Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 1990,   статей на доработке: 326 отклонено статей: 783 
Библиотека
Статьи и журналы | Тарифы | Оплата | Ваш профиль

Вернуться к содержанию

Политические ориентации студенческой молодежи города Москвы
Литвинова Татьяна Николаевна

доктор политических наук

профессор, Одинцовский филиал, МГИМО МИД России

143007, Россия, Московская область, г. Одинцово, ул. Ново-Спортивная, 3

Litvinova Tatiana Nikolaevna

Doctor of Politics

professor at Odintsovo Branch of MGIMO University of Russia

143007, Russia, Moskovskaya Oblast' oblast', g. Odintsovo, ul. Novo-Sportivnaya, 3

tantin@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

Предмет исследования – политические ориентации студентов Москвы, которые выступают факторами включенности молодых людей в общественно-политические процессы. Объектом исследования является студенческая молодежь столицы – те, кто со значительной долей вероятности пополнят ряды политической, экономической и культурной элиты страны. Автор подробно раскрывает основные теоретические подходы к изучению политических ориентаций и социальных установок молодежи в зарубежной и отечественной научной литературе. Особое внимание уделяется результатам исследований политической активности и социальных ориентиров молодых людей в разных странах: Великобритании, США, Китае, России. Выявляется зависимость политических взглядов и активности молодежи от их социального окружения. Эмпирической базой исследования послужил онлайн опрос студентов высших учебных заведений Москвы (n=384). В качестве методологических оснований при составлении анкеты использовался подход Г. Алмонда и С. Вербы: выявление когнитивного, аффективного и ценностного уровней политических ориентаций молодежи. Новизна исследования заключается в том, что эмпирически доказано: столичные студенты характеризуются не высоким интересом к политике, слабой политической активностью, лояльностью власти, низким уровнем протестных настроений. Среди идейно-политических установок преобладает приверженность принципам социальной справедливости, тогда как принципы свободного рынка разделяют менее четверти опрошенных. Результаты опроса позволяют говорить о восприятии политических ориентаций молодежи от старшего поколения.

Ключевые слова: студенты, молодежь, Москва, политические ориентации, идеологические установки, политическое участие, патриотизм, доверие власти, протестные настроения, молодежная политика

DOI:

10.7256/2454-0684.2018.9.27029

Дата направления в редакцию:

01-08-2018


Дата рецензирования:

05-08-2018


Дата публикации:

01-10-2018


Abstract.

The subject of this research is the political orientations of Moscow student youth, which manifest as the factors of inclusion of young people into the sociopolitical processes. The object is the student youth of the capital – those, who most likely will join the ranks of the political, economic and cultural elite of the country. The author describes in detail the key theoretical approaches towards studying the political orientations and social attitudes of the youth in foreign and national literature. Special attention is given to the research results of political activeness and social landmarks of the young people in various countries: United Kingdom, United States, China, and Russia. The dependence of the political views and activeness of the youth from their social environment is determined. The empirical base for this work served the online survey conducted among the university students of Moscow (n=384); methodological foundation includes the approaches of G. Almond and S. Verba: the identification of cognitive, affective and value levels of political orientations of the youth. The scientific novelty lies in the empirical proof that the capital students are characterized by the low interests in politics, weak political activeness, loyalty to the government, and low level of protest moods. Among the ideological-political orientations prevails the adherence to the principles of social justice, while the free market principles share less than a quarter of the respondents.

Keywords:

patriotism, political participation, ideological attitudes, political orientations, Moscow, youth, students, trust in power, protest moods, youth policy

Введение

Проблема вовлеченности молодежи в политическую жизнь страны является одной из самых сложных и актуальных в современном мире. Молодые люди сталкиваются с различными социальными и экономическими вызовами при переходе во взрослую жизнь, что отражается на их включенности в общественно-политические процессы. Во многом это зависит от их ценностных и социальных ориентиров. Молодежь самая активная часть населения, в их руках будущее государства, поэтому исследование политических ориентаций молодых граждан является важной и актуальной темой. Современная молодежь России чрезвычайно дифференцирована по доле в составе населения различных регионов, по доступу к образованию и культурным благам, по ценностям и возможностям реализации своих стремлений.

Существует несколько определений предельного возраста молодежи, встречающихся в социологических исследованиях. Согласно оценке ООН и Всемирного банка в статистических целях под молодежью понимают население от 15 до 24 лет. Во многих странах, в частности в США, социологи определяют молодое поколение населения от 12 до 24 лет, но дополнительно выделяют в нем «подростков» (12-18 лет) и «младших взрослых» (18-24 года).

Согласно Основам государственной молодежной политики Российской Федерации на период до 2025 года, утверждённым распоряжением Правительства Российской Федерации от 29 ноября 2014 года №2403-р, к категории «молодёжь» в России относятся лица «в возрасте от 14 до 30 лет, а в некоторых случаях, определенных нормативными правовыми актами Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, – до 35 и более лет» [1].

По данным Росстата на 1 января 2018 года в возрастной группе от 15 до 34 лет в России проживало 38 млн. человек, что составляет 25,8% населения страны [2]. В Москве по данным Мосгорстата в высших учебных заведениях на начало 2017 г. обучалось 736,3 тыс. студентов – это 6% постоянного населения столицы [3]. Московские студенты это те, кто со значительной долей вероятности пополнят ряды среднего класса и политической, экономической и культурной элиты страны.

Под политическими ориентациями понимается система принципов, взглядов, идеалов и убеждений, определяющих отношение личности к социально-политической реальности, а также политические позиции людей [4, c. 322].

