Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 1989,   статей на доработке: 305 отклонено статей: 758 
Библиотека
Статьи и журналы | Тарифы | Оплата | Ваш профиль

Вернуться к содержанию

Проблемы идентификации социальной ответственности современного Российского государства
Коданева Светлана Игоревна

кандидат юридических наук

доцент, кафедра Инновационных технологий в государственной сфере и бизнесе, Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации

119575, Россия, г. Москва, Пр. Вернадского, 82 стр. 1

Kodaneva Svetlana Igorevna

PhD in Law

Docent, the department of Innovation Technologies in the Government Sphere and Business, Russian Presidential Academy of National Economy and Public Administration

119575, Russia, g. Moscow, Pr. Vernadskogo, 82 str. 1

kodanevas@gmail.com

Аннотация.

Предметом исследования статьи является актуальная проблема определения сущности и содержания социальной ответственности Российского государства на современном этапе. Автор анализирует историю становления понятия социальной ответственности бизнеса, включая различные подходы к пониманию объема социальной ответственности (внешней и внутренней) вплоть до современного подхода, выработанного ООН. Автором также проведен сравнительный анализ подходов к пониманию социальной ответственности государства в отечественной литературе и их сравнение с устоявшимися подходами к содержанию социальной ответственности бизнеса. В исследовании использованы теоретические и эмпирические методы, такие как изучение и анализ научной литературы, систематизация, обобщение, метод сравнительного анализа, аналогия. Новизна исследования заключается в том, что автором предложены подходы к экстраполяции современного понимания социальной ответственности бизнеса на объем и формы проявления социальной ответственности государства. Основным выводом исследования является вывод о необходимости нормативного закрепления обязанности органов власти при утверждении бюджетов, государственных программ и иных нормативных правовых актов учитывать требования социальной ответственности, а также сформулировано предложение о проведении соответствующей экспертизы проектов нормативных актов.

Ключевые слова: социальная ответственность, устойчивое развитие, государственное управление, социальная ответственность государства, цели устойчивого развития, благоприятная окружающая среда, утилизация отходов, охрана здоровья, бюджет РФ, нормотворческий процесс

DOI:

10.7256/2454-0730.2018.3.26769

Дата направления в редакцию:

04-07-2018


Дата рецензирования:

05-07-2018


Дата публикации:

31-10-2018


Abstract.

The subject of this research is the relevant problem of identification of the essence and content of social responsibility of the modern Russian state. The author analyzes the history of establishment of the concept of social responsibility of business, including various approaches towards understanding of the capacity of social responsibility (internal and external) and the modern approach developed by the United Nations. A comparative analysis in conducted on the approaches towards understanding the social responsibility of the state in national literature and their correlation with the traditional approaches regarding the content of social responsibility of business. The scientific novelty lies in the fact that the author proposes the approaches towards extrapolation of modern understanding of social responsibility of business onto the capacity and forms of manifestation of social responsibility of the state. The main conclusion underlines the need for normative consolidation of the responsibility of government authorities in budget approval, state programs and other normative legal acts to consider the requirements of social responsibility; as well as formulates a proposal on performing expertise of the drafts of normative acts.

Keywords:

health protection, utilization of wastes, favorable environment, goals of sustainable development, social responsibility of the state, public administration, sustainable development, social responsibility, budget of Russia, rule-making process

Современный мир стремительно меняется с развитием технологий, уже ломающих привычный экономический уклад и, вполне возможно в самом скором времени изменяющих социальный и политический уклады общества.

Сегодня для того, чтобы быть передовой компанией уже недостаточно выиграть в конкурентной борьбе за счет низких цен и хорошего качества продукции. Третья, а теперь уже и четвертая промышленная революции принципиально меняют саму среду существования бизнеса.

Переход к постиндустриальной стадии развития общества заставил бизнес «оглядываться» по сторонам, учитывая ту социальную среду, в которой они существуют.

