Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 1916,   статей на доработке: 304 отклонено статей: 810 
Библиотека
Статьи и журналы | Тарифы | Оплата | Ваш профиль

Вернуться к содержанию

Уровень достаточности финансовой и социальной компонент организационно-экономического механизма стратегического управления экономической безопасности России: региональный аспект
Гончаренко Людмила Петровна

доктор экономических наук

профессор, Научно-исследовательский институт «Инновационная экономика»

115054, Россия, г. Москва, пер. Стремянный, 36

Goncharenko Lyudmila Petrovna

Doctor of Economics

Professor, Scientific Research Institute "Innovation Economics"

115054, Russia, g. Moscow, per. Stremyannyi, 36

inn.invest@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Шарко Елена Романовна

кандидат экономических наук

Старший научный сотрудник, Научно-исследовательский институт «Инновационная экономика»

117997, Россия, г. Москва, пер. Стремянный, 36

Sharko Elena Romanovna

PhD in Economics

Senior Scientific Associate, Docent, Scientific Research Institute “Innovation Economics”, Plekhanov Russian University of Economics

117997, Russia, g. Moscow, per. Stremyannyi, 36

ersharko@yandex.ru
Сыбачин Сергей Александрович

кандидат экономических наук

ведущий научный сотрудник, доцент, Научно-исследовательский институт «Инновационная экономика», Российский экономический университет им. Г.В. Плеханова

115054, Россия, г. Москва, ул. Зацепа, 43

Sybachin Sergey Aleksandrovich

PhD in Economics

Leading Scientific Associate, Scientific Research Institute "Innovation Economics"; Docent, Plekhanov Russian University of Economics

115054, Russia, Moscow, Zatsepa Street 43

sergeysyb@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

Важность исследования заключается в том, что сегодня существует ряд государственных концептуальных документов по развитию экономической безопасности России, но нет единого организационно-экономического механизма стратегического управления экономической безопасностью страны. В рамках данной статьи был выбран для исследования мезоуровень. Объектами исследования стали Пермский край и Владимирская область (взяты малые города регионов в качестве регионального уровня системы экономической безопасности России). Важным критерием отбора была отдаленность от столичного региона. Подтверждение наличия зависимости отдельных структурных показателей компонент механизма экономической безопасности России позволит более эффективно управлять развитием региона – на региональном уровне закладывается базис экономической безопасности России. Отсутствие до момента проведения исследования шкалы имеющихся показателей и их оценки сужает развитие потенциала региона, так как для стратегического управления важно рационально распределять выделенные ресурсы согласно реальным потребностям, чтобы обеспечить необходимый баланс – предложенная шкала уровней структурных показателей нацелена решить эту проблему. По результатам исследования было установлено, что наблюдается взаимовлияние не только самих компонент организационно-экономического механизма стратегического управления экономической безопасности, но и каждого из структурных показателей, формирующих значение компонент в механизме. Дальнейшим направлением исследования может стать выявление полного перечня значимых показателей всех компонент организационно-экономического механизма стратегического управления экономической безопасности России и формирование расчетной модели системы экономической безопасности, которая станет действенным инструментом формирования стратегии развития России.

Ключевые слова: организационно-экономический механизм, экономическая безопасность, региональный аспект, стратегическое управление, социальная компонента, финансовая компонента, стационарная медицинская помощь, уровень бытового обслуживания, обеспечение образовательными услугами, расходы национальной безопасности

DOI:

10.7256/2454-0668.2018.2.26518

Дата направления в редакцию:

05-06-2018


Дата рецензирования:

06-06-2018


Дата публикации:

04-07-2018


Данная статья подготовлена в рамках проектного раздела государственного контракта по заказу Министерства образования и науки Российской Федерации на тему "Разработка методологических принципов и организационно-экономического механизма стратегического управления экономической безопасностью в России". (Задание №26.3913.2017/ПЧ).

Abstract.

The relevance of this research is substantiated by the fact that currently there exists a number of the state conceptual documents on the development of economic security of Russia; however, the unified organizational-economic mechanism of strategic management of the country’s economic security is yet to be developed. Within the framework of this article, the authors selected the meso-level analysis. The object of study became the Perm Krai and Vladimir Oblast (the small cities were chosen for demonstrating the regional level of the system of economic security of Russia). An important selection criterion was the remoteness from the capital region. Verification of dependence of the separate structural indexes of components on the mechanism of economic security of Russia will allow more efficiently managing the regional development – the basic of economic security of Russia particularly forms at the regional level. The absence of the scale of existing indexes and their assessment prior to this research confines the development of regional potential, because the strategic management requires the rational allocation of the provided resources meeting the actual needs in order to ensure the necessary balance – the suggested scale of the level of structural indexes is aimed  at solving this issue. The authors observe the intercorrelation between not only the components of organizational-economic mechanism of strategic management of economic security, but also each of the structural indexes that form the importance of components in the mechanism. The subsequent vector of research can become the determination of the entire list of significant indexes of all components of the organizational-economic mechanism of strategic management of economic security of Russia, as well as the emergence of the analytical model of the system of economic security, which will be an effective instrument for formation of the development strategy of Russia.

Keywords:

the level of consumer services, inpatient medical care, financial component, social component, strategic management, regional aspect, economic safety, organizational and economic mechanism, provision of educational services, the cost of national safety

Введение

В период индустриальной революции 4.0 экономики в РФ возникает множество угроз для нормального функционирования субъектов хозяйственной деятельности, а также отдельных регионов. Каждый субъект федерации нуждается в «защитном слое», который имел бы возможность заранее распознавать вероятные угрозы как со стороны внешней среды, так и внутри субъекта [1; 2]. Муниципальные органы обычно принимают решение об организации безопасности только тогда, когда угрозы имели место быть или территориально ближайший регион в результате возникшей ситуации, понес большие убытки. Именно поэтому возникает потребность в проведении глубоких исследований такой экономической категории как «экономическая безопасность региона». Такие исследования должны формировать у экономистов и социологов правильное понимание принципов ее функционирования и давать разъяснения относительно возможностей, которые открываются перед субъектами федерации, которые организованы с учетом системы экономической безопасности страны.

Экономическая безопасность в общем смысле — это состояние экономики страны, при котором происходит устойчивый экономический рост; эффективное удовлетворение экономических потребностей каждого потребителя; контроль государства движения и использования национальных ресурсов материальной и нематериальной природы; защита экономических интересов страны на национальном и международном рынках. Экономическая безопасность является неотъемлемой составляющей национальной безопасности, представляет собой ее фундамент и материальную базу. Объектом экономической безопасности выступает как экономическая система, взятая в целом, так и ее составляющие элементы: природные богатства, производственные и непроизводственные фонды, недвижимость, все виды ресурсов, хозяйственные структуры, каждый человек как в социальной группе, так и отдельно (Федеральный закон «О Федеральной службе безопасности» от 03.04.1995 N 40-ФЗ (ред. от 18.06.2017).

Еще одним важным элементом теоретического анализа содержания понятия «организационно-экономический механизм стратегического управления экономической безопасности» и определения направлений его практического совершенствования является исследование сути понятия «экономическая безопасность» и всех ее компонент.

Экономическая безопасность может быть определена как состояние или чувство благополучия, при котором человек относительно уверен в том, что он может удовлетворять основные потребности и желания, как текущие, так и потенциальные. Но единых механизмов оценки как системы экономической безопасности в целом, так и отдельных ее компонент в научной литературе нет, система рассмотрена фрагментарно.

Теоретико-методологические аспекты экономической безопасности

Авторы настоящего исследования исходят из предположения, что трактовки понятия «экономическая безопасность» могут различаться в зависимости от уровня экономического состояния конкретных слоев населения. Экономическая безопасность является относительной категорией. Требования к экономической безопасности будут варьироваться время от времени, от территории к территории, уровня культуры и других факторов.

