Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 1930,   статей на доработке: 307 отклонено статей: 745 
Библиотека
Статьи и журналы | Тарифы | Оплата | Ваш профиль

Вернуться к содержанию

Функции детали в произведениях Н.А. Тэффи
Усеинова Эльвина Усеиновна

аспирант кафедры русской филологии ГБОУВО РК КИПУ

295014, Россия, республика Крым, г. Симферополь, ул. Луганская, 1

Useinova El'vina Useinovna

295014, Russia, respublika Krym, g. Simferopol', ul. Luganskaya, 1

elvina.useinova.1991@mail.ru

Аннотация.

В статье рассматривается деталь как средство создания женского художественного образа в произведениях Н.А. Тэффи и выступает минимальным компонентом текста, участвующего в формировании целостности этого образа. Особое внимание уделяется деталям, освещающим внутренний мир персонажа. Характерологическая деталь имеет свои преимущества, в ней удобно выражать общее впечатление о предмете или явлении, с ее помощью хорошо улавливается общий психологический тон. Описание портретов и психологического состояния персонажей, их вещного окружения производит на читателя впечатление предельной доступности зрительскому восприятию за счет различных форм детализации. Методология исследования заключается в содержательно-структурном, сравнительно-типологическом с применением имманентного и контекстуального анализа.Методологическую основу исследования составляют труды исследователей творчества Н.А. Тэффи Л. В.Чернец, Л. Г. Бабенко, Е. М. Трубилова в эмигрантских рассказах Н.А. Тэффи художественные детали выполняют ряд важнейших функций, таких как психологическая, выделительная, символическая. Однако, психологическая функция деталей прослеживается чаще. Описание портретов и психологического состояния персонажей, их вещного окружения производит на читателя впечатление предельной доступности зрительскому восприятию за счет разнообразных форм детализации. Анализ роли и функций художественной детали позволяет утверждать, что деталь не только способствует формированию определённого мотива в произведениях писательницы, но помогает лучше понять художественный мир.

Ключевые слова: женский образ, функция детали, психологизм, художественный мир, деталь, герой, описание, характеристика, знак, персонаж

DOI:

10.7256/2454-0749.2018.4.27328

Дата направления в редакцию:

19-09-2018


Дата рецензирования:

08-09-2018


Дата публикации:

03-10-2018


Keywords:

female image, detail function, psychologism, the art world, detail, hero, description, characteristic, sign, character

В своих рассказах H.A. Тэффи уделяет особое внимание изображению психологического состояния героев, ее интересует мир переживаемых эмоций и чувств, в ее рассказах доминирующим является описание внешности персонажа и его внутреннего мира с помощью детали. Описание как композиционно-речевая форма обладает семиотической функцией, которая проявляется в описании внешности героя. Создавая образ персонажа, H.A. Тэффи выделяет в его внешности или характере признак, который воздействует на читателя, при этом портретный штрих психологизируется.

Многие исследователи отмечают важность детали в композиции произведения. В частности, Б. Е. Галанов пишет, что «одна счастливо найденная точная и емкая деталь заменяет страницы описаний» [2, с.253]. Он отмечает, что с помощью вещей раскрывается для читателей духовный мир героя, что сам выбор предметов становится свидетельством духовной принадлежности своего владельца. Так или иначе, вещи могут быть как «друзьями», так и «врагами», но всё они одинаково неопровержимо свидетельствуют в пользу своего хозяина или против него [2, с. 254].

Детализация – это художественный приём, который необходим для создания максимально полного образа. Как показывает анализ, в современном литературоведении общей классификации деталей не сложилось. Л.В. Чернец предлагает группировать виды деталей, исходя из стиля произведения [4, с. 304].

С помощью детали-подробности передаются и сложные психологические состояния, здесь этот принцип использования детали незаменим. По характеру художественного воздействия различаются детали-подробности и детали-символы. Детали-подробности описывают предмет или явление со всех сторон. Символическая деталь единична, представляет сущность явления выделяя в ней главное. Символическая деталь имеет свои преимущества, в ней удобно выражать общее впечатление о предмете или явлении, с ее помощью хорошо улавливается общий психологический тон. Деталь-символ часто с большой ясностью передает и авторское отношение к изображаемому.

Самую малую единицу предметного мира произведения традиционно называют художественной деталью [4, с. 64]. Художественная деталь не только служит средством раскрытия характера, но и, сливаясь с сюжетом, влияет на развитие сюжетной линии, выполняя многоплановую функцию.

