Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 1988,   статей на доработке: 315 отклонено статей: 754 
Библиотека
Статьи и журналы | Тарифы | Оплата | Ваш профиль

Вернуться к содержанию

Социально-трудовая мобильность мигрантов из бывших республик СССР (на основе данных социологического опроса во Владимирской области)
Соколова Марина Владимировна

кандидат исторических наук

доцент, кафедра социально-гуманитарных дисциплин, Владимирский филиал Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ

600017, Россия, Владимирская область, г. Владимир, ул. Горького, 59

Sokolova Marina Vladimirovna

PhD in History

Docent, the department of Socio-Humanitarian Disciplines, Vladimir Branch of the Russian Presidential Academy of National Economy and Public Administration under the President of the Russian Federation

600017, Russia, Vladimirskaya oblast', g. Vladimir, ul. Gor'kogo, 59

rags33marina@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Петросян Дмитрий Ильич

кандидат философских наук

доцент, кафедра социально-гуманитарных дисциплин, Владимирский филиал Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ

600017, Россия, Владимирская область, г. Владимир, ул. Горького, 59

Petrosyan Dmitrii Il'ich

PhD in Philosophy

Docent, the department of Socio-Humanitarian Disciplines, Vladimir Branch of the Russian Presidential Academy of National Economy and Public Administration under the President of the Russian Federation

600017, Russia, Vladimirskaya oblast', g. Vladimir, ul. Gor'kogo, 59

ilyich87@yandex.ru

Аннотация.

Предметом исследования является социально-трудовая мобильность мигрантов из бывших республик СССР на территории Владимирской области. Адаптация приезжих в Российской Федерации является одной из важнейших социально-экономических проблем. Ежегодное сокращение трудовых ресурсов в большинстве регионов страны приводит к необходимости восполнения рабочей силы за счет внешних источников. В рамках исследования рассматривались вопросы: адаптации приезжих к работе и проживанию на территории Владимирской области, основных источников информации о будущей трудовой деятельности, степени удовлетворенности имеющимися условиями труда и перспектив реализации социально-трудовой мобильности на территории региона. В статье использованы такие методы, как анализ статистических показателей и анкетный опрос. Социологическим исследованием в формате анкетирования были охвачены трудовые мигранты из различных стран постсоветского пространства, легально находящиеся на территории региона. Полученные данные позволяют сделать вывод о наличии достаточно хорошо организованных каналов привлечения мигрантов, так как подавляющая часть из них приезжает в регион уже на имеющееся место работы. Не смотря на сложности, большая часть респондентов удовлетворена социально-трудовыми условиями и желала бы и далее трудиться в регионе.

Ключевые слова: рынок труда, социальная мобильность, трудовая мобильность, социальная адаптация, трудовая миграция, социологическое исследование, условия труда, регион, социально-трудовые отношения, мигранты

DOI:

10.7256/2454-0684.2018.7.26724

Дата направления в редакцию:

28-06-2018


Дата рецензирования:

02-07-2018


Дата публикации:

04-07-2018


Abstract.

The subject of this research is the social-labor mobility of migrants from the former Soviet Republics on the territory of Vladimir Region. Adaptation of the newcomers in the Russian Federation is one of the paramount socioeconomic problems. The annual reduction of labor resources in majority of the Russian regions leads to the need for workforce replenishment by the means of outsourcing. Within the framework of this study, the author considered the following questions: adaptation of the newcomers to work and residency in Vladimir Region; main information sources on the future labor activity; level of content with the provided work conditions and prospects of realization of the social-labor mobility in the region. The analysis of statistical indexes and questionnaire-based survey were applied in the course of this research. The sociological survey in form of questionnaire captured the work migrants from the various countries of post-Soviet space that legally resided in the region. The acquired data allows concluding on the presence of fairly well organized channels of attracting the migrants, because the majority of them come to an already prepared job place. Despite the experienced difficulties, most of the respondents are satisfied with the social-labor conditions and demonstrate a desire to continue working in the region.