Следовательно, одной из целей организационно-экономического механизма стратегического управления экономической безопасностью должно стать обеспечение поддержания определенного коэффициента замещения предыдущего дохода, с тем чтобы создать определенный уровень безопасности населения. И ключевым фактором риска экономической безопасности как в России, так и в мире является уровень бедности [3; 4].

В индустриальном или постиндустриальном обществах ключом к экономической безопасности является поддержание уровня доходов. Главная цель функционирования организационно-экономического механизма стратегического управления экономической безопасностью в этом случае обеспечение непрерывности получения такого дохода. В случае, когда доход имеет временный характер, или если соответствующий уровень дохода может быть значительно уменьшен, заданный уровень экономической безопасности не будет достигнут. Ключевыми индикаторами в данном случае выступают уровень реальных доходов и покупательная способность населения.

Таким образом, одним из важных условий эффективности функционирования организационно-экономического механизма стратегического управления экономической безопасностью является защита населения от последствий инфляции. Именно поэтому данное исследование посвящено изучению взаимного влияния социальной и финансовой компонент.

Экономическая безопасность - сложное понятие, которое включает в себя три основных уровня [5; 6; 7]:

- уровень микро – человек;

- уровень мезо – корпоративный или региональный аспект;

- макроуровень - страна или группы стран.

Безусловно, экономическая безопасность с ее основополагающим компонентом финансовой безопасности должна быть с точки зрения тенденций экономического развития как российской, так и мировой хозяйственной системы последних лет наиболее важной концепцией и заботой организационно-экономического механизма стратегического управления экономической безопасностью. Очевидно, что вопросы обеспечения экономической безопасности являются ключевой проблемой современности как в теоретическом, так и в практическом плане, которая потребует обширного анализа и разработки ответственной политики государства - особенно экономической [8].

«Экономическая безопасность — это состояние экономики, обеспечивающее достаточный уровень социального, политического и оборонного существования и прогрессивного развития Российской Федерации, неуязвимость и независи­мость ее экономических интересов по отношению к возможным внешним и внутренним угрозам и воздействиям. Это состояние экономических, юридических, организационных связей, материальных и интеллектуальных ресурсов предприятия, при котором гарантируется стабильность его функционирования, финансово-коммерческий успех, прогрессивное научно-техническое и социальное развитие» [9].

«Экономическая безопасность — состояние социально-экономической системы, при котором народ (посредством органов государственной власти) самостоятельно, без внешнего и внутреннего принуждения, формирует направления и методы управления хозяйственными процессами» [10].

«Экономическая безопасность — это не только способность государственного аппарата защищать интересы страны, а также готовность и способность формировать и внедрять инструменты их обеспечения и поддержки» [11].

Национальная экономическая безопасность – способность защищать или продвигать экономические интересы в свете обстоятельств, которые могут угрожать или блокировать эти интересы [12].

Национальная безопасность – это концепция, согласно которой правительство должно защищать государство и своих граждан от всевозможных «национальных» кризисов с помощью различных инструментов, таких как политическая власть, дипломатия, экономическая мощь, военная мощь и так далее [13; 14].

Достижение необходимого и достаточного уровня национальной экономической безопасности предполагает:

- наличие в рамках организационно-экономического механизма управления национальной экономической безопасностью, определенной нормативно-правовой и инструментальной базы;

- высокую степень эффективности функционирования производительных сил, позволяющую достичь стабильности натуральных и стоимостных элементов расширенного воспроизводства в экономике;

- создание и развитие социально-политической базы организационно-экономического механизма управления экономической безопасностью;

- достижение высокой степени общественного согласия по вопросам формирования и достижения долгосрочных национальных целей, лежащих в основе стратегий управления социально-экономической системой.

В современных условиях национальная экономическая безопасность в значительной степени приобретает характер основного элемента международной экономической безопасности [15].

Экономическая безопасность региона – это уровень его защищенности от негативного влияния внешних и внутренних угроз, а также факторов, которые дестабилизируют нормальное функционирование его подсистем [16; 17].

Для каждого взятого отдельно региона внешние и внутренние угрозы будут радикально отличаться – что является угрозой для одного региона, может быть возможностью для другого (например, увеличение количества мигрантов в приграничных регионах со слабой инфраструктурой способствуют возникновению дефицита во всех социальных сферах – формируются незапланированные потребности, а возможности инфраструктуры недоразвиты. В то же время для регионов с достаточным уровнем социальной инфраструктуры приток людей будет способствовать приросту экономических выгод для всех организаций этой структуры – формируется повышенный спрос на услуги, что приводит к увеличению возможностей – инфраструктура еще больше начитает развиваться, используя свой потенциал) [18; 19]. В то же время, на наш взгляд, указанные категории включают отдельные элементы, которые приемлемы практически для любого субъекта хозяйственной деятельности. Такие элементы формируют целостную систему экономической безопасности региона (рис. 1).

К внешним угрозам и дестабилизирующим факторам можно отнести противоправную деятельность криминальных структур, конкурентов, предприятий и частных лиц, занимающихся промышленным шпионажем либо мошенничеством, несостоятельных деловых партнеров, ранее уволенных за различные проступки сотрудников предприятия, а также правонарушения со стороны коррумпированных элементов из числа представителей контролирующих и правоохранительных органов [20].


Рис. 1. Составляющие системы экономической безопасности региона

К внутренним угрозам и дестабилизирующим факторам относятся действия или бездействия (в том числе умышленные и неумышленные) жителей региона, противоречащие интересам его коммерческой деятельности, следствием которых могут быть нанесение экономического ущерба компаниям, утечка или утрата информационных ресурсов (в том числе сведений, составляющих коммерческую тайну или конфиденциальную информацию), подрыв делового имиджа во внешней среде, возникновение проблем во взаимоотношениях с реальными и потенциальными партнерами (вплоть до утраты важных контрактов), конфликтных ситуаций с представителями криминальной среды, конкурентами, контролирующими и правоохранительными органами, производственный травматизм или гибель населения в результате чрезвычайных ситуаций и т.д.

Данные и методы

Для анализа и оценки социальной и финансовой компоненты механизма обеспечения экономической безопасности России рассмотрим и проанализируем компоненты на региональном аспекте – на примере Пермского края и Владимирской области. Данные регионы выбраны случайным образом, важным критерием отбора была отдаленность от столичного региона, так как показатели г. Москвы и Московской области слишком искажают репрезентативность выборки, а также требуют отдельного проведения исследования и оценки. Также стоит отметить, что во внимание в исследовании будут взяты малые города региона в качестве регионального уровня системы экономической безопасности России – любая система иерархична и может быть декомпозирована на более мелкие уровни.

Малый город – это районный центр областного, краевого или республиканского подчинения; в подавляющем большинстве случаев это город или (очень редко) поселок городского типа. Как правило, это малый город, который имеет численность населения до 50 тысяч человек [21; 22]. На начальном этапе выявим основной перечень показателей, которыми характеризуются выбранные для анализа компоненты.

На начальном этапе выявим основной перечень показателей, которыми характеризуются выбранные для анализа компоненты. Под социальной компонентой организационно-экономического механизма стратегического управления экономической безопасности России авторы данного исследования понимают уровень обеспеченности населения всеми необходимыми атрибутами: для полноценного проживания, сохранения здоровья и получения минимальных социально культурных благ.

Социальная компонента организационно-экономического механизма стратегического управления экономической безопасности России равноценно важна, как и финансовая, и любая другая: во-первых, как было отмечено выше, все элементы системы являются ее неотделимой частью, а также, согласно принципу паритетности элементов системы, что обеспечивает суммарный синергетический эффект целостной системы; во-вторых, стратегически важной составляющей любой стратегии развития и функционирования государства – это удовлетворение интересов населения страны и жизненно необходимых условий проживания на избранной территории.

