Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 1989,   статей на доработке: 305 отклонено статей: 758 
Библиотека
Статьи и журналы | Тарифы | Оплата | Ваш профиль

Вернуться к содержанию

Храм иконы Божией Матери «Живоносный Источник» в Царицыно в первой четверти ХХ в.
Бабич Ирина Леонидовна

доктор исторических наук

главный научный сотрудник, Институт этнологии и антропологии РАН

119334, Россия, г. Москва, Ленинский проспект, 32а

Babich Irina Leonidovna

Doctor of History

Chief Scientific Associate, Institute of Ethnology and Anthropology of the Russian Academy of Sciences

119334, Russia, g. Moscow, ul. Leninskii Prospekt, 32a

irina@babich1.net
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

Предмет исследования данной статьи – история одного из подмосковных храмов - храма иконы Божией Матери «Живоносный Источник» в Царицыно в первой половине ХХ в. Хронологические рамки затрагивают дореволюционный и советский период истории храма. Объект исследования – деятельность священника храма - о. Алексея Фивейского, основы финансового и хозяйственного бытования подмосковного храма накануне событий 1917 г., а также описание церковной паствы, причины ее увеличения накануне революции и увеличения количества совершаемых треб в храме. Статья подготовлена на основе двух типов источников: архивных материалов (из Центрального государственного архива г. Москвы и семейного архива, который хранится у потомков Фивейских, а также архива Ленинского района Московской области (г. Видное), и материалов устной истории (интервью с потомком о. Алексея – внуком его родного брата - Николая Фивейского, который стал священником в сел. Клобуково Богородского уезда, - Юрием Дмитриевичем Фивейским и его женой – Еленой Павловной). Архивные материалы и информация, полученная в ходе проведения устных опросов, были проанализированы методом исторической реконструкции и представлены в статье в виде исторического описания. До сих пор в истории храма, который располагается на территории знаменитого Екатерининского Дворца в Царицыно, не было научных работ, посвященных выбранному в работе историческому периоду. Изучение церковной истории до и после октябрьской революции представляет научный и практический интерес, поскольку показывает духовное состояние российского общества, совершившего или поддержавшего большевистский переворот.

Ключевые слова: церковь, Россия, Царицыно, Православие, Фивейский, революция, финансы, архивы, советская власть, репрессии

DOI:

10.7256/2454-0609.2018.5.27247

Дата направления в редакцию:

31-08-2018


Дата рецензирования:

28-08-2018


Дата публикации:

29-10-2018


Автор выражает огромную признательность семье Фивейских за возможность ознакомиться с материалами семейного архива, а также за проведенные с потомками священника о. Алексея Фивейского интервью.

Abstract.

The subject of this article is the history of a church in the Moscow region: the Church of the Icon of the Theotokos of the "Life-giving Spring" in Tsaritsyno in the first half of the 20th century. The article's chronological framework starts from the pre-revolutionary period to the Soviet period in the history of this church. The object of this research is the activity of the church's priest, father Aleksey Fiveysky, the foundations of the financial and economic existence of the church near Moscow on the eve of the events of 1917, as well as the description of the church flock, the reasons for its increase on the eve of the revolution and the increase in the number of request to the church. The article was prepared on the basis of two types of sources: archival materials (from the Central State Archive of Moscow and the family archive kept by the descendants of Fiveysky, as well as the archive of the Leninsky district of the Moscow region (Vidnoye), and oral history materials (an interview with a descendant of father Aleksey - the grandson of his brother, Nikolay Fiveysky, who became a priest in the village of Klobukovo of the Bogorodsky uyezd - Yuri Dmitrievich Fiveysky and his wife Elena Pavlovna.) Archival materials and information obtained during the author's oral surveys were analyzed by the method of historical reconstruction and presented in the article in the form of a historical description. Up to today, the history of this church, which is located on the territory of the famous Catherine Palace in Tsaritsyno, has had no scientific works devoted to the historical period chosen in this article. The study of the church's history prior to and after the October Revolution is of great scientific and practical interest since it shows the spiritual state of Russian society, which committed or supported the Bolshevik uprising.

