Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 1989,   статей на доработке: 306 отклонено статей: 758 
Библиотека
Статьи и журналы | Тарифы | Оплата | Ваш профиль

Вернуться к содержанию

Развитие магистратуры в России: предпосылки, проблемы и перспективы
Стукалова Ирина Борисовна

доктор экономических наук

профессор, кафедра Торгововой политики, Российский экономический университет имени Г.В. Плеханова

117997, Россия, г. Москва, ул. Стремянный Пер., 38, оф. 404

Stukalova Irina Borisovna

Doctor of Economics

Professor, the department of Trade Policy, Plekhanov Russian University of Economics

117997, Russia, g. Moscow, ul. Stremyannyi Per., 38, of. 404

stukalova-irina@mail.ru

Аннотация.

Целью настоящей статьи является исследование эволюции магистратуры в России и определение перспективных направлений ее развития. Объектом исследования являются магистерские образовательные программы, реализуемые российскими вузами. Предметом исследования является статус магистратуры в российской иерархии высшего образования, определяющий ее целевые функции и типы магистерских программ. Автор провел оценку количественных характеристик магистерских программ российских вузов и сделал вывод, что магистратура становится ключевой программой подготовки специалистов с высшим образованием высокой квалификации. Методы, используемые автором: дедукция, количественный и сравнительно-логический анализ, анкетирование (опрос абитуриентов магистерских программ ведущих российских университетов социально-экономического профиля). Автор выявил проблемы и типичные «заблуждения» в области реализации магистерских программ в части их преемственности, целевых функций и научной составляющей. Приведены результаты опроса абитуриентов магистерских программ ведущих российских университетов социально-экономического профиля, позволяющие сделать прогноз их индивидуальных образовательных траекторий. Сформулированы предложения о необходимости параллельного развития и реализации как академических, так и практико-ориентированных (прикладных) магистерских программ, как перспективного направления развития магистратуры в уровневой системе непрерывного образования в России.

Ключевые слова: высшее образование, уровневая модель образования, образовательные программы магистратуры, предпосылки, проблемы, перспективы, государственная образовательная политики, система непрерывного образования, академическая магистерская программа, практико-ориентированаая магистерская программа

DOI:

10.25136/2409-8736.2018.3.26892

Дата направления в редакцию:

16-07-2018


Дата рецензирования:

16-07-2018


Дата публикации:

19-07-2018


Abstract.

The goal of this article lies the examination of evolution of Master’s Degree Program in Russia, as well as determination of the promising trends of its development. The object of this research is the Master’s curricula implemented in higher education facilities of the Russian Federation. The subject is the status of Master’s Degree Program within the hierarchy of national education system that defines its effectiveness functions and types of curricula. The author assesses the quantitative characteristics of the Master’s Programs in Russian universities, and concludes that it becomes the key program for preparing the highly qualified specialists. The article also reveals the problems and typical “deceptions” in the area of implementation of the Master’s Programs regarding their succession, objective functions and academic component. The research provides the results of survey performed among the Master’s Program applicants of the leading Russian socioeconomic universities, which allow forecasting their individual educational trajectories. The author formulates the suggestions on the need for parallel development and implementation of academic and practice-oriented (applied) Master’s Programs as a promising direction of the development of Master’s Degree Program in the system of continuing education of the Russian Federation.

Keywords:

the system of continuous education, government education policy, prospects, problems, prerequisites, masters’ degree programs, tertiary model of education, high education, academic master’s degree program, practical-oriented master’s degree program

Постановка проблемы

Дискуссии о роли и месте магистратуры в системе высшего образования России активно ведутся почти 25 лет, с момента ее появления по настоящее время. Российские исследователи продолжают анализировать проблемы становления и развития магистратуры, уточняя ее статус, целевые функции [1, 2, 3, 4]. Всё более актуальными становятся вопросы понимания роли и места магистерских программ в структуре высшего образования, а также их взаимосвязи с предшествующими и последующими уровнями образования, наличие или отсутствия преемственности образовательных программ различных уровней.

Целью настоящей статьи является исследование эволюции магистратуры в России и определение перспективных форм ее развития.

Методы, используемые автором: дедукция, количественный и сравнительно-логический анализ, анкетирование (опрос абитуриентов магистерских программ ведущих российских университетов социально-экономического профиля с целью прогнозирования их образовательной траектории).

