Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 2000,   статей на доработке: 331 отклонено статей: 802 
Библиотека
Статьи и журналы | Тарифы | Оплата | Ваш профиль

Вернуться к содержанию

Охрана правопорядка на промышленных предприятиях Российской империи в конце XIX – начале ХХ вв. (на примере Вятской губернии)
Сергеев Александр Валентинович

кандидат исторических наук

доцент, кафедра теории и истории государства и права, Волго-Вятский институт (филиал) федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего образования «Московский государственный юридический университет имени О. Е. Кутафина (МГЮА)»

610000, Россия, Кировская область, г. Киров, ул. Московская, 30

Sergeev Aleksandr

PhD in History

Associate Professor of the Department of Theory and History of State and Law, Volga-Vyatsky Institute (branch) of Kutafin Moscow State Law University

610000, Russia, Kirovskaya oblast', g. Kirov, ul. Moskovskaya, 30

sergeev100@mail.ru

Аннотация.

Предметом исследования выступают основные проблемы становления и развития фабрично-заводской полиции в Вятской губернии в условиях экономического подъема конца XIX – начала XX вв., роста численности рабочего класса и ухудшения криминогенной обстановки в городах и фабричных поселках. Показана роль губернской администрации и фабрично-заводского руководства в решении вопроса повышения эффективности работы по охране правопорядка на промышленных предприятиях. Анализируется уровень материального благосостояния и профессионализма полицейских чинов. Методологические и теоретические основы исследования построены на принципах системности, объективности, компаративизма и историзма. Как прикладные методы были использованы: историко-системный, историко-сравнительный, историко-правовой. На основании проведенной исследовательской работы делается вывод о том, что формирование фабрично-заводской полиции в Вятской губернии, как и в целом в России, происходило стихийно, без четкого плана и предварительной подготовки, а эффективность охраны правопорядка на промышленных предприятиях оставалась низкой вследствие недостаточного уровня профессионализма и материального обеспечения кадров полиции. Результаты исследования могут быть использованы при разработке спецкурсов и написании пособий по истории российской полиции.

Ключевые слова: охрана правопорядка, фабрично-заводская полиция, Вятская губерния, рабочий класс, полицейская стража, преступность, общая полиция, урядник, городовой, полицейский надзор

DOI:

10.25136/2409-7810.2018.3.27210

Дата направления в редакцию:

22-08-2018


Дата рецензирования:

23-08-2018


Дата публикации:

08-10-2018


Abstract.

The subject of the research is the main problems of the establishment and development of factory police in the Vyatka Province in terms of the economic upturn of the late XIX - early XX centuries, growth of the working class and the deterioration of the crime situation in cities and factory villages. The role of the provincial administration and the factory management in solving the issue of improving the efficiency of law enforcement in industrial enterprises is shown. The level of material well-being and professionalism of police officers is analyzed. The methodological and theoretical foundations of the research are based on the principles of consistency, objectivity, comparativism and historicism. The author has applied historical-systemic, historical-comparative, and historical-legal methods. Based on the research, it was concluded that the formation of factory police in the Vyatka Province as well as in Russia as a whole took place spontaneously, without a clear plan and preliminary preparation, and the effectiveness of law enforcement at industrial enterprises remained low due to insufficient professionalism. and material support of the police personnel. The results of the study can be used in the development of special courses and writing manuals on the history of the Russian police.

Keywords:

sergeant, general police, crime, police guard, working class, Vyatka Province, factory police, law enforcement, policeman, police supervision

Экономическое развитие России в конце XIX – начале XX вв. характеризовалось небывалым подъемом, связанным, в первую очередь, с благоприятными последствиями буржуазной модернизации 1860-1870-х гг. Развитие капитализма «вширь», на новые земли, и дальнейшее развитие «вглубь», на уже освоенных территориях, вело к созданию новых производств и расширению старых. Параллельно наблюдался значительный рост численности рабочего населения, что в условиях ломки традиционных ценностных ориентиров неизбежно приводило к ухудшению криминогенной обстановки и ставило перед властями задачу укрепления правопорядка.

