Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 1898,   статей на доработке: 303 отклонено статей: 794 
Библиотека
Статьи и журналы | Тарифы | Оплата | Ваш профиль

Вернуться к содержанию

Влияние стран БРИКС на экономическую безопасность России
Прикладова Анастасия Александровна

старший преподаватель, кафедра международного бизнеса и таможенного дела, Российский экономический университет имени Г.В. Плеханова

117997, Россия, г. Москва, пер. Стремянный, 36

Prikladova Anastasiya Aleksandrovna

Senior Educator, the department of International Business and Customs Affairs, Customs Affairs

117997, Russia, g. Moscow, per. Stremyannyi, 36

a.a.prikladova@yandex.ru

Аннотация.

Предметом исследования является совокупность торгово-инвестиционных отношений России с группой БРИКС в контексте экономической безопасности (ЭБ) страны. Объектом исследования выступают показатели ориентированности внешнеэкономических связей (ВЭС) России со странами БРИКС, определяющие степень рисков взаимного сотрудничества. Проводится оценка текущего уровня ЭБ по основным показателям в области производства и науки, социальной сферы, финансово-денежного обращения, внешнеэкономической деятельности. Выполнен анализ динамики экспорта и импорта, потоков прямых иностранных инвестиций между РФ и странами БРИКС, выявлены тенденции развития торгово-инвестиционного сотрудничества, в результате чего определена зависимость России от стран БРИКС во внешнеэкономической сфере и степень их влияния на экономическую безопасность России. Уровень экономической безопасности РФ оценивается по методологии Центра финансовых исследований Института экономики РАН. Роль стран БРИКС во внешнеэкономической сфере России определяется на основе оценки абсолютной и относительной ориентированности внешнеэкономических связей. В результате проведённого исследования сделан вывод о наличии рисков снижения уровня экономической безопасности РФ во внешнеэкономической сфере, вследствие возрастающей роли Китая во внешней торговле России. Для решения указанной проблемы предлагается расширить инвестиционное сотрудничество с КНР, что наряду со всесторонним развитием внешнеэкономических связей с другими странами БРИКС позволит повысить уровень экономической безопасности РФ.

Ключевые слова: внешнеэкономическая деятельность, внешнеэкономические связи, внешняя торговля, ВВП, Китай, ЮАР, экспорт, импорт, критерии экономической безопасности, ПИИ

DOI:

10.7256/2454-0668.2018.3.26700

Дата направления в редакцию:

18-07-2018


Дата рецензирования:

19-07-2018


Дата публикации:

25-07-2018


Abstract.

The subject of this research is the combination of trade and investment relations between Russia and BRICS in the context of Russia’s economic security. The object of this research is the indexes of the focus of foreign economic ties of Russia with BRICS countries that define the extent of risks with regards to mutual cooperation. The author assesses the current level of economic security in accordance with the key indexes in the area of production and science, social sphere, currency circulation, and foreign economic activity. Having analyzed the dynamics of export and import, direct foreign investment flow between Russia and BRICS countries, the author determines the development trends of the trade and investment cooperation, and thus, Russia’s dependence of the BRICS countries in foreign economic sphere and the degree of their impact upon Russia’s economic security. A conclusion is made on the presence of risks for decline in the level of economic security of the Russian Federation in the foreign economic sphere due to the growing role of China in Russia’s foreign trade. As a solution, the author recommends to expand the investment cooperation with the People’s Republic of China, which alongside the all-round development of foreign economic relationship with other BRICS countries, will allow strengthening the economic security of the Russian Federation.

Keywords:

China, GDP, foreign trade, international economic relations, foreign economic activity, South Africa, export, import, economic security indicators, FDI

