Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 1930,   статей на доработке: 305 отклонено статей: 746 
Библиотека
Статьи и журналы | Тарифы | Оплата | Ваш профиль

Вернуться к содержанию

Трансформационные процессы в расселении старообрядцев Западного Забайкалья (семейских) в XX и XXI вв.
Козлова Светлана Алексеевна

старший преподаватель, кафедра охотоведения и биоэкологии, Институт управления природными ресурсами - факультет охотоведения имени В.Н. Скалона Иркутский государственный аграрный университет имени А.А. Ежевского

664007, Россия, Иркутская область, г. Иркутск, ул. Тимирязева, 59

Kozlova Svetlana Alekseevna

Senior Educator, the department of Hunting Studies and Bioecology, Irkutsk State Agrarian University named after A. A. Ezhevsky

664007, Russia, Irkutskaya oblast', g. Irkutsk, ul. Timiryazeva, 59

svetsergo1@yandex.ru
Бешенцев Андрей Николаевич

доктор географических наук

заведующий лабораторией геоинформационных систем, Байкальский Институт природопользования Сибирского отделения Российской академии наук

670047, Россия, республика Бурятия, г. Улан-Удэ, ул. Сахьяновой, 6

Beshentsev Andrei Nikolaevich

Doctor of Geography

Head of the Laboratory of Geographic Information Systems, Baikal Institute of Nature Management of the Russian Academy of Sciences

670047, Russia, respublika Buryatiya, g. Ulan-Ude, ul. Sakh'yanovoi, 6

abesh@mail.ru

Аннотация.

Предметом настоящего исследования являются трансформационные процессы в расселении семейских старообрядцев в Западном Забайкалье в течение ХХ и в ХХI в. Рассматривается динамика численности населения в старообрядческих населённых пунктах Западного Забайкалья. Выполнена географическая карта, на которой можно проследить убыль населения из сельских поселений в районные административные центры. Выделены три временных периода – досоветский, советский и постсоветский с указанием исторических событий, оказавших влияние на расселение семейских Западного Забайкалья. Использованы картографический, статистический и сравнительно-географический методы исследования. Картографическая оценка поселений выполнена в результате сравнительного анализа ретроспективных и современных картографических материалов в геоинформационной среде. Авторами изучены трансформации в системе расселения семейских в Западном Забайкалье в ХХ и ХХI вв. Прослежена динамика численности старообрядческого населения и развитие населённых пунктов в пределах основного ареала их расселения. Научная новизна заключается в том, что впервые настоящая тема раскрыта с позиций картографического метода. Исследование сочетает использование ретрокарт, архивных материалов, впервые вводимых в научный оборот, и современных источников. В первой половине ХХ в. наблюдался высокий естественный прирост населения, существовала тенденция к разрастанию старообрядческих поселений на малообжитых территориях. К концу XX в. численность населения в районных центрах выросла за счёт притока населения из окружающих сёл и деревень, а ранее заселённые территории оказались заброшенными и не используются в хозяйстве. В настоящее время демографическое развитие и расселение локальных общин семейских, потомков старообрядцев, не отличаются от общероссийской тенденции урбанизации.

Ключевые слова: старобрядцы, семейские, Западное Забайкалье, трансформационные процессы, расселение, поселение, укрупнение поселений, картографическая оценка, урбанизация, депопуляция

DOI:

10.25136/2409-868X.2018.6.26372

Дата направления в редакцию:

07-06-2018


Дата рецензирования:

26-05-2018


Дата публикации:

09-06-2018


Abstract.