Классиками изучения политических установок выступают Г. Алмонд и С. Верба, авторы опубликованной в 1963 году монографии «Гражданская культура: Политические установки и демократия в пяти странах». Они предложили три формы политических ориентаций: 1) когнитивная ориентация («знание и вера в политическую систему, ее ролей и содержание этих ролей, что она получает на входе из окружающей среды и ее результативность»), 2) аффективная ориентация («чувства по отношению к политической системе, ее роли, персонам и эффективности») и 3) ориентация на оценку («суждения и мнения о политических объектах, которые обычно включают сочетание стандартов ценностей и критериев с информацией и чувствами») [5, c. 14].

В России признанным авторитетом в изучении социальных ориентиров личности является автор «Социально-политической психологии» Г.Г. Дилигенский. Он писал, что социально-политические установки выступают одним из значимых механизмов приобщения личности к обществу или социальной группе. Многие установки приобретаются индивидом в готовом виде из социального опыта других людей, представителей их социальной группы (окружения). Определенные ценности, верования, идеи, органически входят в исторически сложившиеся национальные, региональные и локальные культуры и типы общественно-политического сознания [6, c. 135-139]. Таким образом, социально-политические ориентиры молодежи во многом становятся продуктом тех общественных взглядов и позиций, которые разделяют представители более старшего поколения.

Согласно сравнительному исследованию по проблемам гражданства и вовлеченности в политику в европейских демократиях, проведенному в начале 2000-х под руководством профессора Яна ван Дета, семья, дружеские и профессиональные связи выступают более важными локусами для обсуждения политических вопросов, чем добровольные ассоциации. Около трети опрошенных часто или иногда обсуждают политику с друзьями, столько же – с сотрудниками на работе. При этом три четверти членов добровольных ассоциаций редко или никогда не обсуждают политику со своими соратниками [7, c. 216]. На политические взгляды молодежи в немалой степени влияют семья и дружеское окружение. В последние годы во многих странах, в том числе в России, отмечается низкая политическая активность молодых людей.

Молодежь представляет собой значимую составляющую общественного и интеллектуального богатства российского социума. Очевидно, что современную молодежь России отличает не только стремление к материальным благам, но и поиски смысла жизни, самоопределения и самореализации, в том числе в управлении государством и выражении своей гражданской позиции.

Цель статьи – изучить политические ориентации студенческой молодежи города Москвы, оценить их интерес к политическим событиям, доверие к властным институтам, раскрыть их взгляды на принципы социально-политического устройства общества, суждения о патриотизме.

Обзор литературы

Взгляды и установки людей ко всему, что является политическим, от базовых экономических ценностей до политической идеологии всегда были в центре научных исследований. Зарубежные работы в этой области проводятся в русле политической психологии и продолжают линию исследований Г. Олпорта, Г. Одберта [8] и многих других авторов. Политические психологи выделяют пять независимых черт (диспозиций) личности (Большая пятерка), определяющих ее адаптацию к социальной среде: 1) экстраверсия, 2) доброжелательность, 3) сознательность, 4) эмоциональная стабильность и 5) открытость новому опыту. В изучении политических ориентаций основное внимание было сосредоточено на понятиях «открытости» и «сознательности». Ученые предположили, что «открытость» будет соответствовать убеждению, что более активное правительство поддерживает социальный прогресс, что соответствует либеральным взглядам. Напротив, осторожность и сдержанность, связанные с «сознательностью», согласуются с убеждением, что правительство должно принимать постепенные, разумные меры, что отличает традиционный консерватизм [9].

В 2005 году политологические исследования в этой области получили новый импульс, в связи с тем, что Дж. Олфорд, С. Функ и Дж. Хиббинс доказали: политическая идеология весьма вероятно наследуется, то есть в 50% и более случаях идеологические установки проистекают из биологических различий. Этот вывод подтверждает, что молодые люди не входят в политический мир как «чистые листы», но приносят с собой довольно устойчивые наследственные склонности к восприятию мира, и особенно предрасположенность к либеральным или консервативным взглядам [10, c. 164]. Согласно исследованию Э. Плутцера, «привычка» голосовать приобретается в раннем взрослом возрасте, поэтому низкий уровень голосования среди молодежи может означать, что они будет менее склонны участвовать в выборах на протяжении всей своей взрослой жизни [11, c. 43].

Большой интерес представляют исследования политических взглядов и вовлеченности в политику молодых людей в разных странах, в частности, в Великобритании. Согласно их данным, молодые люди, не имеющие высшего образования или с невысоким уровнем образования, с меньшей охотой принимают участие в выборах [12]. Интерес 18-24-летних британцев к текущим социально-политическим событиям (62%) значительно ниже среднего. Только 9% молодежи этого возраста могут назвать своего члена Парламента, по сравнению с 22% людей среднего возраста и 34% людей старше 55, которые легко могут это сделать. Снижение интереса к выборам М. Хенн и Н. Фоард связывают с тем, что молодые люди чувствуют себя все более и более оторванными от генеральных линий, избираемых партий [13, c. 60].

При изучении материалов британских социологических исследований наше внимание привлекло отношение молодежи к социальному государству. Согласно данным опросов, многие молодые люди не согласны с тем, что «государство всеобщего благополучия» величайшее достижение Великобритании. По мнению, Б. Даффи, одной из причин более негативных взглядов на социальное государство среди молодежи является то, что они склонны считать большинство людей, получающих пособия, мошенниками [14].