Введение

В странах с развитой экономикой наиболее распространено отождествление терминов экономической безопасности (ЭБ) и устойчивого экономического роста. Например, в Германии основной целью обеспечения ЭБ является создание условий для социально-экономического развития страны, свободной торговли и беспрепятственного доступа к основным факторам производства [7]. Соответственно, происходит отождествление экономической безопасности и открытости экономики, а для оценки ЭБ применяются социально-экономические показатели развития страны, такие как ВВП, ВВП на душу населения, уровень инфляции, уровень безработицы, реальные доходы населения и др. При данном подходе не учитываются качественная составляющая экономического развития и степень зависимости от состояния мировой экономики и конъюнктурных изменений на отдельных рынках, что противоречит сущности ЭБ, определяемой российскими исследователями. Так, в отечественной науке под основой экономической безопасности понимается обеспеченность развития экономики даже при наиболее неблагоприятных изменениях внутренних и внешних условий [13, С. 72]: глобальных потрясениях, колебаниях цен на мировых рынках, изменении экономической и политической ситуации в странах-партнёрах и др. В связи с этим, актуальность вопроса ЭБ страны повышается именно в кризисные и посткризисные периоды, связанные с негативным влиянием внешних факторов. Поэтому значительная доля исследований и публикаций на тему экономической безопасности относится к началу 1990-х гг. (формирование капиталистической модели экономики после распада СССР), концу 1990-х гг. (дефолт в России, вследствие Азиатского финансового кризиса), к 2010-м гг. (экономический кризис в России из-за падения биржевых цен на нефть, волатильности на валютных рынках и введения экономических ограничений и запретов) [1, 9, 13].

Экономика РФ по-прежнему находится в высокой зависимости от конъюнктуры на мировых сырьевых рынках, что влияет на динамику экспорта из-за изменения цен на основные товары (сырая нефть, природный газ, руды чёрных и цветных металлов, зерно) и импорта из-за изменения уровня спроса на внутреннем рынке, вследствие валютных колебаний. Введение санкций со стороны западных держав и ответные меры России в виде эмбарго на импорт продовольствия из этих стран вызвали необходимость географической диверсификации внешнеторговых потоков. Одним из направлений развития ВЭС России является интенсификация внешнеэкономических отношений с группой БРИКС. В то же время следует учитывать риски наращивания торгово-инвестиционного сотрудничества, связанные с увеличением доли стран БРИКС во внешнеторговом обороте и в объёме накопленных прямых иностранных инвестиций (ПИИ) в РФ, которое может привести к усилению зависимости от этих стран, что противоречит сущности ЭБ.

Следовательно, целью данной статьи является анализ рисков во внешнеэкономической сфере России, вследствие интенсификации сотрудничества со странами БРИКС, которые могут оказать негативное влияние на состояние экономической безопасности Российской Федерации.

Информационно-методологическая база

Оценка текущего уровня экономической безопасности России проводится по методологии Центра финансовых исследований Института экономики РАН [9] на основе показателей таких областей, как производство и наука, социальная сфера, финансы и денежное обращение, внешнеэкономическая деятельность (ВЭД).

Для анализа степени влияния стран БРИКС на экономическую безопасность РФ были рассчитаны показатели абсолютной и относительной ориентированности ВЭС России на основе методики Стровского Л.Е. для определения состояния внешнеэкономических связей субъекта РФ [4].

Абсолютная ориентированность ВЭС рассчитывается на основании показателей удельного веса страны-партнёра и его темпа прироста за определённый период времени. Построение матрицы абсолютной ориентированности позволяет оценить степень зависимости от конкретной страны. Соответственно, если доля государства составляет 25% и более, то отмечается высокая зависимость, если 10% и более – средняя, а до 10% – низкая. Положительная или отрицательная динамика изменения удельного веса показывает тенденцию к усилению или ослаблению зависимости от состояния ВЭС с конкретным государством. Однако данные показатели не учитывают роль стран в мировой экономике и степень их вовлеченности в систему международных экономических отношений (МЭО). Для более детального анализа рассчитываются показатели относительной ориентированности ВЭС, при расчёте которых оценивается роль стран для конкретного государства по сравнению с их ролью для мира в целом. Если значение показателя больше 1, то роль страны для выбранного государства более значима, чем для мира в целом, если меньше 1 – менее существенна. Следовательно, комплексный анализ состояния ВЭС на основе абсолютных и относительных показателей позволяет в полной мере раскрыть степень зависимости исследуемого государства от стран-партнёров с учётом тенденций развития мировой экономики и выявить возможные направления интенсификации ВЭД.

Оценка относительной ориентированности ВЭС осуществляется по следующей формуле:

где I ор – показатель относительной ориентированности ВЭС страны x ;

dix – доля ВЭС i -го международного региона в общем объёме ВЭС страны x ;

diy – доля ВЭС i -го международного региона в общемировом объёме ВЭС.