Так появилось понятие «корпоративной социальной ответственности бизнеса» и уже не секрет, что социально ответственное поведение компаний на Западе настолько «выгодно», что существование без ее проявлений стало для серьезных фирм практически невозможным.

И дело здесь не только в понимании того, что благополучное социальное окружение способствует развитию бизнеса, но это вопрос имиджа и репутации – бизнес несет ответственность за окружающую действительность не только в вопросах социальных, но и экологических, вопросах внедрения инноваций, равноправия, здорового образа жизни и т.д.

Само понятие социальной ответственности появилось в начале XX века, а первое серьезное исследование на эту тему было написано Хоурдом Боуэном в 1950-х годах. Именно в тот период началось переосмысление места и роли бизнеса в обществе. И несмотря на различие подходов к определению «корпоративной социальной ответственности» (так, А.Кэрролл в своей статье, опубликованной в 1999 году рассмотрел около 30 ее определений в академической литературе) [12], общим является понимание социальной ответственности как обязательства бизнеса приносить пользу обществу через использование получаемых им прибылей.

В общем виде в развитии понятия «корпоративная социальная ответственность» можно выделить четыре этапа, обусловившие появление четырех основных подходов к пониманию ее сути.

Первый этап – зарождение понятия, когда под социальной ответственностью понималось успешное развитие бизнеса. Так, известный экономист М.Фридман отмечал, что бизнес должен служить только интересам своих собственников. Главная его задача – представлять обществу товары и услуги по разумным ценам и именно в этих низких ценах и будет проявляться социальная ответственность бизнеса перед обществом. Кроме того, успешный бизнес – это стабильные налоги, которые должны позволить государству заниматься социальными проблемами [13].

Второй этап трансформации понятия «социальная ответственность» связан с «Великой депрессией» и усиленьем роли профсоюзов. На этой стадии она стала подразумевать ответственность бизнеса перед своими работниками. Таким образом, сформировалось то, что мы сегодня называем «внутренней социальной ответственностью». Кроме того, появляется понятие «социальной ответственности заинтересованных лиц» - обязанность бизнеса вести честную конкуренцию и раскрывать часть информации для заинтересованных лиц (клиентов, государства и т.д.).

Третий этап начинается с 1960-х годов, когда на Западе социальная ответственность становится неотъемлемой частью функционирования бизнеса и начинает восприниматься как его вовлеченность в социальную жизнь общества, в частности, посредством благотворительности, поддержки наиболее социальной уязвимых групп населения.

Наконец, сегодня мы переходим к четвертому этапу, когда понятие социальной ответственности существенно расширяется, выходя на международный уровень, где говорится уже не просто об устойчивом экономическом развитии отдельных компании или региона, а об устойчивом развитии всей планеты.

Так, в 2010 году был утвержден Международный̆ стандарт ISO 26000, в соответствии с которым социальная ответственность – это «ответственность организации за последствия ее решений и действий на общество и окружающую среду через прозрачное и этическое поведение, которое предполагает устойчивое развитие, включая здоровое общество, принятие во внимание ожиданий стейкхолдеров, действия, соответствующие законодательству и международным нормам» [5].

А в сентябре 2015 года на Саммите ООН были сформулированы 17 целей устойчивого развития, за которые единогласно проголосовали представители всех 193 стран мира.

Этими целями являются [6]:

1. Ликвидация нищеты;

2. Ликвидация голода;

3. Хорошее здоровье и благополучие;

4. Качественное образование;

5. Гендерное равенство;

6. Чистая вода и санитария;

7. Недорогостоящая и чистая энергия;

8. Достойная работа и экономический рост;

9. Индустриализация, инновации и инфраструктура;

10. Уменьшение неравенства;

11. Устойчивые города и населенные пункты;

12. Ответственное потребление и производство;

13. Борьба с изменением климата;

14. Сохранение морских экосистем;

15. Сохранение экосистем суши;

16. Мир, правосудие и эффективные институты;

17. Партнерство в интересах устойчивого развития.