Статья подготовлена в рамках выполнения задания № 26.7980.2017/БЧ Министерства образования и науки РФ «Интеграционные процессы в сфере высшего образования: мировые тенденции, подходы и модели».

Статус магистратуры в российской иерархии высшего образования

Переход российского высшего образования на уровневую систему принято связывать с присоединением России к Болонской декларации в сентябре 2003 года на Берлинской конференции министров образования стран­-участниц Болонского процесса и ее обязательством до 2010 г. воплотить в жизнь его основные принципы. Главным целевым ориентиром вхождения в Болонский процесс для России был адекватный ответ вызовам глобализации, перспективы интеграции в мировое образовательное пространство и полноправное участие в создании транснациональной системы образования. Среди задач, решаемых в рамках вхождения в Болонский процесс, основной для России явился переход на двухуровневую бакалавр-магистр образовательную систему [5, с. 7; 6, 7].

Между тем, еще до официального присоединения России к Болонской декларации высшая школа страны начала движение в сторону международных стандартов образования. Большинство исследователей отмечают, что «в целом включение России в Болонский процесс представляло собой вариант … “революции сверху”» [5, с. 8]. При этом одним из главных инструментов практического формирования уровневой модели образования явились образовательные стандарты (от стандартов «второго поколения», утвержденных в основном в 2000 году, до стандартов «поколения 3+», утвержденных 15 годами спустя).

В настоящее время уровневая модель высшего образования в России сформирована. Ее стержневой основой являются направления подготовки. В рамках направления выделяются три уровня: первый - бакалавриат и специалитет, второй - магистратура и третий - подготовка кадров высшей квалификации. Следует обратить внимание, что современная российская модель обладает определенной эклектичностью. С одной стороны, она имеет не два, как предполагалось ранее, а три уровня высшего образования. С другой, -достаточно большой спектр направлений подготовки, в основном в области инженерии, медицины, искусства и культуры остался в традиционной для российского образования форме подготовки специалиста [8].

Каков же статус магистратуры в российской иерархии высшего образования? Прежде всего, магистратура представляет собой вторую ступень высшего образования, позволяющая углубить специализацию по определенному профессиональному направлению. К освоению программ магистратуры допускаются лица, имеющие высшее образование любого уровня. К освоению же программ подготовка кадров высшей квалификации допускаются лица, освоившие программы магистратуры или специалитета.

а прошедшие годы многие российские вузы накопили значительный опыт подготовки бакалавров и магистров по ряду направлений. В течение достаточно длительного времени «магистр» в российском высшем образовании был представлен в двух ипостасях как степень и как квалификация. В государственных образовательных стандартах 2000 года было зафиксировано, что выпускники магистратуры получают академическую степень магистра, а сама магистерская образовательная программа состоит из программы подготовки бакалавра по соответствующему направлению (4 года) и специализированной подготовки магистра (2 года) при очной форме обучения. Таким образом, преемственность бакалавриата и магистратуры была задекларирована в нормативных документах, а сами образовательные программы имели некоторый «академизм» [2, с. 22]. Федеральный закон № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации», принятый в 2012 году, определил, что «бакалавр» и «магистр» - это квалификация [9].

Таким образом была достигнута определённость в вопросе профессионального предназначения магистров. Определённость еще больше усилилась, в настоящее время, в процессе очередной модернизации федеральных государственных образовательных стандартов высшего образования (ФГОС ВО). Суть модернизации заключается в сопряжении ФГОС ВО 3++ и профессиональных стандартов, иными словами, гармонизации требований, предъявляемых рынком труда к квалификации и компетенциям выпускников. Профессиональные стандарты зафиксировали, что определенные трудовые функции, и, следовательно, определенные позиции в организационной иерархии предприятия смогут занимать лица, имеющие квалификацию «магистр» [10, 11].

Роль и место магистратуры в системе образования

В настоящее время в РФ наблюдается рост числа студентов, поступающих в магистратуру, связанный с повсеместным переходом на уровневую систему высшего образования. Так, например, количество мест в магистратуре, финансируемых за счет бюджетов различных уровней в 2017 г., увеличилось по сравнению с 2014 г. почти в три раза (табл. 1).

