Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 1896,   статей на доработке: 303 отклонено статей: 796 
Библиотека
Статьи и журналы | Тарифы | Оплата | Ваш профиль

Вернуться к содержанию

Огневые сооружения Севастопольского Оборонительного Района 1941 г.: анализ характеристик и проблем
Там Хок Чиу

аспирант, кафедра Истории, Московский Государственний Университет имени М. В. Ломоносова

119991, Россия, г. Москва, ул. Гсп-1,ломоносовский проспект, 27

Tam Hok Chiu

PhD Candidate, History Department, Lomonosov Moscow State University

119991, Russia, g. Moscow, ul. Gsp-1,lomonosovskii prospekt, 27

volodja1217@gmail.com

Аннотация.

В статье представлена характеристика огневых сооружений Севастопольского Оборонительного Района (далее – СОР) в октябре — ноябре 1941 г. Особенное внимание уделяется не только вопросам строительства и обустройства огневых сооружений СОР (в том числе артиллерийским дотам и дзотам; пулемётных дотов и дзотов, а также другим видам огневых точек), но и ряду структурных проблем относительно формирования и укрепления сооружений СОР, включая стратегические и тактические недостатки и ошибки в расположении данных огневых сооружений, которые явились одной из ключевых причин к последующему поражению и падению Севастополя. Источниковой базой для данной статьи являются в первую очередь архивные материалы. Изучены оригинальные боевые схемы, карты, графики и таблицы. Можно определённо сказать, что сравнение данных и цифр построенных дотов, дзотов и других огневых точек СОР в начале и в середине ноября 1941 г., наряду с тщательным анализом расположения данных огневых сооружений по картам и схемам, является фундаментальным способом в объяснении ряда исторических фактов и формулировании проанализированных материалов. В статье делается вывод о том, что огневые сооружения были необходимы для обороны Севастополя, оказывали положительные боевые эффекты в реальных боях именно на первоначальном этапе. При этом признается, что в планировании строительства и расположения долговременных огневых сооружений имелся ряд серьёзных как объективных, так и субъективных проблем, недостатков, которые весьма отрицательно влияли на общую боевую способность СОР.

Ключевые слова: Оборона Севастополя, Крым, Приморская Армия, огневое сооружение, оборонительная полоса, дот, дзот, огневая точка, орудие, фланговая оборона

DOI:

10.7256/2454-0609.2018.3.26310

Дата направления в редакцию:

17-05-2018


Дата рецензирования:

17-05-2018


Дата публикации:

06-06-2018


Abstract.

The author describes in this article the features of the firing structures of the Sevastopol Defense Area (hereafter referred to as the SDA) in October - November 1941. Special attention is paid not only to the issues of construction and arrangement of the firing structures of the SDA (including artillery pillbox and bulwarks, machine guns and bunkers, but as well to other types of firing points), but also a number of structural problems concerning the formation and strengthening of SDA structures, including strategic and tactical flaws and errors in the location of these firing structures, which were one of the key reasons for the subsequent defeat and capture of Sevastopol. The source base for this article is made up primarily of archival materials. The author examines the original battle plans, maps, charts, and tables. It can be positively affirmed that the comparison of the data and figures of the constructed pillboxes, bulwarks and other SDA firing points in the beginning and in the middle of November 1941, along with a careful analysis of the location of these firing structures on maps and charts, is a fundamental means of explaining a number of historical facts and formulations in the analyzed material. In the article the author comes to the conclusion that the firing structures were necessary for the defense of Sevastopol and had positive combat effects in real battles at the initial stage. At the same time, the author recognizes that in planning the construction and location of long-term firing structures there was a number of serious problems, both objective and subjective, and shortcomings that had a very negative effect on the overall combat capability of the SDA.

Keywords:

bulwark, defensive area, firing construction, Coastal Army, Crimea, Defense of Sevastopol, pillbox, firing point, field-gun, flank-defense

Огневые сооружения Севастопольского Оборонительного Района 1941 г.: анализ характеристик и проблем

The firing constructions of Sevastopol’s Defensive Area during 1941:analyze of characteristics and problems

Аннотация:

В статье представлена характеристика огневых сооружений Севастопольского Оборонительного Района (далее – СОР) в октябре — ноябре 1941 г. Особенное внимание уделяется не только вопросам строительства и обустройства огневых сооружений СОР (в том числе артиллерийским дотам и дзотам; пулемётных дотов и дзотов, а также другим видам огневых точек), но и ряду структурных проблем относительно формирования и укрепления сооружений СОР, включая стратегические и тактические недостатки и ошибки в расположении данных огневых сооружений, которые явились одной из ключевых причин к последующему поражению и падению Севастополя.