Keywords:

labor conditions, sociological research, labor migration, social adaptation, labor mobility, social mobility, labor market, region, social-labor relations, migrants

Социально-трудовая мобильность является важнейшей составляющей практически для любого человека. Количество и качество трудовых ресурсов принято считать одним из важнейших факторов социально-экономического развития региона. Снижение рождаемости в конце прошлого столетия приводит в настоящий момент к поступательному сокращению граждан, находящихся в трудоспособном возрасте. Данная тенденция наблюдается практически на всех территориях Российской Федерации, не является исключением и Владимирская область. За период с 2012 по 2016 годы численность рабочей силы в регионе сократилась на 40 тысяч человек, количество жителей в трудоспособном возрасте уменьшилось на 66 тысяч человек. В результате остро ощущается необходимость замещения недостающих трудовых ресурсов мигрантами. Основная масса приезжающих с целью получения работы иностранцев представлена гражданами республик бывшего Советского Союза. Явно доминируют среди трудовых мигрантов представители Узбекистана и Таджикистана. В современном мире значительно повысился уровень территориальной мобильности населения. Одной из главных причин для смены места жительства является более удачный вариант трудоустройства. Перемещение населения в поисках работы происходит не только в рамках границ субъектом и государства, но и далеко за их пределами.

В данной статье на основе анализа социологического опроса анализируются особенности социально-трудовой мобильности мигрантов из республик бывшего СССР на территории Владимирской области.

Необходимость миграционного притока населения наблюдается не только во Владимирской области, но и в большинстве других регионов Российской Федерации. Эта ситуация возникла в результате сокращения численности населения, снижения рождаемости в предыдущие десятилетия и уменьшения доли лиц, находящихся в трудоспособном возрасте. Большинство исследователей, занимающихся изучением демографических, миграционных и социально-трудовых процессов указывает на неизбежность восполнения трудовых ресурсов за счет внешних источников для поддержания социально-экономической стабильности в стране [3, 9, 14, 15].

Между тем, стратегия привлечения трудовых мигрантов из бывших республик СССР довольно негативно воспринимается местным населением Владимирской области [12]. Трудовые мигранты - носители иной культуры – являются важным фактором усиления ксенофобии среди жителей Владимирской области. Мигрантофобия является достаточно распространенным явлением и фиксируется при проведении большинства социологических исследований аналогичной тематики [6, 7].

Сами мигранты сталкиваются с огромным количеством проблем при адаптации к новым социокультурным условиям. На территории другого государства они сталкиваются с языковыми, социально-экономическими и культурными сложностями [1, 8, 10, 11]. Молодое поколение, приезжающее из республик Центральной Азии, в большинстве случаев достаточно плохо владеет русским языком. Многие из них учились в школе уже 1990-х – начале 2000-х годов, когда в значительной степени были разрушены культурно-образовательные связи между государствами.

В октябре 2017 г. был проведен анкетный опрос находящихся во Владимирской области трудовых мигрантов из бывших республик СССР. В ходе пилотного исследования были опрошены 500 официально зарегистрированных мигрантов. Подавляющее большинство респондентов - 72,2% - прибыли во Владимирскую область из Узбекистана. На втором месте – с большим отрывом – Таджикистан (16,6%). Оказались в выборке отдельные гости и из других бывших республик СССР. В целом, данные результаты вполне соответствуют официальным данным статистики.

Опрос позволил оценить специфику социально-трудовой мобильности мигрантов и уровень их адаптированности к условиям работы и проживания во Владимирской области. Мигранты проявляют довольно высокий уровень мобильности. Подавляющее большинство опрошенных мигрантов (в сумме три четверти) находятся во Владимирской области не более 3-х лет. Причем почти половина респондентов (44,6%) приехали в область не ранее года назад. Лишь четверть мигрантов провели во Владимирской области более 3-х лет. Таким образом, средний срок пребывания мигрантов в области составляет 2,5 года.