Tаблица 1. Количество мест в университетах, финансируемых за счет бюджетных средств в бакалавриате, специалитете и магистратуре (2014-2017 гг.) [12]

Уровни высшего образования

Количество мест в университетах, финансируемых за счет бюджетных средств (тыс. чел.)

2014

2015

2016

2017

Бакалавриат

328,8

327

326,3

299

Специалитет

69,6

71,2

74,6

71

Магистратура

67,6

108,6

259,3

205,8

Итого:

466

506,8

660,2

575,8

Приведенные в табл. 1 данные показывают, что в последние годы государство форсировано увеличивает приём в магистратуру, выделяя более трети бюджетных мест на магистерские программы. Наблюдается вытеснение из образовательного поля высшей школы традиционных образовательных программ подготовки специалистов. На рис. 1 представлена структура контингента студентов, обучающихся на программах бакалавриата, специалитета и магистратуры в 2017 г.

Рис. 1. Структура контингента студентов, обучающихся на программах бакалавриата, специалитета и магистратуры в 2017 г.  [12]

В настоящее время основная доля (более 80%) студентов в РФ обучается по образовательным программам бакалавриата и магистратуры. Поэтому всё более актуальными становятся вопросы понимания роли и места магистерских программ в структуре высшего образования, а также их взаимосвязи с предшествующими и последующими образовательными программами.

В 2017 г. 84% студентов магистерских программ являлись выпускниками программ бакалавриата. При этом, 65% студентов поступили в магистратуру сразу по завершению программ бакалавриата. Магистратура становится, по существу, ключевой программой подготовки специалистов с высшим образованием высокой квалификации.

Значимость магистратуры в формировании государственной образовательной политики подтверждается также тем фактом, что среди критериев, предъявляемых Правительством Российской Федерации к вузам, получившим право самостоятельно присуждать ученые степени, наряду с наличием диссертационного совета, доходами от научно-исследовательской деятельности на одного научно-педагогического работника, количеством публикаций в наукометрических системах предусмотрен такой критерий, как «удельный вес численности обучающихся (приведенного контингента) по программам магистратуры и программам подготовки научно-педагогических кадров в аспирантуре (адъюнктуре) в общей численности приведенного контингента обучающихся по основным профессиональным образовательным программам высшего образования – не менее 20 процентов» [13].

Проблемы и «заблуждения»

Процесс адаптации российского образовательного сообщества к мультиуровневой системе образования занял достаточно долгий период времени. Переход на двухуровневую систему в начале пути носил во многом механистический характер. Традиционная пятилетняя программа специалиста была «растянута» на шесть лет и поделена на два неравных блока: бакалавр (4 года) и магистр (2 года) при очной форме обучения. Изначально процесс освоения магистерских программ рассматривался как процесс получения академической степени и условие поступления в аспирантуру. Академическое сообщество позиционировало «родственные» (в рамках одного направления подготовки) бакалаврские и магистерские программы как обязательное логическое продолжение друг друга. Такой подход во многом предопределял и упрощал толкование преемственности между ними [4, с. 16]. Представители академического сообщества даже предлагали ввести ограничение для поступления на магистерские программы в виде наличия у потенциального абитуриента обязательного профильного образования уровня бакалавра или специалиста.

Другим наиболее распространенным заблуждением относительно магистратуры является позиционирование ее как второго высшего образования. Желание поменять направление подготовки и получить профильное образование за 2-2,5 года при поступлении в магистратуру абитуриенты часто рассматривают как возможность получения второго высшего образования. Действительно ли магистратура является вторым высшим образованием? Согласно российскому образовательному законодательству получением второго или последующего высшего образования является обучение по следующим образовательным программам: 1) по программам бакалавриата или программам специалитета ­лицами, имеющими диплом бакалавра, диплом специалиста или диплом магистра; 2) по программам магистратуры ­- лицами, имеющими диплом специалиста или диплом магистра. К сожалению, вышеназванное «заблуждение» присуще не только абитуриентам магистерских программ, но и представителям академического сообщества, которые работают в отборочных комиссиях вузов в период приемных кампаний.