The subject of this research is the transformation processes in resettlements of the Semeiskie Old Believers in the Western Transbaikal Region throughout the XX and XX centuries. The authors examine the population dynamics in the Old Believer settlements of the Western Transbaikal Region. A conducted geographical chart traces the population decline from the rural areas into the district administrative centers. The three time periods are determined: pre-Soviet, Soviet and post-Soviet, marking the historical events that affected the resettlement of the Semeiskie of the indicated region. The authors consider the transformations within the system of resettlement of the Semeiskie, trace the population dynamics among the Old Believers, as well as the development of localities within the limits of the main range of their resettlement. The scientific novelty consists in the fact that this article is first to reveal the discussed topic from the perspective of cartographic analysis. The author observe a high natural population increase in the first half of the XX century, the expansion of Old Believer communities in the poorly inhabited territories. By the end of the XX century, the population sized in the district centers has increased due to the inflow of population from the surrounding rural areas and villages, so the previously inhabited territories have become neglected. At the present time, the demographic development and resettlement of the local Semeiskie communities and Old Believers’ descendants do not differ from the national urbanization trend.

Keywords:

cartographic evaluation, consolidation of settlements, settlement, dispersement, transformation processes, West Zabaykalye, semeyskie, oldbelievers, urbanization, depopulation

Переселение в XVIII в. старообрядцев семейских из европейской части Российской империи в Западное Забайкалье повлияло на демографическое, социально-экономическое и культурное развитие региона. В Забайкалье старообрядцы ссылались небольшими партиями, всего в течение XVIII в. было переселено около 5 тыс. человек [1]. К концу XIX в. старообрядцев насчитывалось 28,2 тыс. человек [2]. Ареал расселения семейских включает четыре административных района Республики Бурятия – Тарбагатайский, Мухоршибирский и Бичурский, а также Красночикойский район Забайкальского края. Исследуемая территория расположена в пределах водосборного бассейна озера Байкал, включённого в список объектов Всемирного природного наследия, является частью буферной зоны Байкальской природной территории. Семейские проживают в бассейне реки Селенги и ее притоков - Хилок, Чикой и др.

Настоящее исследование охватывает ХХ и ХХI вв. В дореволюционное время сведения по численности старообрядцев в Забайкалье с момента их поселения приводятся в разных исследованиях [3, 4] и переписях. С установлением советской власти в стране в 1920-х гг. в статистических документах не указывается вероисповедание народонаселения, как это было обязательным в дореволюционное время. Например, во всех ежегодных отчётах генерал-губернаторов области за XIX в., хранящихся в Государственном архиве Иркутской области (ГАИО) [5], приведено описание старообрядческого населения Забайкалья. Старообрядческое сообщество с 1920-х гг. официально не признаётся самостоятельным, не рассматривается как отдельная религиозная группа. Однако, в перепись 1937 г. этот вопрос был включён, но данные переписи оставались засекреченными и обнародованы только в 1990-х гг. [6]. Сохранились документы, свидетельствующие о локальном сборе информации (на уровне уездов и волостей) о религиозных сообществах в 1920-30-е гг., в которых указываются сведения о числе старообрядцев в Западном Забайкалье [7].

В советское время старообрядческие локальные сообщества в результате атеизации стали более открытыми к окружающему народонаселению, всё чаще происходили браки не учитывающие религиозные традиции, особенно во второй половине ХХ в. Вместе с тем комплексных исследований этого процесса не проводилось. Отсутствие государственных статистических данных о динамике старообрядческого населения в прошлом веке не позволяет представить целостную картину современного состояния этого самобытного сообщества. При этом в последнее время отмечается значительный интерес мирового сообщества к хозяйственно-бытовому укладу семейских, особенностям природопользования, отношению к природе [8, 9].

При исследовании динамики численности жителей в семейских населённых пунктах использовались картографический, статистический и сравнительно-географический методы исследования, а также геоинформационная технология. Картографическая оценка выполнена в результате сравнительного анализа ретроспективных и современных картографических материалов в геоинформационной среде. в качестве основных картографических материалов были использованы листы топографических карт масштаба 1: 100 000 издания 1896 г., издания 1952 г. и 2004 г. Кроме того, в слой "населённые пункты" были введены статистические данные по численности жителей по другим временным срезам.

