Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 1915,   статей на доработке: 303 отклонено статей: 811 
Библиотека
Статьи и журналы | Тарифы | Оплата | Ваш профиль

Вернуться к содержанию

Недропользование на континентальном шельфе Королевства Норвегия: правовой режим
Манин Ярослав Валерьевич

кандидат юридических наук

доцент кафедры природоресурсного и экологического права, помощник ректора Российского государственного университета нефти и газа (национального исследовательского университета) имени И. М. Губкина

119991, Россия, г. Москва, ул. Ленинский Проспект, 63/2, каб. 2702

Manin Iaroslav

PhD in Law

Associate Professor and Advisor Chancellor, Gubkin Russian State University of Oil and Gas

119991, Russia, g. Moscow, ul. Leninskii Prospekt, 63/2, kab. 2702

manin.y@gubkin.ru
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

Предметом исследования является правовой режим недропользования в Королевстве Норвегия. Автор рассматривает вопросы освоения норвежского континентального шельфа и деятельности недропользователей в его границах. Особое внимание в статье уделяется актуальным проблемам лицензирования пользования недрами, в ней приводится система и структура управления в сфере экологии и недропользования, рассматриваются проблемы экологической безопасности на норвежском континентальном шельфе. В работе затронуты исторические аспекты возникновения норвежского шельфового законодательства и "крупными мазками"представлена его современная картина. Методическую основу исследования составили общенаучные (диалектический, анализа, синтеза, аналогии и другие) и специальные (формально-логический, государственно-правового моделирования, историко-правовой, системный и другие) методы познания. Научная новизна работы заключается в представлении современной модели правового регулирования недропользования в Королевстве Норвегия и основных вех его развития. Основным выводом исследования является то, что Российская Федерации может использовать опыт Королевства Норвегия по освоению континентального шельфа северных акваторий. Россия может организовать масштабное геологическое изучение своего континентального шельфа, на основании чего выделить наиболее перспективные участки для его разработки и начать добычу полезных ископаемых на основе заимствованных иностранных технологий, развивая собственные технические средства и шельфовые технологии, как это сделали Норвегия, Британия и США.

Ключевые слова: континентальный шельф Норвегии, правовой режим недропользования, управление недропользованием Норвегии, норвежское нефтегазовое соглашение, норвежское совместное недропользование, лицензирование недропользования Норвегии, нефтяная деятельность, история норвежского шельфа, норвежское нефтегазовое законодательство, Норвежское шельфовое законодательство

DOI:

10.7256/2454-0595.2018.5.26647

Дата направления в редакцию:

26-06-2018


Дата рецензирования:

23-06-2018


Дата публикации:

29-06-2018


Keywords:

Norwegian offshore, Subsoil using legal regime, Norwegian mineral resources management, Norwegian petroleum contract, Norwegian petroleum activity, Norwegian licensing of subsoil, Norwegian petroleum operations, Norwegian offshore history, Norwegian petroleum legislation, Norwegian offshore petroleum Law

Экономическое развитие Российской Федерации должно основываться на оптимальном его варианте, сформированном с учетом лучших мировых практик.[1] Одним из удачных примеров поэтапного построения эффективной экономики является Королевство Норвегия, которое, имея сырьевую экономику, за последние полвека вышло в мировые лидеры по показателям экономического развития, включая ВВП на душу населения, занимая по этому критерию за 2017 год третье место в Мире.

Королевство Норвегия провело постепенное реформирование недропользования на континентальном шельфе, каждый из этапов которого нашел свое отражение в законодательстве.[2][3] Правовые модели и юридические конструкции Норвегии в области природоресурсного права были использованы как основа для создания шельфового законодательства целого ряда государств, особенно в части совместного недропользования и нефтяных контрактов. К примеру, в России был использован норвежский опыт при подготовке проектов законодательства и соглашений о разделе продукции. Королевство служит примером не только для юристов, но и для технических специалистов: в нём с «нуля» создана техническая и технологическая база по освоению континентального шельфа в суровых климатических условиях. Королевство Норвегия благодаря доходам от добычи углеводородов на своих акваториях и от их переработки при строгом соблюдении норм промышленной безопасности и экологических правил смогло развить другие отрасли экономики и явить европейское чудо процветания норвежских подданных, подарив миру концепцию устойчивого развития. В результате полувекового труда норвежских юристов и государственных деятелей сложился национальный правовой режим недропользования, во многом повлиявший на формирование универсалий правового регулирования в международном праве. Нормы норвежского природоресурсного и административного права были заимствованы другими государствами через имплементацию норм международного права, сложившегося под норвежским влиянием, и прямую рецепцию национального законодательства Королевства Норвегия.[4]

История правового регулирования освоения норвежского континентального шельфа[5][6] началась 31 мая 1963 года с издания королевского указа, провозглашавшего государственный суверенитет над морским дном и недрами подводных районов около побережья Норвегии. Между тем внешняя граница шельфа этого государства не могла быть определена из-за разногласий по этому вопросу с соседними странами. Только в 1965 году было подписано двухстороннее соглашение о делимитации акваторий между Соединенным Королевством Великобритании и Северной Ирландии и Королевством Норвегия по принципу срединной линии. В декабре того же года Норвегия подписала соглашение о делимитации континентального шельфа с Данией. Окончательному урегулированию акваториальных споров в Северном море и установлению морских границ между Норвегией и Данией препятствовали переговоры Дании и Германии об определении границ германского североморского сектора, завершившиеся лишь в 1969 году. Точные границы континентального шельфа Норвегии были установлены в 1969 году, после чего началось его освоение иностранными концессионерами. Норвегия в 1970 году распространила Закон «О концессиях» на континентальный шельф. При этом король преследовал следующие цели: во-первых, привлечение иностранных инвестиций и экономию казенных средств; во-вторых, импорт иностранных технологий для освоения морских недр в целях их последующего заимствования и развития на их базе собственных технологий; в-третьих, заимствование иностранной рабочей силы для эксплуатации месторождений и обучения на её примере персонала норвежских компаний.

