Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 1918,   статей на доработке: 295 отклонено статей: 813 
Библиотека
Статьи и журналы | Тарифы | Оплата | Ваш профиль

Вернуться к содержанию

Судьба памятников Великой Отечественной войны в постсоветской Армении.
Атанесян Гарик

аспирант, кафедра Культурологии, Ереванский Государственний Университет

0069, Армения, г. Ереван, ул. Гоголя, 38

Atanesyan Garik

Post-graduate student, the department of Culturology, Erevan State University

0069, Armeniya, g. Erevan, ul. Gogolya, 38

atanesyangarik@gmail.com
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

В статье рассматриваются механизмы сохранения многочисленных памятников Великой Отечественной войны на территории постсоветской Армении и процессы переосмысления их символического значения в коммеморативных практиках последних лет. Вскоре после обретения независимости, в Армении начался процесс переоценки традиционных советских ключевых событий, результатом которого стала борьба против советских памятников. Памятники ВОВ единственные из советских памятников Армении, которые продолжают интерпретироваться в прежнем контексте. Однако, многочисленные памятники ВОВ не только потеряли свою прежнюю роль в символическом ландшафте постсоветской Армении, но и вовсе были заброшены. В постсоветские годы многочисленные памятники жертвам Арцахской войны, Спитаксого землетрясения были установлены на территориях памятников Отечественной войны, формируя пантеоны. На основе рассмотрения памятников, возведенных в советский период, посвященных жертвам и героям Отечественной войны, утверждается, что эти монументы и их территории были преобразованы не только на физическом, но и на символическом уровне. Посредством методов наблюдения и интервью уточняется специфика восприятия этих символов жителями городов постсоветской Армении при празднованиях Дня Победы. После того как уже более двадцати лет 9 мая параллельно с Днем Победы в Армении также отмечают День освобождения Шуши и День формирования Армии обороны, память о Великой Отечественной войне приобрела национальное содержание и потеряла свое прежнее доминирующее символическое значение в общественной памяти. С другой стороны, благодаря появлению новых пантеонов на территориях памятников Отечественной войны, многие из них возродились, привелись в порядок и стали активными субъектами коммеморативных практик последних лет.

Ключевые слова: военный мемориал, памятник, монумент, Великая Отечественная война, Арцахская война, пантеон, кладбище, коммеморативные практики, День Победы, городской ландшафт

DOI:

10.25136/2409-8744.2018.3.26168

Дата направления в редакцию:

02-05-2018


Дата рецензирования:

02-05-2018


Дата публикации:

03-05-2018


Abstract.

This article examines the preservation mechanisms of multiple monuments of the Great Patriotic War in post-Soviet Armenia and the processes of reconsideration of their symbolic meaning for the commemorative practices of recent years. Shortly after the acquisition of sovereignty, Armenia has begun the process of reconsideration of the Soviet crucial events, which led to the fight against the Soviet monuments. Monuments of the Great Patriotic War are the only ones out of the Soviet monuments in Armenia that continue to be interpreted in the previous context. However, multiple monuments of the Great Patriotic War not only have lost their former role in the symbolic landscape of post-Soviet Armenia, but also completely neglected. Throughout the post-Soviet years, multiple monuments to the victims of Nagorno-Karabakh War and Spitak earthquake were erected on the territories of the monuments of Great Patriotic War, forming the pantheons. Based on examination of the monuments erected during the Soviet period dedicated to the victims and heroes of Patriotic War, its is underlined that these monuments and their territories were transformed not only on the physical, but also the symbolic level. Using the methods of observation and interview, the author clarifies the specificity of perception of the aforementioned symbols by the residents of post-Soviet Armenia in celebration of the Victory Day. Over twenty years, May 9 alongside the Victory Day celebrates the Liberation of Shushi and Day of Establishment of the Defense Army; thus, the reminiscence of the Great Patriotic War has gained the national content and lost its former dominant symbolic meaning in public memory. On the other hand, due to the emergence of new pantheons, have activated the subjects of commemorative practices of the recent years.