Специфической чертой промышленного развития Вятской губернии была рассредоточенность производства. Подавляющее число рабочих было распылено по множеству мелких производств, индустриализация имела рассеянный характер [1, с 49]. Рабочие в основном сосредоточивались не в городах, а в заводских и рудничных поселках, фабричных селах. В конце ХIХ в. в губернии, помимо 12 городов, имелось 6 населенных пунктов, которые не считались городами, но имели население свыше 3 тыс. человек. Наиболее крупными заводскими поселками были Ижевск (41 тыс.), Воткинск (21 тыс.), Омутнинск (6,1 тыс.), Холуница (5,5 тыс.), Песковка (4,1 тыс.), Кирс (3,8 тыс.). Следует учитывать, что население этих поселков значительно увеличивалось в период между циклами сельскохозяйственных работ за счет пришлых крестьян-отходников.

До 1860-х гг. в центрах фабрично-заводского производства наблюдался невысокий уровень преступности, что объясняется сохранением связи рабочего населения с крестьянским миром, восприятием пролетария первого поколения традиционалистской модели поведения, основанной на общинных ценностях. Буржуазная перестройка промышленности постепенно приводила к разрушению патриархальной жизни. На эти процессы влияли разнообразные факторы: рост социальной мобильности, грамотности населения, распад большой фабричной семьи, увеличение бессемейных и пришлых рабочих.

Тяжелые условия труда, низкие заработки, не обустроенность быта, при скученности населения в заводских и фабричных селах, оторванности от семьи приводили к усилению "распущенности нравов", что проявлялось в увеличении случаев хулиганства, пьянства, игре в карты, поножовщине.

Уроженец Холуницкого завода В. Н. Шкляев зафиксировал появление «новой фигуры» - хулиганов, которые демонстративно объявляли «протест всему и всем», дрались, пуская в ход ножи [2]. Хулиганству неизбежно сопутствовало пьянство. По данным полицейской статистики за 1879 г., только мест розничной продажи вина в Вятской губернии было 1457 [3, с. 47]. Все вышесказанное не могло не сказываться на росте преступности.

В многочисленных записках, рапортах и других документах чинов полиции отмечается усилившееся брожение рабочих в промышленных центрах. В рапортах Слободского, Елабужского, Глазовского исправников отмечалось, что заводские поселки с их многочисленными лавками и кабаками нередко превращались в криминальные зоны. Начальник Ижевского завода сообщал губернатору А.Ф. Анисьину: «Население поселка состоит исключительно из заводских. Характер мужского населения соответствует типу фабричных рабочих, которые отличаются известной долей бесшабашности, переходящей при их страсти пропивать заработанные деньги при первом случае в полную безрассудность, что ведет не только к постоянным дракам, но и убийствам» [4].

Общая полиция уже не могла эффективно справиться с охраной правопорядка в силу ее недостаточной численности. Благодаря усилиям губернатора А.Ф. Анисьина, распоряжениями МВД от 1 мая 1887 г. и от 25 июня 1889 г. были выделены добавочные штаты фабричной полиции, включающие 3 конных и 4 пеших урядников и 2 младших городовых. Причем должности конных урядников содержались за счет владельцев заводов. Это позволило усилить полицейский надзор на заводах Холуницкого округа и Омутнинском заводе. Вице-губернатор Н.Н. Новосельский сообщал в МВД, что добавленные штаты фабричной полиции «приносят пользу по упорядочению полицейского надзора за заводским и фабричным населением» [5].

1 февраля 1889 г. Высочайше утвержденным мнением Государственного Совета «Об усилении полицейского надзора в районах промышленных заведений» была создана фабрично-заводская полиция «для усиления полицейского надзора за населением фабрик заводов и промыслов в губерниях Европейской России и Закавказье» [6]. Следует отметить важный на наш взгляд момент. Полицейские чины оказывались в зависимости от фабрикантов и заводчиков, так как согласно отд. VI отвод и наем квартир с отоплением и освещением для чинов фабрично-заводской полиции возлагался на владельцев фабрик, заводов и горных промыслов. Такое положение полиции зачастую обусловливало беспрекословное подчинение распоряжениям руководства промышленными предприятиями.