Источниковой базой для данной статьи являются в первую очередь архивные материалы. Изучены оригинальные боевые схемы, карты, графики и таблицы. Можно определённо сказать, что сравнение данных и цифр построенных дотов, дзотов и других огневых точек СОР в начале и в середине ноября 1941 г., наряду с тщательным анализом расположения данных огневых сооружений по картам и схемам, является фундаментальным способом в объяснении ряда исторических фактов и формулировании проанализированных материалов.

В статье делается вывод о том, что огневые сооружения были необходимы для обороны Севастополя, оказывали положительные боевые эффекты в реальных боях именно на первоначальном этапе. При этом признается, что в планировании строительства и расположения долговременных огневых сооружений имелся ряд серьёзных как объективных, так и субъективных проблем, недостатков, которые весьма отрицательно влияли на общую боевую способность СОР.

Ключевые слова

Оборона Севастополя, Крым, Приморская Армия, огневое сооружение, оборонительная полоса, дот, дзот, огневая точка, орудие, фланговая оборона

Summary:

This paper is mainly about the characteristics and problems relating to the land warfare defensive firing constructions of the Sevastopol’s Defensive Area during the period October—November 1941. In this recent topic, author not only focused on the establishment and the development of the firing constructions (including the permanent and temporary artillery bulwarks, machine-gun pillboxes and other firing points) in the before the beginning of massive offensive actions from the Nazi-German army with the Romanian troops in November 1941; but also paid special attention to a series of structural problems within the basic formation and design of Sevastopol’s defensive constructions, as well as its strengthening progress, which should be considered as one of the major potential reasons leaded to the final loss and the collapse of the Sevastopol.

The main researching task and methodology in this paper basically relay on the archival documents and materials, and other original sources. Archival and original military schemes, maps, graphics and tables with details provide especial importance for systemic research of the above issues. Particularly speaking, in this paper will be used two fundamental methods in terms of explaining the brief situation of historical factors and concluding the analyzed results: comparison between the information and data of the established Sevastopol’s bulwarks, forts and the other defensive works in the beginning and the middle of November 1941, as well as the analyzation of the deposition those defensive works on maps and schemes.

The brief points of the researched results consider, that the firing constructions were necessary to the Defense of Sevastopol, they also showed great positive advantages and military effects during the battles especially in the very beginning. However, it is also necessary to admit, that there were a series of serious objective restrictions, shortages, as well as the subjective problems and underestimations in the long-term strategic and tactical minds to develop the defensive system of Sevastopol.

Keywords

Defense of Sevastopol, Crimea, Coastal Army, firing construction, defensive area, bulwark, pillbox, firing point, field-gun, flank-defense

1. Введение

Наземная оборонительно-укрепительная система Севастопольского Оборонительного Района (СОР) являлась основой обороны Севастополя в1941-1942 гг. против немецкого наступления. В этой системе основную роль играли артиллерийские доты (долговременная огневая точка), пулемётные доты и дзоты (деревоземляная огневая точка). Работы по укреплению наземных сооружений под Севастополем осложнялись в связи с недостатком рук, сил и времени.

Основная ответственность за проведение работ возлагалась на руководство инженерного отдела Приморской Армии и СОР. К началу немецкого штурма в ноябре построенные долговременные и временные сооружения позволили максимально обеспечить успешную оборону СОР. Но вместе с тем нельзя не упомянуть об имевшихся серьёзных стратегическо-тактических проблемах и структурных недостатках, которые сильно влияли на общую обороноспособность СОР, а также являлись одной из главных причин, приведшей к оставлению Севастополя летом 1942 г.

2. Теоретические взгляды руководства РККА относительно строительства и боевых функций долговременных и временных наземных сооружений

В военных теориях и доктринах РККА 1930-х годов и в годы Великой Отечественной Войны особое внимание уделялось формированию, строительству и укреплению наземных сооружений для целей позиционной, районной и иной обороны. Наземные огневые средства и сооружения являлись и до сих пор остаются одним из основных методов обеспечения и проведения успешной и эффективной долговременной обороны в оборонительном участке, для максимальной ликвидации наступления и продвижения вражеские пехотных частей, военной техники, танков и бронемашин в типически-позиционном бою.

Накануне, а также во Второй мировой войне оборонительные полосы, районы, зоны и линии широко использовались Советским Союзом, гитлеровской Германией, Францией, Японией и Финляндией [11]. В обычном понимании, оборонительный район и оборонительная фронтовая линия—общая форма или рамка в позиционной обороне, в которых создаются окопы, траншеи, противопехотные и противотанковые заграждения в качестве основных сооружений. Между тем, главную сила и боеспособность представляют артиллерийские доты, дзоты, а также пулемётные доты, дзоты и другие виды огневых точек и пунктов. Поэтому численность, сосредоточенность и расположение дотов, дзотов и огневых точек являются решающими факторами, обеспечивающие в первую очередь прочную оборону по сдерживанию лобной и фланговой атаки между участками обороняющими войсковыми позициями.

