Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 1990,   статей на доработке: 326 отклонено статей: 783 
Библиотека
Статьи и журналы | Тарифы | Оплата | Ваш профиль

Вернуться к содержанию

Семантическое поле "возраст человека" в современном крымскотатарском языке
Кефилева Алие Рустемовна

преподаватель, кафедра крымскотатарского и турецкого языкознания, Крымский инженерно-педагогический университет

295049, Россия, республика Крым, г. Симферополь, пер. Учебный, 8

Kefileva Alie Rustemovna

295049, Russia, respublika Krym, g. Simferopol', per. Uchebnyi, 8

aliye.kefileva@gmail.com

Аннотация.

Языковая реализация семантической категории возраста человека , обладающей без преувеличения огромной аксиологической значимостью, дает представление о существующей концептуальной картине мира носителей языка. Предметом данного исследования является является семантическое поле «возраст человека» как фрагмент крымскотатарской национальной картины мира. Объектом исследования являются однословные и несколько словные номинации со значением возраста человека, вычлененные из современных крымскотатарских словарей разного типа. Цель данной работы дать системное описание семантического поля возраста в современном крымскотатарском языке. Основными методами исследования стали: метод сплошной выборки языкового материала из лексикографических источников; метод словарной идентификации для описания исследуемых единиц; метод полевого описания языкового материала; метод компонентного анализа. В результате исследования определена структура семантического поля возраста, в которой выделяются три сложных по структуре микрополя. Дается системная характеристика семантического поля и его ядра, а также особое внимание уделяетсялингвокультурологическая интерпретация концепта возраст как фрагмента языковой картины мира носителей крымскотатарского языка.

Ключевые слова: лесико-семантическая группа, лексико-семантическое поле, крымскотатарский язык, семантическое поле, концепт, картина мира, возраст человека, языковая картина мира, структура семантического поля, ядро семантического поля

DOI:

10.7256/2454-0749.2018.4.27449

Дата направления в редакцию:

19-09-2018


Дата рецензирования:

20-09-2018


Дата публикации:

28-09-2018


Keywords:

lexico-semantic grup, lexico-semantic field, the Crimean Tatar language, semantic field, concept, worldview, age, linguistic worldview, structure of semantic field, core of semantic fied

Возраст человека во многом характеризует личность и определяет ее жизнь. Это наделяет возраст огромной аксиологической значимостью и делает важной составляющей общечеловеческой картины мира, а значит и предметом исследования различных наук.

Традиционно выделяются четыре аспекта возраста: 1) абсолютный (хронологический) возраст «выражается количеством временных единиц (секунд, лет, тысячелетий), отделяющих момент возникновения объекта от момента его измерения» [3, с.16]; 2) биологический возраст «определяется состоянием обмена веществ и функций организма по сравнению со статистически средним уровнем развития, характерным для всей популяции данного хронологического возраста» [3, с.16]; 3) социальный возраст «представляет собой набор нормативно-ролевых характеристик, производных от возрастного разделения труда и социальной структуры общества» [3, с.16]; 4) психический возраст «определяется путем соотнесения уровня психического (умственного, эмоционального и т.д.) развития индивида с соответствующим нормативным среднестатистическим симптомокомплексом» [3, с.17]. Каждый из этих аспектов имеет свое выражение в языке.

В языке абсолютный или хронологический, иными словами паспортный возраст актуализируется с помощью числительного. Биологический возраст выражается номинациями того или иного этапа жизненного пути, а также самого человека, находящегося на той или иной ступени возрастного развития. Связь социального возраста с тем, что в течение жизни человек постепенно приобретает набор социальных ролей: трудовых и семейных, отражается в языке при помощи единиц типа баба ‘отец', торун ‘внук’, талебе ‘ученик’, оджа ‘учитель’, которые на периферии своего значения имеют сему возраста. Психологический возраст осознается человеком в форме особого переживания своего внутреннего возраста. Зачастую ощущение психологического возраста может не совпадать с хронологическим возрастом индивида (Бала балалыгъыны япмаса, эрте къартайыр.– ‘Если у ребенка нет детства, он рано постареет’ ) [2, c. 44].