Социальная компонента не имеет своего единого количественного показателя, с помощью которого можно измерить и оценить уровень достаточности, поэтому авторы данной статьи предлагают проводить оценку и анализ социальной компоненты как интегрального показателя, который состоит из:

1) показателя обеспеченности населения стационарной медицинской помощью (сохранение и поддержка здоровья населения);

2) показателя уровня бытового обслуживания населения:

- уровень обеспеченности торговыми площадями (соответственно наличие предприятий и организаций торговли) – обеспечение населения всеми необходимыми материальными благами);

- уровень обеспеченности предприятиями общественного питания (школьные и организационные столовые, кафе, бары, рестораны) – обеспечение населения как продуктами питания, так и культурно-развлекательными услугами досуга;

- уровень обеспеченности организациями бытового обслуживания (парикмахерские, ателье, ремонт, ритуальные услуги и проч.);

3) показателя уровня обеспечения образовательными услугами населения (развитие и профессиональное становление населения) [23].

Указанные структурные показатели наиболее полно характеризуют социальную компоненту, а также измеримы в ретроспективе и имеют установленные федеральные нормативные значения для малых городов.

Представим нормативные значения выделенных показателей в виде табл. 1.

Интегральный показатель (Zy ) состояния социальной компоненты рекомендуется отобразить в виде модели [24]:

, (1)

где Yi – показатель социальной компоненты i -го вида;

n – количество выделенных показателей социальной компоненты;

P – удельный вес показателя в общем значении.

Таблица 1: Установленные нормативы показателей социальной компоненты механизма
обеспечения экономической безопасности России

Наименование показателя

Условное обозначение

Весовой коэффициент в общем интегральном показателе

Нормативное значение

Единица изменения

1

Обеспеченности населения стационарной медицинской помощью

YM

0,4

13,47

койко-мест на 1000 чел.

2

Уровень бытового обслуживания населения

YC

0,3

2.1.

уровень обеспеченности торговыми площадями

ytrade

0,4

300

тыс. м2 на 1000 чел.

2.2.

уровень обеспеченности предприятиями общественного питания

yfeeding

0,3

400

посадочных мест на 1000 чел.

2.3.

уровень обеспеченности организациями бытового обслуживания

yservice

0,3

7

Предприятий на 1000 чел.

3.

Уровень обеспечения образовательными услугами населения

YE

0,3

1/100

Заведений на 1000 чел. (вместимостью 100 чел.)

Примечание: нормативные значения взяты из следующих источников: Методические рекомендации по расчету потребности субъектов Российской Федерации в медицинских кадрах на 2014 год // Письмо Минздрава РФ от 18 марта 2014 года N 16-0/10/2-1796. – URL: http://docs.cntd.ru/document/499090815; Распоряжение Правительства Российской Федерации № 1063-р «Социальные нормативы и нормы» от 3 июля 1996 года. – URL: http://docs.cntd.ru/document/9027062.

Авторами было принято решение установить структуру выделенных показателей в общем интегральном показателе социальной компоненты таким образом: 0,4; 0,3 и 0,3 – соответственно. Также показатель уровень бытового обслуживания населения состоит из трех структурных показателей, которые, как установили авторы статьи, сочетаются в общем показателе таким образом: 0,4; 0,3 и 0,3.

Таким образом интегральный показатель (Zy ) состояния социальной компоненты будет иметь следующий вид:

(2)

(3)

Так как все показатели имеют разные единицы измерения, то для обеспечения возможности их сравнить и оценить в рамках данного исследования мы будем использовать относительные отклонения указанных показателей от нормативного значения:

, (4)

где – соответственно нормативное и фактическое значение показателей.

При этом возможны несколько ситуаций:

1) > 0 - норматив превышен;

2) = 0 – показатель соответствует нормативу, цель достигнута.

3) < 0 - норматив недовыполнен.

Так как главной задачей управления является уравнять нормативное значение состояния объекта управления с фактическим, то критерием эффективности полученных значений будет являться стремление значения отклонения к нулю. Введем допустимое пороговое значение интегрального показателя: , то есть максимальное отклонение от нормативного значения должно составлять не более 20%, при превышении данного значения стоит говорить о возможности экономической угрозы, а при значительном превышении (практически 1,0) – о критической экономической угрозе региона.

Полученные результаты

Для наглядности расчетных данных, полученных с портала Федеральной службы государственной статистики за 2012-2016 гг. (Паспорт муниципального образования // Федеральной службы государственной статистики – URL: http://www.gks.ru/scripts/db_inet2/passport), рассчитаем отклонения фактического значения от нормативного и приведем средние значения за пять лет (табл. 2).

Рассчитаем интегральный показатель социальной компоненты организационно-экономического механизма стратегического управления экономической безопасностью для каждого города в выбранных регионах и представим итоговые расчетные данные в табл. 3.

Как видно по табл. 3 значения уровня состояния социальной компоненты малых городов исследуемых регионов крайне противоречиво:

Таблица 2: Средние отклонения фактического значения показателей от
нормативного за 2012-2016 гг.

№ п/п

Регион

Город

Средняя численность населения, тыс. чел.

YM

YC

YE

ytrade

yfeeding

yservice

1

ПК

Чермоз

4,00

-0,72

0,27

-0,88

-0,91

-0,45

2

ПК

Чердынь

4,68

-0,25

1,64

-0,75

-0,44

-0,79

3

ПК

Усолье

7,63

-0,47

-0,43

-0,91

-0,84

-0,71

4

ПК

Оханск

16,30

-0,65

0,86

-0,85

-0,73

-0,45

5

ПК

Гремячинск

12,17

-0,67

1,61

-0,83

-0,68

-0,51

6

ПК

Горнозаводск

24,77

-0,62

0,42

-0,83

-0,68

-0,54

7

ПК

Александровск

110,88

-0,55

1,17

-0,87

-0,77

-0,78

8

ПК

Очер

22,77

-0,64

1,66

-0,78

-0,40

-0,53

9

ПК

Красновишерск

21,35

-0,48

1,02

-0,87

-0,62

-0,34

10

ПК

Кизел

22,15

-0,58

1,86

-0,83

-0,59

-0,61

11

ПК

Нытва

42,61

-0,71

0,37

-0,82

-0,73

-0,54

12

ПК

Губаха

37,57

-0,09

0,71

-0,83

-0,62

-0,73

13

ПК

Оса

29,13

-0,55

1,84

-0,77

-0,71

-0,55

14

ПК

Верещагино

40,95

-0,69

1,17

-0,83

-0,63

-0,53

15

ПК

Кудымкар

23,98

-0,75

-0,03

-0,80

-0,96

-0,20

16

ПК

Чернушка

50,53

-0,56

1,52

-0,86

-0,74

-0,55

17

ПК

Добрянка

56,66

-0,65

1,03

-0,80

-0,65

-0,69

18

ПК

Чусовой

69,30

-0,63

1,76

-0,80

-0,60

-0,62

1

ВлО

Курлово

6,38

-0,77

0,75

-0,83

-0,78

-0,69

2

ВлО

Костерево

8,67

-0,57

0,05

-0,93

-0,44

-0,65

3

ВлО

Суздаль

43,93

0,52

0,08

-0,63

-0,52

-0,59

4

ВлО

Судогда

39,43

-0,80

0,14

-0,84

-0,76

-0,47

5

ВлО

Камешково

30,25

-0,38

0,42

-0,77

-0,72

-0,54

6

ВлО

Гороховец

22,07

-0,61

0,81

-0,38

-0,54

-0,64

7

ВлО

Струнино

13,89

-0,43

0,74

-0,87

-0,66

-0,81

8

ВлО

Петушки

14,02

-0,81

2,46

-0,52

-0,26

-0,60

9

ВлО

Карабаново

14,90

-0,40

0,03

-0,95

-0,86

-0,80

10

ВлО

Меленки

14,43

-0,22

1,52

-0,69

-0,57

-0,65

11

ВлО

Лакинск

14,98

-0,88

0,77

-0,87

-0,47

-0,85

12

ВлО

Покров

17,62

-0,79

1,84

-0,85

-0,43

-0,83

13

ВлО

Собинка

18,60

-0,27

1,56

-0,83

-0,30

-0,83

14

ВлО

Юрьев-Польский

19,06

-0,39

3,00

-0,88

-0,36

-0,84

15

ВлО

Киржач

28,05

-0,54

1,90

-0,84

-0,19

-0,76

16

ВлО

Вязники

43,57

-0,72

1,60

-0,87

-0,66

-0,69

17

ВлО

Кольчугино

44,80

-0,69

0,88

-0,88

-0,62

-0,82

33,3% малых городов Пермского края достигли нормативного значения и их можно считать эффективными в данном аспекте;