Цель: выявить особенности функционирования художественной детали в рассказах Н.А. Тэффи.

Цель данной статьи определила конкретные задачи исследования:

- рассмотреть основные положения современного литературоведения относительно функций художественных деталей;

- выявить виды деталей в рассказах Н.А. Тэффи. П. М. Бицилли пишет, что для H. A. Тэффи каждая вещь имеет свою «физиономию и, значит, душу». Во многих рассказах H. A. Тэффи люди «растворяются среди вещей, более того – часто писательница не индивидуализирует своих персонажей, зато каждая вещь у неё имеет свой характер» [8].

Персонажи H. A. Тэффи – обычные люди, которые, как замечает Л. Г. Бабенко, существуют в замкнутом бытовом пространстве, заполненном их фантазиями, воображаемыми ценностями, ложными идеалами, которые предельно снижены, «заземлены» и не имеют значимости «с общечеловеческой точки зрения» [1, с. 36]. Об этом пишет и Д. Д. Николаев[5], отмечая, что большинство рассказов H. A. Тэффи построено на сопоставлении реальности и иллюзии. Е. М. Трубилова говорит о том, что сны, фантазии, грёзы, мечты символизируют уход от действительности [7].

А. Б. Есин в классификации деталей выделяет детали внешние и психологические. Внешние детали рисуют внешнее, предметное бытие людей, их наружность и среду обитания и подразделяются на портретные, пейзажные и вещные, а психологические – изображают внутренний мир человека. Учёный обращает внимание на условность такого деления: «Внешняя деталь становится психологической, если передает, выражает те или иные душевные движения (в таком случае имеется ввиду психологический портрет) или включается в ход размышлений и переживаний героя» [3, с. 160]. А.Б. Есин выделяет следующие функции детали: выделительная, психологическая, фактографическая, натуралистическая символическая, символическая, импрессионистическая.

При изучении роли и функций художественной детали в рассказах Н.А. Тэффи эмигрантского периода нам представляется важным охарактеризовать значение и функции этих деталей, формирующих мотив, тему и идею произведений.

Герои произведений писательницы живут в вымышленном пространстве, устроенном по понятным только им правилам. Говоря о женских образах, отметим, что жизненное пространство героинь в рассказах заполнено конкретными предметами дамского гардероба. Прежде всего, это шляпки, ленточки, бантики и прочие аксессуары, без которых их обладательница не может быть счастлива и красива. Женщины именно тем и отличаются, что придают огромное значение своим вещам, порой доходя до абсурда.

Анализ произведений позволил составить перечень предметных деталей, часто встречаемых в рассказах писательницы: духи («Брошечка», «Выбор креста», «Зеленый праздник», «За стеной»); пудра (За стеной); пахучее мыло (Зеленый праздник); платье («Тихая заводь»,«Зеленый праздник», «Городок»); шляпка («Шляпка», «Маркита», «Пуговица», «Демоническая женщина»); пуговицы («Пар», «Пуговица»); парик («Француженка»); пояс, цветы, банты («Маркита», «Пуговица», «Зеленый праздник», «За стеной», «Француженка»); кофточки, блузочки («Анна Степановна», «За стеной», «Выбор креста»); корсет «Два естества»; вырез, воротник ( «Жизнь и воротник», «Анна Степановна»); перчатки («Пуговица», «Весна», «За стеной», «Зеленый праздник»); украшения («Демоническая женщина», «Брошечка», «Часы»).

В большинстве рассказов деталь выполняет психологическую функцию, поскольку является средством психологической характеристики героев, помогает раскрыть внутренний мир и характер персонажей.

Например, в рассказе Н.А. Тэффи «Шляпка» передается психологическое состояние главной героини Вареньки Звездочетовой в развитии. никак не могла налюбоваться своей новой синей шляпкой. Новая шляпка дает героине ощущение уверенности в собственной неотразимости, так как шляпа является символом высокого статуса и положения в обществе, символом свободы. О! Женщина в такой шляпе может себе позволит много такого, о чем в простом колпаке и подумать не посмеешь! Она может быть лукавой, и задорной, и мечтательной, и надменной. Она все может, и все выйдет у нее хорошо. Поэтому Варенька была очень удивлена, когда обнаружила, что в спешке забыла заменить колпак на новую синюю шляпку. Я-то знаю в чем дело, – думала Варенька. – Дело в том, что на мне новая шляпка [8, с. 79]. – Значит ему понравилась я сама, а не шляпа. Как странно! Но почему же я была так хороша сегодня? [8, с.79]. Шляпка свидетельствует о моральных качествах героини больше, чем подробная характеристика.