Keywords:

commemorative practices, graveyard, pantheon, Artsakh War, Great Patriotic War, monument, memorial, war memorial, Victory Day, cityscape

После победы в Великой Отечественной войне, по всей территории СССР были установлены многочисленные памятники и мемориальные комплексы, увековечивающие память жертв и героев войны. В советские годы на территории Армении были установлены около 626 памятников в память об участниках, героях и жертвах Великой Отечественной войны. Первые памятники, которые имели архитектурную форму памятников-родников, появились еще в 1944 году [10, С. 40-41]. Памятники и мемориальные комплексы, посвященные героям Великой Отечественной войны, как правило, строились у входов городов и сел, часто устанавливались в светских центрах поселении, рядом с ними или же на ближайших холмах [9]. Один из монументальных памятников жертвам Отечественной войны и в наши дни возвышается над территории городского парка города Спитака, на Севере Армении, еще один такой монумент украшает вход городского парка Гориса. Монументальный памятник в память о 2370 героев из Артикского района, погибших в Великой отечественной войне украшает главную площадь города Артика. Эта закономерность наблюдается не только в маленьких и средних, но и в больших населенных пунктах страны.

Более двадцати памятников Отечественной войны продолжают оставаться частью городского ландшафта Еревана. В каждом микрорайоне столицы стоит памятник ВОВ, в парках установлены бюсты и памятники армянским героям. В советские годы публичные места Еревана украшались памятниками посвященными героям Советского Союза Нельсону Степаняну, Симону Закияну и Унану Аветисяну. Другой памятник в честь герою СССР У. Аветисяну был установлен в центральном парке города Капана, бюсты нескольких героев Советского Союза появились во дворах школ, носящие их имена (в Ереване, в Севане). В послевоенные годы мемориализация жертв и героев Отечественной войны являлось главной тематикой работ скульпторов советской Армении [7, С. 107]. Многочисленные монументы, памятники-родники, посвященные жертвам и героям войны устанавливались как в укромных, так и самых видных, массовых местах городских ландшафтов Советской Армении.

После распада СССР символические ландшафты городов Армении подверглись большим изменениям. Появление новых государств стало побудительным мотивом для деконструкции и реконструкции истории и общественной памяти на всем постсоветском пространстве [6, С. 149], в том числе и в Армении. В первые годы независимости началась борьба против символов советского прошлого почти во всех постсоветских государствах, сделав главной мишенью этой борьбы памятники революционеров и вождей советского режима. Памятники Сталина были уже удалены после его смерти и главными жертвами армянских националистов стали многочисленные статуи В. И. Ленина украшавшие главные улицы и площади городов советской Армении [2, С. 264-265]. Главными жертвами среди памятников стали бюст М. Азизбекова, одного из 26 бакинских комиссаров (в мае 1988 г., в разгар Карабахского движения), статуя Гукаса Гукасяна, организатору комсомольского и пионерского движения в Армении [1, С. 42]. В 1991 г. были демонтированы памятники С. Кирова с площади Кировакана (ныне Ванадзор) и статуя Ленина с центральной площади Еревана.

Многочисленные памятники Великой Отечественной войны вместе с монументами посвященными культурным деятелям и советским политикам армянского происхождения остались на своих прежних местах и стали неотделимой частью городского ландшафта постсоветской Армении.Памятники Отечественной войны единственные памятники с советских времен которые сохранили свой прежний контекст и хотя бы раз в годy являются субъектами коммеморативных практик. Так, например, в Ереване, вторым по посещаемости после Мемориала Геноцида армян является Памятник неизвестному солдату в Парке победы. Этому способствует также то обстоятельство, что в наши дни на территории Парка победы работают порядка 70 аттракционов [3, С. 102].К сожалению, в постсоветские годы не все памятники, посвященные жертвам отечественной войны, удостоились такой участи. Многие памятники ВОВ во многих городах и селах Армении находятся в полуразрушенном состоянии, что связано в первую очередь с нехватками средств для их восстановления. Например, в 1988г. вследствие разрушительного землетрясения на севере Армянской ССР монументальный памятник Отечественной войны, возведенный на холме ведущий в город Спитак был разрушен. В результате, этот монумент был заброшен, а его функцию полностью взял на себя другой памятник ВОВ, установленный в городском парке города.