Согласно теории советского военного дела, доты и дзоты имеют одинаково важное, необходимое значение как для наступления, так и для обороны в позиционном положении [9],[10]. Во время наступления пехота должна знать расположением вражеских укреплений, а также уметь их обходить, преодолевать и уничтожать. Для осуществления стойкой и прочной обороны в позиционном состоянии доты, дзоты и другие сооружения должны помогать обеспечивать живучесть и устойчивость на позициях, иметь противотанковый, противоартиллерийский, противовоздушный и глубоко-оборонительный характеры [10].

В современной военной истории артиллерийский дот представляется наиболее мощным огневым средством среди всех наземных оборонительных сооружений. Он представляет серьезную опасность против вражеской пехоты, танков и военной техники (особенно 45-мм противотанковая пушка и 76-мм полковое орудие) [9, с. 86-87]. В противотанковом бою артиллерийский дот является главной оборонительным сооружением с обеспечением кругового обстрела на расстояние до 500 м, включая фланговое положение к направлению вероятного движения вражеских танков [9, с. 79-80, 82-85]. А пулемётные доты и дзоты имеют особое значение в пехотном встречном и оборонительно-позиционной боях, являются основной оборонительной точкой для бойца, взвода, роты и небольшого подразделения, с помощью пулемётных дотов и дзотов пехотинцы могут крепко удерживать лобные и фланговые позиции на прочной оборонительной линии [9, с. 78].

3. Об общем положении дотов, дзотов и других сооружений на рубежах Севастопольского района

Наземные доты, дзоты, другие огневые точки и противотанковые пункты были созданы в рамке переформирования оборонительного укрепления Севастопольского района в июне-октябре 1941 г., пока Севастопольский Оборонительный Район и его секторы ещё не были официально утверждены.

В разработке планов, схем и в конкретном строительстве принимали участие офицеры и солдаты войск Крыма, гарнизона Севастополя, Черноморского флота (особенно по береговой обороне) и Приморской Армии (инженерный отдел) [1] [2] [3] [6] [7] [8]. По мнению инженерного отдела Приморской Армии, прежде всего необходимо было решить главную задачу: в ограниченное время, до ноября 1941г., организовать оборону городу на трех рубежах — рубеж прикрытия и эвакуации (Тыловой), Главный рубеж и Передовой рубеж [10, с. 203-205] и на которых должны было построено определённое число групп дотов, дзотов и других наземных сооружений, обороняющих Севастополь.

Процесс укрепления наземных оборонительных продолжался также при 2-х немецких масштабных штурмах ноября-декабря 1941 г. и переломном моменте в начале декабря 1941 г. Но в целом основная структура не менялась.

К 1ноября 1941 г. на территории СОР (на трех оборонительных рубежах) имелось всего 34 артиллерийских дота (11 в Передовом рубеже, 6 в Главном рубеже, 17 в рубеже прикрытия и эвакуации/тыловом рубеже), 144 пулемётных дота и дзота (50 в Передовом, 32 в Главном, 62 в Тыловом), 350 разных окопов (193 в Передовом, 66 в Главном, 91 в Тыловом) [4, с. 7-10],[5, с. 4-6]. Большинство артиллерийских дотов, пулемётных дотов и дзотов находилось на рубеже прикрытия и эвакуации. На главном рубеже находилось меньше, лишь 6 артиллерийских дотов и 32 пулемётных дота и дзота, общего количества дотов и дзотов не хватало для обороны узкой, но длинной территории главного рубежа. В Передовом рубеже оборонительно-позиционная работа также была недостаточной, имелось лишь 11 артиллерийских дотов, 50 пулемётных дотов и дзотов, большинство из них сосредотачивалось в районах Камары, Нижний и Верхний Чоргунь (южная часть 2-го сектора, в том районе находились шоссейные дороги и их перекрёсток).

Представляется, что в целом наземная оборонительно-укрепительная работа в Севастопольском районе была недостаточной. Во-первых, до начала обороны Севастополя к ноябрю 1941 г. строительство оборонительно-укрепительных сооружений было далеко от назначенной цели. Окопная и укрепительная работы на этом этапе встречались с материальными и иными трудностями. На территории Севастопольского района численность дотов и дзотов была явно недостаточной для оборонительных боёв. Во-вторых, планирование по строительству новых сооружений и укрепительных работ не было тщательно разработано в общем стратегическо-тактическом виде, а лишь удовлетворяло временного срочному тактическому требованию.