Некоторые зарубежные ученые изучали влияние гендерных различий на интерес к политике. Д. Уэккин и Э. Уистлер сделали интересное заключение в результате исследования студентов штата Арканзас (США) в 2008 году. Они отметили, что девушки и юноши-респонденты заявили об одинаково низком уровне интереса к политике и государственному управлению, независимо от того, в какой семье они живут. И хотя нет существенной разницы в частоте, с которой студенты обсуждают политику со своей семьей, девушки сообщили о более частых дискуссиях со своими родственниками на политические темы, чем юноши. Таким образом, гражданское участие среди молодых мужчин и женщин, хотя и похоже, но не равнозначно [15].

Среди зарубежных исследований политических ориентаций молодежи большой интерес представляет молодежь Китая, переживающего бурный подъем экономики и значительные общественно-политические реформы. Социологический опрос, проведенный среди молодежи в Шанхае, показал, что молодежь, как правило, прагматично подходит к проблеме политического участия. Согласно полученным данным, помимо интереса молодых людей к реформам, связанным с их карьерой и работой, большая часть молодежи была озабочена влиянием реформ на повседневную жизнь и их будущее. Среди трех главных проблем, интересующих молодежь Китая: жилищная реформа (49,23%), медицинская и реформа пенсионного страхования (36,49%) и реформа потребительских цен (34,12%). Согласно результатам опроса, проведенного Центром молодежных исследований Китая, на вопрос «Каковы два наиболее важных критерия успешного управления государством?» 42,3% студентов выбрали «Социальную стабильность». Эта цифра только на 8,7% ниже, чем результат ответа «мощная экономика» (51%) [16]. Таким образом, молодые граждане оценивают политические события, и даже сам режим с точки зрения того, как они влияют на их экономическое благополучие.

Характеризуя жизнь современной китайской молодежи, журналист Алек Эш называет несколько причин ее слабой заинтересованности в политике: 1) политика скучна; 2) политика опасна; 3) политика не в приоритете; 4) политика безнадежна. Причем, даже молодые члены Коммунистической партии Китая (КПК) не показатель наличия у молодых китайцев соответствующих взглядов и интереса к политике, так как многие из них вступают в КПК, учась в университете, в надежде потом получить лучшую работу [17]. В этом проявляется прагматизм и ограниченность политического участия.

В России многолетние исследования ценностных установок молодежи проводит Институт социологии РАН. В 2010 г. была выпущена монография М.К. Горшкова, Ф.Э. Шереги «Молодежь России: социологический портрет». Наряду с вопросами социальной и экономической активности молодых граждан России, в ней также изучалось их отношение к государству и власти. Согласно данным проведенного в 2009 году исследования, доля молодых людей, считающих предпочтительной формой правления для России демократию – 55,5%. За твердую власть вплоть до администрирования выступили 31,7%, за диктатуру – 3,7%, не смогли определиться с выбором 12,8% молодежи. Авторы монографии отметили низкий интерес российской молодежи к политике, согласно их данным в той или иной степени политическими событиями интересуется 61,6% молодежи. Однако в защиту молодых россиян М.К. Горшков и Ф.Э Шереги утверждают, что интерес к политике приходит с возрастом, когда благосостояние людей и их семей зависит от прочности позиции, занимаемой индивидом в общественном разделении труда. Снижение интереса к политике сопровождается деидеологизацией – сократилось число приверженцев всех политических установок – «левых», «правых», «центристов» [18, c. 83-94].

Проблемам жизнедеятельности молодежи в современной России был посвящен Ежегодник Института социологии РАН «Россия реформирующаяся», выпущенный в 2017 году. В нем приводятся результаты массового опроса населения, проведенного в 2014-2016 гг. по общенациональной репрезентативной выборке. Согласно данным, приведенным И.Н. Трофимовой, на фоне низкого интереса к политике около 63% молодых россиян отмечают отсутствие опыта участия в политической жизни страны, а наиболее распространенной формой участия является участие в выборах (22%). Доля молодых россиян, выразивших мнение, что России необходима «твердая рука» составляет 56% против 43%, выступающих за политические свободы и демократию. Среди мотивов участия в общественно-политической деятельности, население от 18 до 30 лет назвало следующие причины: «борьба за идеалы и стремление сделать жизнь лучше» – 19%; «общение с единомышленниками» – 17%; «защита своих прав и прав своих близких» – 16%; «желание поучаствовать в конкретных делах» – 13%; «личностный рост и самореализация» – 13%; «возможность найти новых друзей» – 9%; только 1% среди опрошенной молодежи выразил стремление сделать политическую карьеру [19, c. 312-316].

В России постоянно проводятся исследования политических ориентаций молодежи в различных городах. Следует упомянуть статью Е.А. Трошковой по результатам опроса среди студентов Челябинского государственного университета. Изучив отношение к власти в студенческой среде, она отметила, что позиции власти сегодня как никогда прочны. Возвращение Крыма и последовавшее за этим обострение геополитического противостояния России и Запада обеспечили взлет рейтинга главы государства до рекордных отметок. Вслед за ним поднялись показатели доверия другим политическим институтам: правительству, парламенту, правящей партии (среди той части респондентов, которая проявляет интерес к партийной деятельности). Неудовлетворенность состоянием демократии в стране сменилась позитивными оценками, хотя никаких значительных шагов по пути демократизации не было сделано. При этом Е.А. Трошкова отметила сиюминутный характер такой поддержки, ее абсолютную обусловленность текущими внешнеполитическими обстоятельствами [20, c. 165].