В контексте проблемных зон магистратуры особого внимания заслуживают вступительные испытания на магистерские программы. Как было отмечено выше, согласно российскому образовательному законодательству к освоению программ магистратуры допускаются лица, имеющие высшее образование любого уровня. Прием на обучение по программам магистратуры осуществляется по результатам вступительных испытаний, проводимых образовательной организацией самостоятельно. Как правило испытания представляют собой комплексный экзамен, ориентированный на оценку компетенций, предусмотренных «родственной» бакалаврской программой. Между тем, российское образовательное законодательство не ограничивает поступление в магистратуру выпускников «непрофильного» бакалавриата. Такой подход приводит к формированию неоднородных по уровню подготовки учебных групп. Ряд российских исследователей склонны рассматривать это как проблему, мешающую преемственности образовательных программ [4, с. 16-17]. Инструментом, позволяющими решить данную проблему, могли бы стать подготовительные курсы в магистратуру. Много российские университеты широко используют этот инструмент, демонстрирующий положительные результаты. По сути, он является аналогом распространённой за рубежом практики, когда потенциальным магистрантам, имеющие различный уровень подготовки, предлагается пройти курс подготовки к поступлению на магистерскую программу. В частности, данная практика имеет широкое распространение в Великобритании.

Также проблемной зоной образовательных программ магистратуры является их «академизм». Российские вузы практически не используют право формирования практико-ориентированных программ. Если же магистерская программа имеет практическую ориентацию, она все равно «перегружена» научно-исследовательской составляющей. Между тем, следует отметить, что действующие ФГОС ВО 3+, так и проекты ФГОС ВО 3++ дают возможность университетам открывать как академические (научно-исследовательские), так и практико-ориентированные магистерские программы [14].

В этой связи определенный интерес представляет возможность прогнозирования образовательных траекторий абитуриентов магистерских программ. Индивидуальная траектория абитуриентов магистерских программ может иметь принципиально различные векторы. Автор статьи принял участие в опросе почти 500 абитуриентов магистерских программ ведущих российских университетов социально-экономического профиля в 2016-2017 годах. Результаты исследования позволили сделать следующие выводы. Основной контингент абитуриентов магистратуры (почти 90%) представлен выпускниками бакалавриата года приема в магистратуру. 91% выпускников бакалаврских программ выразили желание продолжить обучение в магистратуре, при этом 85% намерены совмещать обучение с практической деятельностью. Только одна треть опрошенных не рассматривали возможность изменить направление подготовки в магистратуре. Только 7% абитуриентов магистерских программ хотели бы поступить на академические программы для дальнейшего продолжения обучения в аспирантуре.

Анализ зарубежного опыта показал правомерность и востребованность практико-ориентированных программ [15]. Например, британские университеты предлагают абитуриентам годовые программы Master of practice management. Интересен также опыт Белоруссии. Белорусские университеты предлагают абитуриентам два типа магистерских программ: академические (1 год) и практико-ориентированные (2 года). Нам представляется, что преемственность бакалаврских и магистерских программ, как гарантия их качества, может иметь место именно при формировании следующей образовательной вертикали в рамках одного направления подготовки: бакалаврская программа -академическая магистерская программа - программа аспирантуры. Также представляется целесообразным дифференцировать нормативный срок обучения для программ различной ориентации.

Заключение

К настоящему времени российские вузы накопили значительный опыт реализации магистерских программ. Перспективным направлением развития магистратуры, обеспечивающим эффективность системы непрерывного образования в России, является, на наш взгляд, параллельная разработка и реализация программ двух типов: академических (научно-исследовательских) и прикладных (практико-ориентированных).