Keywords:

Soviet power, archives, finance, revolution, Fiveisky, orthodoxy, Tsaritsyno, Russia, church, repression

Введение

В 1903 г. скоропостижно в храме иконы Божией Матери «Живоносный Источник» в Царицыно умирает священник о. Михаил Казанцев. С его смертью завершается почти 70-летний период служения нескольких поколений Казанцевых. Отсутствие преемника в семье Казанцевых было связано с имевшим место в православном сообществе духовным кризисом конца ХIХ – начала ХХ в. Дети священников (главным образом, городских) «насыщались» революционными идеями и, даже закончив духовную семинарию, отказывались становиться священниками [1]. 1 января 1904 г. в храм назначается новый священник – о. Алексей Фивейский , который прослужит в нем не один десяток лет, вплоть до его закрытия.

Предмет исследования данной статьи – история одного из подмосковных храмов - храма иконы Божией Матери «Живоносный Источник» в Царицыно в первой четверти ХХ в. Хронологические рамки работы затрагивают дореволюционный и советский периоды истории храма. Объект исследования – деятельность священника храма - о. Алексея Фивейского и основы финансового и хозяйственного бытования подмосковного храма накануне событий 1917 г. До сих пор в истории храма, который располагается на территории знаменитого Екатерининского Дворца в Царицыно, не было научных работ, посвященных выбранному в работе историческому периоду. Изучение церковной истории до и после октябрьской революции представляет научный и практический интерес, поскольку показывает духовное состояние российского общества, совершившего (или во всяком случае поддержавшего) большевистский переворот 1917 г.

Статья подготовлена на основе двух типов источников: архивных материалов (из Центрального государственного архива г. Москвы, семейного архива, который хранится у потомков Фивейских, а также архива Ленинского района Московской области (г. Видное), и материалов устной истории (интервью с потомками о. Алексея – внуком его родного брата - Николая Фивейского (который стал священником в сел. Клобуково Богородского уезда) - Юрием Дмитриевичем Фивейским и его женой – Еленой Павловной). Архивные материалы и информация, полученная в ходе проведения устных опросов, были проанализированы методом исторической реконструкции и представлены в статье в виде исторического описания.

О. Алексей Фивейский

Новый настоятель церкви о. Алексей был родом из села, с сельским менталитетом, далеким от революционных идей. Он родился в 1866 г. в многодетной семье дьякона Павла Фивейского, который служил на погосте Дмитровский (Крестовоздвиженской церкви) в сел. Круг Клинского уезда.

Фивейские – это большой род православного духовенства. Родной брат Павла - Петр был священником Смоленской церкви в сел. Софрино (Дмитровский уезд). Все сыновья Павла и Петра были определены в Фиванскую духовную семинарию на казенный счет [2, Ф.427. Оп.1. Д.2695. Л.6, 7].

Будущий священник о. Алексей Фивейский окончил семинарию в 1887 г. с оценками «хорошо» и «очень хорошо» [2, Оп.427. Оп.1. Т. 2. Д. 2749. Ч.1. Л. 43]. По резолюции Московского Митрополита Иоаникия 4 февраля 1888 г. он был рукоположен Преосвященным епископом Дмитровским Мисаилом в священники в сел. Синьково Бронницкого уезда и определен служить в храм Михаила Архангела, в котором он проработал до конца 1903 г. [2, Ф.1371. Оп.1. Д.31. ЛЛ.32-36]. Одновременно со службой в храме он начал преподавать (работал законоучителем в земском училище в сел. Синьково, заведующим и законоучителем Шиловской церковно - приходской школы).