Довольно большая доля респондентов до прибытия во Владимирскую область уже находилась в других регионах Российской федерации (40%). Тем не менее, для значительного большинства (60%), Владимирская область явилась первой точкой прибытия в Россию. Результаты опроса показывают, что большинство мигрантов едут во Владимирскую область не просто на свой страх и риск, надеясь уже на месте разобраться, где можно найти работу, а заранее зная, что для них уже готово рабочее место.

Как видно на рисунке 1, 67,9% ехали в область на конкретное рабочее место. Это говорит о достаточно высокой степени организованности доставки на предприятия региона необходимой рабочей силы из-за рубежа. Третья часть мигрантов указали, что они выбрали Владимирскую область не потому, что здесь их ждало рабочее место, а прежде всего из-за того, что у них здесь уже были знакомые (35,6%). Вслепую, просто услышав, что во Владимирской области легко найти работу, приехали лишь 6,3% опрошенных.

Таким образом, большинство мигрантов попадает в область вполне организованно, едут на конкретное рабочее место, на которое их нанимают, очевидно, еще на их родине.

Рисунок 1. - Почему респонденты приехали именно во Владимирскую область

Не удивительно, что трудовых мигрантов не только мало интересует информация об истории Владимирской области (9,4%), но и то, что население здесь хорошо относится к мигрантам (8,5%), а власти региона оказывают им помощь (2%). Главное для большинства трудовых мигрантов – информация о том, что здесь есть рабочие места (76,6%).

По словам респондентов, большая часть из них узнали о положении дел в регионе либо от знакомых (47,5%), либо от родственников (43,8%). Несмотря на то, что большинство мигрантов ехали во Владимирскую область на конкретное рабочее место, организации, занимающиеся наймом на работу, стали источником информации о будущем месте пребывания лишь для 9% из них (рисунок 2). Вполне вероятно, что многие мигранты (по результатам настоящего опроса около трети), заранее договариваются о рабочем месте с помощью находящихся в регионе знакомых.

Рисунок 2. - Откуда респонденты узнали о положении дел во Владимирской области

Россиянам, привыкшим к тому, что основным источником информации о чем бы то ни было является интернет, может показаться странным, но практически никто из мигрантов не использует для получения информации о нашем регионе интернет (2,3%). Таким образом, информация среди мигрантов распространяется в основном из уст в уста.

Тем не менее, отвечая на прямой вопрос о том, знали ли они заранее, отправляясь во Владимирскую область, где будут работать или собирались искать работу на месте, респонденты подтвердили, что о месте будущей работы они узнали еще перед отъездом. Такой вариант ответа указали почти три четверти опрошенных (72,1%). Подобной результат может рассматриваться как еще одно свидетельство того, что каналы привлечения трудовых мигрантов организованы довольно хорошо.

Еще одним подтверждением данного вывода является и то, что лишь 17% мигрантов, прибыв во Владимирскую область, не смогли сразу найти работу. Подавляющее большинство - 82,6% - утверждают, что нашли работу сразу.

Таким образом, большинство мигрантов, по их словам, не испытало трудностей с поиском работы. Более половины респондентов (60,8%) указали, что на поиски работы у них ушло максимум несколько дней. Четверть искали работу несколько недель (24,8%), лишь каждый десятый потратил на поиски рабочего места несколько месяцев (9,9%). Наконец, только каждый двадцатый на момент опроса находился без работы (4,6%).

Основными отраслями экономики, в которых работают опрошенные мигранты, являются промышленное производство (32,5%) и строительство (20,6%). Куда меньше мигрантов задействовано в торговле (11,9%) и погрузочно-разгрузочных работах (10,5%). По 5% мигрантов заняты в ремонте помещений или в их уборке.

Довольно большая доля респондентов отметили, что они заняты в других, не указанных в анкете сферах (9,4%). Перечисляются следующие виды деятельности: водитель, автомойщик, каменщик, бармен, официант, пекарь, медсестра, ремонт мебели, садовод, подсобный рабочий, повар.