Значимость семантического поля «возраст человека» неоднократно подчеркивалась языковедами (В. Г. Гак, Ю. Н. Караулов, Е. Б. Черкасская и др.). В лингвистических работах возраст представляется в виде шкалы (В. Г. Гак, Р. Г. Пиотровский, К. Б, Бектаев) или дуги (О. В. Бахмет) с размытыми границами возрастных периодов. Исследователь Н. В. Крючкова предлагает возрастную классификацию в виде континуума, где соседние зоны пересекаются и накладываются друг на друга [1, с.14].

Кроме представления возрастных классификаций, в лингвистической литературе существуют исследования как самого поля возраста человека, так и отдельных его составляющих (поле детства, старости), которые включают моделирование лексико-семантического поля, описание и анализ его структуры. Следует отметить, что исследования выполнялись на материале различных языков – русского, немецкого, французского и др. На материале же крымскотатарского языка полный и всесторонний анализ семантического поля «возраст человека» до сих пор не был предметом специального исследования. Сказанное определяет новизну и актуальность настоящей работы.

Объектом исследования являются однословные и несколько словные номинации со значением возраста человека, вычлененные из современных крымскотатарских словарей разного типа (более 150 единиц).

Цель данной статьи дать системное описание семантического поля «возраст человека» в современном крымскотатарском языке. Эта цель диктует задачи исследования:

1. определить структуру семантического поля «возраст человека»;

2. описать микрополя семантического поля «возраст человека»;

3. выделить и описать лексико-семантические группы (ЛСГ), входящие в семантическое поле «возраст человека».

Цель и задачи определили выбор методов исследования языкового материала, основными из которых стали: метод сплошной выборки языкового материала из лексикографических источников; метод словарной идентификации для описания исследуемых единиц; метод полевого описания языкового материала; метод компонентного анализа.

Ядром поля «возраст человека» в крымскотатарском языке является лексема яш I , которая согласно современным словарям крымскотатарского языка имеет значения: 1. молодой (онынъ яш чагъы ‘его молодой возраст’ ); 2. возраст (синоним: чагъ ) (къач яшындасынъ? ‘сколько тебе лет?’); 3. молодой человек, юноша (акъыллы яш ‘умный юноша’ ). Примечательно, в «Этимологическом словаре тюркских языков» допускается этимологическая связь с яш II ‘слеза’. «Производные йа:ш показывают, что йа:ш ‘возраст, год жизни’ , йа:ш ‘молодой, зеленый, свежий’ и йа:ш ‘слеза’ , если они и восходят к одному этимону, семантически разошлись достаточно рано: напр., jašliγ пожилой’ и ‘слезящийся’ в словаре Махмуда Кашгарского» [5, с.163].

Первичным для поля «возраст человека» является второе значение лексемы возрастяш . В этом случае в понимание возраста включаются все возрастные периоды вместе взятые (О йигирми бир яшында. – Ему 21 год ). В примерах: балалыкъ яшы ‘детство’, яшнен багълы хусусиетлер ‘связанные с возрастом особенности’, мектеб яшы ‘школьный возраст’ и др. реализуется значение «период, ступень в развитии, росте кого или чего-нибудь» [4, c. 93]

В результате исследования семантического поля «возраст человека» в крымскотатарском языке определена структура семантического поля «возраста человека», в которой можно выделить три микрополя.

I. Микрополе хронологического возраста: алтмыш беш яшында (олмакъ) ‘(быть) в возрасте шестидесяти пяти лет’, эки яш буюк (олмакъ) ‘(быть) старше на два года’, он эки яшыны толдурмакъ ‘исполниться двенадцать лет’, акъран ‘ровесник’, тенъдеш ‘однолеток’, яшдаш ‘однолеток, сверстник’.