Используя результаты частных показателей относительной ориентированности внешнеэкономических связей государства, рассчитывается интегральное значение относительной ориентированности ВЭС с учётом весовых коэффициентов:

где I инт i – интегральный показатель ориентированности всех оцениваемых видов ВЭС (m ) на i -й международный регион (страну);

I ор ij – показатель относительной ориентированности j -го вида ВЭС страны на i -й международный регион (страну);

Kj – весовой коэффициент j -го вида ВЭС, выражается в долях единицы.

Информационной базой исследования является статистика внешней торговли России по данным Федеральной таможенной службы и прямых инвестиций из/в РФ по данным Центрального банка РФ. Анализ ориентированности внешнеэкономических связей России проводится по показателям экспорта и импорта в 2016 г. (по сравнению с 2006 г.) и международной инвестиционной позиции РФ по состоянию на 01.01.2017.

Весовые коэффициенты определены, исходя из среднего соотношения международной торговли товарами и мировых потоков ПИИ (0,9 к 0,1), соотношения экспорта и импорта РФ (0,61 к 0,39), соотношения накопленных ПИИ в РФ и прямых зарубежных инвестиций (ПЗИ) из России (0,53 к 0,47). Соответственно, весовые коэффициенты составили для экспорта товаров 0,55 (0,9*0,61), импорта товаров – 0,35 (0,9*0,39), ПИИ в РФ – 0,053 (0,1*0,53), ПЗИ из РФ – 0,047 (0,1*0,47).

Текущий уровень экономической безопасности России

Сфера реальной экономики РФ характеризуется существенным отставанием большинства показателей от пороговых значений (табл. 1). Самые слабые позиции наблюдаются по темпу прироста ВВП, который находится в отрицательной зоне. Исходя из данных показателей, снижение размера ВВП страны связано с низкой долей машинотехнической и инновационной продукции в совокупном объёме производства, которая обладает высокой добавленной стоимостью и в наименьшей степени зависит от конъюнктуры на мировом рынке сырьевых товаров. Очевидно, что слабое развитие высокотехнологичных отраслей является ключевой проблемой российской экономики, которая на протяжении многих лет сохраняет сырьевую направленность. Вследствие этого, страна в значительной степени зависит от биржевых котировок на нефть и металлы, что является одной из причин экономической нестабильности.

Для решения проблемы низкого уровня развития высокотехнологичного производства необходимо увеличение финансирования НИОКР, целью которых должна стать коммерциализация полученных результатов, посредством расширения ассортимента выпускаемой продукции, а также внедрение новых технологий в производственные и бизнес-процессы. Но в России наблюдается низкий уровень финансирования научных исследований (0,4% от ВВП — в 5 раз ниже целевого показателя), что является сдерживающим фактором качественного экономического развития страны из-за сохранения высокого уровня технологической зависимости от мировых лидеров: США, Японии, Германии. Для замещения и расширения производственных мощностей российские компании, в основном, импортируют машины и оборудование, доля которых составляет около 50% в объёме российского импорта. В результате, национальная экономика оказывается в зависимости от состояния межгосударственных связей со странами-партнёрами, а эффективность импортных операций изменяется под влиянием валютных рисков. Следовательно, динамика промышленного производства может сдерживаться из-за введения внешнеторговых и других ограничений и ослабления российского рубля по отношению к резервным валютам, в том числе к доллару США, евро, китайскому юаню.

Среди положительных сторон следует отметить развитие сельского хозяйства, что выражается в превышении пороговых значений по сбору зерна, а также достаточные расходы на национальную оборону и государственную безопасность.

Таблица 1 — Критерии экономической безопасности РФ по направлению производства и науки, 2016 г. [5, 8, 11, 12].

Наименование показателя

Пороговое значение (порог)

Фактическое значение (факт)

Факт/порог, %

Объём ВВП, млрд. руб.