Та же деталь (шляпа) представлена в рассказе «Маркита». Сашенька, надев Раечкину шляпу, перевоплощается, как ей кажется, в страстную Кармен: Утром купила туфли. Туфли сразу наладили дело на карменный лад. – Тра-ля-ля-ля! <…> В Раичкиной шляпе, с розой у пояса, Сашенька почувствовала себя совсем демонической женщиной [10, с. 56]. Сашенька живет в эмигрантской среде, где царит атмосфера жесткой конкуренции, недоверия… Поэтому она верит, что такие аксессуары, как шляпка и роза у пояса, могут перевоплотить ее в демоническую женщину, а значит не только придать уверенность в себе, но и представить себя в новом образе – так, как того требуют обстоятельства эмиграции.

В рассказе «Зеленый праздник» Лизавета чувствует себя стройной и красивой в платье и с незабудками у пояса: Лизавета Николаевна сорвала у забора пучок незабудок и заткнула за пояс. Ей понравилось, что она – такая стройная и вся в белом, и цветы у пояса. Она улыбнулась и крикнула Клеопатре Федотовне:– А ко мне, вероятно, сегодня один господин приедет из города. Александр Эдуардович! [8, с. 138]. Но когда она оказывается у большого окна, то видит своё отражение в полный рост: Фигура у нее оказалась толстая, а букетик – маленьким грязным комочком, даже не голубым, так как незабудки уже съежились. Словом, надеяться было не на что[8, с. 140]. Так и героиня рассказа «Француженка» мадмуазель Бажу после покупки паричка, обретает надежду на то, что он поможет ей сохранить работу и некую стабильность в жизни: Я не пожилая. Уверяю вас, что я не пожилая. Я очень-очень старая женщина. Этот паричок меня молодит, а я очень-очень старая. Если я не буду носить парика, все сразу поймут, какая я старая, и не дадут мне ни одного урока. Может быть, он очень смешной, мой паричок, но без него у меня не будет хлеба [8, с. 186].

В рассказе «Брошечка» деталью является брошка, которую потеряла Фенька. – Так хорошо жили, все было шито-крыто, и жизнь была полна. И вот, свалилась нам на голову эта окаянная брошка и точно ключом все открыла (Брошечка). Деталь выступает в роли символа – самостоятельного многозначного художественного образа, который имеет эмоционально-иносказательный смысл. Соответственно, функцию детали в данном рассказе можно определить, как символическую.

Персонажи рассказов H.A. Тэффи живут в вымышленном пространстве, придумав свой «идеальный» мир, в котором они могли бы или могут быть счастливы. Предметы гардероба помогают им чувствовать себя красивее, стройнее, богаче, умнее. Не случайно, на наш взгляд, персонажами рассказов являются именно женщины: общеизвестно женское пристрастие к вещам, которым они придают огромное значение, порой доходя до абсурда.

Как известно, характерной особенностью женской натуры является и запах. Тому подтверждение мы находим в рассказе Н. Тэффи «За стеной». В этом рассказе доминирующей деталью являются духи. Одна из героинь мадам Лазенская в ущерб своему здоровью, готовая голодать, тратила деньги на духи: «Все равно на духи растранжирите. Кокетка!» [8, с. 7]. Несмотря на насмешки со стороны окружающих, Лезенская как истинная женщина, так объясняет свое пристрастие к духам: «Женщина должна благоухать. Тонкие духи действуют на сердце… Я люблю тонкие духи! Нужно понимать. Вервена – запах легкий и сладкий; амбр-рояль – густой. Возьмите две капельки амбре, одну капельку вервены и получите дух настоящий… настоящий <…> С ума сойдете! Прямо с ума сойдете!» [8, с. 8]. Героиня подчеркивает свою принадлежность к высшему кругу. В данном случае духи выступают в роли «индикатора» сословной принадлежности.

Таким образом, деталь в описании внешнего облика героини является средством создания как внешнего портрета, так и внутреннего. Она высвечивает в ней самые важные черты, раскрывает особенности её характера. В результате предметно-бытовая деталь в произведениях H. A. Тэффи переходит в разряд портретных. Внешность героинь открывается миру, они тянутся к источнику счастья, движутся навстречу к нему. Следовательно, за внешним видом персонажа у H. A. Тэффи стоит внутреннее переживание эмоций. Для создания более цельного образа писательница выделяет определенный штрих во внешности своих героев. Этот штрих может сопровождать основное портретное описание персонажа, а может играть роль доминирующего психологического признака, на котором строится всё последующее описание внешности персонажа. Деталь или штрих, является звеном между внешним и внутренним портретом в описании персонажей у H.A. Тэффи, поскольку деталь психологизируется.