Интерес для настоящего исследования представляет работа В.Н. Стегния, опубликованная по результатам опроса среди студентов Пермского национального исследовательского политехнического университета в 2015 г. Он провел классификацию политических ориентаций молодежи, исходя из разделяемых респондентами принципов социально-экономического развития: получилось, что приверженцев классического типа рыночных отношений среди пермских студентов – 15%; сторонников социального государства – 17%; сочетание рыночных механизмов с национальной спецификой избрали 43% опрошенных; приверженцев национально-изоляционисткой модели государства – 9%; сторонников возрождения общества советского типа 1970-1980-х гг. – 5%. В статье также рассмотрено отношение студентов к понятию «Родина», делается вывод о том, что в российской культуре это понятие всегда занимало важное место в системе формирования патриотических чувств молодого поколения. Установка на миграцию из России больше свойственна юношам (13,9% против 9% девушек) [21, c. 9-11].

Сравнивая исследования политических ориентаций молодежи в зарубежной и отечественной литературе, мы можем увидеть разнообразие поднимаемых аспектов проблемы. При этом западные авторы, исходя из достижений политической психологии, делают акцент на индивидуализации социальных предпочтений, в то время как российские исследования зачастую исходят из их социальной и даже ситуационной обусловленности. Хотя и тех и других волнует проблема участия и рост политической апатии молодых граждан.

Обзор отечественной и зарубежной литературы наглядно показывает высокую социальную значимость формирования политических ориентаций у подрастающего поколения, оценки их интереса к политике, доверия власти, уровня патриотизма. Результаты всероссийских опросов, а также исследований, проведенных в различных городах России, показывают необходимость всестороннего анализа столичной молодежи; от их взглядов и устремлений, возможно, будет зависеть будущее страны.

Методологические основания и методы

В мае 2018 года был проведен опрос среди студентов МГИМО, Российского нового университета и Института экономики и антикризисного управления, направленный на выявление социально-политических установок современной студенческой молодежи. При составлении программы и инструментария исследования учитывались три формы политических ориентаций, предложенные Г. Алмондом и С. Вербой: когнитивная, аффективная, ценностная. Блок вопросов, посвященных политическим ориентациям, был нацелен на выявление трех уровней установок молодежи: 1) когнитивный уровень (мысли) – выяснялся интерес студентов к социально-политическим событиям, проблеме политического участия, уровень доверия политической системе; 2) на аффективном уровне (чувства) – возможные реакции студенческой молодежи на нарушение их прав и уровень патриотизма; 3) на ценностном уровне выяснялись представления молодежи о лучшем социально-политическом строе, а также соотнесение их жизненных планов с развитием общественных отношений.

Было опрошено 384 человека, что соответствует требуемому размеру репрезентативной выборки для генеральной совокупности московских студентов (N=736,3 тыс. чел.) при доверительной погрешности ±5%. Выборка включает студентов бакалавриата и магистратуры очной формы обучения гуманитарных направлений подготовки (менеджмент, экономика, юриспруденция, государственное и муниципальное управление, политология). Возраст опрошенных от 18 до 29 лет. Среди респондентов 189 (49%) юношей, 195 (51%) девушек. Данные опроса дают возможность эмпирически исследовать политические ориентации современной студенческой молодежи Москвы.

Опрос проводился онлайн. Результаты анкетирования были обработаны при помощи программы Webanketa.

Исследование

В ходе изучения когнитивного уровня политических ориентаций молодежи выявлялся интерес студентов к социально-политической жизни, проблеме политического участия, а также уровень доверия власти. На вопрос «Интересуетесь ли Вы тем, как развиваются события в политической, экономической жизни нашей страны?» 57% респондентов ответили, что внимательно следят за развитием ситуации; 35 % ответили «слежу за развитием событий, но мне это не очень интересно»; 5% не интересуются политическими событиями и 3% не смогли дать однозначного ответа. Таким образом, как и в исследованиях, проводимых в других странах и городах России, московская молодежь не слишком интересуется политикой.

Этот факт не может не отразиться на политической активности, которая, в первую очередь, выражается в участии в выборах. На вопрос «Принимаете ли Вы участие в выборах?» 33% ответили, что стараются принять участие в выборах «если позволяет время»; только 26% ответили «всегда, не пропускаю ни одни из них»; 21% признались, что никогда не принимают участия в выборах; 13% - «редко» и 7% затруднились ответить. Можно сказать, что количество интересующихся политическими и экономическими событиями в стране примерно совпадает с теми, кто старается принять участие в выборах. Но остается почти 40% студентов с низким уровнем политической активности.

На вопрос «Какие общественные и политические силы в современной России заслуживают, по Вашему мнению, наибольшего доверия?» (многовариантный выбор), ответы распределились следующим образом. Рейтинг доверия возглавляет Президент РФ – 64%; следом идут общественный организации – 49%; представители бизнеса – 34%; правоохранительные органы – 33%; Правительство Российской Федерации – 30%; руководители органов местного самоуправления – 19%; Совет Федерации Федерального Собрания РФ – 16%; церковь, религиозные организации – 15%; мэр Москвы – 13%; Государственная Дума – 13%; СМИ – 12%. Доверие к политическим институтам демонстрирует целый комплекс объективных и субъективных общественных отношений, являясь одновременно и тем, что политическая система получает на входе в качестве «требований» среды и результатом проводимой государством молодежной политики.

На аффективном уровне выяснялись возможные реакции студенческой молодежи на нарушение их прав и уровень патриотизма.