Вскоре министерством финансов по согласованию с министерством внутренних дел и министерством земледелия и государственных имуществ были разработаны и утверждены нормы квартирного довольствия чинам фабрично-заводской полиции. Квартира для полицейского надзирателя должна была состоять из 6 комнат, из которых две предназначались для жилья, одна для канцелярии, две для содержания арестованных (для мужчин и женщин отдельно), и шестая – кухня [7, с. 24].

Правовое обеспечение деятельности фабрично-заводской полиции было обобщено в разработанной МВД 14 августа 1900 г. «Инструкции чинам полиции за благоустройством и порядком на фабриках и заводах, а также в частных горных заводах и промыслах». Документ определял пределы компетенции фабричной полиции. Перед ней ставились следующие задачи: во-первых, принимать меры «к восстановлению нарушенного наружного порядка и благочиния, в случаях буйства, насилия, противозаконных сборищ и нарушения общественной тишины и спокойствия»; во-вторых, «устранять неблагоприятную среди рабочих агитацию, а также принимать меры против виновных в преступных деяниях»; в-третьих, «обеспечить охрану внешнего порядка и личной безопасности» [8, с. 586]. Инструкция также упорядочивала взаимоотношения полиции с фабричной и горной инспекциями, в обязанности которых входило осуществление общего надзора за фабричной жизнью на основании изданных еще в 1886 г. «Правил о надзоре за заведениями фабрично-заводской промышленности».

Рост преступности в рабочей среде заставил местные власти искать дополнительные меры для усиления полицейского влияния в промышленных центрах. Это нашло отражение в разукрупнении станов и уряднических участков. Если в 1868 г. на территории Вятской губернии насчитывалось 43 стана, то в 1906 г. уже 56. Несмотря на принятые меры, штаты полиции оказывались недостаточны для обеспечения правопорядка. Лишь в годы Первой российской революции численность полицейских команд была увеличена на крупнейших заводах губернии, Ижевском и Воткинском [9].

5 мая 1903 г. Николаем II был подписан указ «Об учреждении в 46 губерниях Европейской России уездной полицейской стражи». В соответствии с указом, в местностях, где вводились участковые стражники, должности сотских подлежали упразднению. Их обязанности переходили к новым должностным лицам – конным или пешим стражникам. Одновременно увеличивалось количество урядников, которые стали распределятся по одному на волость. Указ в Вятской губернии вводился в действие с 1 января 1904 г. Таким образом, институт урядников был расширен до 306 человек, утверждались должности 76 конных и 1197 пеших стражников.

Учреждение полицейской стражи и ее дальнейшее увеличение происходило соразмерно росту численности населения из расчета один стражник на каждые 2500 душ обоего пола. Увеличение численности полиции было связано и с начавшимися революционными событиями, ростом противоправительственной агитации. Так, в 1904 г. численность полицейской стражи в Вятской губернии составляла 1273 человека, в 1907 г. – 1615 человек.

Организационно-штатное укрепление общей полиции способствовало усилению полицейского надзора, общественной и личной безопасности на территории губернии. Если в 1901 г. чинами полиции было взято под стражу 22,7 тыс. подозреваемых в совершении преступлений, то в 1904 г. их число увеличивается до 31 тыс.

Создание института полицейской стражи сыграло неоднозначную роль. Стражники решали, главным образом, не общеполицейские, а военно-карательные, репрессивные функции. Это особенно ярко проявлялось в подавлении и расправе над участниками «противозаконных сборищ»: несанкционированных заводских сходов, собраний, митингов, забастовок. Одновременно усиление общей полиции приостановило формирование и развитие полиции фабрично-заводской, которая рассматривалась как вспомогательный инструмент охраны правопорядка, призванный содействовать заводской администрации, фабричной и горной инспекциям, держать рабочих в повиновении.