> 87900

85918

97,7

Темп прироста ВВП, %

> 6-7

-0,2

-3,3

Расходы на гражданскую науку, % от ВВП

> 2

0,4

20

Расходы на национальную оборону и государственную безопасность, % от ВВП

6-10

6,7

100,0

Инвестиции в основной капитал, % от ВВП

> 25

17,2

68,7

Доля производства машин и оборудования, электроники, оптического оборудования и транспортных средств в общем объёме отгруженной продукции и услуг, %

> 20

7,4

37,0

Доля инновационной продукции в промышленности, %

> 15

8,7

58,0

Сбор зерна, млн. т

> 100-110

134,1

109,7

Что касается социальной сферы, то наиболее серьёзные проблемы наблюдаются в размере финансирования системы здравоохранения, образования и культуры по отношению к ВВП, который в 10 раз ниже порогового значения (табл. 2). Данный аспект является предпосылкой снижения качества трудовых ресурсов, что негативно отражается на уровне безработицы и производительности труда. В то же время соотношение среднедушевых доходов по 1-й и 10-й децильным группам приближается к нормативным значениям, что свидетельствует о сокращении расслоения общества по доходам и может рассматриваться в качестве одной из предпосылок увеличения внутреннего спроса.

Таблица 2 — Критерии экономической безопасности РФ по социальному направлению, 2016 г. [5, 9, 12, 13].

Наименование показателя

Пороговое значение (порог)

Фактическое значение (факт)

Факт/порог (порог/факт, если норма < порога), %

Расходы на здравоохранение, образование и культуру, % от ВВП

> 15

1,4

10,0

Соотношение среднедушевых доходов 10% наиболее обеспеченного и 10% наименее обеспеченного населения, разы

< 4-7

7,1

98,6

Уровень безработицы, %

< 4

5,3

75,5

В денежно-финансовой области наблюдается преобладание показателей, соответствующих пороговым значениям, а именно: размер золотовалютных резервов и уровень государственного долга по отношению к ВВП (табл. 3). Вследствие этого, состояние экономики характеризуется достаточной финансовой устойчивостью. Что касается уровня инфляции, то ввиду тенденции к снижению ожидается соответствие значения

Таблица 3 — Критерии экономической безопасности РФ по направлению финансов, 2016 г. [5, 9, 12, 13].

Наименование показателя

Пороговое значение (порог)

Фактическое значение (факт)

Факт/порог (порог/факт, если норма < порога), %

Размер золотовалютных резервов, млрд. долл.

> 250

377,7

151,1

Уровень инфляции, %

< 6

7,1

84,5

Государственный долг, % от ВВП

<60

12,9

464,0

Что касается внешнеэкономической сферы, то выявлены риски экономической безопасности, связанные с высоким уровнем внешнего долга корпоративного сектора, долей импорта в структуре потребления продовольственных товаров и значительным превышением экспорта над импортом. Соответственно, увеличение валютных рисков вызывает снижение финансовой устойчивости российских компаний, предпринимательской активности, в том числе во внешнеторговой сфере, что является предпосылками для роста нестабильности в экономике России.

Хотя удельный вес импортируемого продовольствия в общем объёме потребления вышел за пороговые значения, наблюдается положительная тенденция к снижению его доли в краткосрочной перспективе.

Коэффициент несбалансированности внешнеторгового оборота не соответствует нормативным значениям, ввиду существенного превышения экспортной квоты над импортной. Возникновение избытка иностранной валюты в финансовой сфере вызывает волатильность на российском валютном рынке, что отрицательно сказывается на потребительском спросе и предпринимательской активности.

Таблица 4 — Критерии экономической безопасности РФ по внешнеэкономическому направлению, 2016 г. [5, 9, 12, 13].

Наименование показателя

Пороговое значение (порог)

Фактическое значение (факт)

Факт/порог (порог/факт, если норма < порога), %

Внешний долг, % от ВВП

< 50

40,1

124,8

Коэффициент международной ликвидности, %

> 100

282

282,0

Внешний корпоративный долг, % к годовому объёму экспорта

< 40

114,0

35,1

Доля импортируемого продовольствия в общем объёме потребления, %

< 20

24

83,3

Сальдо внешнеторгового баланса, % к внешнеторговому обороту

дефицит

< 4

профицит

< 8

19,0

42,1

Таким образом, выявлены недостаточное развитие высокотехнологичных отраслей промышленности и низкая степень инвестиционной активности, что в совокупности с недостаточным уровнем финансирования НИОКР является сдерживающим фактором развития реального сектора экономики. При этом сохранение отставания фактических параметров по науке, инновациям и инвестициям от пороговых значений является риском усиления технологического разрыва между экономиками России и развитых стран, отставанием отечественных предприятий от зарубежных компаний по уровню конкурентоспособности.