Норвегия проводила весьма хитрую политику «хозяина дома», который пригласил гостей зимой на дачный участок «со своей едой». «Гости» должны были сами себя содержать и обслуживать, следить за домом, поддерживать его в чистоте и убирать снег на прилегающем участке. Тот из «гостей», кто найдет подо льдом «воду», которой поблизости нигде нет: водоемы замерзли, а до торговой точки не добраться из-за снежных заносов, и построит скважину, станет «пить воду» под контролем «хозяина». Чтоб гость «не захлебнулся» от жажды, хозяин будет его контролировать и «считать глотки», следить за порядком в «доме». По существу Королевство Норвегия «заманило к себе в гости» иностранных инвесторов и вынудило их искать углеводороды в пределах своего континентального шельфа под государственным контролем: «Королевство мягко стелет, да жестко спать».

Норвегия поставила задачу № 1 – провести тотальное геологическое изучение своего континентального шельфа «чужими руками» для последующей его разработки и добычи углеводородов под государственным контролем с постепенным вытеснением иностранных компаний в целях их замещения национальными государственными нефтегазовыми компаниями Норвегии. Иностранцы получали право пользования недрами сроком на 6 лет с правом вмешательства органов исполнительной власти Королевства Норвегия в хозяйственную деятельность недропользователей.

Первое крупнейшее месторождение углеводородов на норвежском континентальном шельфе под названием «Экофиск»[7] было открыто компанией «Филлипс Петролеум», которое сегодня занимает второе место по количеству извлекаемых нефтегазовых запасов после месторождения «Тролл». Открыты трансграничные норвежско-британские месторождения «Фригг» (в 1972 г.) и «Статьфьорд» (в 1973 г.), эксплуатация которых в настоящее время завершена. В дальнейшем были открыты следующие крупные месторождения углеводородов, освоение которых осуществляется и по сей день: «Тролл», «Эдда», «Мидгард», «Белоснежка», «Асград» и другие. Всего в 2018 году в Норвегии осваивается 21 месторождение углеводородов, 52 – готовятся к эксплуатации.[8] Постепенно, как и планировалось, роль американских и других компаний в освоении норвежского континентального шельфа заняли государственные компании Норск Гидро и Статойл Гидро.

Текущим освоением континентально шельфа Королевства Норвегия занимается основная национальная государственная компания Статойл[9], созданная в 1972 году, осуществляя работу на месторождениях: Гуллфакс, Хейдрун, Кристин, Норн, Омен, Ланге, Усеберге, Слейпнер, Снурре, Снёвит, Тролл, Асгард и других. Она также осуществляла, осуществляет или планирует осуществлять добычу углеводородов в России, Алжире, Анголе, Азербайджане, Бразилии, Соединенном Королевстве, Венесуэлле, Канаде, Ливии, Нигерии и США. Королевство Норвегия ведет переговоры или привлекает следующих иностранных инвесторов для осуществления совместной нефтяной деятельности в Баренцевом море: Saga Petroleum, Elf Aquitane, Agip, Eххon Mobil и других. В настоящее время Королевство Норвегия занимает первое место в Западной Европе по разведанным запасам нефти и является одним из ведущих мировых экспортеров углеводородного сырья. Источники нефти и природного газа в Норвегии – это месторождения этих полезных ископаемых, расположенные на её континентальном шельфе – в акваториях Северного, Норвежского и Баренцева морей.

Под норвежским континентальным шельфом понимаются морское дно и недра подводных территорий, которые простираются за пределы норвежских территориальных вод и являются естественным продолжением норвежской суши до внешнего края континентальной платформы, но отстоят не менее чем на двести морских миль от базовых линий, от которых измерялась морская территория, однако не выходят за линию медианы по отношению к другим государствам. [10]

Правовое регулирование пользования недрами на континентальном шельфе королевства осуществляется нормами международного и национального норвежского права[11][12], основные принципы которого заложены в Эйдсволльской Конституции, принятой 17 мая 1814 года[13]. Эти принципы находят свое развитие в Законе «О нефтяной деятельности» от 29 ноября 1996 года № 72[14] (далее – «Закон № 72»), отменившем ранее применявшийся Закон от 22 марта 1985 года № 11 «О нефтяной деятельности». Положения Закона № 72 дополняются нормами права, содержащимися в постановлениях, введенных Королевскими указами от 19 и 27 июня 1997 года. К их числу относятся постановления «О нефтяном регистре», «О безопасности в нефтяной деятельности», «О системах управления, обеспечивающих выполнение законодательных требований в отношении безопасности, условий труда и защиты окружающей среды в нефтяной деятельности», а также «О возмещении затрат в связи с контрольной деятельностью в отношении безопасности, условий труда и защиты окружающей среды в нефтяной деятельности» и другие. Закон № 72 и иные приведенные выше документы не применяются к Шпицбергену, включая его внутренние и территориальные воды. Правовое регулирование на этой территории для Норвегии осуществляется на основании Договора о Шпицбергене от 9 февраля 1920 года, Закона от 7 августа 1925 года «О горной промышленности», Закона от 17 июля 1925 года «О Шпицбергене», а также королевскими указами и другими документами. Правовой режим недропользования на архипелаге Шпицберген заслуживает отдельного рассмотрения вместе с особенностями недропользования на норвежской сухопутной территории или морском дне, находящимися в частной собственности.[15]