Важнейшим фактором, определяющим качество служебной деятельности сотрудников полиции, является уровень и материального благосостояния. В рассматриваемый период большую часть фабричной полиции составляли полицейские служители. Главным источником существования городовых был их оклад жалования, часть которого была от казны, часть от заводоуправлений. В 1870-е гг. городовые получали за службу 96-108 рублей в год. Рост цен на продукты питания и предметы первой необходимости, модернизация производства привели к увеличению численности квалифицированных рабочих и, как следствие, к росту заработной платы.

Именно в конце 1880-х – начале 1890-х гг. возник и сохранился разрыв окладов полиции и заработной платы рабочих. Об этом убедительно свидетельствует рапорт сарапульского исправника в губернское правление (1891 г.). Он отмечал, что на должности городовых в ижевскую полицейскую команду идут посторонние или солдаты-инвалиды. Городовой имеет оклад 10 рублей, в то время как заработок чернорабочего на заводе 12,5 рублей. «Кто же из порядочных отставных солдат пойдет служить. Нет ни одного хорошего солдата, который, прослужив городовым месяц-два не нашел бы себе места на заводе» [10].

С 1891 г. наблюдается незначительный рост жалования городовым. Наиболее существенная прибавка к жалованию произошла в годы Первой российской революции, когда в 1906 г. были утверждены новые оклады: для младшего городового – 214 руб. в год, для старшего городового – 274,8 руб. в год. В 1916 г. содержание младшего городового в фабричной полиции составляло 275 руб. в года, старшего – 300 руб. в год.

Продолжая сравнение уровня заработной платы полицейского служителя и рабочего можно отметить следующее. Средний заработок рабочих фабрично-заводской промышленности Вятской губернии в 1913 г. составлял 178 руб., а в 1916 г. – 270 руб. в год. При этом следует учитывать, что фабрично-заводская полиция была сосредоточена, главным образом, в крупных промышленных центрах, где заработки рабочих были выше, чем в среднем по промышленности. В 1913 г. среднегодовой заработок воткинского рабочего составлял 286 руб., в 1915 г. – 346,77 руб. Заработная плата рабочих-металлистов в 1915 г. составляла 412 руб., кожевенников 322 руб., рабочих писчебумажного производства – 370 руб. [3, с.57].

Таким образом жалование фабрично-заводской полиции приравнивалось к номинальной заработной плате рабочего с низким уровнем оплаты труда в промышленности и было значительно меньшим, чем в крупных фабрично-заводских центрах губернии.

Помимо материальной необеспеченности, семьи чинов фабрично-заводской полиции испытывали трудности из-за задержек и несвоевременной выплаты жалования. Тяжесть службы и материальная необеспеченность вели к дезорганизации фабричной полиции, превышению власти и падению дисциплины. Следствием неудовлетворительного уровня материального довольствия стала крайне высокая текучесть кадров. Так, с 1909 по 1913 гг. из 329 урядников было уволено 47,7%, из 1601 стражника – 74%, из 367 городовых – 74,9%. Из общего числа полицейских служителей губернии – 2297, только 35 человек прослужили 15 и более лет.

Таким образом, формирование фабрично-заводской полиции в Вятской губернии, как и в целом в России, происходило стихийно, без четкого плана и предварительной подготовки. Организационно-структурные преобразования полиции происходили в конце 1880-х – начале 1890-х гг., что было обусловлено, во-первых, увеличением числа рабочих поселков и фабричных сел, ростом численности, концентрации, а также самосознания рабочих; во-вторых, обострением социальных конфликтов и состоянием общеуголовной преступности; в-третьих, недостатком чинов полиции и кризисом института выборной сельской полиции. Недостаточный уровень материального обеспечения явился одной из причин падения дисциплины, ухудшения качественного состава полиции в фабрично-заводских поселках, что вело к росту конфликтов с местным населением.