II. Микрополе биологического возраста состоит из 4 лексико-семантических групп с 4 одноименными архисемами: детство – балалыкъ, юношество – яшлыкъ, зрелый возраст – кемалатлыкъ, старость – къартлыкъ.

1) ЛСГ детства:

-лексико-семантическая подгруппа (ЛСП) обозначения детства: балалыкъ ‘детство’, бала чагъалыкъ ‘детская пора’;

- ЛСП номинации лиц детского возраста: бала ‘ребенок’, саби ‘ребенок, дитя’, явру ‘ребенок’, ушакъ ‘ребенок’, чоджукъ ‘ребенок’, эвлят‘ребенок’, бебей ‘младенец’, бала-чагъа ‘детвора’ и др.;

- ЛСП признака детского возраста: бала ‘детский’ , баладжа / баладжасына ‘по-детски’;

- ЛСП действий, свойственных детскому возрасту: осьмек ‘рости’, буюмек ‘рости’, бунамакъ ‘ребячиться’, етишмек ‘расти’, битмек II ‘расти’, арсызламакъ ‘капризничать’ и др.

2) ЛСГ молодости:

- ЛСП обозначения молодости: яшлыкъ ‘молодость’, генчлик ‘молодость’;

- ЛСП номинации лиц молодого возраста: яш ‘молодец’, генч ‘молодец’, деликъанлы ‘молодец’, яшлыкъ ‘молодежь’;

- ЛСП признака молодости: яш ‘молодой’, генч ‘молодой’, деликъанлы ‘молодой’, яшлыкъ ‘молодежный’;

- ЛСП перехода в молодой возраст и действий, свойственных этому возрасту: яшармакъ ‘помолодеть’, яшартмакъ ‘омолодить’, яшарув / яшарма ‘омоложение’.

3) ЛСГ зрелого возраста:

- ЛСП обозначения зрелого возраста: кемалатлыкъ / кемалатлылыкъ, кямиллик, кемалат ‘зрелость’, орта яш ‘средний возраст’;

- ЛСП номинации лиц зрелого возраста: кемал ‘зрелый’, кямиль ‘зрелый’, орта яшта адам ‘человек средних лет’;

- ЛСП признака зрелого возраста: кемал ‘зрелый’, кямиль ‘зрелый’, кемалатлы ‘зрелый’, кемалына еткен ‘созревший’, къувамына кельген / еткен ‘созревший’, акъыл-балигъ ‘зрелый’, яшы еткен ‘повзрослевший’, етишкен ‘взрослый’, акъыл-балигъ олгъан ‘достигший зрелого возраста’, орта яшта ‘среднего возраста’, буюк II ‘взрослый’ и др.;

- ЛСП перехода в зрелый возраст: кемалатына / кемалына етмек / ирмек ‘достигать зрелости’, кемалатыны / кемалыны тапмакъ / булмакъ ‘достигать зрелости’, къувамына кельмек / етмек ‘достигать зрелости’, буюмек ‘взрослеть’, етишмек ‘взрослеть’, акъыл-балигъ олмакъ ‘повзрослеть’.

4) ЛСГ старости:

- ЛСП обозначения старости: къартлыкъ ‘старость’;

- ЛСП номинации лиц преклонного возраста: къарт ‘старый человек’, къарт адам/инсан ‘старый человек’, къартий ‘старый человек’, къартбаба ‘пожилой мужчина’, къартана ‘пожилая женщина’, ихтияр ‘старец’, джет ‘пожилой мужчина’, джедде ‘пожилая женщина’, акъсакъал ‘старейшина’, ата ‘старейшина’;

- ЛСП признака преклонного возраста: къарт ‘старый’, ихтияр ‘старый’, эсли ‘пожилой’;

- ЛСП перехода в пожилой возраст и действий, свойственных старости: къартаймакъ ‘стареть’, фарымакъ ‘стареть’, эсленмек ‘начинать стареть’, къартайма / къартаюв ‘старение’.