38,9% малых городов находятся на уровне потенциальной угрозы – необходимо формировать превентивные мероприятия в социальной сфере на муниципальном уровне;

27,8% (треть) малых городов находятся в зоне максимального риска – уровень состояния социальной компоненты критичен;

Таблица 3: Расчет интегрального показателя социальной компоненты обеспечения экономической безопасности России (для малых городов Пермского края и Владимирской области)

№ п/п

Регион

Город

YM

YC

YE

ZY =0,4*YM+0,3*YC+0,3*YE

Примечание

ytrade (0,4)

yfeeding (0,3)

yservice (0,3)

1

ПК

Чермоз

-0,72

0,27

-0,88

-0,91

-0,45

-0,85

угроза

2

ПК

Чердынь

-0,25

1,64

-0,75

-0,44

-0,79

-0,04

норма

3

ПК

Усолье

-0,47

-0,43

-0,91

-0,84

-0,71

-1,10

угроза

4

ПК

Оханск

-0,65

0,86

-0,85

-0,73

-0,45

-0,53

угроза

5

ПК

Гремячинск

-0,67

1,61

-0,83

-0,68

-0,51

-0,23

потенциальная угроза

6

ПК

Горнозаводск

-0,62

0,42

-0,83

-0,68

-0,54

-0,70

угроза

7

ПК

Александровск

-0,55

1,17

-0,87

-0,77

-0,78

-0,48

потенциальная угроза

8

ПК

Очер

-0,64

1,66

-0,78

-0,40

-0,53

-0,11

норма

9

ПК

Красновишерск

-0,48

1,02

-0,87

-0,62

-0,34

-0,34

потенциальная угроза

10

ПК

Кизел

-0,58

1,86

-0,83

-0,59

-0,61

-0,10

норма

11

ПК

Нытва

-0,71

0,37

-0,82

-0,73

-0,54

-0,76

угроза

12

ПК

Губаха

-0,09

0,71

-0,83

-0,62

-0,73

-0,41

потенциальная угроза

13

ПК

Оса

-0,55

1,84

-0,77

-0,71

-0,55

-0,09

норма

14

ПК

Верещагино

-0,69

1,17

-0,83

-0,63

-0,53

-0,41

потенциальная угроза

15

ПК

Кудымкар

-0,75

-0,03

-0,80

-0,96

-0,20

-0,90

угроза

16

ПК

Чернушка

-0,56

1,52

-0,86

-0,74

-0,55

-0,26

потенциальная угроза

17

ПК

Добрянка

-0,65

1,03

-0,80

-0,65

-0,69

-0,49

потенциальная угроза

18

ПК

Чусовой

-0,63

1,76

-0,80

-0,60

-0,62

-0,15

норма

1

ВлО

Курлово

-0,77

0,75

-0,83

-0,78

-0,69

-0,70

угроза

2

ВлО

Костерево

-0,57

0,05

-0,93

-0,44

-0,65

-0,82

угроза

3

ВлО

Суздаль

0,52

0,08

-0,63

-0,52

-0,59

-0,28

потенциальная угроза

4

ВлО

Судогда

-0,80

0,14

-0,84

-0,76

-0,47

-0,89

угроза

5

ВлО

Камешково

-0,38

0,42

-0,77

-0,72

-0,54

-0,59

угроза

6

ВлО

Гороховец

-0,61

0,81

-0,38

-0,54

-0,64

-0,39

потенциальная угроза

7

ВлО

Струнино

-0,43

0,74

-0,87

-0,66

-0,81

-0,58

угроза

8

ВлО

Петушки

-0,81

2,46

-0,52

-0,26

-0,60

0,25

потенциальная угроза

9

ВлО

Карабаново

-0,40

0,03

-0,95

-0,86

-0,80

-0,93

угроза

10

ВлО

Меленки

-0,22

1,52

-0,69

-0,57

-0,65

-0,05

норма

11

ВлО

Лакинск

-0,88

0,77

-0,87

-0,47

-0,85

-0,70

угроза

12

ВлО

Покров

-0,79

1,84

-0,85

-0,43

-0,83

-0,22

потенциальная угроза

13

ВлО

Собинка

-0,27

1,56

-0,83

-0,30

-0,83

-0,07

норма

14

ВлО

Юрьев-Польский

-0,39

3,00

-0,88

-0,36

-0,84

0,42

потенциальная угроза

15

ВлО

Киржач

-0,54

1,90

-0,84

-0,19

-0,76

0,01

норма

16

ВлО

Вязники

-0,72

1,60

-0,87

-0,66

-0,69

-0,32

потенциальная угроза

17

ВлО

Кольчугино

-0,69

0,88

-0,88

-0,62

-0,82

-0,62

угроза

Примечание: Относительно государственных нормативов, приведенных в табл. 1

ситуация во Владимирской области еще хуже – всего 17,6% малых городов региона достигли нормативного значения и их можно считать эффективными в данном аспекте;

35,3% малых городов находятся на уровне потенциальной угрозы;

47,1% (практически половина) малых городов находятся в зоне максимального риска – уровень состояния социальной компоненты критичен.

Даже если уровень развития и состояния социальной компоненты больших городов исследуемых регионов будет на нормативном уровне, то в целом ситуацию по региону нельзя считать оптимальной.

Теперь исследуем состояние финансовой компоненты механизма обеспечения экономической безопасности России. Данный компонент основан на таких составляющих как суммарные расходы муниципального бюджета субъекта, расходы на национальную безопасность и расходы на национальную экономику как конкретного муниципального субъекта, так и по стране в целом.

Для эффективного обеспечения экономической безопасности доля расходов на поддержку развития национальной экономики и национальной безопасности в развитых странах должны быть на уровне 10% и 5% соответственно (в качестве базы был взят бюджет США за 2018 год и прогнозы до 2027 г. (Budget of U.S. Government. Fiscal Year 2018. Mid-session Review. – URL: www.whitehouse.gov/wp-content/uploads/2017/11/budget.pdf).

Приведем статистические данные по выбранным малым городам исследуемых регионов за 2010-2016 гг. по финансовым показателям и рассчитаем долю (удельный вес) расходов на поддержку развития национальной экономики и национальной безопасности в общих расходах муниципальных бюджетов малых городов (табл. 4).

Для сопоставления данных и проведения дальнейшего анализа необходимо привести к среднему значению ретроспективные данные статистики (табл. 5).

Как видно по табл. 5 в Пермском крае показатели в норме всего лишь в 44,4% случаев, а во Владимирской области – 11,8% случаев. Это очень низкие значения показателя расходов на национальную экономику в общих затратах бюджета. С показателем расходов на национальную безопасность и правоохранительную деятельность в двух исследуемых регионах ситуация критична – все значения попали в статус «угроза».