В строительстве работают в основном мужчины (25,2% против 2.2% женщин), а в торговле – женщины (26,7% против 7,5% мужчин). Естественно, и уборкой помещений занимаются, прежде всего, женщины (20%).

Рисунок 3. - В каких сферах заняты респонденты

Занятые в промышленном производстве среди женщин-мигрантов составляют четверть (25,6%). Это хотя и меньше, чем среди мужчин (34,8%), но все же промышленность можно считать отраслью, привлекающей представителей обоих полов.

Вопреки устоявшимся в общественном сознании стереотипам, почти никто из мигрантов не занимается уборкой улиц и дворов (1,8%). Основными являются виды занятости, требующие определенной трудовой квалификации.

Сами респонденты, кстати, исключительно высоко оценивают свои профессиональные навыки и умения. Во всяком случае, подавляющее большинство – 85,6% - отметили, что они вполне компетентны для выполнения той работы, которой занимаются. Лишь 5,2% признали, что являются мало квалифицированными работниками, а еще 9,2% считают себя в целом компетентными, но готовыми еще учиться.

Как ни странно, респонденты проявили крайне высокий уровень удовлетворенности имеющимися у них условиями труда. практически отсутствуют неудовлетворенные при наличии подавляющего большинства полностью удовлетворенных условиями занятости.

Очевидно, что этому может быть лишь два объяснения. Либо трудовые мигранты имеют крайне низкий уровень притязаний, связанных с условиями труда, довольствуясь любой возможность работать и зарабатывать, либо они скрывают свою неудовлетворенность, опасаясь высказываться на эту тему открыто и откровенно. Не исключено, что оба фактора действуют одновременно.

Косвенно об этом свидетельствует то, что уровень удовлетворенности условиями труда одинаково высок во всех сферах занятости.

Имеющимися у них условиями проживания во Владимирской области, мигранты удовлетворены ничуть не меньше, чем условиями труда. Лишь единицы ответили, что они в той или иной мере не удовлетворены условиями жизни в регионе (в сумме менее одного процента).

К тому же, почти половина опрошенных, в ответ на просьбу указать, какие проблемы возникают у них во время пребывания во Владимирской области, отметили, что никаких проблем у них нет. Учитывая, что около трети мигрантов затруднились с ответом на вопрос (28,7%), получилось, что лишь у четверти респондентов возникают какие-то конкретные проблемы.

В сущности, таких проблем две – плохое знание русского языка (18,3%) и слишком интенсивная работа (11,6% отметили, что работать приходится слишком много и у них остается мало времени на отдых). Плохие условия труда или проживания, отношения с местными жителями или с полицией, трудности с поиском работы или нехватка квалификации – все это является проблемами лишь для явного меньшинства трудовых мигрантов. Во всяком случае, большинство не намерено признавать наличие этих проблем.

Тем не менее, 280 респондентов из 500 (56%) посчитали нужным ответить на открытый вопрос о том, какую помощь они хотели бы получить от областных властей для решения их проблем. При этом, правда, 28,2% из них вновь указали, что у них нет никаких проблем. Еще один процент отметили, что все их проблемы решает работодатель.

Каждый пятый хотел бы снижения стоимости патента (20%). Второй по частоте упоминаний является помощь в оформлении и получении различных документов – разрешений на работу, проживание и т.д. (12,5%). Довольно часто требуется помощь в предоставлении медицинских услуг (7,9%).

Около 6,9% ответивших на вопрос хотели бы помощи в доступе к спортивным площадкам.

Четвертая часть ответов (23,5%) плохо группируется, так как отдельные варианты ожиданий предложены не более чем одним – пятью респондентами. Тем не менее – таких ожиданий помощи не мало. Это и помощь в получении работы, помощь с жильем, с повышением зарплаты и ее своевременной выплатой, помощь в организации культурного досуга, в доступе к телевидению и радио на родном языке, в обучении русскому языку, в доступе к интернету и современной связи, помощь в получении гражданства, защита от произвола полиции.