В сложившихся условиях отсутствия легитимных документов, решением проблемы является картографическая оценка динамики численности жителей в старообрядческих поселениях.

Таким образом, целью настоящей работы является исследование трансформационных процессов расселения семейских в течение ХХ и XXI в. в Западном Забайкалье. Для достижения цели поставлены следующие задачи: 1) оценка динамики численности жителей в старообрядческих селах; 2) определение пространственной изменчивости количества старообрядцев в поселениях исследуемой территории.

Населённые пункты старообрядцев со времени их поселения в Западном Забайкалье занимали территорию Верхнеудинского округа (современная территория вышеперечисленных районов). Размещение их чередовалось с поселениями бурят, исповедующих буддизм, и православных крестьян (рисунок).

___________xxi_.

Рисунок. Динамика численности населения в старообрядческих населённых пунктах в ХХ и XXI в.

Поскольку наиболее удобные земли были уже освоены под пастбища и сенокосы, переселенцы селились в лесостепной полосе бассейна Селенги. В Красночикойском районе по долинам таёжных речек. Адаптация к при­родным ландшафтам начиналась с выбора места под пашню, что в дальнейшем и определяло развитие селитьбы и дорожной сети. В основном пашни выбирались на полянах, чтобы уменьшить необходимость расчистки леса [11, 12].

Населённые пункты строились на пологосклоновых супесчано-песчаных степных и в таёжных ландшафтах на высотах от 600 до 1200 м над уровнем моря. Изначально система расселения старообрядцев формировалась путем строительства крупных деревень по европейскому стилю с линейной поселковой формой расселения – центром, где, как правило, располагались религиозные здания или администрация. Для каждого населённого пункта был характерен определённый комплекс сельскохозяйственных угодий, прежде всего пахотных, сенокосных и пастбищных. Количество жителей в этих поселениях быстро увеличивалось за счёт высокой рождаемости, поэтому семейские для освоения новых земель и ресурсов селились даже в самых труднодоступных таёжных местах.

Селения продолжали образовываться вплоть до начала второй четверти ХХ в. Одно из поселений Убур-Катанца было образовано семейскими в 1920 г. на месте бурятской заимки в Красночикойском районе в долине р. Менза. Оно просуществовало до начала Великой Отечественной войны [13].

Динамика численности семейских в Западном Забайкалье в течение XX и XXI в. рассмотрена за три периода: досоветский, советский и постсоветский. Для каждого из них характерны свои особенности.

Досоветский период. В течение первых 20 лет прирост старообрядческого населения был высоким [4]. В одной семье рождалось в среднем 10-15 детей. Известны случаи, когда у семейной пары рождалось более 20 детей. Например, семья Пересычиных, поселившаяся в 1867 г. в с. Бичура, разрослась к началу ХХ в. до 450 человек [14]. Семейские отказывались от официальной медицины, в том числе от оспопрививания, что обусловлено приверженностью религиозным традициям. "...Их религия не допускает у себя иметь лечение через медикработника, так как это считается великим грехом..." [15]. Семейские не стремились вступать в межэтнические браки. Жителей в семейских поселениях в этот период насчитывалось свыше 36 тыс. человек [16]. В этот период продолжается активное освоение новых площадей на исследуемой территории, основание новых деревень, заимок, выселков. Семейские продолжали осваивать лесостепи в бассейне реки Селенга и кедровую тайгу в бассейне реки Чикой. Каждая семья при поселении на новых местах стремилась обзавестись огородом, по возможности расчистить поле для выращивания зерновых, часть земли вокруг поселений отводилась под выпас животных. Параллельно шло освоение ресурсов тайги. Семейские в начале ХХ в. занимались отловом изюбрей и содержанием их в специальных фермах с целью получения пантов, широкое распространение получили ореховый, пушно-меховой промыслы.