Таким образом, необходимо пересматривать планирование расходов муниципальных образований с учетом выявленной проблемы – увеличить долю расходов на экономическую безопасность с целью ее оптимизации и повышения эффективности.

Итоговым этапом данного исследования является выявление закономерности (характера влияния) между финансовой и социальной компонентами механизма обеспечения экономической безопасности России. Для этого выделенные показатели проверим на парную множественную корреляцию.

Таблица 4: Доля расходов на национальную экономику и национальную безопасность и правоохранительную деятельность в общих затратах муниципального бюджета

№ п/п

Регион

Город

Доля расходов на национальную экономику в общих затратах бюджета

Доля расходов на национальную безопасность и правоохранительную деятельность

Годы

2012

2013

2014

2015

2016

2012

2013

2014

2015

2016

1

ПК

Чермоз

-0,96

0,41

0,63

0,40

0,37

-0,82

-0,94

-1,00

-1,00

-0,90

2

ПК

Чердынь

-0,56

0,34

-0,11

-0,13

-0,11

-0,56

-0,58

-0,53

-0,59

-0,85

3

ПК

Усолье

0,40

0,17

0,08

0,92

-0,03

-0,88

-0,92

-0,50

-0,35

-0,55

4

ПК

Оханск

-0,44

-0,23

-0,41

-0,21

-0,05

-0,96

-0,97

-0,98

-0,97

-0,96

5

ПК

Гремячинск

2,08

0,19

-0,27

-0,02

-0,73

-0,99

-0,99

-0,99

-0,99

-0,99

6

ПК

Горнозаводск

-0,30

-0,39

-0,22

-0,52

-0,29

-0,89

-0,93

-0,91

-0,92

-0,92

7

ПК

Александровск

-0,60

-0,89

-0,58

-0,25

0,09

-0,80

-0,80

-0,80

-0,84

-0,84

8

ПК

Очер

0,15

0,48

-0,42

0,09

-0,23

-0,76

-0,75

-0,74

-0,79

-0,75

9

ПК

Красновишерск

-0,33

0,78

2,42

0,24

0,63

-0,94

-0,98

-0,99

-0,95

-0,93

10

ПК

Кизел

1,44

2,18

2,36

0,55

0,19

-0,93

-0,94

-0,93

-0,90

-0,89

11

ПК

Нытва

-0,41

-0,19

-0,59

-0,49

-0,49

-0,99

-0,99

-0,99

-0,99

-0,98

12

ПК

Губаха

1,09

0,35

-0,21

-0,65

-0,69

-0,99

-0,86

-0,76

-0,68

-0,62

13

ПК

Оса

-0,17

-0,06

-0,51

-0,17

0,28

-0,88

-0,89

-0,87

-0,89

-0,87

14

ПК

Верещагино

-0,66

-0,32

-0,40

-0,51

-0,32

-0,96

-0,95

-1,00

-0,99

-1,00

15

ПК

Кудымкар

0,06

0,25

-0,13

0,06

0,00

-0,90

-0,97

-1,00

-1,00

-1,00

16

ПК

Чернушка

-0,16

-0,33

-0,27

-0,53

-0,37

-0,97

-0,97

-0,96

-0,97

-0,97

17

ПК

Добрянка

-0,48

-0,27

0,84

0,15

-0,38

-0,96

-0,97

-0,96

-0,96

-0,94

18

ПК

Чусовой

0,66

-0,14

-0,57

-0,35

1,31

-0,81

-0,83

-0,81

-0,80

-0,82

1

ВлО

Курлово

0,70

1,40

-0,05

0,01

0,78

-0,87

-0,93

-0,82

-0,84

-0,93

2

ВлО

Костерево

0,25

2,43

-0,12

0,21

0,86

-0,88

-0,85

-0,83

-0,83

-0,85

3

ВлО

Суздаль

-0,17

0,04

-0,89

-0,35

0,61

-0,93

-0,97

-0,97

-0,92

-0,96

4

ВлО

Судогда

-0,57

-0,60

-0,73

-0,46

-0,44

-0,95

-0,94

-0,94

-0,94

-0,93

5

ВлО

Камешково

-0,48

-0,67

-0,80

-0,30

-0,30

-0,90

-0,87

-0,84

-0,90

-0,85

6

ВлО

Гороховец

-0,58

-0,50

0,10

-0,14

-0,33

-0,97

-0,98

-0,99

-0,96

-0,92

7

ВлО

Струнино

-0,13

0,35

-0,34

-0,11

1,44

-0,87

-0,76

-0,88

-0,84

-0,81

8

ВлО

Петушки

0,12

1,35

2,13

2,38

2,18

-0,87

-0,81

-0,78

-0,84

-0,76

9

ВлО

Карабаново

0,43

1,50

0,40

3,19

3,33

-0,63

-0,73

-0,69

-0,76

-0,79

10

ВлО

Меленки

0,17

2,15

0,50

1,59

2,49

-0,92

-0,84

-0,95

-0,86

-0,82

11

ВлО

Лакинск

0,28

0,43

-0,84

-0,78

-0,23

-0,87

-0,92

-0,91

-0,91

-0,94

12

ВлО

Покров

0,25

0,00

-0,47

0,15

0,38

-0,67

-0,39

-0,84

-0,92

-0,82

13

ВлО

Собинка

0,02

0,98

0,07

1,06

1,30

-0,84

-0,94

-0,92

-0,76

-0,94

14

ВлО

Юрьев-Польский

-0,20

1,95

-0,22

1,03

1,46

-0,72

-0,84

-0,80

-0,77

-0,72

15

ВлО

Киржач

0,94

2,64

1,20

1,74

1,77

-0,93

-0,87

-0,90

-0,82

-0,82

16

ВлО

Вязники

0,10

1,46

0,17

1,30

3,16

-0,96

-0,91

-0,90

-0,93

-0,94

17

ВлО

Кольчугино

2,02

2,95

2,63

2,55

2,88

-0,59

-0,78

-0,78

-0,70

-0,68

При помощи статистического анализа «Анализ данных» в Microsoft Office Excel рассчитаем коэффициенты корреляции для всех пар средних значений показателей социальной и финансовой компоненты [1] организационно-экономического механизма стратегического управления экономической безопасности России (табл. 6).

Таблица 5: Расчет средних значений показателя финансовой компоненты механизма
обеспечения экономической безопасности России (для
малых городов Пермского края
и Владимирской области)

№ п/п

Регион

Город

Среднее отклонение от нормативного значения расходов на национальную экономику в общих затратах бюджета

Примечание

Среднее отклонение от нормативного значения расходов на национальную безопасность и правоохранительную деятельность