Так или иначе, более трети опрошенных трудовых мигрантов если и не испытывают серьезных проблем, находясь во Владимирской области, то ждут той или иной помощи от властей.

В целом позитивное отношение трудовых мигрантов к Владимирской области и к опыту проживания и работы здесь подтверждается и тем, что почти половина из них (44,5%) рассматривают возможность остаться здесь на долгое время (или даже на постоянное жительство). Конечно, большинство респондентов собираются вернуться домой (даже среди тех, кто не отрицает планов остаться здесь надолго), тем не менее, мы имеем еще одно свидетельство привлекательности Владимирской области для мигрантов.

Результаты исследования показывают довольно высокий уровень социальной мобильности, а также высокую степень адаптивности трудовых мигрантов из бывших республик СССР, прибывающих во Владимирскую область. Положительным моментом является довольно позитивная оценка мигрантами своего положения на территории региона. Удовлетворенность социально-трудовыми и жилищными условиями способствует их дальнейшей интеграции в принимающее сообщество. Мигранты играют важную роль на рынке труда региона, в первую очередь, на промышленных предприятиях. В процессе исследования был опровергнут миф о работе мигрантов преимущественно в качестве низкоквалифицированной рабочей силы. Не смотря на существование языковых барьеров, приезжие из республик бывшего СССР рассматривают вариант повышения уровня своей квалификации на территории Российской Федерации. Активные миграционные процессы, играя важную роль в стабилизации социально-демографической ситуации в стране, накладывают целый ряд дополнительных задач на государство и общество. Необходимо принятие комплекса мер по созданию благоприятных условий для интеграции мигрантов в российской общество.