В планировании и выполнении этих инженерных задач тщательное внимание изначально уделялось лишь укреплению рубежа прикрытия и эвакуации (тыловому Рубежу). Безусловно, усиление обороны на внутренней территории вокруг Севастополя непосредственно влияло на безопасность его города и порта. Но в стратегическом отношении представляется, что необходимо было еще и усилить оборону на передовом и главном рубежах, активизировать работу по строительству дотов, дзотов и др. Главный рубеж представлял больше тактическо-оперативной важности, ибо он являлся буферным рубежом, где можно было максимально ослабить темп и интенсивность наступления и атаки противника. Поэтому до начала немецкого ноябрьского штурма срочное строительство по увеличению количества дотов и дзотов на передовом и главном рубежах продолжалось, хотя коренные проблемы так и не были преодолены.

Командование Приморской Армией и управление инженерным отделом старались улучшать ситуацию по укреплению сооружений в севастопольском районе: количество и расположение артиллерийских дотов в определённой степени влияли на общую обороноспособность Севастополя. Возможно, учитывая опасность и угрозу в этом плане, генерал И. Е. Петров приказал срочно увеличить количество долговременных огневых точек [12]. Поэтому накануне ноябрьского немецкого штурма (до 10-го ноября 1941 г.) был осуществлен значительный рост количества дотов и дзотов на главном и передовом рубежах.

7-го ноября 1941 г. на территории СОР уже имелось около 70 артиллерийских дотов, в том числе 28 на передовом рубеже, 19 на главном и 23 на тыловом [12], в итоге артиллерийские доты на передовом рубеже превосходили по количеству тыловой рубеж, а число артиллерийских дотов на главном рубеже оставалось меньшим из трех. К началу немецкого ноябрьского штурма (с 10 или 11 ноября 1941 г.), по данным Г. И. Ванеева, в СОР уже было построено 75 артиллерийских дотов (28 на передовом рубеже, 25 на главном/основном рубеже, 22. на рубеже прикрытия эвакуации/тыловом рубеже. [3, с. 39]). Изучение архивных документов и, и других источников показывает разные цифры по числу артиллерийских дотов, пулемётных дотов и дзотов, что затрудняет показать полную картину расположения означенных укреплений. Всего артиллерийских дотов на передовом рубеже или вне его (в районах Дуванкой, Гаджикой, Биюк-Отаркой, Заланкой, Черкез-Кермен, Шули и др.) [3] [4] [5] [8] [12], было построено больше артиллерийских дотов, чем на главном и тыловом. За 7-10 дней всего было построено дополнительно 41 артиллерийских дотов, на передовом рубеже было добавлено 17 артиллерийских дотов, на главном—19 артиллерийских дотов, на тыловом—5 артиллерийских дотов. Сравнивая с ситуацией к началу ноября, на главном рубеже было построено больше всего артиллерийских дотов, а на тыловом изменение было не значительным.

Следует отметить, что количество пулемётных дотов и дзотов за отчётное время тоже значительно выросло. По Г. И. Ванееву, к началу ноябрьского немецкого штурма, на территории СОР уже имелось около 232 пулемётных дота и дзота, в том числе, 87 на передовом рубеже, 70 на главном, 75 на рубеже прикрытия и эвакуации. Также имелось 374 стрелковых окопа (193 на передовом, 90 на главном, 91 на тыловом) [3]. По сравнению с началом ноября 1941 г., к середине месяца на территории СОР было добавлено 88 пулемётных дотов и дзотов и 24 стрелковых окопа.

Очевидно, что добавление новых стрелковых окопов не было значительным, лишь на главном рубеже было отрыто 24 окопа, на других рубежах количество не менялось. Вероятно, данное изменение отражает то, что управление инженерного отдела считало необходимым срочно укрепить основную пехотно-окопную работу, чтобы обороноспособность пехоты во встречно-позиционном бою. Что касается количества пулемётных дотов и дзотов, то на передовом рубеже было дополнительно построено 37, на главном рубеже—38, на тыловом —13. Рост количества пулемётных дотов и дзотов на главном рубеже оказался наибольшим, поскольку управление инженерного отдела обратило особое внимание на срочное укрепление долговременной позиционной обороны именно там.

Дело в том, что командующий Приморской Армией генерал И. Е. Петров уделял особое внимание именно укрепительной работе. После официального формирования Севастопольского оборонительного района (СОР) как армейско-боевой основы вместо Управления войсками Крыма, по требованию генерала И. Е. Петрова, инженерный отдел Приморской Армии начал уделять особое внимание укреплениям на главном и передовом рубежах, инженерские войска стали более интенсивно на них вести работу по усилению стационарной артиллерийской мощи, доказательством чего служит статистика.