Примечание

1

ПК

Чермоз

0,17

норма

-0,93

угроза

2

ПК

Чердынь

-0,11

норма

-0,62

угроза

3

ПК

Усолье

0,31

потенциальная угроза

-0,64

угроза

4

ПК

Оханск

-0,27

потенциальная угроза

-0,97

угроза

5

ПК

Гремячинск

0,25

потенциальная угроза

-0,99

угроза

6

ПК

Горнозаводск

-0,34

потенциальная угроза

-0,91

угроза

7

ПК

Александровск

-0,45

потенциальная угроза

-0,82

угроза

8

ПК

Очер

0,02

норма

-0,76

угроза

9

ПК

Красновишерск

0,75

угроза

-0,96

угроза

10

ПК

Кизел

1,35

угроза

-0,92

угроза

11

ПК

Нытва

-0,43

потенциальная угроза

-0,99

угроза

12

ПК

Губаха

-0,02

норма

-0,78

угроза

13

ПК

Оса

-0,13

норма

-0,88

угроза

14

ПК

Верещагино

-0,44

потенциальная угроза

-0,98

угроза

15

ПК

Кудымкар

0,05

норма

-0,97

угроза

16

ПК

Чернушка

-0,33

потенциальная угроза

-0,97

угроза

17

ПК

Добрянка

-0,03

норма

-0,96

угроза

18

ПК

Чусовой

0,19

норма

-0,81

угроза

1

ВлО

Курлово

0,57

угроза

-0,88

угроза

2

ВлО

Костерево

0,72

угроза

-0,85

угроза

3

ВлО

Суздаль

-0,15

норма

-0,95

угроза

4

ВлО

Судогда

-0,56

угроза

-0,94

угроза

5

ВлО

Камешково

-0,51

угроза

-0,87

угроза

6

ВлО

Гороховец

-0,29

потенциальная угроза

-0,97

угроза

7

ВлО

Струнино

0,24

потенциальная угроза

-0,83

угроза

8

ВлО

Петушки

1,63

угроза

-0,81

угроза

9

ВлО

Карабаново

1,77

угроза

-0,72

угроза

10

ВлО

Меленки

1,38

угроза

-0,88

угроза

11

ВлО

Лакинск

-0,23

потенциальная угроза

-0,91

угроза

12

ВлО

Покров

0,06

норма

-0,73

угроза

13

ВлО

Собинка

0,68

угроза

-0,88

угроза

14

ВлО

Юрьев-Польский

0,80

угроза

-0,77

угроза

15

ВлО

Киржач

1,66

угроза

-0,87

угроза

16

ВлО

Вязники

1,24

угроза

-0,93

угроза

17

ВлО

Кольчугино

2,61

угроза

-0,70

угроза

Таблица 6: Средние значения показателей социальной и финансовой компоненты механизма обеспечения экономической безопасности России

№ п/п

Регион

Город

YM

(1)

ytrade

(2)

yfeeding

(3)

yservice

(4)

YE

(5)

Нацио-нальная экономика

(6)

Национальная безопасность и правоохрани-тельная деятельность (7)

1

ПК

Чермоз

15

1520,0

190,8

2,6

2,2

1738,58

60,1

2

ПК

Чердынь

47

3703,9

471

18,2

1

1750,36

374,1

3

ПК

Усолье

52

1312,8

292,2

8,2

2,4

6914,3

1121,94

4

ПК

Оханск

76

9108,0

957,8

30,4

9

28113,42

562,68

5

ПК

Гремячинск

54

9468,4

825,2

27

6

39985,84

155,8

6

ПК

Горнозаводск

127

10485,6

1665,8

55,8

11,4

36867,82

2403,58

7

ПК

Александровск

668

72228,4

5732,6

179,4

24

93261,6

14119,2

8

ПК

Очер

109

18156,1

1973

95

10,8

57668,86

6789,7

9

ПК

Красновишерск

149

12888,0

1113,2

56,6

14

133429,44

1313,6

10

ПК

Кизел

126

19009,1

1478,4

62,6

8,6

140768,8

2214,8

11

ПК

Нытва

167

17450,2

3050

82

19,4

51568,84

612,98

12

ПК

Губаха

459

19272,3

2542

99

10

84583,74

11680,4

13

ПК

Оса

178

24806,9

2639,6

59,2

13

66004,36

4575,2

14

ПК

Верещагино

170

27574,0

2710,4

105,8

19,4

0

154

15

ПК

Кудымкар

82

6407,0

1965,2

7

19,2

91614

44

16

ПК

Чернушка

299

41221,0

2891,4

93,6

22,6

0

0

17

ПК

Добрянка

267

32851,5

4488,6

140,2

17,6

0

0

18

ПК

Чусовой

342

56485,5

5508,4

191,6

26,6

292968

13336

1

ВлО

Курлово

20

3328,6

445,8

9,8

2

4332,82

165,86

2

ВлО

Костерево

50

2729,3

241

33,6

3

6661,2

285,96

3

ВлО

Суздаль

899

14228,2

6515,4

146,6

17,8

73050,08

2079,86

4

ВлО

Судогда

104

13533,0

2518,4

65,4

21

32334,42

2177,54

5

ВлО

Камешково

252

12895,9

2745,62

59

14

26876,08

3288,46

6

ВлО

Гороховец

116

11993,6

5485,4

70,8

8

28586,8

731,8

7

ВлО

Струнино

108,4

7241,6

722

33,4

2,6

10319

691,04

8

ВлО

Петушки

36

14510,4

2658,62

72,2

5,6

19910,24

705,64

9

ВлО

Карабаново

121

4623,9

326

14,8

3

17892,6

790,2

10

ВлО

Меленки

152

10907,8

1786,2

43,4

5

19357,4

475,6

11

ВлО

Лакинск

24

7905,5

787

55,2

2,2

7419,96

460,84

12

ВлО

Покров

50

14984,4

1027,8

70,2

3

13988,82

1897,12

13

ВлО

Собинка

184

14239,8

1262,4

91

3,2

31106,08

1178,76

14

ВлО

Юрьев-Польский

156

22834,0

893,2

86

3

16262

1039,4

15

ВлО

Киржач

172

24408,1

1772,4

159,6

6,8

44933,72

1165,22

16

ВлО

Вязники

164

33752,4

2181,8

102

13,4

48573,06

791,32

17

ВлО

Кольчугино

185

25185,4

2087,8

118

8

71801,34

2844,06

Предназначение корреляционного анализа сводится к выявлению наличия зависимости между различными факторами. То есть, определяется, влияет ли уменьшение или увеличение одного показателя на изменение другого. Коэффициент корреляции варьируется в диапазоне от +1 до -1. При наличии положительной корреляции увеличение одного показателя способствует увеличению второго. При отрицательной корреляции увеличение одного показателя влечет за собой уменьшение другого. Чем больше модуль коэффициента корреляции, тем заметнее изменение одного показателя отражается на изменении второго. При коэффициенте равном 0 зависимость между ними отсутствует полностью [25].

Результаты попарной корреляции для всех пар средних значений показателей социальной и финансовой компонент организационно-экономического механизма стратегического управления экономической безопасностью России представлены в виде матрицы в табл. 7.

Таблица 7

Результаты попарной корреляции для всех пар средних значений показателей социальной и финансовой компонент организационно-экономического механизма стратегического управления экономической безопасностью России

Столбец 1

Столбец 2

Столбец 3

Столбец 4

Столбец 5

Столбец 6

Столбец 7

Столбец 1

1

Столбец 2

0,567604

1

Столбец 3

0,761282

0,658459

1

Столбец 4

0,684248

0,832633

0,751508

1

Столбец 5

0,561118

0,694374

0,73633

0,596433

1

Столбец 6

0,356589

0,49658

0,431463

0,479496

0,663663

1

Столбец 7

0,552867

0,665504

0,49447

0,582536

0,44624

0,662167

1

Примечание:

столбец 1 – показатель обеспеченности населения стационарной медицинской помощью;

столбец 2 – уровень обеспеченности торговыми площадями;

столбец 3 – уровень обеспеченности предприятиями общественного питания;

столбец 4 – уровень обеспеченности организациями бытового обслуживания;

столбец 5 – уровень обеспечения образовательными услугами населения;

столбец 6 – уровень расходов на национальную безопасность и правоохранительную деятельность;

столбец 7 – уровень расходы на национальную экономику в общих затратах бюджета муниципального образования.

Для социально-экономических систем коэффициент корреляции, который экстремально стремится к 1,0 не считается информативным, так как в таких парах зависимостей, как правило, один фактор сильно преобладает по силе воздействия над другим [25]. В связи с этим интервал пороговых значений коэффициента корреляции, который стоит считать значимым для данного исследования, равен 0,7-0,8.