Норвежское государство имеет права собственника на подводные нефтяные месторождения и исключительное право на управление полезными ресурсами, которое реализуется Королем в соответствии с положениями Закона № 72 и решениями Стортинга (Парламента), а также право на естественные подводные ресурсы. В соответствии со статьей 2 Закона от 21 июня 1963 года № 12 «О научных исследованиях подводных природных ресурсов за исключением углеводородов и об их разработке» предусмотрено право монарха на предоставление в пользование участков недр, содержащих месторождения общераспространенных полезных ископаемых, а также естественных ресурсов континентального шельфа, кроме углеводородов. Это право может быть предоставлено как норвежским, так и иностранным лицам.[16]

Управление нефтяными ресурсами должно осуществляться на долгосрочной основе в интересах всего норвежского общества. Оно должно обеспечивать доходы стране и способствовать росту благосостояния, увеличению числа рабочих мест и улучшению окружающей среды, а также усилению норвежской торговли и промышленности, усилению её развития. Законодательно закреплено, что управление нефтяными ресурсами на континентальном шельфе Норвегии должно принимать во внимание интересы региональной и локальной политики, а также других видов деятельности. Никто, кроме норвежского государства, не может осуществлять нефтяную деятельность на его континентальном шельфе без лицензии, одобрений и согласований, предусмотренных в Законе № 72.

Национальное норвежское право под нефтяной деятельностью понимает все виды деятельности, связанные с подводными нефтяными месторождениями, включая разведку, добычу, транспортировку (за исключением планирования транспортировки наливом на судах), использование, а также планирование и прекращение нефтяной деятельности. При этом в статье 1-6 Закона № 72 указано, что нефть – это все жидкие и газообразные углеводороды, существующие в естественном виде в недрах, а также другие вещества, добываемые вместе с такими углеводородами.[17]

Нефтяная деятельность осуществляется в Норвегии на основании лицензий, обладателями которых могут быть физическое лицо или компания или несколько таких лиц или компаний. Таким образом, лицензии по субъектному составу подразделяются на виды: индивидуальные и коллективные. Они предоставляются для проведения следующих видов нефтяной деятельности: разведки, добычи, транспортировки и использования нефти. Ежедневное управление нефтяной деятельностью от имени обладателя лицензии может осуществляться оператором.

Королевское Министерство промышленности и энергетики Норвегии обладает правом предоставления лицензий на осуществление нефтяной деятельности (далее - Министерство). Кроме того, в пределах своей компетенции в осуществлении государственного управления, контроля и надзора в сфере нефтяной деятельности могут принимать участие следующие органы государственной власти и организации Норвегии: Министерство юстиции, Министерство финансов, Министерство окружающей среды, Министерство местного самоуправления и труда (Департамент условий труда и безопасности), Норвежский директорат нефти, Директорат Инспекции по труду, Инспекция по труду, Директорат противопожарной и противовзрывной безопасности, Норвежский директорат телекоммуникаций, Национальный институт радиационной гигиены и другие. От лица Министерства промышленности и энергетики и Министерства местного самоуправления и труда основные государственные функции в области нефтяной деятельности осуществляет подведомственный им Норвежский директорат нефти. Ему делегированы контрольные и надзорные функции над осуществлением нефтяной деятельности, он вправе выдавать научные и коммерческие лицензии на разведку месторождений полезных ископаемых на шельфе и осуществлять иные полномочия.

Министерство может предоставить юридическому лицу лицензию для разведки нефти в ограниченных пределах морского дна или его основания. Такая лицензия предоставляется физическому лицу только в том случае, если оно проживает в пределах Европейского Экономического Пространства (ЕАА). Лицензия на разведку дает право вести разведку нефти – геологическую, петрофизическую, геофизическую, геохимическую и геотехническую деятельность, включая неглубокое бурение (бурение разведочных и оценочных скважин) и ограниченное использование установок, в том значении, в котором они понимаются в Законе № 72. Разведочная лицензия не дает исключительного права разведки в указанных в лицензии районах и никаких преимуществ при выдаче лицензий на добычу. Лицензия на добычу может быть выдана другому недропользователю, отличному от обладателя лицензии на разведку, другому лицу, имевшему лицензию на разведку в соответствующих районах. Министерство может после проведения разведки нефти выдать другому лицу на специальных условиях лицензию на размещение и эксплуатацию установок для транспортировки и использования нефти.[18]

Лицензия на разведку является платной и выдается на три календарных года либо на иной срок, определенный Министерством, которое вправе её продлить. Министерство вправе обязать лицензиата кроме разведки проводить иные изыскания. В лицензии на разведку должны быть указаны районы, к которым она применима. Разведочные лицензии не действуют в районах, в отношении которых другому лицу выдана лицензия на добычу, если только Министерство при наличии особых обстоятельств не выдаст иному лицу лицензию на разведку в районе добычи с указанием того или иного типа разведки и срока его проведения.