III. Микрополе социального возраста:

-ЛСГ указания на возраст через родственные связи: ана-бабалар ‘родители’, торун ‘внук’, деде ‘прадед’, бита ‘бабушка’, буюк ана ‘бабушка’, эдждатлар ‘предки’, аталар ‘предки’, къарт деделер ‘предки’, челеби IV ‘младший брат мужа или жены’.

-ЛСГ указания на возраст через социальные функции: талебе ‘ученик’, студент, оджа ‘учитель’, пенсионер, юкъары сыныф чагъы ‘старшй школьный возраст’.

По структурно-семантическому типу – это синкретичное поле, поскольку его единицы входят в разные типы отношений друг с другом: гиперо-гипонимические (яш – балалыкъ, къартлыкъ ), синонимические (бала, эвлят, чоджукъ, сабий ) антонимические (къарт – яш ), отношения части и целого (яшлыкъ ‘молодежь’ – яш ‘молодой человек’ ).

Содержание семантического поля «возраст человека»имеет национальную, культурную и историческую специфику. Национально-культурная специфика данного поля заключена в представлениях крымскотатарского этноса об особенностях тех или иных возрастных групп. Так, примечательным является то, что у большинства многозначных единиц, входящих в ЛСГ среднего возраста один из компонентов значения выражает совершенство, полноту, безупречность. Это говорит об особой положительной оценке среднего возраста. Нельзя не обратить внимание и на обширность ЛСГ указания на возраст через родственные связи. Большое количество единиц с их диалектными вариантами говорит об особом месте семейных уз в культуре крымскотатарского народа.

Языковая и речевая реализация семантической категории возраста человека дает представление о существующей концептуальной картине мира крымскотатарского этноса. Однако данная категория является многомерным, объемным ментальным образованием, следовательно, представление полной и завершенной картины концепта является трудноразрешимой, но перспективной задачей.

Библиография
1.
Авдеева О.А. Описание фрагмента лексико-семантического поля «возраст» в английском языке // Известия Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена. 2007. № 18 (44). С. 13 – 17.
2.
Асанов Ш. Пословицы и поговорки крымских татар: паремиологический словарь крымскотатарского языка. Симферополь, 2002. 184 с.
3.
Бочаров В.В. Антропология возраста: Учебное пособие. – СПб.: Издательство С.-Петербургского университета, 2001. 196 с.
4.
Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. 4-е изд., доп. М.: ООО «А ТЕМП», 2006. 944 с.
5.
Севортян Э. В., Левитская Л. С. Этимологический словарь тюркских языков: Общетюркские и межтюркские основы на буквы «Җ», «Ж», «Й». М.: Наука, 1989. 292 с.
References (transliterated)
1.
Avdeeva O.A. Opisanie fragmenta leksiko-semanticheskogo polya «vozrast» v angliiskom yazyke // Izvestiya Rossiiskogo gosudarstvennogo pedagogicheskogo universiteta im. A.I. Gertsena. 2007. № 18 (44). S. 13 – 17.
2.
Asanov Sh. Poslovitsy i pogovorki krymskikh tatar: paremiologicheskii slovar' krymskotatarskogo yazyka. Simferopol', 2002. 184 s.
3.
Bocharov V.V. Antropologiya vozrasta: Uchebnoe posobie. – SPb.: Izdatel'stvo S.-Peterburgskogo universiteta, 2001. 196 s.
4.
Ozhegov S.I., Shvedova N.Yu. Tolkovyi slovar' russkogo yazyka. 4-e izd., dop. M.: OOO «A TEMP», 2006. 944 s.
5.
Sevortyan E. V., Levitskaya L. S. Etimologicheskii slovar' tyurkskikh yazykov: Obshchetyurkskie i mezhtyurkskie osnovy na bukvy «Җ», «Zh», «I». M.: Nauka, 1989. 292 s.