На сайте ООН, посвященному достижению указанных 17 целей устойчивого развития, размещены 10 принципов современной корпоративной социальной ответственности, соблюдение которых необходимо для достижения заявленных целей устойчивого развития, поскольку «устойчивость начинается со способа делать бизнес, основанного на ценностях и принципах» [7].

Таким образом, если основываться на подходе, сформулированном Организацией объединенных наций, то становится очевидным, что в современных условиях социальная ответственность бизнеса значительно шире, чем просто ответственность за своих работников или благотворительность.

Однако возникает другой вопрос. А верным ли будет говорить в таком контексте только о социальной ответственности бизнеса? Разве не лежит социальная ответственность за устойчивое развитие планеты и достижение названных 17 целей в равной мере и на государствах?

И в этой связи интересно обратиться к анализу научной литературы по проблеме социальной ответственности государства (власти). На сегодняшний день публикаций по данной тематике в российских изданиях крайне мало, и если их проанализировать и обобщить, то следует отметить, что в большинстве своем авторы таких публикаций делятся на два лагеря.

Так, большинство авторов сводит социальную ответственность государства исключительно к социальной или социально-экономической политике государства.

Так, Ю.А.Чистобаева видит социальной ответственности государства в повышении благосостояния населения посредством государственных социальных стандартов, отмены подоходного налога с минимальной заработной платы и создания многоуровневой системы социальной защиты [19].

Е.Н.Васин видит цель государственной̆ социальной̆ ответственности, ее главное назначение и сущностную характеристику в том, чтобы обеспечить социальную свободу, независимость и возможности реализации человеческой̆ индивидуальности. В его понимании социальная ответственность включает помимо реализации социальной политики, также обеспечение прав меньшинств и политкорректность [16].

В.П.Бардовский предлагает использовать социальную ответственность как метод регулирования социально-трудовых отношений посредством социального партнерства органов власти, работодателей и профсоюзов [20].

Вторая группа авторов придерживается классического понимания социальной ответственности как ответственности бизнеса. Социальную же ответственность государства они видят в создании стимулов для социально ответственного поведения бизнеса.

Например, Н.В.Кузнецова подчеркивает, что в Европе социальная ответственность государства заключается в ориентации бизнеса на проявление социальной инициативы в трех сферах: экономика, занятость и охрана окружающей среды. Что же касается государственного регулирования экономики РФ, то у нас отсутствует механизм формирования социальной ответственности как системы. Поэтому, по мнению автора, важной сферой социальной ответственности государства должно стать его «участие в принятии решений, связывающих проведение экономической политики с урегулированием социальных задач». Прежде всего, это касается реализации крупных инвестиционных проектов [15].

Е.В.Нехода также полагает, что социальная ответственность власти заключается в том, что «государство своими действиями должно способствовать реализации социальных программ на предприятиях, начиная с формирования общественного мнения и проведения разного рода конкурсов с обнародованием результатов до возможного выпуска специализированных статистических сборников» [14].

По мнению В.М.Ишимова и В.М.Капицына государство должно содействовать развитию крупного частного капитала, тем самым стимулируя его проводить социально ответственную политику. Для этого государство может использовать такие инструменты, как госзаказы, субсидирование процентных ставок, реструктуризация налоговой задолженности, софинансирование инвестиционных проектов, кредитование под государственные гарантии и т.п. [21].

На наш взгляд, содержание социальной ответственности государства является таким же сложным и многогранным, как и сама природа институтов власти, которые могут выступать в разных ролях в зависимости от конкретной сферы их действий.

Так, по своей природе, органы власти созданы для выполнения властных функций, формирования и претворения в жизнь политики государства. С другой стороны, все мы знаем, что сегодня все чаще органы власти позиционируют себя как поставщики социальных услуг обществу и гражданам. В гражданском правообороте государство выступает наравне с другими субъектами – юридическими и физическими лицами. Наконец, государство оказывает меры поддержки различным категориям бизнеса, тем самым стимулируя его к развитию и, в конечном итоге, достижению общественно значимых целей.