Примечательно, что при невысоком (33%) уровне доверия к правоохранительной системе, на вопрос «В случае нарушения Ваших прав, что Вы готовы предпринять?» 41% респондентов выбрали именно обращение в полицию, прокуратуру и суд. Ничего не собираются предпринимать, «так как уверены в безуспешности каких-либо действий» – 17% опрошенных студентов; 14% готовы обратиться в органы власти. Только 13% респондентов собираются привлечь внимание общественности (обратиться в СМИ, общественные организации) при довольно высокой доле суммарного доверия (61%) этим институтам, исходя их ответов на предыдущий вопрос. 9% готовы «использовать личные связи и вознаграждения» и только 6% могли бы выступить с акциями протеста. Таким образом, большая часть молодежи в случае риска и неопределенности склонна действовать в рамках правовых процедур, что является положительным моментом, лишь незначительная доля способна на протестные акции.

На вопрос «Считаете ли Вы себя патриотом России?» 45% дали однозначный положительный ответ, 31% ответили «скорее да, чем нет». Однозначно «нет» заявили 6%; «скорее нет, чем да» - 11%; затруднились с ответом 7%. При таком разбросе значений нам было интересно выяснить, что же вкладывает студенческая молодежь Москвы в понятие «патриот России». При многовариантном выборе на первом месте оказалась «любовь к Родине» – 66%; следующим «гордость за великие достижения страны» – 49%; «исполнение обязанностей гражданина, соблюдение законов государства» – 43%; «в случае необходимости защита страны с оружием в руках» – 38%; «знание и гордость культуры страны» – 36%; «вера в великое будущее страны» – 30%; «активная борьба с угрозами, которые разрушают страну изнутри» – 28%; «ностальгия вдали от Родины» – 10%.

Исследование выявило в целом позитивное отношение к понятию патриотизма. Вместе с тем разброс значений дает неоднозначную картину, где более 20% респондентов не дали положительного ответа на вопрос, считают ли они себя патриотами России. Хотя следует участь и тот факт, что в Москве учится большое количество иностранцев.

Важным фактором формирования патриотизма является отношение к истории и культуре страны, ее достижениям и вера в ее будущее. При этом патриотизм в сознании студенческой молодежи существует не только как абстрактное понятие, часть респондентов выделили его активный компонент – соблюдение законов и исполнение обязанностей гражданина, борьба с внешними и внутренними угрозами.

На ценностном уровне выяснялись представления молодежи о лучшем социально-политическом строе, а также уровень оптимизма и пессимизма их жизненных планов и их зависимость от развития общественных отношений

При выяснении идейно-политических установок студентов Москвы, нами учитывалось, что общепринятое разделение на либералов, коммунистов, социалистов практически не отражает взгляды современной молодежи. Поэтому им был задан вопрос: «Какие из перечисленных принципов воплощают Ваше представление о лучшем социально-политическом строе?». Ответы на данный вопрос, на наш взгляд, дают довольно четкое представление об идеологических ориентирах респондентов, так как был возможен только одновариантный выбор. При этом в перечислении принципов были даны определяющие характеристики четырех идейных установок: социализма, право-либеральных взглядов, принципов социал-демократии; лево-либеральных взглядов. Примечательно, что лидирующие позиции заняли социалистические начала – социальная справедливость, равенство возможностей, общественный и государственный контроль над распределением и использованием национального богатства – 44% опрошенных. Свободу предпринимательства и частной собственности, невмешательство государства в экономику, низкие налоги для всех форм бизнеса выбрали 22% респондентов. Введение прогрессивного налога, социальное государство, упор государственных и общественных институтов на развитие «человеческого капитала» предпочли всего 15% опрошенных, что меньше данных исследований британских студентов (ср. 23 %, согласно Б. Даффи) и меньше данных, полученных в ходе исследования в Перми (ср. 17% по В.Н. Стегнию). Либертарианские установки – максимальная личная свобода взглядов, передвижений, переписки при жестком экономическом контроле государства над крупным бизнесом – избрали 11% опрошенных. Доля, не выбравших ни один их предложенных вариантов, составила 8%, что довольно много и, возможно, нами не было предложено достаточно вариантов.

Следует подчеркнуть, что нынешнюю молодежь трудно соотнести с какими-то четкими идеологическими взглядами, распределение ответов на этот вопрос позволяет судить лишь о тех или иных суждениях и склонностях, тем не менее, позволяет сделать ряд интересных наблюдений. Самым неожиданным открытием были предпочтения в пользу социалистических воззрений на социальную справедливость и государственных контроль над экономикой в отличие от либеральных идей свободы предпринимательства и рынка, которые не собрали даже четверти ответов. Единственное объяснение этому факту – влияние родителей и более старших родственников на формирование представлений о лучшем социальном строе, то есть тех людей, которые получили опыт социализации еще в советской политической системе.