В то же время, среди положительных сторон отмечено повышение уровня продовольственной безопасности страны вследствие действия системы государственной поддержки сельского хозяйства, в том числе в рамках проводимой политики импортозамещения. Так, на протяжении последних лет сохраняется устойчиво высокий урожай зерновых, и наблюдается тенденция к снижению доли импортируемого продовольствия в общем объёме потребления: 24% в 2016 г. против 28% в 2014 г. [6].

Для России также характерен высокий уровень международной ликвидности за счёт значительного превышения размера золотовалютных резервов над общим объёмом и платежами по внешнему долгу. В то же время анализ качественной составляющей показателей выявил низкую долю золота в международных резервах по сравнению с развитыми странами (РФ – 15,9%, ФРГ – 67,8%, Франция – 61,8%) и значительный уровень внешних заимствований корпоративным сектором из-за недостаточного развития внутрироссийского кредитного рынка [3].

Одним из направлений решения проблем экономической безопасности России, прежде всего, недостаточного уровня промышленного производства является интенсификация международного инвестиционного сотрудничества с целью качественного роста национальной экономики. Поскольку формат БРИКС является стратегически важным вектором развития ВЭД [2], проводится оценка ориентированности ВЭС России с выявлением возможных рисков развития взаимного торгово-инвестиционного сотрудничества.

Оценка ВЭС России со странами БРИКС

Одной из составляющих внешнеэкономической безопасности страны является диверсификация регионально-отраслевого сотрудничества [7]. Для анализа рисков усиления зависимости от стран БРИКС были рассчитаны показатели ориентированности ВЭС России.

В результате проведённых расчётов, были составлены матрицы абсолютной ориентированности внешнеторговых связей России на страны БРИКС по экспорту и импорту на основе данных статистики внешней торговли РФ в 2006 и 2016 гг. (табл. 5).

Таблица 5 — Абсолютная ориентированность внешнеторговых связей России в рамках БРИКС [4, 14].

Доля страны в экспорте

России

Темпы изменения доли

Отрицательные

Положительные

Высокая (более 25%)

Средняя (от 10% до 25%)

Низкая (менее 10%)

Китай, Индия, Бразилия, ЮАР

Доля страны в импорте

России

Темпы изменения доли

Отрицательные

Положительные

Высокая (более 25%)

Средняя (от 10% до 25%)

Китай

Низкая (менее 10%)

Бразилия

Индия, ЮАР

Оценка абсолютной ориентированности внешнеторговых связей России с государствами БРИКС свидетельствует о положительной динамике развития партнёрских отношений между странами в период 2006–2016 гг.

Поскольку средние значения доли каждого из государств БРИКС в российском экспорте составляют менее 10%, возможно увеличение поставок, в том числе за счёт переориентирования части товаропотоков в третьи страны, без нанесения урона экономической безопасности РФ, вследствие усиления зависимости национальной экономики от стран БРИКС.

Состояние абсолютной ориентированности связей России в импорте показывает повышение роли БРИКС в целом. Несмотря на то, что удельный вес Бразилии в импорте РФ имеет тенденцию к снижению, делать выводы об ухудшении российско-бразильских торговых отношений преждевременно, так как к этому отсутствуют предпосылки в виде ухудшения условий торговли. С другой стороны, стоит отметить сохранение тенденции к увеличению доли Китая в импорте РФ, что на фоне более высоких значений повышает уровень зависимости российской экономики от КНР.

В целом, степень развития экспортных связей России со странами БРИКС представляется более благоприятной с точки зрения экономической безопасности, чем развитие импортных связей, ввиду усиления зависимости национального рынка от поставок продукции из Китая.

Значительное преимущество КНР в структуре внешней торговли России является следствием укрепления китайской экономики, повышения доли страны в мировом ВВП и международной торговле [10, 11]. Для более детального анализа необходимо оценить относительную ориентированность внешнеэкономических связей РФ.

Значение частного показателя относительной ориентированности экспорта России в рамках БРИКС составило 0,911, что свидетельствует о сопоставимой роли объединения в российском экспорте и мировом импорте (табл. 5). Наименьшее значение показателя относительной ориентированности российского экспорта наблюдается в отношениях с ЮАР (0,132), которое показывает, что роль ЮАР для экспорта России примерно в 7,5 раз слабее, чем в среднем для других стран мира. Поскольку все значения меньше 1, это подтверждает наличие минимальных рисков для России в случае увеличения экспорта в страны БРИКС.