Морские районы внутри внешних границ континентального шельфа Норвегии делятся на блоки размером в 15 минут долготы и 20 минут широты, если этому не препятствуют соседние земли, границы с континентальными шельфами других стран и другие обстоятельства. Именно такие блоки формируют районы действия лицензии на добычу нефти, в силу которой может осуществляться бурение добывающих скважин, нагнетание, улучшенное извлечение, обработку и хранение для транспортировки, отгрузку нефти для транспортировки судами, а также строительство, размещение и эксплуатация установок для целей транспортировки. [19]

Король в Совете может на условиях, которые должны быть впоследствии установлены, предоставить лицензию на добычу, которая может распространяться на один или несколько блоков или на части блоков.

Лицензия на добычу может быть предоставлена юридическому лицу, учрежденному в соответствии с норвежским законодательством и зарегистрированному в Норвежском регистре деловых предприятий, если иное не установлено нормами международных соглашений. Лицензия на добычу может быть также предоставлена физическому лицу, проживающему в пределах Европейского Экономического Пространства (ЕАА).

Лицензия на добычу предполагает исключительное право на разведку, разведочное бурение и добычу нефти в районах, подпадающих под её действие. Король вправе требовать от претендентов на получение лицензии заключения между ними соглашения особого содержания, которое может меняться по требованию Министерства до момента выдачи лицензии.

Лицензии на добычу предоставляются Королем по результатам конкурса либо без проведения такового. В первом случае в «Норвежской газете» и в Официальном Журнале Европейских Сообществ должно быть опубликовано уведомление с указанием районов, в отношении которых могут быть поданы заявления претендентов на получение лицензии на добычу. Срок подачи заявлений – 90 дней с момента публикации уведомления. Предоставление лицензии на добычу должно проводиться на основе фактических и объективных критериев, требований и условий, указанных в уведомлении. Король не обязан предоставлять лицензию на основании поданных заявлений, - предоставление лицензии его право.

Король обладает полномочиями на предоставление лицензии без предварительного уведомления, но обладателям лицензии на добычу во всех близлежащих районах должна быть дана возможность обратиться за лицензией на добычу в рассматриваемом районе. Во втором случае для реализации приведенного условия в «Норвежской газете» и в Официальном Журнале Европейских Сообществ должно быть опубликовано уведомление с указанием соответствующих блоков, которые предполагается предоставить без проведения конкурса по усмотрению Короля. Король вправе установить, что норвежское государство должно принимать участие в нефтяной деятельности, а в отношении обладателя лицензии может установить более детальные рабочие обязательства в отношении района, входящего в область действия лицензии.

При предоставлении лицензии на добычу Министерство одобряет или назначает оператора. Смена оператора одобряется Министерством, которое при наличии особых обстоятельств вправе самостоятельно сменить оператора. Требования к оператору аналогичны требованиям к владельцу лицензии, однако в силу статьи 3-7 Закона № 72 ответственность оператора ограничена.

Лицензия на добычу предоставляется сроком до десяти лет. В том случае, если лицензия на добычу предоставлена на более короткий срок, то Министерство может последовательно продлевать лицензию, пока срок её действия не достигнет в совокупности десятилетнего предела. Обладатель лицензии, выполнивший рабочие обязательства, по истечении срока действия первоначальной лицензии на добычу нефти вправе просить о продлении лицензии на срок до тридцати лет, а в особых случаях – до пятидесяти лет, в таких случаях выдается новая лицензия с указанием срока продления в пределах указанных временных значений. Предоставляя лицензию на добычу нефти повторно, Король определяет размер территории, которую обладатель первоначальной лицензии вправе включить в продленную лицензию. При этом размер этой территории, как правило, должен составлять до половины площади, указанной в первоначальной лицензии, но не менее ста квадратных километров. По согласованию с Министерством недропользователю на основании продленной лицензии может быть предоставлен лицензионный участок, площадь которого превышает площадь первоначального лицензионного участка. В исключительных случаях Министерство может указать условия, при которых срок действия лицензии на добычу нефти может превышать на пятьдесят лет (специальное продление). Недропользователь, претендующий на специальное продление, обязан уведомить об этом Министерство за пять лет до окончания срока действующей лицензии на добычу нефти.

По заявлению обладателя лицензии на добычу с согласия Министерства район морского дна, подпадающий под действие этой лицензии, может быть отделен и отдан в лицензионное пользование в целях добычи по отдельной лицензии.

При добыче нефти на лицензионных участках или над ними допускается реализация прав третьих лиц по размещению трубопроводов, всех видов кабелей и других установок.[20] Лицензия на добычу не исключает предоставления третьим лицам прав на разведку и добычу природных ресурсов, отличных от углеводородов, проведение научных исследований, если такие действия не затрудняют добычу нефти. По факту открытия на нефтяном лицензионном участке других полезных ископаемых, отличных от углеводородов, Король вправе выбрать какое из них далее следует добывать, если добыча одного исключает добычу другого, либо добычу какого из них следует отложить. При полном отложении деятельности сроки действия лицензии на добычу нефти продляются на срок такого отложения, при отложении только некоторых видов деятельности, указанных в лицензии на добычу – на срок, установленный Министерством. Платежи за пользование недрами в течение срока отложения не взимаются либо соразмерно уменьшаются по решению Министерства. Длительное отложение недропользования на нефтеносном лицензионном участке является основанием для отзыва лицензии. Король вправе возложить на сторону, которой разрешено продолжать деятельность, возмещение убытков стороны, чья деятельность в рассматриваемом районе отложена.