22 декабря 1903 г. Резолюцией Высокоопресвященства Владимира о. Алексей Фивейский был переведен в храм иконы Божией Матери «Живоносный Источник» в Царицыно. При поступлении на службу в новый храм о. Алексеем был составлен его послужной список, датируемый 1904 г., который сохранился в частном архиве семьи Фивейских [3]. За время службы в храме сел. Синьково о. Алексей получил следующие награды: 20.05.1889 г. – благодарность Бронницкого уездного училищного совета, 11.10.1892 г. – Архипастырское благословение, 10.01.1897 г. – серебряную медаль в память Царствования императора Александра III, 30.12.1897 г. – набедренник, 23.11.1902 г. – камилавк [2, Ф.1371. Оп.1. Д.31. ЛЛ.32-36].

С 1904 г. вплоть до революции в храме не менялся состав причта: священник Фивейский, дьякон Ветвинский и псаломщик Херсонский [2, Ф.2132. Оп.2. Д.187, Ф.203. Оп.780. Т.4. 4260]. С 7 июля 1911 г. о. Алексей стал еще и преподавать (работал законоучителем в земском училище Царицыно). За время службы в храме Живоносный источник получил орден Святой Анны 3-й степени и золотой наперстный крест (1914 г.) [2, Ф.1371. Оп.1. Д.31. ЛЛ.32-36].

О. Алексей рано женился на Клавдии Ивановне Багрецовой , происходившей тоже из рода священников. Семья была многодетной: четверо сыновей (1894 – Иоанн, 1896 - Александр, 1899 - Николай , 1905 – Сергей) , пять дочерей (1890 – Варвара, 1891 - Юлия, 1893 - Анна, 1896 – Александра, 1907 - Лидия). Первые дети родились и были крещены еще в синьковском храме, остальные - в царицынском. По воспоминаниям Елены Павловны и Виталия Сергеевича Фивейских о. Алексей всем своим детям дал хорошее образование: дочери учились в гимназии, сыновья – в духовных семинариях. Некоторые дети о. Алексея, например, Иван и Лидия остались со временем глубоко религиозными людьми, а другие, как Анна и Александра, как вспоминают родственники, – «не сильно» [4,5].

Особенности церковного быта начала ХХ в.

В начале ХХ в. местное духовенство имело несколько источников доходов: во-первых, жалование – «руги» 29 руб. 19 коп. в год, «кружечный» доход - 1740 руб. в год. Кроме того, церковь имела «капитал на вечное поминовение» в размере 6893 руб. Деньги были положены в банк, и храм получал банковские проценты - 283 руб. 25 коп. в год. В 1876 г. часть церковных земель (35 десятин 440 кв. саженей на основании Величайшего Соизволения от 11.12.1876 г.) была продана в Удельное Ведомство за 6500 руб. Эти деньги также были положены в банк, и храм получал банковский процент в размере 228 руб. 57 коп. в год. Эта сумма, как правило, шла на отопление, ремонт храма и домов притча. На основании указа Московской консистории (10.05.1904 № 5522 и 22.04.1905 № 5010) эта сумма стала делиться между членами притча. Помимо этого церковь имела т.н. «неподвижную сумму», которая находилась в кредитных учреждениях (в размере 6068 руб. 61 коп.) [2, Ф.1371. Оп.1. Д.31. ЛЛ.32-36].

Согласно подробной смете доходов и расходов по Московскому Удельному Округу 4-ого Царицынского удельного имения на 1914 г. на содержание храма по Дворцовому капиталу приходилось 1026 руб. и 300 руб. на хозяйственные расходы. Деньги распределялись следующим образом: 515 руб. – жалование причту Царицыно, Булатникова, Пахрина, 226 руб. – дрова причту Пахрина, дрова для храма в Царицыно, 150 руб. – «мучные» деньги причту Пахрина, 135 руб. – отопление храма Пахрина, 300 руб. – ремонт храма и домов в Царицыно – «сумма эта вносится на обязательной для удела ремонт домов причта Царицыно, согласно имеющейся быть представленный на это детальной сметы» [3, Ф.364. ОП.18. Д.4. Л.34 об.].