Библиография
1.
Дарханова Т.М., Портнягина М. А. Изучение мотивов поступления в магистратуру в контексте повышения качества образования у студентов // Вестник бурятского государственного университета. 2017. №. 7 С. 122-129.
2.
Караваева Е.В. Квалификации высшего образования и профессиональные квалификации: «сопряжение с напряжением» // Высшее образование в России. 2017. № 12 (218). С. 5-12.
3.
Мотовилов О.В. Проблемы подготовки кадров в магистратуре // Высшее образование в России. 2016. № 2 (198). С. 38–45.
4.
Сенашенко В.С., Пыхтина Н.А. Преемственность бакалавриата и магистратуры: некоторые ключевые проблемы // Высшее образование в России. 2017. № 12 (218). С. 13-25.
5.
Гребнев Л.С. Нынешний раунд Болонского процесса: Россия и не только… (по работам В.И. Байденко и Н.А. Селезнёвой) // Высшее образование в России. 2018. № 1 (219). С. 5-18.
6.
Corradini E. International Collaboration for a Master’s Degree Program in Library and Information Science, in Anne Woodsworth, W. David Penniman (ed.) Mergers and Alliances: The Wider View (Advances in Librarianship, Volume 36) Emerald Group Publishing Limited, 2017, pp.139-184. [Электронный ресурс] / Режим доступа: https://www.emeraldinsight.com/doi/abs/10.1108/S0065-2830%282013%290000036009.
7.
Loerz M., Quast H., Roloff J. Consequences of the Bologna-Reform: Why do social differences exist at the transition from Bachelor to Master Degree programs? Zeitschrift fur soziologie. 2015, № 44 (2), pp. 137-155. [Электронный ресурс] / Режим доступа: https://scholar.google.com/scholar_lookup?author=M%20Loerz&atitle=Consequences%20of%20the%20Bologna-Reform:%20Why%20Do%20Social%20Differences%20Exist%20at%20the%20Transition%20from%20Bachelor%20to%20Master%20Degree%20Programs?&publication_year=2015&hl=ru_RU&journal=ZEITSCHRIFT%20FUR%20SOZIOLOGIE&volume=44&issue=2&pages=137-155&issn=0340-1804.
8.
Приказ Министерства образования и науки РФ от 12 сентября 2013 г. N 1061 «Об утверждении перечней специальностей и направлений подготовки высшего образования» (с изменениями). [Электронный ресурс] / Информационно-правовой портал «Гарант».
9.
Федеральный закон «Об образовании в Российской Федерации» от 29.12.2012 N 273-ФЗ (с изменениями и дополнениями) [Электронный ресурс] / Информационно-правовой портал «Гарант».
10.
Сенашенко В.С. О соотношении профессиональных стандартов и ФГОС высшего образования // Высшее образование в России. 2015. № 6. С. 31–36.
11.
Пилипенко С.А., Жидков А.А., Караваева Е.В., Серова А.В. Сопряжение ФГОС и профессиональных стандартов: выявленные проблемы, возможные подходы, рекомендации по актуализации // Высшее образование в России. 2016. № 6 (202). С. 5–15.
12.
Сводный отчёт по форме федерального статистического наблюдения № ВПО-1. [Электронный ресурс] / Режим доступа: минобрнауки.рф/министерство/статистика/информация-2017/во-2017.
13.
Постановление Правительства РФ от 11 мая 2017 г. N 553 «Об утверждении Положения о формировании перечня научных организаций и образовательных организаций высшего образования, которым предоставляются права, предусмотренные абзацами вторым-четвертым пункта 3.1 статьи 4 Федерального закона "О науке и государственной научно-технической политике». [Электронный ресурс] / Информационно-правовой портал «Гарант».
14.
Портал Федеральных государственных образовательных стандартов высшего образования [Электронный ресурс] / Режим доступа: http://fgosvo.ru/fgosvo/93/91/5/111.
15.
Miller S.M., Moos W.H., Munk B.H., Master's degree programs. Managing the drug discovery process: How to make it more efficient and cost-effective. Woodhead Publishing Series in Biomedicine, pp. 129-139. 2017. [Электронный ресурс] / Режим доступа: https://doi.org/10.1016/B978-0-08-100625-2.00007-6.
References (transliterated)
1.