Обладатель лицензии на добычу нефти вправе отказаться как от части лицензионного участка, так и осуществить отказ от самой лицензии. В обоих случаях отказ возможен, только если обладатель лицензии уведомил об этом Министерство за три месяца. Отказ может состояться только в конце календарного года, при этом Министерство вправе требовать от недропользователя исполнения его обязательств, указанных в лицензии, в полном объеме.

Добыча нефти должна обеспечивать её максимальное извлечение из недр, вестись при соблюдении требований по рациональному использованию и охране недр. В статье 4-2 Закона № 72 прямо указано, что для начала добычи необходимо предварительно согласовать с Министерством подробный план разработки и эксплуатации нефтяного месторождения (расширенный аналог российского технико-экономического обоснования проекта). Подобный план должен содержать описание экономических, ресурсных, технических, связанных с безопасностью, коммерческих и иных аспектов, а также информацию о том, как после окончания нефтяной деятельности установка будет остановлена и демонтирована. Разработка может быть разделена на этапы, которые также подлежат одобрению Министерством. Министерство может обязать обладателя лицензии подготовить подробный отчет о влиянии предполагаемой деятельности на окружающую среду, о возможном риске загрязнения и воздействии на другие виды деятельности на более широкой территории (аналог российской экологической экспертизы). Добыча не может осуществляться обладателем лицензии без одобрения Министерством режима добычи: определения допустимого количества нефти добываемого, извлекаемого либо нагнетаемого за единицу времени (период времени). Министерство вправе увеличить нормы сжигания попутного газа, одобрить экспериментальную добычу нефти. Король в Совете вправе изменить режим добычи одного или нескольких месторождений, по сравнению с тем, что был одобрен Министерством. Министерство может принимать решение о проведении подготовки к добыче, о её начале, продолжении либо увеличении, что влечет изменение плана разработки и эксплуатации со стороны недропользователя. Министерство на основании статьи 4-6 Закона № 72 в случае отказа от изменения плана разработки и эксплуатации месторождения со стороны обладателя лицензии отзывает лицензию в порядке и сроки, установленные в этой статье. В таком случае со стороны государства обладателю лицензии компенсируются лишь расходы на разведку и разведочное бурение на соответствующем месторождении.

Закон № 72 содержит положения об осуществлении совместной нефтяной деятельности, которая практикуется тогда, когда нефтяное месторождение простирается более чем на один блок и подпадает под действие нескольких лицензий различных обладателей или на континентальный шельф другого государства. Совместная нефтяная деятельность может осуществляться, если наиболее эффективно проводить совместно разведочное бурение, добычу, транспортировку и использование нефти. Соглашения о совместной добыче, транспортировке, использовании нефти и прекращении нефтяной деятельности должны представляться недропользователями на утверждение Министерства.

Король может принять решение о том, что обладатель лицензии должен поставлять добытую им нефть для удовлетворения национальных потребностей и обеспечивать её транспортировку в Норвегию, он вправе указать лицо, которому должна поставляться эта нефть. В случае войны, угрозы войны или иной чрезвычайной ситуации Король может принять решение об изъятии нефти, добытой недропользователями, в пользу государства по цене, определяемой Королем.

Пользование недрами в Норвегии основывается на принципе платности. Обладатель лицензии на добычу вносит плату за район лицензии, которая зависит от площади лицензионного участка. Обладатель лицензии должен платить сбор, исчисленный на основе количества и ценности добытой нефти (плата за добычу). При выдаче лицензии на добычу нефти может взиматься единовременная плата (наличный бонус), а также может быть установлена плата, которая исчисляется из объема добычи (бонус на добычу). Плата за добычу может вноситься как в денежной, так и в натуральной форме. Министерство обладает полномочиями на неоднократное изменение формы внесения платы за добычу путем уведомления недропользователя о своем решении за шесть месяцев до даты предполагаемого изменения. Кроме того, Министерство вправе обязать недропользователя продавать нефть, причитающуюся государству в качестве платы за добычу в натуральной форме, по ценам не ниже тех, по которым недропользователь сам продает добытую им нефть. Король вправе вводить для недропользователей льготные условия по оплате платежей за пользование недрами. Система платежей за пользование недрами при добыче содержится в статье 4-9 Закона № 72.

Лицензии на добычу нефти, а также специальные лицензии на размещение и эксплуатацию установок для транспортировки и использования нефти подлежат обязательной государственной регистрации в Нефтяном регистре, которые ведется Норвежским директоратом нефти. Заметим, что под использованием нефти понимается охлаждение сжижения газа, очистка и петрохимическая деятельность, выработка и передача электроэнергии, а также строительство, размещение, эксплуатация и использование установок для этих целей. Транспортировка включает в себя собственно транспортировку нефти, отправку нефти трубопроводами, а также строительство, размещение и эксплуатацию установок для этих целей. Лицензии на размещение и эксплуатацию установок для транспортировки и использования нефти предоставляются на специальных условиях, которые устанавливаются индивидуально в каждом случае.