По данным на 1916 г., зарплата о. Алексея Фивейского включала: «руги», процент от капитала на «вечное поминовение» (270 руб. 80 коп. в год), «кружечные» (870 руб. в год.); зарплата дьякона Д. Херсонского - «руги», процент от капитала на «вечное поминовение» (179 руб. 38 коп. в год), «кружечные» (580 руб. в год); зарплата псаломщика Д. Ветвинского - «руги», процент от капитала на «вечное поминовение» (90 руб. в год), «кружечные» (290 руб. в год).

В нашем распоряжении благодаря родственникам о. Алексея Фивейского, сумевших сохранить уникальные материалы в своей семье, есть «Опись застрахованного имущества, принадлежащего священнику с. Царицыно Московского уезда Алексею Павловичу Фивейскому», датируемая 27 сентября 1908 г. Это очень интересный документ, поскольку он свидетельствует о реальной финансовой стороне жизни священника. Перечислим имущество, которое принадлежало о. Алексею и которое он счел нужным застраховать [3].

Таблица № 1. Перечень застрахованного имущества о. Алексея Фивейского.

№№

имущество

стоимость

1

Икона Спасителя в серебропозол. ризе

25 р.

2

Икона Божией Матери Иверской в серебропозол. ризе и киоте

25 р.

3

Икона Божией Матери Тихвинской в серебропозол. ризе и киоте

10 р.

4

Икона преп. Серафима Соровского в серебропозол. ризе и киоте

25 р.

5

Прочих икон десять

50 р.

6

Ряса енотовая

125 р.

7

Ряса на барашковом меху, крытая сукном

50 р.

8

Ряса драповая

30 р.

9

Ряса ватная суконная

30 р.

10

Ряса шерстяная летняя

25 р.

11

Полукафтан шерстяной летний

20 р.

12

Шуба дамская на меху, крытая плюшем

125 р.

13

Шуба дамская

25 р.

14

Дипломат (пальто – прим. И.Б.) дамский летний суконный

40 р.

15

Четыре шерстяных платья

100 р.

16

Зеркало

18 р.

17

Буфет дубовый

45 р.

18

Комод

15 р.

19

Гардероб

12 р.

20

Три тумбовых стола

30 р.

21

Мягкий диван, два мягких кресла и 4 таких же стула

55 р.

22

Стулья венские полтора десятка

45 р.

23

Стенные часы

10 р.

24

Перина полупуховая двухспальная

50 р.

25

Десять полупуховых подушек

50 р.

26

Два ватных одеяла

30 р.

27

Железная двухспальная кровать

14 р.

28

Матрас двухспальный

8 р.

29

Два волосяных матраса

10 р.

30

Два самовара

25 р.

31

Белье мужское полотняное

20 р.

32

Белье женское полотняное

20 р.

33

Столового и разного другого белья

50 р.

34

Ковер шерстяной

15 р.

35

Серебро столовое

50 р.

36

Посуда столовая

30 р.

37

Посуда чайная

30 р.

Общая сумма застрахованного имущества о. Алексея составляла примерно 1300 руб. Годовой официальный доход священника – 1150 руб.

Все духовенство имело свои дома, которые были построены Удельным Ведомством, но при этом они составляли собственность церкви. Были построены и другие здания, в частности, новая, деревянная сторожка с сараем на каменном фундаменте - в ней располагалась квартира просфорницы и амбулатория Церковно-приходского попечительства для приходящих больных.