Выводы

По результатам проведенного исследования можно сделать такие выводы. По полученным данным было установлено, что наблюдается взаимовлияние не только самих компонент организационно-экономического механизма стратегического управления экономической безопасности, но и каждого из структурных показателей, которые и формируют значение компонент в едином механизме. Этот аргумент показывает и доказывает тот факт, что каждая компонента механизма обеспечения экономической безопасности – это структурный показатель, в состав которого входят как значимые показатели (которые коррелируют со всеми структурными показателями разных компонент механизма), так и дополняющие (вспомогательные).

Влияние и зависимость была выявлена в таких парах показателей:

1) показатель обеспеченности населения стационарной медицинской помощью и уровень расходов на национальную безопасность и правоохранительную деятельность – взаимосвязь слабая;

2) показатель обеспеченности населения стационарной медицинской помощью и уровень расходов на национальную экономику в общих затратах бюджета муниципального образования – взаимосвязь умеренная;

3) показатель уровня обеспеченности торговыми площадями и уровень расходов на национальную безопасность и правоохранительную деятельность – взаимосвязь умеренная;

4) показатель уровня обеспеченности торговыми площадями и уровень расходов на национальную экономику в общих затратах бюджета муниципального образования – взаимосвязь сильная;

5) показатель уровня обеспеченности предприятиями общественного питания и уровень расходов на национальную безопасность и правоохранительную деятельность – взаимосвязь умеренная;

6) показатель уровня обеспеченности предприятиями общественного питания и уровень расходов на национальную экономику в общих затратах бюджета муниципального образования – взаимосвязь умеренная;

7) показатель уровня обеспеченности организациями бытового обслуживания и уровень расходов на национальную безопасность и правоохранительную деятельность – взаимосвязь умеренная;

8) показатель уровня обеспеченности организациями бытового обслуживания и уровень расходов на национальную экономику в общих затратах бюджета муниципального образования – взаимосвязь умеренная;

9) показатель уровня обеспечения образовательными услугами населения и уровень расходов на национальную безопасность и правоохранительную деятельность – взаимосвязь сильная;

10) показатель уровня обеспечения образовательными услугами населения и уровень расходов на национальную экономику в общих затратах бюджета муниципального образования – взаимосвязь умеренная.

Таким образом, можно подытожить, что каждая компонента организационно-экономического механизма стратегического управления экономической безопасности России важна и влияет на остальные компоненты, так как на примере исследования такая связь была доказана наглядно. Также стоит отметить, что, улучшив составляющий показатель в отдельности или комплексно, можно повысить уровень целой системы.

Для высокой эффективности работы организационно-экономического механизма стратегического управления экономической безопасности России следует формировать стратегические программы развития регионов по принципу «снизу-вверх», а также с учетом процессов механизмов, что обеспечит более быстрый переход на качественно новый уровень развития страны и каждого члена общества.