Во-первых, основой артиллерией в системе артиллерийского дота СОР являлась 45 мм противотанковая пушка. По архивным данным, к началу ноябрьского немецкого штурма в СОР всего было 18 артиллерийских дотов, оборудованных 100 мм орудиями, 17 дотов, оборудованных 75-76 мм орудиями, 33 дота, оборудованных 45 мм орудиями, и лишь 2 дота, оборудованных 130 мм орудиями [12]. Данные показывают, что в общем в системе артиллерийских дотов СОР наиболее широко пользовались 45 мм противотанковые пушки/орудия, а также75-76 мм и 100 мм, а вот 130 мм орудий (орудие выше среднего калибра) было недостаточно.

Во-вторых, все артиллерийские доты с их орудиями располагались в крайне неровном положении. А именно, в дотах Передового Рубежа было оборудовано 11 100-мм орудий, 4 75/76- мм орудия, 11 45-мм-орудий, 2 130-мм орудия. На Главном Рубеже было 4 100-мм орудия, 5 75/76-мм орудий, 10 45-мм орудий. А на Тыловом Рубеже было расположено 3 100-мм орудия, 8 75/76-мм орудий, 12 45-мм орудий. Таким образом, на Передовом Рубеже располагалось наибольшее количество дотов, оборудованных орудиями среднего или выше среднего калибра (100-мм и др.). 45-мм противотанковые орудия равномерно располагались на трех рубежах. На Рубеже Прикрытия Эвакуации были сосредоточены в основном 75/76ммм орудия.

В четырёхсекторном режиме к 7 ноября 1941 г. (фактически тогда еще 3-й сектор не был разделен) в 4-м секторе было вооружено 9 100-мм орудий, 5 75/76-мм орудий, 12 45-мм орудий, и 1 130-мм орудие. В 3-м секторе было вооружено: 1 100-мм орудие, 1 75/76-мм орудие, 3 45-мм орудия, и 1 130-мм орудие. Во 2-м секторе находилось:7 100-мм орудий, 6 75/76-мм орудий, 15 45-мм орудий. А в 1-м секторе было поставлено 1 10- мм орудие, 5 75/76-мм орудий, 3 45-мм орудия. Очевидно, что в 4-м и 2-м секторах располагалось наибольшее число 100-мм орудий. 75/76-мм орудия равномерно располагались в 4-м, 2-м и 1-м секторах. Большинство 45-мм орудий сосредоточивалось также в 4-м и 2-м секторах. В 3-м и 1-м секторах артиллерийских дотов было меньше всего и, на наш взгляд, явно недостаточно для прочной обороны.

4. Структурные недостатки и пути их разрешения.

Севастопольский Оборонительный Район создавался в ускоренном порядке вплоть до начала ноябрьского немецкого штурма посредством (особенно в первые десять дней. Однако несмотря на быстрый рост числа укреплений, их было явно недостаточно, что можно связать с нехваткой ресурсов, рабочих рук, а также недостатками в управлении инженерного отдела. Все это привело к серьезным недостаткам в военно-стратегическом отношении в целом.

Одной из главных проблем являлось неравномерность распределения укреплений. Вероятно, генерал А. Ф. Хренов не учитывал географическую разницу и специфику каждого из рубежей и секторов. Например, территория Тылового Рубежа был намного меньше, чем Передового и Главного Рубежей, артиллерийские доты и пулемётные доты, дзоты намного теснее сосредотачивались вокруг внешней полосы Севастополя, хотя в общем числе дотов на Тыловом Рубеже не было больше. Однако, на Передовом и Главном рубежах, все доты и дзоты были слишком разбросаны, вследствие чего тесной связи и прочной обороны между ними не было создано.