Одной из важных характеристик, определяющих особенности поколения молодых людей, является уровень оптимизма. Как показывают результаты исследования, 33% молодых людей совершенно уверенны в том, что смогут реализовать свои планы на будущее, вариант ответа «скорее уверенны, чем не уверенны» выбрали 49% опрошенных. То есть 82% респондентов настроены более или менее оптимистично. Совершенно не уверенны – 5%; «скорее не уверенны, чем уверенны» – 10%; затруднились с ответом 3%. Объективным фактором оптимизма студенческой молодежи Москвы является ее меньшая включенность в повседневное решение бытовых проблем, а также широкие возможности, которые может предоставить для самореализации столица. Как показывает практика, уровень оптимизма имеет тенденцию снижаться с возрастом. Социальное самочувствие и ожидания тесно связаны с восприятием ситуации в стране с соотнесением своих ожиданий с объективными условиями жизни. На вопрос «Как Вы думаете, от чего в наибольшей степени зависит Ваше благосостояние?» большая часть респондентов – 42% ответила, что от условий жизни и их собственных усилий в равной степени, однако довольно большая доля (40%) уверенна, что их благосостояние зависит только от них самих, их целеустремленности и активности. Всего 14% студентов ответили, что их благосостояние зависит только от положения дел в обществе, условий жизни в нем. Затруднились с ответом 4%.

Распределение ответов показывает, что студенты Москвы не склонны возлагать полную ответственность за свое благосостояние только на объективные факторы, велика доля тех, кто уверен, что необходимо самим проявить активность и целеустремленность.

Наконец, на вопрос «Как Вы считаете, что мешает реализации жизненных планов молодежи в нашей стране?» (многовариантный выбор), 55% все же указали на общую социально-экономическую ситуацию в стране; 54% назвали не востребованность молодежи на рынке труда; 48% отметили «незнание, где и как приложить свои силы»; 44% посетовали на отсутствие действенной государственной политики по поддержке молодежи; 36% выделили «менталитет современной молодежи, низкую активность»; 32% указали на дискриминацию молодых людей со стороны старших поколений; 30% отметили «недоступность качественного образования». Таким образом, по мнению молодых людей, ответственность за их возможные неудачи лежит в основном на государстве и обществе, обусловлена отсутствием действенной политики поддержки молодежи, не востребованностью на рынке труда, дискриминацией со стороны старших. Вместе с тем, более трети респондентов в качестве помех признали низкую активность самой молодежи. Ответы на последние два вопроса анкеты говорят о том, что молодежь оценивает влияние объективных факторов на свой успех весьма противоречиво: настороженные оценки социальной среды сочетаются с оптимистичными ожиданиями. Но в целом московское студенчество демонстрирует активную жизненную позицию.

Заключение

Результаты опроса свидетельствуют о невысоком уровне интереса молодежи к политике, только 57% постоянно следят за событиями в стране, 43% признаются, что их это не интересует. Учитывая, что опрошены были студенты гуманитарных направлений подготовки, то есть люди, довольно осведомленные в социально-политических вопросах, такой низкий уровень интереса к политике среди столичной образованной молодежи настораживает. Всего четверть опрошенных студентов Москвы постоянно принимает участие в выборах, что не расходится с данными результатов всероссийских опросов и исследований в других городах. Эти ответы показывают, что молодые люди не находят возможностей для успешной общественной деятельности, хотя крупные города в силах их предоставить. Все же мы склонны считать, что эти цифры не означают безразличия к политике, а скорее, что политическое участие молодежи переместилось в другие формы, особенно цифровые, которые, предлагают более разнообразные возможности для выражения политических взглядов и дискуссий. В целом, анализируя когнитивный уровень политических ориентаций, можно сделать вывод, что столичные студенты довольно лояльны политической системе, склонны доверять основным властным институтам, проявляют умеренный интерес и осведомленность, невысокую активность.

Аффективная компонента политических ориентаций – анализ возможных реакций студентов на нарушение их прав показывает небольшую долю тех, кто склонен к протестным настроениям. Большая часть молодежи Москвы предпочитают решать возникающие проблемы в рамках правового поля. При этом выделяется и ощутимая доля скептиков – 17% уверенных в том, что их возможные действия никуда не приведут и ни на что не повлияют.

Доля студентов Москвы, считающих себя патриотами России, не превышает 76%, при этом следует учесть и некоторую (неопределенную) долю иностранцев среди участников анкетирования.

В определении патриотизма превалируют чувственные интерпретации «любовь к Родине», «чувство гордости», «ностальгия», но также присутствует и осознание необходимости активных действий выражения патриотизма – соблюдение обязанностей гражданина, защита страны с оружием в руках, активная борьба с внутренними угрозами. Мы видим, что на аффективном уровне политических ориентаций чувства молодежи побуждают ее к вполне конкретным реакциям, поэтому студентов Москвы можно охарактеризовать как довольно энергичных молодых граждан.

При очевидной сложности вычленить идеологические установки современной молодежи, нам удалось определить наиболее предпочитаемые общественно-политические принципы, которые отражают ее представление об идеальном социальном строе. Как ни странно, видимо под воздействием воспитания, более 40% респондентов выбрали основополагающие принципы социализма – социальную справедливость и общественный контроль над национальным достоянием. Менее четверти участников анкетирования выбрали принципы либеральной рыночной системы, включающие свободу предпринимательства и низкие налоги для всех форм бизнеса. Принципы социального государства пока не являются популярными. Не совсем чуждыми столичным студентам оказались либертарианские взгляды – максимум личной свободы при равенстве распределения национальных богатств.

Оценочный уровень политических ориентаций московских студентов в какой-то мере коррелируется с выводами зарубежных политологов (Дж. Олфорд, С. Функ и Дж. Хиббинс) о наследовании идеологических установок. Данный вывод не противоречит и отечественному классику по социальной психологии Г.Г. Дилигенскому о социальной обусловленности взглядов молодых людей, во многом результате их воспитания и социализации в конкретной среде. На этом уровне мы также выявили большую долю оптимистов (82%) среди студентов Москвы по поводу воплощения их жизненных планов, достаточно весомая часть опрошенных (40%) заявила, что их благосостояние зависит только от них самих.