Библиография
1.
Fernando B., Didier T. Gross capital flows: Dynamics and crises // Journal of Monetary Economics. – 2013. – Vol. 60, Issue 1 (January). – Pp. 113-133.
2.
Klochkova E., Minashkin V., Sadovnikova N., Prokhorov P. Digital economy: features and trends // Materials of the 4th International Multidisciplinary Scientific Conference on Social Sciences and Arts SGEM 2017. – DOI: 10.5593/sgemsocial2017/41/S16.021.
3.
Barro R.J., Sala-i-Martin X. Convergence across states and regions // Brookings Papers on Economic Activity. — 1991 — № (1). — Pp. 107–182. — doi: 10.2307/2534639.
4.
Williamson О. Transaction Cost Economics: An Introduction. – 2007. – №3. – [Electron-ic source]. URL: http://www.economics-ejournal.org/economics/discussionpapers/2007-3. (Date of access: 15.04.2018).
5.
Eichengreen B., Poonam G. Tapering talk: The impact of expectations of reduced Federal Reserve security purchases on emerging markets // Emerging Markets Review. – 2015. – Vol. 25. – Pp. 1-15.
6.
Forbes K., Francis E. Capital flow waves: Surges, stops, flight and retrenchment // Jour-nal of International Economics. – 2012. – Vol.88, Issue 2. – Pp. 235-251.
7.
Клейнер Г.Б. Системная экономика: в поисках единой платформы для ведения хозяйства, организации управления, развития экономической теории // Экономика и управление: проблемы, решения. 2017. – Т. 3. – № 6. – С. 6-14.
8.
Петров И. С. Организационно-экономический механизм интенсификации жилищного строительства (на примере Санкт-Петербурга). Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора экономических наук. Санкт-Петербург: ФГБОУ ВПО «Санкт-Петербургский государственный архитектурно-строительный университет», 2016. –С. 10.
9.
Гончаренко Л.П., Сыбачин С.А., Ионкин С.А. Состояние научно-исследовательского комплекса России как фундаментальной основы для перехода на инновационный тип развития национальной экономики // Национальная безопасность / nota bene. – 2017. – № 2. – С. 109-119.
10.
Экономическая безопасность: учебник для вузов / Л. П. Гончаренко [и др.] ; под общ. ред. Л. П. Гончаренко. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Издательство Юрайт, 2018. — 340 с.
11.
Екимова К.В., Гришин В.И., Минашкин В.Г. Современная экономика: концепции и модели инновационного развития // Материалы VIII Международной научно-практической конференции «Наука и образование». – В 3-х книгах. – – М.: Издательство «Перо», 2016. – 187 с.
12.
Райзберг Б.А. Современный экономический словарь / Б.А. Райзберг, Л.Ш. Лозовский, Е.Б. Стародубцева. — 6-е изд., перераб. и доп. — М. : ИНФРА-М, 2017. — 512 с.
13.
Логинов Д.А. Пути обеспечения экономической безопасности российских регионов в условиях недостаточной экономической активности // Инновационное развитие экономики. — 2017. — №4 (40). — С. 266–271.
14.
Krugman P. Intra-industry Specialization and the Gains from Trade // The Journal of Political Economy. – 1981. – Vol. 89, №5. – Pp. 959-973.
15.
Лянной Г. Система экономической безопасности предприятия / Г. Лянной // BOS – журнал о личной и коммерческой безопасности. – 2006. – №7.–С.16-19.
16.
Блауберг И. В. Системный подход в современной науке / И.В. Блауберг, В. Н. Са-довский, Э. Г. Юдин // Проблемы методологии системных исследований. – М.: Мысль, 1970. – C. 7–48.
17.
Дергачев В.А. Регионоведение. – 2-изд. – М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2010. – 519 с.
18.
Шарко Е.Р. Роль и значение законов организации для администрирования управленческой деятельности // Научно-информационный издательский центр и редакция журнала «Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук». – №12 (3). – М., 2015. – С. 172-178.
19.
Sharko O.R. Innovative approach to the organization of the administration in the enter-prise // Экономика: реалии времени. Научный журнал. – 2014. – № 5 (15). – С. 141-145.
20.
Колпаков П.А. Концептуальные основы экономической безопасности фирмы: автореф. дис. канд. екон. наук / П.А. Колпаков. – М., 2007. – 25 с.
21.
Becker S.O., Egger P.H., von Ehrlich M. Absorptive capacity and the growth and investment effects of regional transfers: A regression discontinuity design with heterogeneous treatment effects // American Economic Journal: Economic Policy. — 2013. — No 5(4). — Pp. 29–77. — doi: 10.1257/pol.5.4.29.
22.
Beugelsdijk S., Klasing M.J., Milionis P. Regional economic development in Europe: the role of total factor productivity // Regional studies. — 2017. [Electronic source]. URL: http://www.tandfonline.com/doi/full/10.1080/00343404.2017.13341 18 (Date of access: 11.04.2018). — doi: 10.1080/00343404.2017.1334118.
23.
Zaytseva I.A., Kochetova Y.N., Goncharenko L.P. Impact of the education system development on innovative activities in regions // Social sciences and interdisciplinary behavior-Proceedings of the 4th international congress on interdisciplinary behavior and social science, ICIBSOS 2015, 4th. 2016. – P. 221-226.
24.
Статистика: учебник / [Сибирская Е.В. Садовникова Н.А. Шмойлова Р.А. Коротков А.В. Кузнецов В.И. Минашкин В.Г. и др.] ; под ред. проф. Садовниковой Н.А.-Москва: ФГБОУ ВО «РЭУ им Г.В. Плеханова», 2017-2018. Кн. 1: Описательная. Аналитическая. Временные ряды и прогнозирование. 2017. – 224 с.
25.
Шанченко Н. И. Эконометрика: лабораторный практикум: учебное пособие. – Ульяновск: УлГТУ, 2011. – 117 с
References (transliterated)
1.
Fernando B., Didier T. Gross capital flows: Dynamics and crises // Journal of Monetary Economics. – 2013. – Vol. 60, Issue 1 (January). – Pp. 113-133.
2.
Klochkova E., Minashkin V., Sadovnikova N., Prokhorov P. Digital economy: features and trends // Materials of the 4th International Multidisciplinary Scientific Conference on Social Sciences and Arts SGEM 2017. – DOI: 10.5593/sgemsocial2017/41/S16.021.
3.
Barro R.J., Sala-i-Martin X. Convergence across states and regions // Brookings Papers on Economic Activity. — 1991 — № (1). — Pp. 107–182. — doi: 10.2307/2534639.
4.
Williamson O. Transaction Cost Economics: An Introduction. – 2007. – №3. – [Electron-ic source]. URL: http://www.economics-ejournal.org/economics/discussionpapers/2007-3. (Date of access: 15.04.2018).
5.
Eichengreen B., Poonam G. Tapering talk: The impact of expectations of reduced Federal Reserve security purchases on emerging markets // Emerging Markets Review. – 2015. – Vol. 25. – Pp. 1-15.
6.
Forbes K., Francis E. Capital flow waves: Surges, stops, flight and retrenchment // Jour-nal of International Economics. – 2012. – Vol.88, Issue 2. – Pp. 235-251.
7.
Kleiner G.B. Sistemnaya ekonomika: v poiskakh edinoi platformy dlya vedeniya khozyaistva, organizatsii upravleniya, razvitiya ekonomicheskoi teorii // Ekonomika i upravlenie: problemy, resheniya. 2017. – T. 3. – № 6. – S. 6-14.
8.
Petrov I. S. Organizatsionno-ekonomicheskii mekhanizm intensifikatsii zhilishchnogo stroitel'stva (na primere Sankt-Peterburga). Avtoreferat dissertatsii na soiskanie uchenoi stepeni doktora ekonomicheskikh nauk. Sankt-Peterburg: FGBOU VPO «Sankt-Peterburgskii gosudarstvennyi arkhitekturno-stroitel'nyi universitet», 2016. –S. 10.
9.
Goncharenko L.P., Sybachin S.A., Ionkin S.A. Sostoyanie nauchno-issledovatel'skogo kompleksa Rossii kak fundamental'noi osnovy dlya perekhoda na innovatsionnyi tip razvitiya natsional'noi ekonomiki // Natsional'naya bezopasnost' / nota bene. – 2017. – № 2. – S. 109-119.
10.
Ekonomicheskaya bezopasnost': uchebnik dlya vuzov / L. P. Goncharenko [i dr.] ; pod obshch. red. L. P. Goncharenko. — 2-e izd., pererab. i dop. — M.: Izdatel'stvo Yurait, 2018. — 340 s.
11.
Ekimova K.V., Grishin V.I., Minashkin V.G. Sovremennaya ekonomika: kontseptsii i modeli innovatsionnogo razvitiya // Materialy VIII Mezhdunarodnoi nauchno-prakticheskoi konferentsii «Nauka i obrazovanie». – V 3-kh knigakh. – – M.: Izdatel'stvo «Pero», 2016. – 187 s.
12.
Raizberg B.A. Sovremennyi ekonomicheskii slovar' / B.A. Raizberg, L.Sh. Lozovskii, E.B. Starodubtseva. — 6-e izd., pererab. i dop. — M. : INFRA-M, 2017. — 512 s.
13.
Loginov D.A. Puti obespecheniya ekonomicheskoi bezopasnosti rossiiskikh regionov v usloviyakh nedostatochnoi ekonomicheskoi aktivnosti // Innovatsionnoe razvitie ekonomiki. — 2017. — №4 (40). — S. 266–271.
14.
Krugman P. Intra-industry Specialization and the Gains from Trade // The Journal of Political Economy. – 1981. – Vol. 89, №5. – Pp. 959-973.
15.
Lyannoi G. Sistema ekonomicheskoi bezopasnosti predpriyatiya / G. Lyannoi // BOS – zhurnal o lichnoi i kommercheskoi bezopasnosti. – 2006. – №7.–S.16-19.
16.
Blauberg I. V. Sistemnyi podkhod v sovremennoi nauke / I.V. Blauberg, V. N. Sa-dovskii, E. G. Yudin // Problemy metodologii sistemnykh issledovanii. – M.: Mysl', 1970. – C. 7–48.
17.
Dergachev V.A. Regionovedenie. – 2-izd. – M.: YuNITI-DANA, 2010. – 519 s.
18.
Sharko E.R. Rol' i znachenie zakonov organizatsii dlya administrirovaniya upravlencheskoi deyatel'nosti // Nauchno-informatsionnyi izdatel'skii tsentr i redaktsiya zhurnala «Aktual'nye problemy gumanitarnykh i estestvennykh nauk». – №12 (3). – M., 2015. – S. 172-178.
19.
Sharko O.R. Innovative approach to the organization of the administration in the enter-prise // Ekonomika: realii vremeni. Nauchnyi zhurnal. – 2014. – № 5 (15). – S. 141-145.
20.
Kolpakov P.A. Kontseptual'nye osnovy ekonomicheskoi bezopasnosti firmy: avtoref. dis. kand. ekon. nauk / P.A. Kolpakov. – M., 2007. – 25 s.
21.
Becker S.O., Egger P.H., von Ehrlich M. Absorptive capacity and the growth and investment effects of regional transfers: A regression discontinuity design with heterogeneous treatment effects // American Economic Journal: Economic Policy. — 2013. — No 5(4). — Pp. 29–77. — doi: 10.1257/pol.5.4.29.
22.
Beugelsdijk S., Klasing M.J., Milionis P. Regional economic development in Europe: the role of total factor productivity // Regional studies. — 2017. [Electronic source]. URL: http://www.tandfonline.com/doi/full/10.1080/00343404.2017.13341 18 (Date of access: 11.04.2018). — doi: 10.1080/00343404.2017.1334118.
23.
Zaytseva I.A., Kochetova Y.N., Goncharenko L.P. Impact of the education system development on innovative activities in regions // Social sciences and interdisciplinary behavior-Proceedings of the 4th international congress on interdisciplinary behavior and social science, ICIBSOS 2015, 4th. 2016. – P. 221-226.
24.
Statistika: uchebnik / [Sibirskaya E.V. Sadovnikova N.A. Shmoilova R.A. Korotkov A.V. Kuznetsov V.I. Minashkin V.G. i dr.] ; pod red. prof. Sadovnikovoi N.A.-Moskva: FGBOU VO «REU im G.V. Plekhanova», 2017-2018. Kn. 1: Opisatel'naya. Analiticheskaya. Vremennye ryady i prognozirovanie. 2017. – 224 s.
25.
Shanchenko N. I. Ekonometrika: laboratornyi praktikum: uchebnoe posobie. – Ul'yanovsk: UlGTU, 2011. – 117 s