinimatelstvo/legaltech-3-0-rynok-legaltech-v-rossii-i-v-mire/.
3.
Ардашев А.М. Налоговый контроль трансфертных цен: институциональные аспекты контроля // Вестник Университета – 2017 – №9 – С. 52-55.
4.
Mario van den Broek, Jordi van der Struis, BEPS is making everything transparent, Bloomberg BNA Tax Planning International Review, October 2016 – С. 5.
5.
Transfer Pricing Guidelines for Multinational Enterprises and Tax Administrators, OECD Publications Service, 2010. – C. 612.
6.
Morrison, Andrew Stumpff, Case Law, Systematic Law, and a Very Modest Suggestion // Statute Law Review – 2013 – № 35(2) – C. 159-180.
7.
Налоговый Кодекс РФ, часть 1 (в ред. от 03.08.2018), – URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_19671/ (дата обращения 23.08.2018).
8.
State aid: Commission investigates transfer pricing arrangements on corporate taxation of Apple (Ireland) Starbucks (Netherlands) and Fiat Finance and Trade (Luxembourg), – URL: http://europa.eu/rapid/press-release_IP-14-663_en.htm. (дата обращения 26.08.2018).
9.
Официальный сайт ФНС РФ, – URL: https://www.nalog.ru/rn77/news/activities_fts/6957300/.
10.
Model Tax Convention on Income and Capital: Condensed Version 2017, OECD Publications Service, 2017. – C. 658.
11.
Aligning Transfer Pricing Outcomes with Value Creation, Actions 8-10-2015 Final Reports, OECD Publications Service, 2015. – C. 190.
12.
Решение суда по делу А40-29025/2017,-URL: http://kad.arbitr.ru/Card/31bf5d16-5243-4f97-b7fa-2c3d5d9b3f77.
13.
Cooper Joel, Fox Randall, Loeprick Jan, Mohindra Komal, Transfer Pricing and Developing Economies: A Handbook for Policy Makers and Practitioners, The World Bank, 2016. – C. 391.
References (transliterated)
1.
«LegalTech 3.0. Rynok LegalTech v Rossii i v mire», issledovanie analiticheskogo tsentra «NAFI», – URL: https://nafi.ru/projects/predprinimatelstvo/legaltech-3-0-rynok-legaltech-v-rossii-i-v-mire/.
2.
Transfer Pricing Documentation and Country-by-Country Reporting, Action 13-2015 Final Report, OECD,-URL: https://nafi.ru/projects/predprinimatelstvo/legaltech-3-0-rynok-legaltech-v-rossii-i-v-mire/.
3.
Ardashev A.M. Nalogovyi kontrol' transfertnykh tsen: institutsional'nye aspekty kontrolya // Vestnik Universiteta – 2017 – №9 – S. 52-55.
4.
Mario van den Broek, Jordi van der Struis, BEPS is making everything transparent, Bloomberg BNA Tax Planning International Review, October 2016 – S. 5.
5.
Transfer Pricing Guidelines for Multinational Enterprises and Tax Administrators, OECD Publications Service, 2010. – C. 612.
6.
Morrison, Andrew Stumpff, Case Law, Systematic Law, and a Very Modest Suggestion // Statute Law Review – 2013 – № 35(2) – C. 159-180.
7.
Nalogovyi Kodeks RF, chast' 1 (v red. ot 03.08.2018), – URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_19671/ (data obrashcheniya 23.08.2018).
8.
State aid: Commission investigates transfer pricing arrangements on corporate taxation of Apple (Ireland) Starbucks (Netherlands) and Fiat Finance and Trade (Luxembourg), – URL: http://europa.eu/rapid/press-release_IP-14-663_en.htm. (data obrashcheniya 26.08.2018).
9.
Ofitsial'nyi sait FNS RF, – URL: https://www.nalog.ru/rn77/news/activities_fts/6957300/.
10.
Model Tax Convention on Income and Capital: Condensed Version 2017, OECD Publications Service, 2017. – C. 658.
11.
Aligning Transfer Pricing Outcomes with Value Creation, Actions 8-10-2015 Final Reports, OECD Publications Service, 2015. – C. 190.
12.
Reshenie suda po delu A40-29025/2017,-URL: http://kad.arbitr.ru/Card/31bf5d16-5243-4f97-b7fa-2c3d5d9b3f77.
13.
Cooper Joel, Fox Randall, Loeprick Jan, Mohindra Komal, Transfer Pricing and Developing Economies: A Handbook for Policy Makers and Practitioners, The World Bank, 2016. – C. 391.