В случаях окончания срока действия лицензии на добычу нефти, отказа от лицензии или прекращения работы установки на постоянной основе обладатель лицензии обязан предоставить в Министерство план подготовки к прекращению нефтяной деятельности. Такой план должен содержать предложение о продолжении добычи или прекращении добычи и демонтаже установок. В таком плане указывается информация о возможности демонтажа установок, о дальнейшем их использовании в нефтяной деятельности, ином использовании, полном или частичном перемещении или закрытии. План о прекращении нефтяной деятельности представляется недропользователем в Министерство не ранее чем за пять лет, и не позднее, чем за два года до её прекращения. Обладатель лицензии до окончания её срока обязан уведомить Министерство о предполагаемом времени прекращения использования установки на постоянной основе. Министерство принимает решение о демонтаже и устанавливает срок его реализации. Оно вправе самостоятельно исполнить свое решение, если этого не сделал владелец лицензии в установленный для него срок. В таком случае Министерство привлекает владельца лицензии к ответственности, предусмотренной в статье 5-4 Закона № 72.

По истечении срока лицензии, в случаях полного или частичного отказа от неё, либо прекращения использования установки на постоянной основе государство имеет право безвозмездно взять под свой контроль стационарную установку. Король принимает императивное решение о том, в какой степени инвестору должны быть компенсированы его инвестиции. Государство выплачивает установленные компенсации при переходе под его контроль установок, расположенных на берегу или на морском дне, находящихся в частной собственности. Переход под контроль государства осуществляется по истечении шести месяцев с момента наступления юридического факта, повлекшего такой переход. Оборудование должно передаваться государству в состоянии, отвечающем разумным эксплуатационным требованиям.

Юридические основы возникновения, передачи и прекращения права пользования недрами на континентальном шельфе Норвегии, описанные выше, формируют классическую концепцию освоения минеральных ресурсов в морских акваториях, заимствованную многими государствами.[21] На основании проведенного исследования правового режима недропользования в норвежских акваториях можно сделать следующие выводы: во-первых, юридическое стимулирование масштабной геологоразведки за счет средств иностранных инвесторов является эффективным способом обнаружения стратегических месторождений, обеспечивающих добычу углеводородов в течение длительного периода; во-вторых, предоставление иностранным инвесторам участков недр, исчерпание запасов полезных ископаемых которых наступит в среднесрочной перспективе, является эффективным способом использования геологической информации о недрах, полученной иностранными инвесторами, и компенсации инвесторам расходов на геологоразведку; в-третьих, эксплуатация недр стратегических месторождений углеводородов национальными государственными компаниями обеспечивает экономическую стабильность и энергетическую безопасность государства; в-четвертых, сочетание лицензионной и договорной системы недропользования позволяет распределять инвестиционные риски между государством и инвесторами на малоизученных и труднодоступных участках недр, а также снижает политические риски и препятствия освоению трансграничных месторождений и участков недр спорных акваторий; в-пятых, кластерный метод предоставления участков недр в пользование позволяет наиболее эффективно проводить их геологическое изучение, обеспечить конкуренцию за изученный участок недр, а также максимизировать разовые и регулярные платежи за пользование недрами; в-шестых, правовой режим предоставления права пользования недрами континентального шельфа Норвегии обеспечивает поливариантность при принятии управленческих решений в сфере недропользования; в-седьмых, высокий уровень экологических требований, норм безопасности и охраны труда обеспечивает не только качественное освоение минеральных ресурсов недр подводных районов и развитие шельфовых технологий, но и хорошие условия труда для персонала организаций, занимающихся недропользованием в Королевстве Норвегия.

[1] Манин Я.В. Стратегическое недропользование в России: правовой режим: Курс лекции: Учебное пособие. – М.: МАКС Пресс, 2016. – 124 с. (на англ. яз.). [Iaroslav V. Manin. Strategic Subsoil Using in Russia: Lectures: Textbook. – M.: MAKS Press, 2016. – 124 p.].

[2] Клюкин Б.Д. Горные отношения в странах Западной Европы и Америки. – М.: Городец-издат, 2000. – 443 с.

[3] Манин Я.В. Природоресурсное право зарубежных стран: Рабочая программа профессиональной дисциплины вариативной части программы аспирантуры по специальности 12.00.06 – «Земельное право; природоресурсное право; аграрное право; экологическое право»: Направление подготовки 40.06.01 – «Юриспруденция». – М.: МАКС Пресс, 2016. – 24 с.

[4] Манин Я.В. Принципы правового режима стратегического недропользования в Австралии, государствах Америки и Европы // Нефть, газ и бизнес. – 2010. - № 12. – С. 63 – 68.

[5] Olav Wicken. The Layers of National Innovation Systems: The Historical Evolution of a National Innovation System in Norway. Centre for Technology, Innovation and Culture (TIK), University of Oslo. 2007.

[6] Рогинский С.В. История развития нефтяной промышленности Норвегии. 1962 – 2000 гг. Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук. Институт Всеобщей Истории РАН. Москва. 2001.

[7] Ekofisk I avvikling og disponering – KU (Ekofisk I decommissioning: environmental impact assessment), Phillips, October 1999.

[8] Mottak og opphogging av utrangerte offshore installasjoner. Vurdering av norsk verkstedkapasitet for perioden 2001-2020 (Decommissioning of offshore installations. Assessment of capacity at Norwegian yards in the period 2001 – 2020). Report NO.01-4063 / DNV, 2002. Climate and Pollution Agency, Oslo, February 2011.