Библиография
1.
Варшавер Е. А., Рочева А. Л., Иванова Н. С. Интеграция мигрантов на местном уровне: результаты научно-практического проекта // Социологические исследования. 2017. № 5. С. 110-117.
2.
Владимирская область. Статистический ежегодник. Владимир, 2017. – 505 с.
3.
Воробьева О.Д., Рыбаковский Л. Доминанта миграционной политики современной России // Социологические исследования. 2017. №8. C 59-65.
4.
Гончарова Н.П., Ноянзина О.Е. Миграционная мобильность населения в приграничных регионах России. // Политика и Общество.-2016.-№ 2.-C. 203-213.
5.
Гришанов В.И., Ноздрина Н.Н., Шнейдерман И.М. Роль жилья в миграционных процессах в России// Народонаселение. 2017. № 4. – С. 91 – 104.
6.
Завьялов А.В. Мигрантофобия и гуманизм в миграционной политике // Социодинамика. — 2016.-№ 9.-С.52-66.
7.
Замараева Ю.С. Oсобенности этнической миграции в социально-психологическом восприятии (на материале анализа результатов эксперимента по методике «Серийные тематические ассоциации) // Социодинамика. — 2014.-№ 9.-С.63-82.
8.
Козлова О.А., Тухтарова Е.Х. Социально-экономическое неравенство как фактор формирования миграционных потоков// Народонаселение. 2017. № 4. – С. 78 – 88.
9.
Лакомова А.А., Хусяинов Т.М. Влияние миграционных процессов на региональный рынок труда (на примере Нижегородской области). // Политика и Общество.-2015.-№ 8.-C. 1070-1075.
10.
Леденева В.Ю. Формы и модели социальной адаптации и интеграции мигрантов . // Политика и Общество.-2015.-№ 6.-C. 717-728.
11.
Напсо М.Д. Адаптация мигрантов к условиям принимающей стороны. // Политика и Общество.-2015.-№ 8.-C. 1026-1031.
12.
Петросян Д.И., Свинцов И.В. Социологический анализ факторов, способствующих снижению напряженности в сфере межнациональных отношений Владимирской области. Владимир. 2015. – 165 с.
13.
Пешкова В. Жизненные планы трудовых мигрантов из Средней Азии в России: нарративы и практики // Этнографическое обозрение. 2017. №3. С. 48-62.
14.
Питухина М.А. Миграционные процессы в России в условиях глобальных вызовов современности-старения населения и глобализации. // Политика и Общество.-2015.-№ 9.-C. 1193-1197.
15.
Рязанцев С. В. Интеграция мигрантов в контексте внешней миграционной политики России // Социологические исследования. 2018. № 1. С. 105-111.
References (transliterated)
1.
Varshaver E. A., Rocheva A. L., Ivanova N. S. Integratsiya migrantov na mestnom urovne: rezul'taty nauchno-prakticheskogo proekta // Sotsiologicheskie issledovaniya. 2017. № 5. S. 110-117.
2.
Vladimirskaya oblast'. Statisticheskii ezhegodnik. Vladimir, 2017. – 505 s.
3.
Vorob'eva O.D., Rybakovskii L. Dominanta migratsionnoi politiki sovremennoi Rossii // Sotsiologicheskie issledovaniya. 2017. №8. C 59-65.
4.
Goncharova N.P., Noyanzina O.E. Migratsionnaya mobil'nost' naseleniya v prigranichnykh regionakh Rossii. // Politika i Obshchestvo.-2016.-№ 2.-C. 203-213.
5.
Grishanov V.I., Nozdrina N.N., Shneiderman I.M. Rol' zhil'ya v migratsionnykh protsessakh v Rossii// Narodonaselenie. 2017. № 4. – S. 91 – 104.
6.
Zav'yalov A.V. Migrantofobiya i gumanizm v migratsionnoi politike // Sotsiodinamika. — 2016.-№ 9.-S.52-66.
7.
Zamaraeva Yu.S. Osobennosti etnicheskoi migratsii v sotsial'no-psikhologicheskom vospriyatii (na materiale analiza rezul'tatov eksperimenta po metodike «Seriinye tematicheskie assotsiatsii) // Sotsiodinamika. — 2014.-№ 9.-S.63-82.
8.
Kozlova O.A., Tukhtarova E.Kh. Sotsial'no-ekonomicheskoe neravenstvo kak faktor formirovaniya migratsionnykh potokov// Narodonaselenie. 2017. № 4. – S. 78 – 88.
9.
Lakomova A.A., Khusyainov T.M. Vliyanie migratsionnykh protsessov na regional'nyi rynok truda (na primere Nizhegorodskoi oblasti). // Politika i Obshchestvo.-2015.-№ 8.-C. 1070-1075.
10.
Ledeneva V.Yu. Formy i modeli sotsial'noi adaptatsii i integratsii migrantov . // Politika i Obshchestvo.-2015.-№ 6.-C. 717-728.
11.
Napso M.D. Adaptatsiya migrantov k usloviyam prinimayushchei storony. // Politika i Obshchestvo.-2015.-№ 8.-C. 1026-1031.
12.
Petrosyan D.I., Svintsov I.V. Sotsiologicheskii analiz faktorov, sposobstvuyushchikh snizheniyu napryazhennosti v sfere mezhnatsional'nykh otnoshenii Vladimirskoi oblasti. Vladimir. 2015. – 165 s.
13.
Peshkova V. Zhiznennye plany trudovykh migrantov iz Srednei Azii v Rossii: narrativy i praktiki // Etnograficheskoe obozrenie. 2017. №3. S. 48-62.
14.
Pitukhina M.A. Migratsionnye protsessy v Rossii v usloviyakh global'nykh vyzovov sovremennosti-stareniya naseleniya i globalizatsii. // Politika i Obshchestvo.-2015.-№ 9.-C. 1193-1197.
15.
Ryazantsev S. V. Integratsiya migrantov v kontekste vneshnei migratsionnoi politiki Rossii // Sotsiologicheskie issledovaniya. 2018. № 1. S. 105-111.