Библиография
1.
Сергеев А.В. Менталитет российского провинциального общества на рубеже XIX-XX вв. (на материалах Вятской губернии): Дисс. на соискание ученой степени кандидата исторических наук. Киров, 2007.
2.
ГАКО. Ф. 714. Оп. 1. Д. 556. Л. 118 а.
3.
Мусихин В.Е. Фабрично-заводская полиция Вятской губернии XIX-начала XX вв. / Российское право: история, современность и перспективы: Материалы Межрегиональной межвузовской научно-практической конференции. – Киров: Изд-во Кировского филиала МГЭИ, 2004. – С. 45-60.
4.
ГАКО. Ф. 583. Оп. 85. Д. 205. Л. 2.
5.
ГАКО. Ф. 583. Оп 94. Д. 49. Л.л. 41-42.
6.
ПСЗ. Собр. 3. Т XIX. Часть I. № 16439.
7.
Ахмедов Ч.Н. История становления и законодательное оформление деятельности фабрично заводской полиции в конце XIX – начале ХХ века // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России. № 1. 2017. С. 21-27.
8.
Попов В.М. Алфавит полицейских законов, разъяснений и циркуляров : Сб. необходимых чинам полиции извлеч. из действующего Свода законов со всеми позднейшими прил. и доп., разъяснений по решениям Правительств. сената и минист. и Деп. полиции циркуляров : С прил. устава о наказаниях, налагаемых мировыми судьями, действующих частей уголов. уложения, таксы вознаграждения судеб. приставов и инструкций: прокурора Судеб. палаты, полиц. урядником и стражникам / Сост. пом. исправника В.М. Попов.-Неофиц. изд.-Кобеляки : тип. Б.и. Брагилевского, 1914.-860 с.
9.
ГАКО. Ф. 583. Оп. 102. Д. 74. Л. 35.
10.
ГАКО. Ф. 583. Оп. 85. Д. 205. Л.л. 5, 30.
References (transliterated)
1.
Sergeev A.V. Mentalitet rossiiskogo provintsial'nogo obshchestva na rubezhe XIX-XX vv. (na materialakh Vyatskoi gubernii): Diss. na soiskanie uchenoi stepeni kandidata istoricheskikh nauk. Kirov, 2007.
2.
GAKO. F. 714. Op. 1. D. 556. L. 118 a.
3.
Musikhin V.E. Fabrichno-zavodskaya politsiya Vyatskoi gubernii XIX-nachala XX vv. / Rossiiskoe pravo: istoriya, sovremennost' i perspektivy: Materialy Mezhregional'noi mezhvuzovskoi nauchno-prakticheskoi konferentsii. – Kirov: Izd-vo Kirovskogo filiala MGEI, 2004. – S. 45-60.
4.
GAKO. F. 583. Op. 85. D. 205. L. 2.
5.
GAKO. F. 583. Op 94. D. 49. L.l. 41-42.
6.
PSZ. Sobr. 3. T XIX. Chast' I. № 16439.
7.
Akhmedov Ch.N. Istoriya stanovleniya i zakonodatel'noe oformlenie deyatel'nosti fabrichno zavodskoi politsii v kontse XIX – nachale KhKh veka // Vestnik Sankt-Peterburgskogo universiteta MVD Rossii. № 1. 2017. S. 21-27.
8.
Popov V.M. Alfavit politseiskikh zakonov, raz''yasnenii i tsirkulyarov : Sb. neobkhodimykh chinam politsii izvlech. iz deistvuyushchego Svoda zakonov so vsemi pozdneishimi pril. i dop., raz''yasnenii po resheniyam Pravitel'stv. senata i minist. i Dep. politsii tsirkulyarov : S pril. ustava o nakazaniyakh, nalagaemykh mirovymi sud'yami, deistvuyushchikh chastei ugolov. ulozheniya, taksy voznagrazhdeniya sudeb. pristavov i instruktsii: prokurora Sudeb. palaty, polits. uryadnikom i strazhnikam / Sost. pom. ispravnika V.M. Popov.-Neofits. izd.-Kobelyaki : tip. B.i. Bragilevskogo, 1914.-860 s.
9.
GAKO. F. 583. Op. 102. D. 74. L. 35.
10.
GAKO. F. 583. Op. 85. D. 205. L.l. 5, 30.