Советский период. С конца 1920-х годов в Западном Забайкалье начали образовываться коммуны, а затем колхозы и совхозы. В 1930-е годы создавались сельхозартели, коммуны и товарищества по обработке земли (ТОЗы), преобразованные впоследствии в коллективные хозяйства. Процесс коллективизации происходил, как и по всей стране, быстрыми темпами [17].

Данный период в истории забайкальских старообрядческих сообществ является наиболее значимым. В это время произошёл надлом в духовном укладе семейских. На фоне тотального внедрения коммунистических идей в первой четверти ХХ в. традиционализм в жизни семейских сохранялся, несмотря на запрещение и подавление религиозности. Однако пропаганда атеизма среди староверов в некоторой степени изменили взгляды на жизнь, в частности у некоторой части молодёжи [18]. 1930-е годы ознаменовались периодом репрессий. Это первая волна депопуляции населения в ХХ в. Например, из с. Архангельское Красночикойского района было раскулачено и отправлено в лагеря в 1937-38 гг. более сотни работоспособных крестьян [19], что составило 6-7 % от общего количества населения в этом селе. В 1934 г. там проживало 1894 человека [21].

Вторая волна депопуляции населения выразилась в потери мужской части населения во время Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. В родные деревни вернулись немногие, призванные на фронт. Список вернувшихся домой фронтовиков с. Архангельское включает всего 55 фамилий (сведения получены из школьного музея с. Архангельское), тогда как в этом селе до начала войны насчитывалось 369 хозяйств [17]. Естественное воспроизводство населения соответственно замедлилось, а приток нового населения оставался минимальным.

В дальнейшем основополагающим фактором в упорядочении сельского расселения и формирования современного рисунка поселений исследуемой территории стала политика укрупнения сельских населенных пунктов, проводимая повсеместно в стране с конца 50-х до начала 60-х годов XX в. для концентрации сельского населения и создания нормальных условий жизни, труда и отдыха населения. Однако последствия проведения такой политики отразились на усилении неравномерного развития разных категорий поселений. На карте отмечен рост населения в административных центрах и убыль в окружающих поселениях.

Поэтому жители небольших сёл стали переезжать в соседние более крупные деревни. В малых поселениях нередко остро вставала проблема с образованием детей, что заставляло молодые семьи переезжать. В середине 1950-60-х годов население в Красночикойском районе переехало в более крупные сёла из 40 деревень и заимок, которые исчезли. Период с 1960-х по 1980-е годы характеризуется умеренным естественным приростом населения в Западном Забайкалье. Характерно, что в это время детей в семьях рождалось в среднем от 2 до 5. Тем не менее, с 1930-х по 1970-е годы численность верующих старообрядцев сократилась в 16 раз [4, с. 104].Поселения с большей людностью являются многофункциональными, в них имеются возможности развития как производственного, так и непроизводственного назначения, выше уровень обеспечения социальными услугами, в первую очередь школами и медицинскими учреждениями.

Постсоветский период. С середины 1990-х годов наблюдается более интенсивный отток населения в районные центры и другие крупные населённые пункты за пределы рассматриваемой территории. Явление соответствует общемировой тенденции роста урбанизации. Переезжают люди трудоспособного возраста, в том числе молодые семьи, чтобы получить образование и работу. Уровень жизни населения в этот период крайне низкий, с чем связан регрессивный режим воспроизводства. Это третья волна депопуляции в ХХ в. С начала XXI в. наблюдается стабилизация численности населения, отмеченная ростом рождаемости. Вместе с тем в этот период по всей стране наблюдается начало восстановления религиозных традиций всех конфессий. В Бичуре и Тарбагатае открыто действуют старообрядческие церкви. В Мухоршибири и Красном Чикое построены православные церкви. В мелких сёлах этих районов религиозные обряды по старинному обычаю совершаются женщинами пожилого возраста.