[9] Стубберуд Й.А., Аскхейм, Л.О., В.Н. Кокин. Опыт Норвегии в правовом регулировании нефтегазовой деятельности / НефтьГазПраво. 2005. № 1. С. 42-48.

[10] Манин Я.В. Природоресурсное право зарубежных стран: Рабочая программа профессиональной дисциплины вариативной части программы аспирантуры по специальности 12.00.06 – «Земельное право; природоресурсное право; аграрное право; экологическое право»: Направление подготовки 40.06.01 – «Юриспруденция». – М.: МАКС Пресс, 2016. – 24 с.

[11] Report: Decommissioning of offshore installations. Climate and Pollution Agency, Oslo, 2010.

[12] Resource Report Exploration, 2018. Norwegian Petroleum Directorate, 2018.

[13] Constitution for Kongeriget Norge. Grunnloven undertegnet på Eidsvoll 17. mai 1814.

[14] Act 29 November 1996 No. 72 relating to petroleum activities. Last amended by Act 19 June 2015 No 65. Official translated on English 5 January 2018. Published: Norwegian Petroleum Directorate, 2018.

[15] Манин Я.В. Правовое регулирование и безопасность недропользования на континентальном шельфе Норвегии // Управление качеством в нефтегазовом комплексе. - 2011. - № 1.

[16] Законодательство Норвегии по нефти и газу. М.: ЭПИцентр, 1999, с. 380.

[17] Манин Я.В. Особенности правового режима участков недр федерального значения: Монография. М.: МАКС Пресс, 2012. – 280 с.

[18] Манин Я.В. Правовая среда бизнеса // Программа МВА «Международный нефтегазовый бизнес / - М.: МГИМО (У) МИД РФ, 2014. - 49 с.

[19] Манин Я.В. Правовое регулирование и безопасность недропользования на континентальном шельфе Норвегии // Управление качеством в нефтегазовом комплексе. - 2011. - № 1.

[20] Коваленко Д.Р. Правовые проблемы охраны окружающей среды при добыче и транспортировке нефти в Российской Федерации и Норвегии. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Институт государства и права РАН. Москва. 2010.

[21] Манин Я.В. Юридические и экономические основы безопасности природоресурсных отношений: история, современное состояние и тенденции развития: учебное пособие / Я.В. Манин, В.В. Круглов. - Москва: МАКС Пресс, 2018. - 152 с.