Результаты исследования и особенно мнение молодежи о том, что мешает ее реализации в жизни, показывает, на какие аспекты следует обратить внимание, чтобы повлиять на ее политическую активность. Необходимо, в первую очередь, повысить эффективность государственной молодежной политики, особенно, в расширении возможностей трудоустройства выпускников вузов, нужно проводить более широкое информирование о существующих молодежных программах, расширить доступ к качественному образованию. Политическая система должна быть открыта для проблем и интересов молодых граждан, а их участие зависит от того, считают ли они себя важным субъектом политического процесса. Демократия требует принятия, понимания и развития политических институтов посредством активного вовлечения образованных молодых людей, за которыми будущее страны.

Библиография
1.
Распоряжение Правительства РФ от 29.11.2014 №2403-р «Об утверждении Основ государственной молодежной политики Российской Федерации на период до 2025 года». 2014 [Электронный ресурс] URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_171835/ (дата обращения 20.06.2018)
2.
Распределение населения по возрастным группам. 2018. 2014 [Электронный ресурс] // Федеральная служба государственной статистики. URL: http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/population/demography/# (дата обращения 20.06.2018)
3.
Образовательные организации высшего профессионального образования г. Москвы. 2017. 2014 [Электронный ресурс] // Территориальный орган службы государственной статистики по городу Москве. URL: http://moscow.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_ts/moscow/ru/statistics/sphere/ (дата обращения 20.06.2018)
4.
Парамохина А.С. Политические ориентации среднего класса на фоне кризиса 1998 года в России // Азимут научных исследований: экономика и управление. 2018. Т. 7. № 1(22). C. 322–326.
5.
Almond G., Verba S. The Civic Culture: Political Attitudes and Democracy in Five Nations. Princeton, NJ, Princeton University Press, 1963. 574 p.
6.
Дилигенский Г.Г. Социально-политическая психология. М.: Наука, 1994. 304 с.
7.
Citizenship and Involvement in European Democracies: A Comparative Analysis /ed. by Jan W. Van Deth, José Ramón Montero, Anders Westholm. London –NY, Routledge, 2007. 475 pp.
8.
Allport G.W., Odbert H.S. Trait-names: A psycho-lexical study // Psychological Monographs. 1936. Vol. 47(1). Pр. i-171.
9.
Cawvey M., Hayes M., Canache D., Mondak J. J. Personality and Political Behavior [Электронный ресурс] // Politics, Oxford Research Encyclopedia. 2017 (politics.oxfordre.com). URL: http://politics.oxfordre.com/view/10.1093/acrefore/9780190228637.001.0001/acrefore-9780190228637-e-221?rskey=yLGPES&result=10 (дата обращения 20.06.2018)
10.
Alford J.R., Funk C.L., Hibbing J.R. Are political orientations genetically transmitted? // American Political Science Review. 2005. No. 99. Pp. 153–167.
11.
Plutzer E. Becoming a Habitual Voter: Inertia, Resources, and Growth in Young Adulthood // American Political Science Review. 2002. No. 96 (1). Pp. 41–56.
12.
YouGov / British Future Survey Results. 26th-28th June 2012. [Электронный ресурс] URL: http://cdn.yougov.com/cumulus_uploads/document/5nfv7cj25l/YG-Archives-BritishFuture-YoungPeople-270712.pdf (дата обращения 20.06.2018)
13.
Henn M., Foard N. Young People, Political Participation and Trust in Britain // Parliamentary Affairs. 2012. No. 65. Pp. 47–67.
14.
Duffy B. et al. Generation Strains: a Demos and Ipsos MORI report on changing attitudes to welfare. 2013. [Электронный ресурс] URL: http://www.demos.co.uk/files/Demos_Ipsos_Generation_Strains_web.pdf?1378677272 (дата обращения: 25.06.2018)
15.
Wekkin D.G., Whistler E.D. A Causal Analysis of the Political Socialization of High School Seniors in Arkansas [Электронный ресурс] // Midsouth Political Science Review. 2007-2008, Vol. 9. Pp. 119-144. URL: http://uca.edu/politicalscience/files/2011/05/6_Wekkin_and_Whistler.pdf (дата обращения 25.06.2018)
16.
Gang D. On the Participation in Politics of the Youth in Contemporary Chinese Cities. 2005. [Электронный ресурс] URL: http://actuelmarx.parisnanterre.fr/m4duang.htm (дата обращения 21.04.2018)
17.
Ash A. China’s Youth: Do They Dare to Care about Politics? // Dissent. Spring 2013. [Электронный ресурс] URL: https://www.dissentmagazine.org/article/chinas-youth-do-they-dare-to-care-about-politics (дата обращения 21.04.2018)
18.
Горшков М.К., Шереги Ф.Э. Молодежь России: социологический портрет. М.: Институт социологии РАН, 2010. 592 с.
19.
Трофимова И.Н. Политические ориентации современной российской молодежи // Россия реформирующаяся: ежегодник: вып. 15 / Отв. ред М.К. Горшков. М.: Новый Хронограф, 2017. С. 304-324.
20.