О. Алексей Фивейский жил в своем доме недалеко от храма Живоносный Источник, также имел две дачи, которые располагались на земле, принадлежащей церкви [2, Ф.1371. Оп.1. Д.31. ЛЛ.32-36]. Дом располагался за мостом, там, где в настоящее время находится ресторан - в урочище Поповка . Внук священников Казанцевых, ранее служивших в храме, Ю.В. Казанцев вспоминал, что в уже в советские годы в храм приезжал какой-то архиерей служить, и он гостил за мостом в доме священника о. Алексея. Дом о. Алексея Фивейского был большой. Рядом были дома дьякона и псаломщика [6]. В 1913 г. О. Алексей Фивейский оценил свой дом в 4020 руб. [2, Ф.184. Оп.12. Д. 542]. Дачи имели и Дмитрий Херсонский (2 дачи), и Дмитрия Ветвинский (2 дачи). Сохранялись две дачи и у семьи Казанцевых, которые более 70 лет служили в этом храме [1].

В 1910 г. дочь о. Алексея – Варвара собралась замуж. Ее отец определил ей приданное. В семейном архиве семьи Фивейских сохранился уникальный документ - Опись приданного, выданного о. Алексеем дочери Варваре[3]. Приведем его полностью.

Таблица № 2. Опись приданного, выданного о. Алексеем дочери Варваре.

№ №

Наименование

1

Икона Божьей Матери Иерусалимской в серебропозол.ризе

2

Икона Божией Матери Казанской в серебропозол. ризе

3

Икона Божией Матери Владимирской в серебропозол. ризе

4

Крест золотой на серебр. цепочке нательный

5

Три золотых перстня

6

Двое золотых серег

7

Дамские золотые часы

8

Золотая цепь

9

Золотая брошь

10

Один золотой браслет

11

Серебряная солонка

12

Полдюжины столовых серебряных ложек

13

Дюжина серебряных чайных ложек

14

Платье венчальное

15

Платье визитное

16

Полдюжины шерстяных платьев

17

Полдюжины ситцевых платьев

18

Полдюжины сорочек мужских полотняных

19

Дюжина сорочек женских полотняных

20

Четыре чехла

21

Платок теплый большой

22

Полдюжины шерстяных платков

23

Две шляпки

24

Полдюжины шелковых платков

25

Дюжина полотенцев личных

26

Дюжина ручных салфеток

27

Дюжина платков носовых полотняных

28

Дюжина платков носовых ситцевых

29

Три салфетки для стола

30

Три скатерти

31

Дюжина чулок женских

32

Дюжина мужских носков

33

Три пары башмаков

34

Две пары калош

35

Перовая перина

36

Четыре полупуховых подушки

37

Три наволочки

38

Две шелковые кофточки

39

Четыре кофточки ночных

40

Две накидки

41

Полдюжины простынь

42

Одно покрывало тканьевое

43

Одно одеяло ватное

44

Ротонда ( накидка – прим. И.Б.) на лисьем меху

45

Сак ( шуба – прим. И.Б.) на беличьем меху

46

Сак драповый

47

Летняя накидка

48

Железная кровать

49

Самовар с прибором

50

Гардероб

51

Комод

52

Буфет

53

Мраморный умывальник

54

Два стола

55

Дюжина стульев венских

56

Зеркало

57

Часы стенные

58

Необходимые кухонные принадлежности

59

Ряса шерстяная летняя

60

Полукафтан летний шерстяной

61

Полукафтан летний

62

Деньгами 2000 р. из коих: 1800 р. купонами и 200 р. наличными

Жених Варвары - псаломщик Московской Панкратьевской близ Сухаревой башни церкви Виктор Лебедев 20 февраля 1910 г. написал расписку: «По сей росписи обязуюсь взять за себя в замужество Варвару Алексеевну Фивейскую, причем получил 200 рублей». 18 мая 1910 г. он получил еще 1000 руб. рентою, 9 июня 1910 г. - 800 руб. купонами.