Таким образом, невозможно свести социальную ответственность государства только к какой-то одной форме его проявления, ограничивая его роль только социальной политикой по поддержке незащищенных слоев населения или стимулированием бизнеса к социально ответственному поведению.

В отношении внутренних форм корпоративной социальной ответственности, таких как безопасность труда, дополнительное медицинское страхование работников, развитие кадрового потенциала организаций, обеспечение стабильности работы и зарплаты и т.д., безусловно, государство должно выступать с позиции власти, стимулируя бизнес к подобного рода социальной ответственности, а при необходимости - контролируя и обязывая его к социально-ответственному поведению в отношениях со своими работниками.

Что же касается так называемых внешних форм социальной ответственности, то, прежде всего, предлагаем выйти за рамки общепринятого подхода, который ограничивает социальную ответственность государства исключительно социальной сферой, и руководствоваться указанными выше 17 целями устойчивого развития, утвержденными ООН, поскольку только анализ участия государства в достижении каждой из этих целей позволит всеобъемлюще понять сущность и содержание социальной ответственности государства.

При этом сразу становится очевидным, что государство, выступая в роли субъекта социальной ответственности при достижении различных целей, предстает в разных своих ипостасях.

О чем идёт речь? Возьмем для примера цель 15 - «Сохранение экосистем суши». Ее достижение предполагает, в числе прочего, снижение уровня загрязнения земли опасными отходами.

Теперь обратимся к теме, которая вызвала много споров и обсуждений в последнее время - полигоны по захоронению отходов, проще говоря, - свалки. Причиной стало обращение жителей подмосковной Балашихи к Президенту Российской Федерации В.В.Путину во время прямой линии 15 июня 2017 года с просьбой ликвидировать мусорный полигон, который находится в 20 километрах от Кремля и виден из космоса. Через восемь дней по прямому указу Президента Российской Федерации работу полигона в микрорайоне Кучино в Балашихе остановили, но 40 миллионов тонн мусора остались на том же месте. Причина заключается в огромной стоимости рекультивации. Так, даже разработанный проект, в соответствии с которым планируется накрыть эту свалку трехслойным панцирем, который защитить окружающую территорию от ее негативного воздействия, обойдется в 4 млрд. рублей [8]. Вопрос о полной утилизации скопившегося мусора вообще не рассматривается.

Но проблема Кучино – это всего лишь один из примеров неэффективного решения проблемы утилизации твердых бытовых отходов в Российской Федерации.

Вместе с тем, статья 42 Конституции Российской Федерации гарантирует каждому право на благоприятную окружающую среду, а также на возмещение ущерба, причиненного его здоровью или имуществу экологическим правонарушением [1].

Требования к сбору, транспортированию, обработке, утилизации, обезвреживанию и захоронению отходов установлены в Федеральном законе от 24.06.98 г. № 89-ФЗ «Об отходах производства и потребления». В частности, Закон предусматривает обязанность региональных властей разрабатывать и реализовывать региональные программы в области обращения с отходами, включая твердые бытовые отходы, а также схемы обращения с отходами. Эти документы должны содержать данные об источниках и количестве образующихся отходов, а следовательно, и данные о целевых показателях по обезвреживанию, утилизации и размещению отходов, схемы транспортировки отходов и размещения мест по их накоплению, переработке и утилизации. Помимо этого, в программах должны быть предусмотрены разделы, посвященные стимулированию утилизации отходов, софинансированию строительства объектов по сбору, транспортированию, обработке и утилизации отходов, а также меры по предупреждению причинения вреда окружающей среде [2].

Следует отметить, что сами объекты утилизации и размещения отходов, в соответствии с Федеральным законом, находятся в частной собственности, а соответствующая деятельность подлежит лицензированию.