В дополнение к анализу периодов трансформационных процессов расселения семейских приведём сравнительную характеристику численности населения в районных центрах. В 1906 году в Тарбагатае насчитывалось 2982 человека (1637 мужчин и 1345 женщин) и 439 дворов [7], а в 2010 году – 4308 человек (2023 мужчин и 2285 женщин) [20]. При этом сейчас только четверть населения исповедуют старообрядческую веру [21]. Население увеличилось более чем на тысячу человек. В Мухоршибири в 1919 году число жителей составляло 2409 человек (360 дворов, в т.ч. 180 – старообрядческих) [7], а в 2010 году – 5207 человек (2381 мужчин и 2826 женщин) [20]. На карте «Религиозные организации» указано, что в этом районном центре всё население в настоящее время исповедует православие [21]. В Бичуре в 1919 году проживало около 7000 человек (1113 дворов) [3], а в 2010 году – 9145 (4311 мужчин и 4834 женщин) [20]. Здесь две трети населения придерживаются старообрядческих религиозных традиций [21]. Согласно [17] в Красном Чикое в 1931 году проживало 1250 человек, а в 2010 году – 7063 (3275 – мужчин, 3788 - женщин) [20]. В этом селе население придерживается православия [21].

Для подавляющего большинства сельских поселений вокруг районных центров характерна убыль населения. Например, в с. Урлук в 1895 году в одной семье в среднем проживало по 7-10 человек [3], а в 2000-х годах по 3 человека [20].

Анализ динамики численности в населённых пунктах показал, что в течение ХХ в. имела место трансформация расселения в Западном Забайкалье. В первой половине столетия наблюдался высокий естественный прирост населения, и, как следствие, происходило активное расселение на необжитых территориях.

К концу XX в. ситуация становится противоположной – численность населения в районных центрах выросла за счёт притока населения из окружающих сёл и деревень. Для районных центров характерна положительная динамика, для остальных поселений наблюдаются процессы миграции населения в районные центры и другие города. В настоящее время демографическое развитие и расселение локальных общин семейских, потомков старообрядцев, не отличаются от общероссийских демографических процессов и процессов расселения. Между тем, благодаря тенденции возрождения религии с 90-х годов XX в. в некоторых селах наблюдается восстановление старообрядческих религиозных традиций.