Относительная ориентированность российского импорта на государства БРИКС составила 1,456, то есть РФ является в 1,5 раза более зависимой от импорта из стран БРИКС, чем другие страны мира. Наиболее высокие показатели наблюдаются в отношениях между России с Китаем и Бразилией. Если в российско-бразильских отношениях это является положительным фактом, ввиду небольшого объёма импорта из Бразилии в Россию и снижения доли в период 2006–2016 гг. Но в отношениях с КНР подобную ситуацию, наоборот, следует расценивать как негативную, на фоне более высокой доли Китая в российском импорте и тенденцией к её повышению [10, 11]. Следовательно, отмечается повышенная зависимость экономики России от поставок продукции из Китая, что несёт в себе риски снижения уровня экономической безопасности РФ.

Таблица 5 — Интегральный показатель относительной ориентированности внешнеэкономических связей России на страны БРИКС, 2016 г.

Партнёр

Частные показатели относительной ориентированности

Интегральный показатель относительной ориентированности

Экспорт товаров из РФ

Импорт товаров в РФ

Накопленные ПЗИ из РФ

Накопленные ПИИ в РФ

Бразилия

0,725

1,200

0,000

0,007

0,820

Индия

0,832

0,811

0,037

0,026

0,745

Китай

0,986

1,599

0,125

0,012

1,110

ЮАР

0,132

0,513

0,009

0,019

0,254

Б(Р)ИКС

0,911

1,456

0,094

0,013

1,017

Для решения указанной проблемы целесообразно проводить более активную политику по привлечению ПИИ из Китая в российскую экономику, что соответствует действующей программе по импортозамещению. Оценка показателей ориентированности ВЭС России в инвестиционной сфере выявила значительные резервы для интенсификации сотрудничества со странами БРИКС, ввиду их незначительной роли в международной инвестиционной позиции России.

При этом увеличение притока ПИИ в российскую экономику окажет положительное влияние на такие показатели экономической безопасности, как объём и темпы прироста ВВП, уровень безработицы и др. В этом случае, ожидается рост размера налоговых поступлений в бюджет страны, что позволит увеличить финансирование таких сфер, как НИОКР, образование, здравоохранение и культура, которые, в свою очередь, будут способствовать качественному социально-экономическому развитию РФ.

Выводы

В результате проведённого исследования, выявлены проблемы экономической безопасности России, связанные прежде всего с недостаточным технологическим уровнем промышленного производства. Одной из причин отставания является недостаточное финансирование НИОКР, размер которого в 5 раз ниже порогового значения, низкий уровень инвестиционной активности, что негативно отражается на объёме выпуска машинотехнической продукции, конкурентоспособной на мировом рынке. Следовательно, российская экономика испытывает потребности в притоке прямых иностранных инвестиций.

Одним из приоритетных направлений развития ВЭД России является наращивание экономического взаимодействия со странами БРИКС, что особенно актуально, в связи с введением экономических ограничений и запретов в отношениях между РФ и западными странами. Для оценки рисков интенсификации взаимного сотрудничества России и членов БРИКС с позиции экономической безопасности страны были рассчитаны показатели абсолютной и относительной ориентированности ВЭС.

Была выявлена несбалансированность взаимного сотрудничества РФ со странами БРИКС, которая отражается в следующем:

- преобладающая роль Китая во внешней торговле России;

- ориентированность российского экспорта на страны БРИКС ниже, чем в среднем по миру;

- удельный вес ЮАР во внешнеторговом обороте РФ существенно ниже, по сравнению с другими странами;

- недостаточное развитие инвестиционных отношений.

При этом основным риском взаимного сотрудничества является повышенный уровень зависимости РФ от торговли с КНР, что на фоне возрастающей роли Китая во внешней торговле России, прежде всего, в импорте (значение частного показателя относительной ориентированности — 1,599), создаёт риски повышения зависимости РФ от состояния межгосударственных отношений с КНР. Но поскольку сотрудничество основывается преимущественно на торговле, а взаимные потоки ПИИ остаются на относительно низком уровне, возможна интенсификация двустороннего инвестиционного взаимодействия при сохранении минимальных рисков экономической безопасности России. Соответственно,

Поскольку степень зависимости российской экономики от Бразилии, Индии и ЮАР является низкой, а их роль для РФ ниже, чем для мира в целом, целесообразно всестороннее развитие ВЭС с данными странами посредством использования механизмов и инструментов, сформированных в процессе становления и развития многостороннего формата БРИКС [8].