В общей системе дотов, дзотов и огневых точек СОР имелось много оборонительных пустот, а имеющиеся там доты и дзоты не могли полностью прикрывать и защищать целый оборонительный район. К 10 ноября 1941 г,. за 10 дней до начала ноябрьского немецкого штурма, строительство и укрепление дотов и дзотов просто осуществлялось на прежней базе, неравномерность расположения дотов и дзотов продолжала влиять на общую схему наземных сооружений СОР в негативном ключе. Анализ многочисленных военных схем позволяет заметить, что большинство групп дотов и дзотов сосредотачивалось на севере (в районах Мамашай, Аранчи, гора Азиз-Оба, хутор Ново-Михайловка Бельбек), на юго-востоке (Верхний и Нижний Чоргунь, Камары), а также вдоль границы Рубежа Прикрытия Эвакуации (от берега Бухты Стрелецкая до района Любимовка, включая районы Инкерман, Дергачи и др.). В районах с важными подступами (с севера на юг), такими как Камышлы, хутор Мекензия, кордон Мекензи № 1 Кадыковка, Балаклава и др., а также на южной территории СОР было построено сравнительно мало артиллерийских дотов, либо же оные и вовсе отсутствовали [3] [4] [6] [8] [12]. Таким образом, если немцам удаётся прорвать опасные зоны без защиты наземных сооружений и продвигаться дальше, целая оборонительная система сразу повреждается и не может восстановиться в ближайшее время. Иными словами, 3 главных направления (Направления Дуванкой—Камышлы—ПСТ. Мекензиевы Горы—Северная часть Севастополя; Шули—хутор Мекензия—Инкерманские высоты—берег Северной Бухты; Варнутка—Кучук-Мускомья—Балаклава—Кадыковка—хутор Максимова— Севастополь.) фактически были открытыми после вражеского прорыва Передового Рубежа.

Во-вторых, планирование по укреплению дотов и дзотов только принимало срочный характер, но не оказывало эффективного стратегическо-тактическо-оперативного значения. В параллели с вышеуказанной проблемой, в общем планировании Севастопольской оборонительной системы отсутствовал многосторонний и генеральный стратегическо-тактический проект по созданию прочной обороны дотами-дзотами именно на долговременном оборонительном этапе. Огневая сеть и прочная эшелонированная оборона, созданные из дотов и дзотов, фактически не существовали. А все срочные мероприятия по укрепительной работе были разработаны на кратчайший срок лишь для того, чтобы как можно быстро удовлетворить минимальным требованиям. Качество дотов и дзотов, боеспособность группы сооружения общей системы были по факту исключены из планирования. Иными словами, планирование расположения сооружения СОР не учитывало тактическо-оперативных требований, а инженерские начальники СОР не стремились к созданию секретно-засадных сооружений в том или ином районе, чтобы в возможной встречной борьбе завлечь немецкую пехоту и военную технику в конкретные подготовленные засадные районы с достаточным количеством укреплений и тем самым в дальнейшем разгромить окружённых немецких солдат. Простое расположение дотов и дзотов не могло оказывать больше стратегическо-тактического значения в разгроме наступающих немцев. И это были, и нельзя это отрицать серьезные ошибки советского командования особенно на начальном этапе войны.

В-третьих, еще одна ошибка заключалась в неразумном расположении самих дотов и дзотов. Вопреки стратегическо-тактической теории и военной практике, начальники инженерного отдела игнорировали то, что укрепление обороны вдоль шоссейных и железных дорог намного больше логично и эффективно против немецкого обычного пехотного и танкового наступления. Из карт и схем ясно видно, что вдоль важнейших шоссейных и железных дорог, а также в их узлах совсем мало или почти не было построено никаких артиллерийских дотов или пулемётных дотов и дзотов. Таким образом, немцам было гораздо легче осуществлять их наступление согласно доктрине «молниеносной войне» посредством быстрого продвижения по слабозащищённым шоссейным и железным дорогам вглубь СОР. Практика показала, что немцы в боях обычно обходили высотные и горные рубежи, а в первую очередь наступали вдоль дорог, а уже дальше рассылали свои отряды на разные направления вглубь с целью осады Тылового Рубежа и Севастополя. При этом редкие доты и дзоты уже не могли задержать немецкую пехоту и военную технику. Таким образом, оборона Передового и Главного Рубежей фактически лишилась её собственной обороноспособности.

5. Выводы

Итак, на проведенного исследования можно сделать следующие выводы. Прежде всего, до начала обороны Севастополя или немецкого ноябрьского штурма, оборонительно-укрепительная система долговременных и временных наземных сооружений в Севастопольском районе находилась в тяжёлом положении в связи с крайне недостатками времени и средств, а с также ошибками управления инженерного отдела СОР. Вследствие этого строительство укреплений в Севастопольском районе не смогло полностью соответствовать доктрине «Боевого Устава Пехоты», особенно к началу ноября 1941 г., когда позиционная оборона с дотами и дзотами на Главном Рубеже была почти пустой, а особое внимание было уделено Рубежу Прикрытия Эвакуации. В течение 10 дней до начала ноябрьского немецкого штурма, учитывая опасность и слабую оборону на Главном Рубеже после официального формирования СОР, инженерным войскам Приморской Армии удалось срочно построить немало дотов и дзотов на Главном и Передовом Рубежах, чтобы как можно лучше усилить их обороноспособность. Эти мероприятия, действительно, играли большую существенную роль в общем укреплении СОР накануне немецкого штурма.