Таким образом, при рассмотрении проблемы утилизации и захоронения отходов можно говорить как о социальной ответственности бизнеса (и предприятий, производящих отходы, и тех, в чьей собственности находятся объекты захоронения и утилизации отходов), так и государства. Причем государство несет на себе ответственность за обеспечение благоприятной экологической ситуации в соответствии с Конституцией Российской Федерации, а органы власти обязаны обеспечивать надзор за соблюдением экологических требований всеми участниками процесса сбора, хранения и утилизации отходов.

И в то же время, государство должно создавать стимулы для социально ответственного бизнеса, как в части снижения объемов производимых отходов, так и в части реализации проектов строительства мусороперерабатывающих заводов. Это могут быть как прямое софинансирование, так и система налоговых и иных льгот.

Возьмем другой пример. Цель 3 – «Хорошее здоровье и благополучие». Как и в предыдущем примере, Конституция Российской Федерации в статье 41 гарантирует каждому право на охрану здоровья и медицинскую помощь. Причем в отличие от права на благоприятную окружающую среду, в данном случае Конституция прямо закрепила ответственность государства за оказание гражданам бесплатной медицинской помощи. А помимо этого государство «поощряет деятельность, способствующую укреплению здоровья человека, развитию физической культуры и спорта» [1].

Следует отметить, что само государство признает свою социальную ответственность в данной сфере. Так, Указом Президента Российской Федерации от 7 мая 2018 года № 204 повышение ожидаемой продолжительности жизни до 78 лет названо в качестве второй из девяти стратегических целей развития Российской Федерации до 2024 года, соответственно, Правительству Российской Федерации надлежит обеспечить достижение следующих целевых показателей:

- увеличение ожидаемой продолжительности здоровой жизни до 67 лет;

- увеличение доли граждан, ведущих здоровый образ жизни, а также увеличение до 55% доли граждан, систематически занимающихся физической культурой и спортом;

- снижение показателей смертности населения трудоспособного возраста;

- ликвидация кадрового дефицита в медицинских организациях, оказывающих первичную медико-социальную помощь;

- обеспечение охвата всех граждан профилактическими медицинскими осмотрами не реже одного раза в год;

- обеспечение доступности для населения медицинских организаций, оказывающих первичную медико-социальную помощь [4].

Анализ приведенных целей и показателей позволяет говорить о том, что социальная ответственность государства в данной сфере проявляется во всех возможных формах: это и прямая ответственность за качество медицинских услуг, оказываемых государственными и муниципальными учреждениями, и стимулирование самих граждан к социальной ответственности (здоровому образу жизни и занятиям спортом), и реализация инвестиционных проектов и проектов государственно-частного партнерства по строительству и созданию частных клиник, оказывающих, в том числе, услуги «льготным» категориям населения по специально установленным тарифам либо вообще бесплатно, и стимулирование работодателей к проявлению социальной ответственности в отношении своих работников.

Так, статья 24 Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» закрепляет обязанность работодателей обеспечивать условия для прохождения работниками медицинских осмотров и диспансеризации, а также беспрепятственно отпускать работников для их прохождения [3]. Однако одной этой обязанности явно недостаточно. Многие крупные компании в России уже сегодня предоставляют своим работникам дополнительное медицинское страхование, оплачивают посещение спортивных залов и т.п. Но государственных мер, направленных на стимулирование работодателей к внедрению подобных практик пока что не существует.

Что же касается сферы прямой социальной ответственности государства, то хочется привести слова Председателя Счетной палаты Российской Федерации Татьяны Голиковой в интервью Ведомостям: «износ основных фондов в 2016 году в здравоохранении составил 56%, доля инвестиций снизалась с 2,7% в 2006 году до 1,2% в 2016 году. Статистика за 2016 год говорит о том, что в 31% медицинских организаций нет водопровода, в 35,5% - канализации, в 40,5% - центрального отопления, 33% рентгеновских аппаратов работают более 10 лет и нуждаются в замене, то же касается 24,6% аппаратов УЗИ и 52,7% оборудования для лабораторной диагностики». Но это сфера финансирования регионов, многим из которых не хватает средств на достаточное финансирование медицины [9].