Библиография
1.
Абалкин Л.И. Экономическая безопасность России: угрозы и их отражение // Вопросы экономики. — 1992. — № 12. — С. 4–13.
2.
Берченко В.С., Воронова Т.А., Пермякова Е.В., Машкин Н.А., Гурциева Е., Иванов О.С., Каржанова Н.В., Маркушенок К.А., Милонов С.А., Милонова М.В., Очирбат О., Прикладова А.А., Рогов А.В., Саришвили Г.Н., Сотников А.В., Строева Г.В., Суханов П.С., Яковлев П.П., Юшкевич О.С. Стратегические интересы России в глобальной экономике. — М.: Изд-во РЭУ им. Плеханова, 2015. — 120 с.
3.
Борисов А.Н. Накопление международных резервов как тенденция развития мировой валютной системы на современном этапе. В сборнике: Импортозамещение и развитие несырьевого экспорта — приоритеты современной промышленной политики России. Материалы Международной научно-практической конференции. — М.: Изд-во РЭУ им. Плеханова, 2017. С. 70–87.
4.
Внешнеэкономическая деятельность предприятия: учебник для студентов вузов, обучающихся по экономическим специальностям / под ред. Л.Е. Стровского. — 4-е изд., перераб. и доп. — М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2012. — 799 с.
5.
Единая межведомственная информационно-статистическая система. URL: http://www.fedstat.ru (дата обращения: 20.04.2018).
6.
Есина А.Р., Филиппов В.С., Прикладова А.А., Комарова И.П., Сигарев А.В., Пшеницына Е.И., Новикова Е.С., Ермолаев С.А., Сивкова А.Е., Карманов М.В., Тихомиров Д.А., Гагиев Н.Н., Безруков А.В., Горелова Т.П., Воронкова Е.К., Букина Е.П., Иволгина Н.В., Седова Н.В., Парамонова Т.Н., Урясьева Т.И. и др. Результаты оперативного мониторинга социально-экономического развития России и субъектов РФ. Ситуационный центр социально-экономического развития регионов. Том. Выпуск 9. Итоги 2015. — Сер. Аналитические записки. — М.: Изд-во РЭУ им. Плеханова, 2016. — 184 с.
7.
Прикладова А.А. Влияние интеграционных процессов на экономическую безопасность страны // Инновации и инвестиции. — 2015. — № 6. — С. 121–123.
8.
Прикладова А.А. Процесс становления интеграционной группировки БРИКС // Научное обозрение. — 2015. — № 15. — С. 333–337.
9.
Сенчагов В.К. Взаимодействие экономической и политической модернизации современной России как вопрос национальной безопасности // Вестник Института экономики РАН. — 2011. — №2. URL: http://inecon.org/images/stories/publicacii/vesnik-ran/2011/Senchagov_2011_2.doc (дата обращения: 15.04.2018).
10.
Трохова Е.В., Воронова Т.А. Внешнеторговые отношения внутри группы БРИКС: структура товарных потоков и роль Китая. В сборнике: Импортозамещение и развитие несырьевого экспорта — приоритеты современной промышленной политики России. Материалы Международной научно-практической конференции. — М.: Изд-во РЭУ им. Плеханова, 2017. С. 345–357.
11.
Трохова Е.В. Стратегические направления и проблемы развития многостороннего сотрудничества стран БРИКС // Экономика и предпринимательство. — 2017. — № 3-1 (80-1). — С. 46–49.
12.
Федеральная служба государственной статистики. URL: http://www.gks.ru (дата обращения: 20.04.2018).
13.
Экономическая безопасность России: общий курс учебник / под ред. В.К. Сенчагова. — 2-е изд. — М.: Дело, 2005. — 896 с.
14.
Trade Map — Trade statistics for international business development. URL: https://www.trademap.org (дата обращения: 04.05.2018)
References (transliterated)
1.