Библиография
1.
Болонев Ф.Ф. Семейские. Историко-этнографические очерки / Ф.Ф. Болонев. – Улан-Удэ: Бурят. кн. изд-во, 1992. – 224 с.
2.
Государственный архив Иркутской области, Ф. 24, ОП. 9 ОЦ, Д.1889, Л. 55
3.
Крюков Н.А. Западное Забайкалье в сельскохозяйственном отношении / Н.А. Крюков. – СПб., 1896. – 228 с.
4.
Болонев Ф.Ф. Старообрядцы Забайкалья в 18-20 вв. / Ф.Ф. Болонев. – Новосибирск, 1994. – 174 с.
5.
Государственный архив Иркутской области, Ф. 24, Оп. 9., ДД. 127, 218, 233, 645, 646.
6.
Жиромская В.Б. Полвека под грифом «секретно»: Всесоюзная перепись населения 1937 года / В.Б. Жиромская, И.Н. Киселёв, Ю.А. Поляков. – М.: Наука, 1996. – 152 с.
7.
Национальный архив республики Бурятия, Ф.Р.-248, Оп. 3, Д. 26, Л. 49-56., Ф.73, Оп. 2, Д.9, Л. 47.
8.
Morris R. Old Russian Ways.-New-York, 1991.-321 с; Wing S. Growth of the Old Rite among Converts both within and outside of the Russian Orthodox Church Abroad // Skupiska stroobrzedowcow-Warszava, 1994.-P. 125-130.
9.
Morris, Richard A. "Russian Orthodox Old Believers: Traits of a 17th Century Culture in the 21st Century." in Russia and the Asian-Pacific Region, edited by Vladimir Maliavin, 22-47. Taipei, Taiwan: Tamkang University, 2004.
10.
Бешенцев, А.Н. Картографический мониторинг природопользования / А.Н. Бешенцев // Геодезия и картография. – 2011. – №3. – С. 14-18.
11.
Соловова А.Т., Почвенно-экологическая основа в системах расселения бурят и семейских / А.Т. Соловова, О.Н. Гурова // Материалы IV Межрегиональной научно-практической конференции.-Чита: ЧитГУ, 2005. – С. 195-198.
12.
Гурова О.Н. Традиционное природопользование коренного населения Читинской области: дисс. на соиск. уч. степ.канд. геогр. наук / О.Н. Гурова. – Улан-Удэ, 2001. – 145 с.
13.
Козлова С.А. Из истории села Алтан / С.А. Козлова // Форум устойчивого развития сельских территорий и поселений Сибири и Дальнего Востока «Сибирский земельный конгресс»: Сб. материалов Форума (Иркутск, 12-15 ноября-2014 г.)-Иркутск: Издательство «Оттиск» 2014. – С. 49-57
14.
Талько-Грынцевич Ю.Д. Семейские (старообрядцы) в Забайкалье // Протоколы общего собрания Троицкосавско-Кяхтинского отделения Приамурского отделения РГО. – Кяхта. – № 2. – 1894. – С. 25.
15.
Архивная служба АМО «Бичурский район». Ф.1, ед.хр. 73 Л. 33(Протокол Окино-Ключевского волостного правления № 1 от 3 сентября 1922 г.в россыпи).
16.
Васильева С.В. Власть и старообрядцы Забайкалья (XVII – начало ХХ вв.) / С.В. Васильева. – Улан-Удэ: Изд-во Бурятского гос. ун-та, 2007. – 233 с.
17.
Отчёт 3-й кедровообследовательской партии 1933 г. рукопись / Архив АМО Красночикойский район, 1934. – 241 с.
18.
Костров А.В. Старообрядчество Байкальской Сибири в «переходный» период отечественной истории (1905-1930-е гг.) / А.В. Костров. – Иркутск: Изд-во ИГУ, 2010. – 444 с.
19.
«Книга памяти» жертв политических репрессий в Восточном Забайкалье [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://zabarchives.ru/memory
20.
Итоги Всероссийской переписи населения 2010 г. Численность и размещение населения. – [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.gks.ru/free_doc/new_site/perepis2010/croc/perepis_itogi1612.htm (Дата обращения: 15.10.2014).
21.
Природные ресурсы, хозяйство и население Байкальского региона. Серия из 100 карт. – CD-диск. – Иркутск: Изд-во Ин-та географии СО РАН, 2009.
References (transliterated)
1.