Всемирно известный врач Леонид Рошаль в интервью телеканалу «Мир 24» говорит о том, что в результате проводимой реформы здравоохранения происходит массовое сокращение врачей поликлиник, что может обернуться коллапсом, существующие нормы приема пациентов оправданы кадровой политикой, а не интересами пациентов [10]. Причина – дефицит финансирования медицины. Сейчас в России на здравоохранение приходится 3,4% ВВП, а в европейских государствах – 9-10%. Ситуация усугубляется падением курса рубля [11]. В федеральном бюджете 2018 года на здравоохранение заложено в 11 раз меньше, чем на армию и полицию и втрое меньше, чем на содержание органов государственной власти.

Рассмотренные примеры приводят нас к очень важному выводу. Социальная ответственность государства выходит далеко за рамки сугубо социальной сферы. По сути, социальная ответственность должна проявляться во всех принимаемых решениях, законах, подзаконных нормативных актов всех уровней власти.

А следовательно, необходимо внедрить систему оценки проектов нормативных актов, по крайней мере, таких как законы о бюджете, постановления, утверждающие государственные программы и т.п. на предмет их соответствия требованиям социальной ответственности государства.

В настоящее время законодательно закреплена процедура оценки регулирующего воздействия проектов и фактического воздействия уже действующих нормативных актов. Но эта процедура распространяется только на те нормативные положения, которые затрагивают интересы бизнеса и влияют на состояние бизнес-среды. Необходимо же оценивать влияние всех нормативных актов на то, какие они повлекут социальные последствия. Причем экспертиза эта не должна сводиться к формальным фразам в пояснительных записках, а включать процедуры широкого обсуждения с экспертами в соответствующей области, результатом которого должно стать заключение о соответствии принимаемого решения (проекта нормативного акта) требованиям социально ответственного государства, целям устойчивого развития, утвержденным Организацией объединенных наций и Президентом Российской Федерации.

Это позволит сделать шаг к институционализации как социальной ответственности бизнеса, так и государства в целом.