Вместе с тем, данные срочные мероприятия не смогли преодолеть ряда структурных проблем и недостатков. Несмотря на несовершенство системы артиллерийских дотов и пулемётных дотов и дзотов в качестве и количестве, более серьёзные проблемы заключались в общей тактике и планировании. Например, к началу ноябрьского немецкого штурма огневая сеть и прочная оборона дотов и дзотов ещё не были завершены, полное огневое прикрытие по каждому рубежу отсутствовало. Более того, негативно влияли просчеты в дислокации самих укреплений.

Таким образом, недостатки в планировании строительства и расположения оборонительных сооружений, а может быть, и неопытность командования в начале войны явились одними из главных причин причинами быстрого и успешного продвижений сил Вермахта в направлении Севастополя.

6. Список литературы

1. Алтабаева Е. Б. Город Достойный Поклонения, Севастополь, изд. Телескоп, 2013, С. 74-75, 95, 115.

2. Басов А. В. Крым в Великой Отечественной Войне 1941-1945, М., изд. Наука, 1987, С. 84-90.

3. Ванеев Г. И. и др. Героическая Оборона Севастополя 1941-1942, М., Воениздат, 1969, С. 35-40, 64-70, 112-116.

4. Генштаб РККА, Оборона Севастополя, Оперативно-Тактический Очерк, М. Воениздат НКО, 1943, С. 7-10.

5. Замятин Н. М., Воробьёв Ф. Д., Оборона Севастополя, М. Воениздат НКО, 1943, С. 4-6.

6. Ковтун А. И. Севастопольские записки, Симферополь: изд. Таврия, 1972, С. 27-29.

7. Левченко Г. И. Вместе с Флотом, М., изд. Алгоритм, 2015, С. 159-166.

8. Моргунов П. А., Героический Севастополь, М., изд. Наука, 1979. С. 28-36, 72-73.

9. НКО Боевой Устав Пехоты Красной Армии, М. Воениздат НКО, 1944-1945, часть 1, С. 8-11, 78-79, 82-88, 90-95, 109-115, 136-137, 140-146, 158-159, 174-179, 222-225, 240-257.

10. НКО Боевой Устав Пехоты Красной Армии, М. Воениздат НКО, 1944-1945, часть 2, С. 4, 9-10, 36-37, 42, 54-69, 71-74, 93-94, 166-169, 203-228, 238, 241.

11. Рунов В. А. Все Укрепрайоны и Оборонительные Линии Второй Мировой, М., Яуза Эксмо, 2014, С. 99-140.

12. Центральный Архив Министерства Обороны СССР—РФ (ЦАМО). Фонд 288, Опись 9900, Дело 7, Л. 35-36. Оп. 9901, Д. 20, Л. 6-7; Д. 32, коробка 10114.

7. Reference

1. Altabaeva E. B. Gorod Dostoinyi Pokloneniya, Sevastopol', izd. Teleskop, 2013, S. 74-75, 95, 115.

2. Basov A. V. Krym v Velikoi Otechestvennoi Voine 1941-1945, M., izd. Nauka, 1987, S. 84-90.

3. Vaneev G. I. i dr. Geroicheskaya Oborona Sevastopolya 1941-1942, M., Voenizdat, 1969, S. 35-40, 64-70, 112-116.

4. Genshtab RKKA, Oborona Sevastopolya, Operativno-Takticheskii Ocherk, M. Voenizdat NKO, 1943, S. 7-10.

5. Zamyatin N. M., Vorob'ev F. D., Oborona Sevastopolya, M. Voenizdat NKO, 1943, S. 4-6.

6. Kovtun A. I. Sevastopol'skie zapiski, Simferopol': izd. Tavriya, 1972, S. 27-29.

7. Levchenko G. I. Vmeste s Flotom, M., izd. Algoritm, 2015, S. 159-166.

8. Morgunov P. A., Geroicheskii Sevastopol', M., izd. Nauka, 1979. S. 28-36, 72-73.

9. NKO Boevoi Ustav Pekhoty Krasnoi Armii, M. Voenizdat NKO, 1944-1945, chast' 1, S. 8-11, 78-79, 82-88, 90-95, 109-115, 136-137, 140-146, 158-159, 174-179, 222-225, 240-257.

10. NKO Boevoi Ustav Pekhoty Krasnoi Armii, M. Voenizdat NKO, 1944-1945, chast' 2, S. 4, 9-10, 36-37, 42, 54-69, 71-74, 93-94, 166-169, 203-228, 238, 241.