Трошкова Е.А. Динамика политических ориентаций студентов Челябинского государственного университета // Вестник Челябинского государственного университета. 2015. №1. Управление. Вып. 10. С. 161–166.
21.
Стегний В.Н. Политические ориентации студенческой молодежи: типы, факторы, особенности // Вестник Пермского национального исследовательского политехнического университета. Социально-экономические науки. 2016. №2. С. 9–17.
References (transliterated)
1.
Rasporyazhenie Pravitel'stva RF ot 29.11.2014 №2403-r «Ob utverzhdenii Osnov gosudarstvennoi molodezhnoi politiki Rossiiskoi Federatsii na period do 2025 goda». 2014 [Elektronnyi resurs] URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_171835/ (data obrashcheniya 20.06.2018)
2.
Raspredelenie naseleniya po vozrastnym gruppam. 2018. 2014 [Elektronnyi resurs] // Federal'naya sluzhba gosudarstvennoi statistiki. URL: http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/population/demography/# (data obrashcheniya 20.06.2018)
3.
Obrazovatel'nye organizatsii vysshego professional'nogo obrazovaniya g. Moskvy. 2017. 2014 [Elektronnyi resurs] // Territorial'nyi organ sluzhby gosudarstvennoi statistiki po gorodu Moskve. URL: http://moscow.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_ts/moscow/ru/statistics/sphere/ (data obrashcheniya 20.06.2018)
4.
Paramokhina A.S. Politicheskie orientatsii srednego klassa na fone krizisa 1998 goda v Rossii // Azimut nauchnykh issledovanii: ekonomika i upravlenie. 2018. T. 7. № 1(22). C. 322–326.
5.
Almond G., Verba S. The Civic Culture: Political Attitudes and Democracy in Five Nations. Princeton, NJ, Princeton University Press, 1963. 574 p.
6.
Diligenskii G.G. Sotsial'no-politicheskaya psikhologiya. M.: Nauka, 1994. 304 s.
7.
Citizenship and Involvement in European Democracies: A Comparative Analysis /ed. by Jan W. Van Deth, José Ramón Montero, Anders Westholm. London –NY, Routledge, 2007. 475 pp.
8.
Allport G.W., Odbert H.S. Trait-names: A psycho-lexical study // Psychological Monographs. 1936. Vol. 47(1). Pr. i-171.
9.
Cawvey M., Hayes M., Canache D., Mondak J. J. Personality and Political Behavior [Elektronnyi resurs] // Politics, Oxford Research Encyclopedia. 2017 (politics.oxfordre.com). URL: http://politics.oxfordre.com/view/10.1093/acrefore/9780190228637.001.0001/acrefore-9780190228637-e-221?rskey=yLGPES&result=10 (data obrashcheniya 20.06.2018)
10.
Alford J.R., Funk C.L., Hibbing J.R. Are political orientations genetically transmitted? // American Political Science Review. 2005. No. 99. Pp. 153–167.
11.
Plutzer E. Becoming a Habitual Voter: Inertia, Resources, and Growth in Young Adulthood // American Political Science Review. 2002. No. 96 (1). Pp. 41–56.
12.
YouGov / British Future Survey Results. 26th-28th June 2012. [Elektronnyi resurs] URL: http://cdn.yougov.com/cumulus_uploads/document/5nfv7cj25l/YG-Archives-BritishFuture-YoungPeople-270712.pdf (data obrashcheniya 20.06.2018)
13.
Henn M., Foard N. Young People, Political Participation and Trust in Britain // Parliamentary Affairs. 2012. No. 65. Pp. 47–67.
14.
Duffy B. et al. Generation Strains: a Demos and Ipsos MORI report on changing attitudes to welfare. 2013. [Elektronnyi resurs] URL: http://www.demos.co.uk/files/Demos_Ipsos_Generation_Strains_web.pdf?1378677272 (data obrashcheniya: 25.06.2018)
15.
Wekkin D.G., Whistler E.D. A Causal Analysis of the Political Socialization of High School Seniors in Arkansas [Elektronnyi resurs] // Midsouth Political Science Review. 2007-2008, Vol. 9. Pp. 119-144. URL: http://uca.edu/politicalscience/files/2011/05/6_Wekkin_and_Whistler.pdf (data obrashcheniya 25.06.2018)
16.
Gang D. On the Participation in Politics of the Youth in Contemporary Chinese Cities. 2005. [Elektronnyi resurs] URL: http://actuelmarx.parisnanterre.fr/m4duang.htm (data obrashcheniya 21.04.2018)
17.
Ash A. China’s Youth: Do They Dare to Care about Politics? // Dissent. Spring 2013. [Elektronnyi resurs] URL: https://www.dissentmagazine.org/article/chinas-youth-do-they-dare-to-care-about-politics (data obrashcheniya 21.04.2018)
18.
Gorshkov M.K., Sheregi F.E. Molodezh' Rossii: sotsiologicheskii portret. M.: Institut sotsiologii RAN, 2010. 592 s.
19.
Trofimova I.N. Politicheskie orientatsii sovremennoi rossiiskoi molodezhi // Rossiya reformiruyushchayasya: ezhegodnik: vyp. 15 / Otv. red M.K. Gorshkov. M.: Novyi Khronograf, 2017. S. 304-324.
20.
Troshkova E.A. Dinamika politicheskikh orientatsii studentov Chelyabinskogo gosudarstvennogo universiteta // Vestnik Chelyabinskogo gosudarstvennogo universiteta. 2015. №1. Upravlenie. Vyp. 10. S. 161–166.
21.
Stegnii V.N. Politicheskie orientatsii studencheskoi molodezhi: tipy, faktory, osobennosti // Vestnik Permskogo natsional'nogo issledovatel'skogo politekhnicheskogo universiteta. Sotsial'no-ekonomicheskie nauki. 2016. №2. S. 9–17.