Можно сделать вывод, что в рассказах Н.А.Тэффи. художественные детали выполняют ряд важнейших функций, таких как психологическая, выделительная, символическая. Однако, психологическая функция деталей прослеживается чаще. Описание портретов и психологического состояния персонажей, их вещного окружения производит на читателя впечатление предельной доступности зрительскому восприятию за счет разнообразных форм детализации. Анализ роли и функций художественной детали позволяет утверждать, что деталь не только способствует формированию определённого мотива в произведениях писательницы, но помогает лучше понять художественный мир. Следовательно, деталь является неким звеном между внешним и внутренним миром героя у H.A. Тэффи. Характерологическая деталь, в каждом конкретном рассказе выполняет роль доминирующего психологического признака и выступает в тексте как определитель образа персонажа.

Библиография
1.
Бабенко Л. Г. Казарин Ю. В. Лингвистический анализ художественного текста. Теория и практика: Учебник. Практикум / Л. Г. Бабенко, Ю. В. Казарин. – М.: Флинта: Наука, 2004. – 495 с.
2.
Галанов Б. Е. Живопись словом: Портрет. Пейзаж. Вещь. – М.: Сов. писатель, 1974. – 343 с.
3.
Есин А. Б. Принципы и приёмы анализа литературного произведения. – М.: Наука: Флинта, 2010. – 248 с.
4.
Литературоведение. Литературное произведение: основные понятия и термины / Под ред. Л. В. Чернец. – М.: Высшая школа, 2004. – 420 с.
5.
Николаев П. А. Предметная детализация художественных образов как одна из основных форм повествования. – Введение в литературоведение: курс лекций / Электронный ресурс. – Режим доступа: http://articles.excelion.ru
6.
Трубилова Е. М. Сны в произведениях Тэффи // Творчество H. A. Тэффи и русский литературный процесс 1 пол. XX века. – М., 1999. – С. 40–49.
7.
Тэффи Н.А. Собрание сочинений В 3 томах: «Городок». Сост. и подготовка текстов Д. Д. Николаева и Е. М. Трубиловой. –М., Лаком, 1998. – 384 с.
8.
Федякин С. Р. Творчество Тэффи в контексте высказываний Петра Бицилли о прозе // Творчество H. A. Тэффи и русский литературный процесс 1 пол. XX века. – М., 1999. –189 с.
References (transliterated)
1.
Babenko L. G. Kazarin Yu. V. Lingvisticheskii analiz khudozhestvennogo teksta. Teoriya i praktika: Uchebnik. Praktikum / L. G. Babenko, Yu. V. Kazarin. – M.: Flinta: Nauka, 2004. – 495 s.
2.
Galanov B. E. Zhivopis' slovom: Portret. Peizazh. Veshch'. – M.: Sov. pisatel', 1974. – 343 s.
3.
Esin A. B. Printsipy i priemy analiza literaturnogo proizvedeniya. – M.: Nauka: Flinta, 2010. – 248 s.
4.
Literaturovedenie. Literaturnoe proizvedenie: osnovnye ponyatiya i terminy / Pod red. L. V. Chernets. – M.: Vysshaya shkola, 2004. – 420 s.
5.
Nikolaev P. A. Predmetnaya detalizatsiya khudozhestvennykh obrazov kak odna iz osnovnykh form povestvovaniya. – Vvedenie v literaturovedenie: kurs lektsii / Elektronnyi resurs. – Rezhim dostupa: http://articles.excelion.ru
6.
Trubilova E. M. Sny v proizvedeniyakh Teffi // Tvorchestvo H. A. Teffi i russkii literaturnyi protsess 1 pol. XX veka. – M., 1999. – S. 40–49.
7.
Teffi N.A. Sobranie sochinenii V 3 tomakh: «Gorodok». Sost. i podgotovka tekstov D. D. Nikolaeva i E. M. Trubilovoi. –M., Lakom, 1998. – 384 s.
8.
Fedyakin S. R. Tvorchestvo Teffi v kontekste vyskazyvanii Petra Bitsilli o proze // Tvorchestvo H. A. Teffi i russkii literaturnyi protsess 1 pol. XX veka. – M., 1999. –189 s.