11. Runov V. A. Vse Ukrepraiony i Oboronitel'nye Linii Vtoroi Mirovoi, M., Yauza Eksmo, 2014, S. 99-140.

12. Tsentral'nyi Arkhiv Ministerstva Oborony SSSR—RF (TsAMO). F. 288, Op. 9900, D. 7, L. 35-36. Op. 9901, D. 20, L. 6-7; D. 32, korobka 10114.

Библиография
1.
Алтабаева Е. Б. Город Достойный Поклонения, Севастополь, изд. Телескоп, 2013, С. 74-75, 95, 115.
2.
Басов А. В. Крым в Великой Отечественной Войне 1941-1945, М., изд. Наука, 1987, С. 84-90.
3.
Ванеев Г. И. и др. Героическая Оборона Севастополя 1941-1942, М., Воениздат, 1969, С. 35-40, 64-70, 112-116.
4.
Генштаб РККА, Оборона Севастополя, Оперативно-Тактический Очерк, М. Воениздат НКО, 1943, С. 7-10.
5.
Замятин Н. М., Воробьёв Ф. Д., Оборона Севастополя, М. Воениздат НКО, 1943, С. 4-6.
6.
Ковтун А. И. Севастопольские записки, Симферополь: изд. Таврия, 1972, С. 27-29.
7.
Левченко Г. И. Вместе с Флотом, М., изд. Алгоритм, 2015, С. 159-166.
8.
Моргунов П. А., Героический Севастополь, М., изд. Наука, 1979. С. 28-36, 72-73.
9.
НКО Боевой Устав Пехоты Красной Армии, М. Воениздат НКО, 1944-1945, часть 1, С. 8-11, 78-79, 82-88, 90-95, 109-115, 136-137, 140-146, 158-159, 174-179, 222-225, 240-257.
10.
НКО Боевой Устав Пехоты Красной Армии, М. Воениздат НКО, 1944-1945, часть 2, С. 4, 9-10, 36-37, 42, 54-69, 71-74, 93-94, 166-169, 203-228, 238, 241.
11.
Рунов В. А. Все Укрепрайоны и Оборонительные Линии Второй Мировой, М., Яуза Эксмо, 2014, С. 99-140.
12.
Центральный Архив Министерства Обороны СССР—РФ (ЦАМО). Фонд 288, Опись 9900, Дело 7, Л. 35-36. Оп. 9901, Д. 20, Л. 6-7; Д. 32, коробка 10114.
References (transliterated)
1.
Altabaeva E. B. Gorod Dostoinyi Pokloneniya, Sevastopol', izd. Teleskop, 2013, S. 74-75, 95, 115.
2.
Basov A. V. Krym v Velikoi Otechestvennoi Voine 1941-1945, M., izd. Nauka, 1987, S. 84-90.
3.
Vaneev G. I. i dr. Geroicheskaya Oborona Sevastopolya 1941-1942, M., Voenizdat, 1969, S. 35-40, 64-70, 112-116.
4.
Genshtab RKKA, Oborona Sevastopolya, Operativno-Takticheskii Ocherk, M. Voenizdat NKO, 1943, S. 7-10.
5.
Zamyatin N. M., Vorob'ev F. D., Oborona Sevastopolya, M. Voenizdat NKO, 1943, S. 4-6.
6.
Kovtun A. I. Sevastopol'skie zapiski, Simferopol': izd. Tavriya, 1972, S. 27-29.
7.
Levchenko G. I. Vmeste s Flotom, M., izd. Algoritm, 2015, S. 159-166.
8.
Morgunov P. A., Geroicheskii Sevastopol', M., izd. Nauka, 1979. S. 28-36, 72-73.
9.
NKO Boevoi Ustav Pekhoty Krasnoi Armii, M. Voenizdat NKO, 1944-1945, chast' 1, S. 8-11, 78-79, 82-88, 90-95, 109-115, 136-137, 140-146, 158-159, 174-179, 222-225, 240-257.
10.
NKO Boevoi Ustav Pekhoty Krasnoi Armii, M. Voenizdat NKO, 1944-1945, chast' 2, S. 4, 9-10, 36-37, 42, 54-69, 71-74, 93-94, 166-169, 203-228, 238, 241.
11.
Runov V. A. Vse Ukrepraiony i Oboronitel'nye Linii Vtoroi Mirovoi, M., Yauza Eksmo, 2014, S. 99-140.
12.
Tsentral'nyi Arkhiv Ministerstva Oborony SSSR—RF (TsAMO). Fond 288, Opis' 9900, Delo 7, L. 35-36. Op. 9901, D. 20, L. 6-7; D. 32, korobka 10114.