Библиография
1.
Манин Я.В. Стратегическое недропользование в России: правовой режим: Курс лекции: Учебное пособие. – М.: МАКС Пресс, 2016. – 124 с. (на англ. яз.). [Iaroslav V. Manin. Strategic Subsoil Using in Russia: Lectures: Textbook. – M.: MAKS Press, 2016. – 124 p.].
2.
Клюкин Б.Д. Горные отношения в странах Западной Европы и Америки. – М.: Городец-издат, 2000. – 443 с.
3.
Манин Я.В. Природоресурсное право зарубежных стран: Рабочая программа профессиональной дисциплины вариативной части программы аспирантуры по специальности 12.00.06 – «Земельное право; природоресурсное право; аграрное право; экологическое право»: Направление подготовки 40.06.01 – «Юриспруденция». – М.: МАКС Пресс, 2016. – 24 с.
4.
Манин Я.В. Принципы правового режима стратегического недропользования в Австралии, государствах Америки и Европы // Нефть, газ и бизнес. – 2010.-№ 12. – С. 63 – 68.
5.
Olav Wicken. The Layers of National Innovation Systems: The Historical Evolution of a National Innovation System in Norway. Centre for Technology, Innovation and Culture (TIK), University of Oslo. 2007.
6.
Рогинский С.В. История развития нефтяной промышленности Норвегии. 1962 – 2000 гг. Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук. Институт Всеобщей Истории РАН. Москва. 2001.
7.
Ekofisk I avvikling og disponering – KU (Ekofisk I decommissioning: environmental impact assessment), Phillips, October 1999.
8.
Mottak og opphogging av utrangerte offshore installasjoner. Vurdering av norsk verkstedkapasitet for perioden 2001-2020 (Decommissioning of offshore installations. Assessment of capacity at Norwegian yards in the period 2001 – 2020). Report NO.01-4063 / DNV, 2002. Climate and Pollution Agency, Oslo, February 2011.
9.
Стубберуд Й.А., Аскхейм, Л.О., В.Н. Кокин. Опыт Норвегии в правовом регулировании нефтегазовой деятельности / НефтьГазПраво. 2005. № 1. С. 42-48.
10.
Report: Decommissioning of offshore installations. Climate and Pollution Agency, Oslo, 2010.
11.
Resource Report Exploration, 2018. Norwegian Petroleum Directorate, 2018.
12.
Constitution for Kongeriget Norge. Grunnloven undertegnet på Eidsvoll 17. mai 1814.
13.
Act 29 November 1996 No. 72 relating to petroleum activities. Last amended by Act 19 June 2015 No 65. Official translated on English 5 January 2018. Published: Norwegian Petroleum Directorate, 2018.
14.
Манин Я.В. Правовое регулирование и безопасность недропользования на континентальном шельфе Норвегии // Управление качеством в нефтегазовом комплексе.-2011.-№ 1.
15.
Законодательство Норвегии по нефти и газу. М.: ЭПИцентр, 1999, с. 380.
16.
Манин Я.В. Особенности правового режима участков недр федерального значения: Монография. М.: МАКС Пресс, 2012. – 280 с.
17.
Манин Я.В. Правовая среда бизнеса // Программа МВА «Международный нефтегазовый бизнес /-М.: МГИМО (У) МИД РФ, 2014.-49 с.
18.
Манин Я.В. Юридические и экономические основы безопасности природоресурсных отношений: история, современное состояние и тенденции развития: учебное пособие / Я.В. Манин, В.В. Круглов. – Москва: МАКС Пресс, 2018. – 152 с.
19.
Коваленко Д.Р. Правовые проблемы охраны окружающей среды при добыче и транспортировке нефти в Российской Федерации и Норвегии. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Институт государства и права РАН. Москва. 2010.
References (transliterated)
1.
Manin Ya.V. Strategicheskoe nedropol'zovanie v Rossii: pravovoi rezhim: Kurs lektsii: Uchebnoe posobie. – M.: MAKS Press, 2016. – 124 s. (na angl. yaz.). [Iaroslav V. Manin. Strategic Subsoil Using in Russia: Lectures: Textbook. – M.: MAKS Press, 2016. – 124 p.].
2.
Klyukin B.D. Gornye otnosheniya v stranakh Zapadnoi Evropy i Ameriki. – M.: Gorodets-izdat, 2000. – 443 s.
3.
Manin Ya.V. Prirodoresursnoe pravo zarubezhnykh stran: Rabochaya programma professional'noi distsipliny variativnoi chasti programmy aspirantury po spetsial'nosti 12.00.06 – «Zemel'noe pravo; prirodoresursnoe pravo; agrarnoe pravo; ekologicheskoe pravo»: Napravlenie podgotovki 40.06.01 – «Yurisprudentsiya». – M.: MAKS Press, 2016. – 24 s.
4.
Manin Ya.V. Printsipy pravovogo rezhima strategicheskogo nedropol'zovaniya v Avstralii, gosudarstvakh Ameriki i Evropy // Neft', gaz i biznes. – 2010.-№ 12. – S. 63 – 68.
5.
Olav Wicken. The Layers of National Innovation Systems: The Historical Evolution of a National Innovation System in Norway. Centre for Technology, Innovation and Culture (TIK), University of Oslo. 2007.
6.
Roginskii S.V. Istoriya razvitiya neftyanoi promyshlennosti Norvegii. 1962 – 2000 gg. Dissertatsiya na soiskanie uchenoi stepeni kandidata istoricheskikh nauk. Institut Vseobshchei Istorii RAN. Moskva. 2001.
7.
Ekofisk I avvikling og disponering – KU (Ekofisk I decommissioning: environmental impact assessment), Phillips, October 1999.
8.
Mottak og opphogging av utrangerte offshore installasjoner. Vurdering av norsk verkstedkapasitet for perioden 2001-2020 (Decommissioning of offshore installations. Assessment of capacity at Norwegian yards in the period 2001 – 2020). Report NO.01-4063 / DNV, 2002. Climate and Pollution Agency, Oslo, February 2011.
9.
Stubberud I.A., Askkheim, L.O., V.N. Kokin. Opyt Norvegii v pravovom regulirovanii neftegazovoi deyatel'nosti / Neft'GazPravo. 2005. № 1. S. 42-48.
10.
Report: Decommissioning of offshore installations. Climate and Pollution Agency, Oslo, 2010.
11.
Resource Report Exploration, 2018. Norwegian Petroleum Directorate, 2018.
12.
Constitution for Kongeriget Norge. Grunnloven undertegnet på Eidsvoll 17. mai 1814.
13.
Act 29 November 1996 No. 72 relating to petroleum activities. Last amended by Act 19 June 2015 No 65. Official translated on English 5 January 2018. Published: Norwegian Petroleum Directorate, 2018.
14.
Manin Ya.V. Pravovoe regulirovanie i bezopasnost' nedropol'zovaniya na kontinental'nom shel'fe Norvegii // Upravlenie kachestvom v neftegazovom komplekse.-2011.-№ 1.
15.
Zakonodatel'stvo Norvegii po nefti i gazu. M.: EPItsentr, 1999, s. 380.
16.
Manin Ya.V. Osobennosti pravovogo rezhima uchastkov nedr federal'nogo znacheniya: Monografiya. M.: MAKS Press, 2012. – 280 s.
17.
Manin Ya.V. Pravovaya sreda biznesa // Programma MVA «Mezhdunarodnyi neftegazovyi biznes /-M.: MGIMO (U) MID RF, 2014.-49 s.
18.
Manin Ya.V. Yuridicheskie i ekonomicheskie osnovy bezopasnosti prirodoresursnykh otnoshenii: istoriya, sovremennoe sostoyanie i tendentsii razvitiya: uchebnoe posobie / Ya.V. Manin, V.V. Kruglov. – Moskva: MAKS Press, 2018. – 152 s.
19.
Kovalenko D.R. Pravovye problemy okhrany okruzhayushchei sredy pri dobyche i transportirovke nefti v Rossiiskoi Federatsii i Norvegii. Dissertatsiya na soiskanie uchenoi stepeni kandidata yuridicheskikh nauk. Institut gosudarstva i prava RAN. Moskva. 2010.