Библиография
1.
Конституция Российской Федерации // Собрание законодательства Российской Федерации. – 2014, № 31 от 04.08.2014, ст. 4398.
2.
Об отходах производства и потребления: федеральный закон № 89-ФЗ от 24.06.98 г. // Собрание законодательства Российской Федерации.-1998, № 26 от 29.06.1998, ст. 3009.
3.
Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации: федеральный закон № 323-ФЗ от 21.11.11 г. // Собрание законодательства Российской Федерации. – 2011, № 48 от 28.11.2011, ст. 6724.
4.
О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года: указ Президента Российской Федерации № 204 от 07.05.18 г. // Собрание законодательства Российской Федерации. – 2018, № 20 от 14.05.2018, ст. 2817.
5.
Стандарт социальной ответственности ISO 26000 // в сети «Интернет»: https://www.iso.org/obp/ui/#iso:std:iso:26000.
6.
Организация объединенных наций // в сети «Интернет»: https://www.un.org/sustainabledevelopment/ru/sustainable-development-goals/-03.07.18 г.
7.
Организация объединенных наций // в сети «Интернет»: https://www.unglobalcompact.org/what-is-gc/mission/principles-03.07.18 г.
8.
Рекультивация свалки "Кучино" обойдется подмосковному бюджету в 2,3 млрд. руб. // Интерфакс – 13.04.18 г.,-http://www.interfax.ru/moscow/608470-03.07.2018 г.
9.
Председатель Счетной палаты Татьяна Голикова рассказывает, где забуксовала пенсионная реформа, как ограничить зарплату менеджеров госкомпаний и какая оптимизация необходима госаппарату // Ведомости – 29.11.17 г.,-https://m.vedomosti.ru/economics/characters/2017/11/29/743589-mi-kopim
10.
Леонид Рошаль раскритиковал систему оптимизации здравоохранения в России // МИР24 – 27.12.17 г.,-https://mir24.tv/news/16284524/leonid-roshal-raskritikoval-sistemu-optimizacii-zdravoohraneniya-v-rossii
11.
Леонид Рошаль: в РФ дефицит финансирования медицины и недостаток врачей // Аргументы и факты – 12.10.17 г.,-http://www.aif.ru/society/healthcare/leonid_roshal_v_rf_deficit_finansirovaniya_mediciny_i_nedostatok_vrachey
12.
Carroll A.B. Corporate Social Responsibility: Evolution of Definitial Construct // Business & Society.-1999.-Vol. 38,-№ 3.-P. 268-295.
13.
Friedman M. The social responsibility of business is to increase its profit // The New York Times Magazine. – 1970.-№ 3.
14.
Нехода Е.В. Социальная ответственность бизнеса и управления: сущность и основные направления реализации // Вестн. Том. Гос. Ун-та.-2003.-№ 279. – с. 186-190.
15.
Кузнецова Н.В. О реализации социальной ответственности на региональном уровне в России // Вестн. ТГЭУ. – 2012.-№ 1. – с. 40-47.
16.
Васин Е.Н. Генезис государственной социальной ответственности в Европейских государствах // Теория и практика общественного развития. – 2011.-№ 6. – с. 56-60
17.
Бикеева М.В. Корпоративная социальная ответственность: исторический аспект и современность // Вестник ВУиТ. – 2010.-№ 19.
18.
Ватлин А.А. Корпоративная социальная ответственность как элемент стратегического менеджмента: анализ развития концепции // Вестн. ТГУ.-2014.-№ 140. – с. 1-4.
19.
Чистобаева Ю.А. Институционализация социальной ответственности государства как фактор повышения уровня социализации Российской экономики // Социально-экономические явления и процессы. – 2012.-№ 7-8. – с. 187-191.
20.
Бардовский В.П. Формирование социальной ответственности государства, бизнеса и профсоюзов // Экономическая среда. – 2015.-№ 12. – с. 63-67.
21.
Ишимов В.М., Капицын В.М. Монопрофильные города: устойчивое развитие и социальная ответственность // Местное самоуправление и развитие территорий. – 2012.-№. – с. 64-74.
22.
Руднева Е.Л., Чайковский Д.В. Социальная ответственность власти и ее развертывание в политических средах // Социум и власть. – 2017.-№ 65. – с. 46 – 51.
References (transliterated)
1.