Abalkin L.I. Ekonomicheskaya bezopasnost' Rossii: ugrozy i ikh otrazhenie // Voprosy ekonomiki. — 1992. — № 12. — S. 4–13.
2.
Berchenko V.S., Voronova T.A., Permyakova E.V., Mashkin N.A., Gurtsieva E., Ivanov O.S., Karzhanova N.V., Markushenok K.A., Milonov S.A., Milonova M.V., Ochirbat O., Prikladova A.A., Rogov A.V., Sarishvili G.N., Sotnikov A.V., Stroeva G.V., Sukhanov P.S., Yakovlev P.P., Yushkevich O.S. Strategicheskie interesy Rossii v global'noi ekonomike. — M.: Izd-vo REU im. Plekhanova, 2015. — 120 s.
3.
Borisov A.N. Nakoplenie mezhdunarodnykh rezervov kak tendentsiya razvitiya mirovoi valyutnoi sistemy na sovremennom etape. V sbornike: Importozameshchenie i razvitie nesyr'evogo eksporta — prioritety sovremennoi promyshlennoi politiki Rossii. Materialy Mezhdunarodnoi nauchno-prakticheskoi konferentsii. — M.: Izd-vo REU im. Plekhanova, 2017. S. 70–87.
4.
Vneshneekonomicheskaya deyatel'nost' predpriyatiya: uchebnik dlya studentov vuzov, obuchayushchikhsya po ekonomicheskim spetsial'nostyam / pod red. L.E. Strovskogo. — 4-e izd., pererab. i dop. — M.: YuNITI-DANA, 2012. — 799 s.
5.
Edinaya mezhvedomstvennaya informatsionno-statisticheskaya sistema. URL: http://www.fedstat.ru (data obrashcheniya: 20.04.2018).
6.
Esina A.R., Filippov V.S., Prikladova A.A., Komarova I.P., Sigarev A.V., Pshenitsyna E.I., Novikova E.S., Ermolaev S.A., Sivkova A.E., Karmanov M.V., Tikhomirov D.A., Gagiev N.N., Bezrukov A.V., Gorelova T.P., Voronkova E.K., Bukina E.P., Ivolgina N.V., Sedova N.V., Paramonova T.N., Uryas'eva T.I. i dr. Rezul'taty operativnogo monitoringa sotsial'no-ekonomicheskogo razvitiya Rossii i sub''ektov RF. Situatsionnyi tsentr sotsial'no-ekonomicheskogo razvitiya regionov. Tom. Vypusk 9. Itogi 2015. — Ser. Analiticheskie zapiski. — M.: Izd-vo REU im. Plekhanova, 2016. — 184 s.
7.
Prikladova A.A. Vliyanie integratsionnykh protsessov na ekonomicheskuyu bezopasnost' strany // Innovatsii i investitsii. — 2015. — № 6. — S. 121–123.
8.
Prikladova A.A. Protsess stanovleniya integratsionnoi gruppirovki BRIKS // Nauchnoe obozrenie. — 2015. — № 15. — S. 333–337.
9.
Senchagov V.K. Vzaimodeistvie ekonomicheskoi i politicheskoi modernizatsii sovremennoi Rossii kak vopros natsional'noi bezopasnosti // Vestnik Instituta ekonomiki RAN. — 2011. — №2. URL: http://inecon.org/images/stories/publicacii/vesnik-ran/2011/Senchagov_2011_2.doc (data obrashcheniya: 15.04.2018).
10.
Trokhova E.V., Voronova T.A. Vneshnetorgovye otnosheniya vnutri gruppy BRIKS: struktura tovarnykh potokov i rol' Kitaya. V sbornike: Importozameshchenie i razvitie nesyr'evogo eksporta — prioritety sovremennoi promyshlennoi politiki Rossii. Materialy Mezhdunarodnoi nauchno-prakticheskoi konferentsii. — M.: Izd-vo REU im. Plekhanova, 2017. S. 345–357.
11.
Trokhova E.V. Strategicheskie napravleniya i problemy razvitiya mnogostoronnego sotrudnichestva stran BRIKS // Ekonomika i predprinimatel'stvo. — 2017. — № 3-1 (80-1). — S. 46–49.
12.
Federal'naya sluzhba gosudarstvennoi statistiki. URL: http://www.gks.ru (data obrashcheniya: 20.04.2018).
13.
Ekonomicheskaya bezopasnost' Rossii: obshchii kurs uchebnik / pod red. V.K. Senchagova. — 2-e izd. — M.: Delo, 2005. — 896 s.
14.
Trade Map — Trade statistics for international business development. URL: https://www.trademap.org (data obrashcheniya: 04.05.2018)