Darkhanova T.M., Portnyagina M. A. Izuchenie motivov postupleniya v magistraturu v kontekste povysheniya kachestva obrazovaniya u studentov // Vestnik buryatskogo gosudarstvennogo universiteta. 2017. №. 7 S. 122-129.
2.
Karavaeva E.V. Kvalifikatsii vysshego obrazovaniya i professional'nye kvalifikatsii: «sopryazhenie s napryazheniem» // Vysshee obrazovanie v Rossii. 2017. № 12 (218). S. 5-12.
3.
Motovilov O.V. Problemy podgotovki kadrov v magistrature // Vysshee obrazovanie v Rossii. 2016. № 2 (198). S. 38–45.
4.
Senashenko V.S., Pykhtina N.A. Preemstvennost' bakalavriata i magistratury: nekotorye klyuchevye problemy // Vysshee obrazovanie v Rossii. 2017. № 12 (218). S. 13-25.
5.
Grebnev L.S. Nyneshnii raund Bolonskogo protsessa: Rossiya i ne tol'ko… (po rabotam V.I. Baidenko i N.A. Seleznevoi) // Vysshee obrazovanie v Rossii. 2018. № 1 (219). S. 5-18.
6.
Corradini E. International Collaboration for a Master’s Degree Program in Library and Information Science, in Anne Woodsworth, W. David Penniman (ed.) Mergers and Alliances: The Wider View (Advances in Librarianship, Volume 36) Emerald Group Publishing Limited, 2017, pp.139-184. [Elektronnyi resurs] / Rezhim dostupa: https://www.emeraldinsight.com/doi/abs/10.1108/S0065-2830%282013%290000036009.
7.
Loerz M., Quast H., Roloff J. Consequences of the Bologna-Reform: Why do social differences exist at the transition from Bachelor to Master Degree programs? Zeitschrift fur soziologie. 2015, № 44 (2), pp. 137-155. [Elektronnyi resurs] / Rezhim dostupa: https://scholar.google.com/scholar_lookup?author=M%20Loerz&atitle=Consequences%20of%20the%20Bologna-Reform:%20Why%20Do%20Social%20Differences%20Exist%20at%20the%20Transition%20from%20Bachelor%20to%20Master%20Degree%20Programs?&publication_year=2015&hl=ru_RU&journal=ZEITSCHRIFT%20FUR%20SOZIOLOGIE&volume=44&issue=2&pages=137-155&issn=0340-1804.
8.
Prikaz Ministerstva obrazovaniya i nauki RF ot 12 sentyabrya 2013 g. N 1061 «Ob utverzhdenii perechnei spetsial'nostei i napravlenii podgotovki vysshego obrazovaniya» (s izmeneniyami). [Elektronnyi resurs] / Informatsionno-pravovoi portal «Garant».
9.
Federal'nyi zakon «Ob obrazovanii v Rossiiskoi Federatsii» ot 29.12.2012 N 273-FZ (s izmeneniyami i dopolneniyami) [Elektronnyi resurs] / Informatsionno-pravovoi portal «Garant».
10.
Senashenko V.S. O sootnoshenii professional'nykh standartov i FGOS vysshego obrazovaniya // Vysshee obrazovanie v Rossii. 2015. № 6. S. 31–36.
11.
Pilipenko S.A., Zhidkov A.A., Karavaeva E.V., Serova A.V. Sopryazhenie FGOS i professional'nykh standartov: vyyavlennye problemy, vozmozhnye podkhody, rekomendatsii po aktualizatsii // Vysshee obrazovanie v Rossii. 2016. № 6 (202). S. 5–15.
12.
Svodnyi otchet po forme federal'nogo statisticheskogo nablyudeniya № VPO-1. [Elektronnyi resurs] / Rezhim dostupa: minobrnauki.rf/ministerstvo/statistika/informatsiya-2017/vo-2017.
13.
Postanovlenie Pravitel'stva RF ot 11 maya 2017 g. N 553 «Ob utverzhdenii Polozheniya o formirovanii perechnya nauchnykh organizatsii i obrazovatel'nykh organizatsii vysshego obrazovaniya, kotorym predostavlyayutsya prava, predusmotrennye abzatsami vtorym-chetvertym punkta 3.1 stat'i 4 Federal'nogo zakona "O nauke i gosudarstvennoi nauchno-tekhnicheskoi politike». [Elektronnyi resurs] / Informatsionno-pravovoi portal «Garant».
14.
Portal Federal'nykh gosudarstvennykh obrazovatel'nykh standartov vysshego obrazovaniya [Elektronnyi resurs] / Rezhim dostupa: http://fgosvo.ru/fgosvo/93/91/5/111.
15.
Miller S.M., Moos W.H., Munk B.H., Master's degree programs. Managing the drug discovery process: How to make it more efficient and cost-effective. Woodhead Publishing Series in Biomedicine, pp. 129-139. 2017. [Elektronnyi resurs] / Rezhim dostupa: https://doi.org/10.1016/B978-0-08-100625-2.00007-6.