До революции другая дочь священника – Анна начала работать учительницей в Земском училище Московского уезда, сын Иоанн , получив духовное образование, по «духовной линии» не пошел, а стал железнодорожником. Сын Николай окончил университет, пошел на войну в 1914 г., вернулся, получил звание почетного гражданина. К 1917 г. остальные дети были еще подростками и учились в духовных заведениях, дочь Лидия - в Земском училище. Лидия, Анна стали, как вспоминали родственники, «плехановками», т.е. участвовали в революционных движениях [4].

Деятельность храма

В начале ХХ в., согласно архивным документам, произошло резкое увеличение совершения количества треб в царицынском храме. Связано это было с несколькими обстоятельствами: во-первых, с увеличением количества проживающих около храма в летнее время дачников, во-вторых, в церковь стали чаще обращаться жители соседних деревень - Братеево, Шипилово и Борисово [2, Ф.203. Оп.780. Т.5. Л. 4915], в-третьих, в храм стали чаще обращаться крестьяне из других губерний - Тульской, Владимирской и др., и. в-четвертых, в церкви стали чаще отпевать баптистов, старообрядцев, католиков, как сказано в метрических книгах, по чину инославного вероисповедания, и наконец, с увеличением численности тех деревень, которые традиционно окормлял храм. По данным на 1902 г., в Царицыно было 380 чел., в Щадрово – 281 чел., Хохловке – 181 чел. [2, Ф.184. Оп.11. Д. 689]. В этом году в храме помимо крестьян из соседних деревень исповедовалось 19 дворян, 25 мещан, 16 духовных лиц, 6 раскольников беспоповцев. [2, Ф.1371. Оп.1. Д.31. ЛЛ.32-36].В начале ХХ в. продолжалось развитие дачного строительства и проживания дачников около храма.В 1908 г. было решено создать конно - полицейской стражи для охраны порядка в Царицыно, так как местность «Царицыно представляет теперь собою одну из самых многолюдных дачных местностей под Москвой », особенно в праздничные дни. Под казармы администрация Царицынского имения отдала кухонный корпус Дворцового комплекса, где было размещена конюшня на 14 лошадей [2, Ф.364. Оп.6. Д. 26]. В 1910 г., согласно «Делу об устройстве колодцев в дачной местности Царицыно», там было уже организовано Общество благоустройства дачной местности Царицыно [2, Ф.364. Оп.1. Т.3. Д. 9565]. Поэтому дачники, действительно, стали важной частью прихожан царицынской церкви.

В 1916 г. в храме было совершено 175 треб (112 крещений, 63 отпевания). По деревням цифры распределялись таким образом: Царицыно – 68 крещений, 39 отпеваний, Орехово – соответственно 19 и 11, Шадрово - 12 и 5, Хохловка – 13 и 8). За 1917 г. в храме было совершено 174 требы (100 крещений и 74 отпеваний) [2, Ф.203. Оп.780. Т.5. 4915].

В начале ХХ в. царицынский храм стал местом активной социальной помощи прихожанам. Было образовано Царицынское церковно - приходское попечительство , которое занималось вопросами оказания помощи населению (в случае несчастий, пожарах, падежа скота и т.д.). Попечительство выдавало ссуды и кредиты, которыми получали прихожане храма. Попечительство возглавлял о. Алексей Фивейский, а его ближайшим помощником был церковный староста Д.И. Филатов. Помимо этого попечительство на территории храма организовало амбулаторию для приходящих больных [2, Ф.1371. Оп.1. Д.31. ЛЛ.32-36].

В период служения о. Алексея Фивейского его умерших родственников хоронили внутри ограды царицынского храма. По воспоминаниям Виталия Сергеевича Фивейского, с левой стороны, недалеко от стены храма была могила жены священника о. Алексея - Клавдии Ивановны Багрецовой. Над могилой был памятник из белого мрамора. Левее от нее была могила умершей рано дочери о. Алексея - Юлии [4]. Кладбище внутри ограды храма было ликвидировано после 1960-х годов, вернее были ликвидированы памятники, а сами могилы остались.