Bolonev F.F. Semeiskie. Istoriko-etnograficheskie ocherki / F.F. Bolonev. – Ulan-Ude: Buryat. kn. izd-vo, 1992. – 224 s.
2.
Gosudarstvennyi arkhiv Irkutskoi oblasti, F. 24, OP. 9 OTs, D.1889, L. 55
3.
Kryukov N.A. Zapadnoe Zabaikal'e v sel'skokhozyaistvennom otnoshenii / N.A. Kryukov. – SPb., 1896. – 228 s.
4.
Bolonev F.F. Staroobryadtsy Zabaikal'ya v 18-20 vv. / F.F. Bolonev. – Novosibirsk, 1994. – 174 s.
5.
Gosudarstvennyi arkhiv Irkutskoi oblasti, F. 24, Op. 9., DD. 127, 218, 233, 645, 646.
6.
Zhiromskaya V.B. Polveka pod grifom «sekretno»: Vsesoyuznaya perepis' naseleniya 1937 goda / V.B. Zhiromskaya, I.N. Kiselev, Yu.A. Polyakov. – M.: Nauka, 1996. – 152 s.
7.
Natsional'nyi arkhiv respubliki Buryatiya, F.R.-248, Op. 3, D. 26, L. 49-56., F.73, Op. 2, D.9, L. 47.
8.
Morris R. Old Russian Ways.-New-York, 1991.-321 s; Wing S. Growth of the Old Rite among Converts both within and outside of the Russian Orthodox Church Abroad // Skupiska stroobrzedowcow-Warszava, 1994.-P. 125-130.
9.
Morris, Richard A. "Russian Orthodox Old Believers: Traits of a 17th Century Culture in the 21st Century." in Russia and the Asian-Pacific Region, edited by Vladimir Maliavin, 22-47. Taipei, Taiwan: Tamkang University, 2004.
10.
Beshentsev, A.N. Kartograficheskii monitoring prirodopol'zovaniya / A.N. Beshentsev // Geodeziya i kartografiya. – 2011. – №3. – S. 14-18.
11.
Solovova A.T., Pochvenno-ekologicheskaya osnova v sistemakh rasseleniya buryat i semeiskikh / A.T. Solovova, O.N. Gurova // Materialy IV Mezhregional'noi nauchno-prakticheskoi konferentsii.-Chita: ChitGU, 2005. – S. 195-198.
12.
Gurova O.N. Traditsionnoe prirodopol'zovanie korennogo naseleniya Chitinskoi oblasti: diss. na soisk. uch. step.kand. geogr. nauk / O.N. Gurova. – Ulan-Ude, 2001. – 145 s.
13.
Kozlova S.A. Iz istorii sela Altan / S.A. Kozlova // Forum ustoichivogo razvitiya sel'skikh territorii i poselenii Sibiri i Dal'nego Vostoka «Sibirskii zemel'nyi kongress»: Sb. materialov Foruma (Irkutsk, 12-15 noyabrya-2014 g.)-Irkutsk: Izdatel'stvo «Ottisk» 2014. – S. 49-57
14.
Tal'ko-Gryntsevich Yu.D. Semeiskie (staroobryadtsy) v Zabaikal'e // Protokoly obshchego sobraniya Troitskosavsko-Kyakhtinskogo otdeleniya Priamurskogo otdeleniya RGO. – Kyakhta. – № 2. – 1894. – S. 25.
15.
Arkhivnaya sluzhba AMO «Bichurskii raion». F.1, ed.khr. 73 L. 33(Protokol Okino-Klyuchevskogo volostnogo pravleniya № 1 ot 3 sentyabrya 1922 g.v rossypi).
16.
Vasil'eva S.V. Vlast' i staroobryadtsy Zabaikal'ya (XVII – nachalo KhKh vv.) / S.V. Vasil'eva. – Ulan-Ude: Izd-vo Buryatskogo gos. un-ta, 2007. – 233 s.
17.
Otchet 3-i kedrovoobsledovatel'skoi partii 1933 g. rukopis' / Arkhiv AMO Krasnochikoiskii raion, 1934. – 241 s.
18.
Kostrov A.V. Staroobryadchestvo Baikal'skoi Sibiri v «perekhodnyi» period otechestvennoi istorii (1905-1930-e gg.) / A.V. Kostrov. – Irkutsk: Izd-vo IGU, 2010. – 444 s.
19.
«Kniga pamyati» zhertv politicheskikh repressii v Vostochnom Zabaikal'e [Elektronnyi resurs]. – Rezhim dostupa: http://zabarchives.ru/memory
20.
Itogi Vserossiiskoi perepisi naseleniya 2010 g. Chislennost' i razmeshchenie naseleniya. – [Elektronnyi resurs]. – Rezhim dostupa: http://www.gks.ru/free_doc/new_site/perepis2010/croc/perepis_itogi1612.htm (Data obrashcheniya: 15.10.2014).
21.
Prirodnye resursy, khozyaistvo i naselenie Baikal'skogo regiona. Seriya iz 100 kart. – CD-disk. – Irkutsk: Izd-vo In-ta geografii SO RAN, 2009.