Konstitutsiya Rossiiskoi Federatsii // Sobranie zakonodatel'stva Rossiiskoi Federatsii. – 2014, № 31 ot 04.08.2014, st. 4398.
2.
Ob otkhodakh proizvodstva i potrebleniya: federal'nyi zakon № 89-FZ ot 24.06.98 g. // Sobranie zakonodatel'stva Rossiiskoi Federatsii.-1998, № 26 ot 29.06.1998, st. 3009.
3.
Ob osnovakh okhrany zdorov'ya grazhdan v Rossiiskoi Federatsii: federal'nyi zakon № 323-FZ ot 21.11.11 g. // Sobranie zakonodatel'stva Rossiiskoi Federatsii. – 2011, № 48 ot 28.11.2011, st. 6724.
4.
O natsional'nykh tselyakh i strategicheskikh zadachakh razvitiya Rossiiskoi Federatsii na period do 2024 goda: ukaz Prezidenta Rossiiskoi Federatsii № 204 ot 07.05.18 g. // Sobranie zakonodatel'stva Rossiiskoi Federatsii. – 2018, № 20 ot 14.05.2018, st. 2817.
5.
Standart sotsial'noi otvetstvennosti ISO 26000 // v seti «Internet»: https://www.iso.org/obp/ui/#iso:std:iso:26000.
6.
Organizatsiya ob''edinennykh natsii // v seti «Internet»: https://www.un.org/sustainabledevelopment/ru/sustainable-development-goals/-03.07.18 g.
7.
Organizatsiya ob''edinennykh natsii // v seti «Internet»: https://www.unglobalcompact.org/what-is-gc/mission/principles-03.07.18 g.
8.
Rekul'tivatsiya svalki "Kuchino" oboidetsya podmoskovnomu byudzhetu v 2,3 mlrd. rub. // Interfaks – 13.04.18 g.,-http://www.interfax.ru/moscow/608470-03.07.2018 g.
9.
Predsedatel' Schetnoi palaty Tat'yana Golikova rasskazyvaet, gde zabuksovala pensionnaya reforma, kak ogranichit' zarplatu menedzherov goskompanii i kakaya optimizatsiya neobkhodima gosapparatu // Vedomosti – 29.11.17 g.,-https://m.vedomosti.ru/economics/characters/2017/11/29/743589-mi-kopim
10.
Leonid Roshal' raskritikoval sistemu optimizatsii zdravookhraneniya v Rossii // MIR24 – 27.12.17 g.,-https://mir24.tv/news/16284524/leonid-roshal-raskritikoval-sistemu-optimizacii-zdravoohraneniya-v-rossii
11.
Leonid Roshal': v RF defitsit finansirovaniya meditsiny i nedostatok vrachei // Argumenty i fakty – 12.10.17 g.,-http://www.aif.ru/society/healthcare/leonid_roshal_v_rf_deficit_finansirovaniya_mediciny_i_nedostatok_vrachey
12.
Carroll A.B. Corporate Social Responsibility: Evolution of Definitial Construct // Business & Society.-1999.-Vol. 38,-№ 3.-P. 268-295.
13.
Friedman M. The social responsibility of business is to increase its profit // The New York Times Magazine. – 1970.-№ 3.
14.
Nekhoda E.V. Sotsial'naya otvetstvennost' biznesa i upravleniya: sushchnost' i osnovnye napravleniya realizatsii // Vestn. Tom. Gos. Un-ta.-2003.-№ 279. – s. 186-190.
15.
Kuznetsova N.V. O realizatsii sotsial'noi otvetstvennosti na regional'nom urovne v Rossii // Vestn. TGEU. – 2012.-№ 1. – s. 40-47.
16.
Vasin E.N. Genezis gosudarstvennoi sotsial'noi otvetstvennosti v Evropeiskikh gosudarstvakh // Teoriya i praktika obshchestvennogo razvitiya. – 2011.-№ 6. – s. 56-60
17.
Bikeeva M.V. Korporativnaya sotsial'naya otvetstvennost': istoricheskii aspekt i sovremennost' // Vestnik VUiT. – 2010.-№ 19.
18.
Vatlin A.A. Korporativnaya sotsial'naya otvetstvennost' kak element strategicheskogo menedzhmenta: analiz razvitiya kontseptsii // Vestn. TGU.-2014.-№ 140. – s. 1-4.
19.
Chistobaeva Yu.A. Institutsionalizatsiya sotsial'noi otvetstvennosti gosudarstva kak faktor povysheniya urovnya sotsializatsii Rossiiskoi ekonomiki // Sotsial'no-ekonomicheskie yavleniya i protsessy. – 2012.-№ 7-8. – s. 187-191.
20.
Bardovskii V.P. Formirovanie sotsial'noi otvetstvennosti gosudarstva, biznesa i profsoyuzov // Ekonomicheskaya sreda. – 2015.-№ 12. – s. 63-67.
21.
Ishimov V.M., Kapitsyn V.M. Monoprofil'nye goroda: ustoichivoe razvitie i sotsial'naya otvetstvennost' // Mestnoe samoupravlenie i razvitie territorii. – 2012.-№. – s. 64-74.
22.
Rudneva E.L., Chaikovskii D.V. Sotsial'naya otvetstvennost' vlasti i ee razvertyvanie v politicheskikh sredakh // Sotsium i vlast'. – 2017.-№ 65. – s. 46 – 51.