Жизнь о. Алексея Фивейского и храма

после революции

После революции 1917 г. храм продолжал работать. Со стороны советской власти были различные «нападки», которые удавалось ослабить. Например, о. Алексей Фивейский почти сразу после революции отдал свой дом советским властям. В нем стали жить коммунисты. Семья о. Алексея переселилась на принадлежащие ему две дачи: в одной жили сыновья священника - Борис и Николай и дочь Ольга , а во второй – о. Алексей и его сын – Сергей. В середине 1920-х годов о. Алексей лишился половины одной из дач: советские власти потребовали выплатить налоги за храм. Сумма была неподъемной для о. Алексея. Он продал часть дачи и полученные за нее деньги отдал советским налоговым органам. Так что о. Алексей стал жить в одном доме с чужими людьми. Фивейские имели одну корову [4,5]. Семья Фивейских не избежала репрессий. Хотя о. Алексея советская власть не «тронула», тем не менее его сын Иван, работавший железнодорожником, был в 1937 г. осужден. Он вернулся домой лишь в 1955 г. [8].

Как мы указывали выше, в 1920-е годы храм продолжал действовать. Люди по-прежнему посещали церковь, совершались требы. 22 апреля 1927 г. у сына о. Алексея Фивейского - Николая и его жены – Елены Владимировны родился сын Борис. 29 сентября 1928 г. у семьи родился второй сын – Дмитрий. Новорожденные были крещены в храме «Живоносный источник» [7, Ф.75. Оп.1. Д.319].

В 1920-е годы многие «дореволюционные» прихожане по-прежнему посещали храм. В 1919 г. в храме венчалась дочь постоянного прихожанина Василия Самолетова – Анастасия с А.А. Федоровым. Они проживали на даче в Воздушном саду [7, Ф.75, Оп.1. Д.136]. В 1921 г. у церковного старосты Петра Михайловича Филатова, который и в советские годы тоже продолжал жить на даче в Царицыно, родился сын Николай, в 1925 г. – второй сын Дмитрий. Обоих сыновей крестил о. Алексей Фивейский [7, Ф.75, Оп.1. Д.173]. В 1927 г. князь Владимир Васильевич Оболенский, проживавший в Воздушном саду (Царицыно), крестил своего сына Николая в храме «Живоносный Источник» [7, Ф.75, Оп.1. Д.319]. Юрий Андреевич Бычков - праправнук церковного старосты П.Д. Бычкова, родился в 1927 г. Он был крещен в храме «Живоносный Источник» и бывал на службах вплоть до его закрытия.

В 1920-е годы дачи и дачники сохранялись, но, как показывают источники, иногда владельцы дач были вынуждены делить свои дачи с другими людьми (с красноармейцами и рабочими), а иногда – на этих дачах уже жили только «новые» люди [7, Ф.75, Оп.1. Д.142, 145, 147]. Например, на даче Андреева в Новом Царицыно – жили Виноградовы, в доме Волчкова в Старом Царицыно - Моисеевы и Волчковы, на даче Волкова в Царицыно – жили Суховы, в доме Бухаркина - сам Николай Васильевич Бухаркин и посторонние люди, на даче Романовского - Авдеевы, на даче юриста Мейера - Егоровы, на даче Леонова - Воеводины [7, Ф.75, Оп.1. Д.289] и т.д. В 1926 г. много народу поселилось в номерах Дипмана, которые находились рядом с царицынским Дворцом. В 1927 г. рабочие и красноармейцы стали жить даже в царицынском Дворце - А.П. Некрасов, М. Петрушечкин и т.д. [7, Ф.75, Оп.1. Д.310].Во Дворце были созданы обычные комнаты, в Хлебном доме жило около 800 чел. Очевидно, что большинство красноармейцев и рабочих игнорировали церковь «Живоносный Источник» и церковную жизнь. Тем не менее и в 1930-е годы дети купцов и других дачников продолжали частично жить в Царицыно и посещать храм, плоть до его закрытия [4].

О. Алексей Фивейский служил в храме до его закрытия, примерно до конца 1930-х годов [6]. Умер он в 1943 г., когда его внуку - Виталию было 6 лет. Виталий Сергеевич рассказывал, что о. Алексей, несмотря на свой возраст, отказывался во время военных бомбежек прятаться в подвалы. Виталий Сергеевич хорошо помнит его похороны: был февраль, его отпевал не священник, а какая-то «бабка». Он был похоронен на кладбище дер. Орехово, рядом с могилой сына священника храма - Георгия Казанцева – Василия [4]. Дети Фивейского со своими семьями продолжали жить на дачах священника вплоть до 1980-х годов, когда стали ломать все сельские дома в Царицыно [4].

Заключение

Итак, показанная в статье история одного из подмосковных храмов - храма иконы Божией Матери «Живоносный Источник» в Царицыно в первой четверти ХХ в., свидетельствует о том, что духовная жизнь россиян протекала, как и ранее в прежние века. Более того, наблюдалось некоторое увеличение православной паствы. Рассмотрев уникальные документы о финансовой жизни священника храма – описи застрахованного имущества и описи приданного, которое подготовил священник для одной из своих дочерей, мы видим, что семья священника жила достаточно благополучно. Изучение церковной истории до и после октябрьской революции на примере одного из подмосковных храмов, который располагался в уникальном месте – на территории Екатерининского Дворца в Царицыно, показывает, что накануне 1917 г. ни духовного, ни финансового кризиса в данном храме ни среди духовенства, ни среди паствы почти не наблюдалось. Неслучайно, что и в 1920-е годы и паства, и причт продолжали находиться в церкви, и лишь 1930-е годы полностью прекратили существование.

Библиография
1.
Бабич И.Л. Священнические династии и духовный кризис в предреволюционной России // Genesis: исторические исследования. 2017. № 7. С.122-132.
2.
Центральный государственный архив г. Москвы. ЦХД до 1917 г.
3.
Семейный архив Фивейских (Москва).
4.
Бабич И.Л. Интервью автора с Виталием Сергеевичем Фивейским, 25 февраля 2008 г.
5.
Бабич И.Л. Интервью автора с Еленой Павловной Фивейской, 14 сентября 2008 г.
6.
Бабич И.Л. Интервью с Ю.В. Казанцевым № 2. 28 апреля 2007 г.
7.
Архив Ленинского района Московской области (г. Видное).
8.
Бабич И.Л. Судьба храма иконы Божией Матери «Живоносный Источник» в Царицыно в 1920-1930-е годы // Genesis: исторические исследования. 2018. № 2. С.114-121.
References (transliterated)
1.
Babich I.L. Svyashchennicheskie dinastii i dukhovnyi krizis v predrevolyutsionnoi Rossii // Genesis: istoricheskie issledovaniya. 2017. № 7. S.122-132.
2.
Tsentral'nyi gosudarstvennyi arkhiv g. Moskvy. TsKhD do 1917 g.
3.
Semeinyi arkhiv Fiveiskikh (Moskva).
4.
Babich I.L. Interv'yu avtora s Vitaliem Sergeevichem Fiveiskim, 25 fevralya 2008 g.
5.
Babich I.L. Interv'yu avtora s Elenoi Pavlovnoi Fiveiskoi, 14 sentyabrya 2008 g.
6.
Babich I.L. Interv'yu s Yu.V. Kazantsevym № 2. 28 aprelya 2007 g.
7.
Arkhiv Leninskogo raiona Moskovskoi oblasti (g. Vidnoe).
8.
Babich I.L. Sud'ba khrama ikony Bozhiei Materi «Zhivonosnyi Istochnik» v Tsaritsyno v 1920-1930-e gody // Genesis: istoricheskie issledovaniya. 2018. № 2. S.114-121.