Почти в каждом населенном пункте постсоветской Армении есть по крайней мере один памятник погибшим в Великой Отечественной войне.В небольших городах и деревнях обычно есть только один такой памятник, который, по крайней мере один раз в году, 9 мая, является основным субъектом празднования Дня Победы.В более крупных городах, где на протяжении нескольких десятилетий были установлены несколько монументов (памятники, памятники-родники) жертвам Отечественной войны, только один из них ежегодно становится субъектом коммеморативных практик.Остальные монументы продолжают оставаться на своих местах, но перестают бить частью праздников и коммеморативных ритуалов, превращаясь в обычных атрибутов городских ландшафтов постсоветской Армении.Некоторые памятники ВОВ либо больше не существуют вовсе, либо в лучшем случае находятся в таком состоянии, что об их существовании не знают даже живущие по соседству граждане.

В городе Горисе, на юге Армении, в настоящее время стоят 3 памятника погибшим во Второй Мировой войне, но только один из них является субъектом коммеморативных практик и сохраняет свой первичный контекст. Самый ранний памятник погибшим в ВОВ (1945 г.) установленный в Горисе находится недалеко от центральной площади города. Местным жителям он известен под названием “семь родников”, что связано с количеством родников, установленных на монументальном комплексе. В настоящее время этот памятник-родник составляет часть городского парка (он фактически является выходом из парка) и является любимой достопримечательностью для жителей города и туристов. На территории монумента всегда многолюдно, но в основном памятник воспринимается как родник, красивый атрибут городского ландшафта и один из главных достопримечательностей Гориса, но не как субъект общественной памяти и коммеморативных ритуалов в память о жертвах войны. Недалеко от центральной площади города находится памятник-родник (1946г.) погибшим в Великой Отечественной войне. В отличие от другого памятника-родника, этот памятник уже долгие годы был заброшен. Кроме того, территория памятника не благоустроена и уже долгие годы родник остается без воды, в том случае когда памятник-родник в память об одном из жителей города установленный напротив, имеет круглосуточное водоснабжение. Только монумент ВОВ установленный 1975 г. на севере города продолжает сохранять свою первичную функцию.

Символическая важность этого монумента возросла после того как глава Сюникского региона Сурен Хачатрян в 2015 г. начал строительство нового монументального памятника жертвам Арцахской войны на территории монумента ВОВ. Этот новый комплекс благодаря усилиям городских властей стал главным местом проведения майских праздников. 9 Мая 2015 г. здесь отмечалось день победы в том случае, когда новый памятник и его территория еще продолжали обустраиваться. Территория монумента до установки нового памятника находилась в очень плохом состоянии, а в настоящее время, она стала главным местом времяпрепровождения жителей города и единственным субъектом проведения коммеморативных практик в честь героев Отечественной войны.

После карабахско-азербайджанской войны памятники в память о погибших армянских воинов, как правило, стали устанавливать на территориях памятников Великой Отечественной войны. Старые и новые герои, старые и новые жертвы, таким образом, соединялись на одном священном месте [4, С. 102]. Освобождение города Шуши, которое, по стечению обстоятельств, имело место 9 мая 1992 года, считается одним из главных событии Арцахской (Карабахской) войны. В этот день также был создан Армия обороны Нагорного Карабаха, и уже долгие годы 9 мая неофициально называется “тройным праздником”.

Великая Отечественная война остается важнейшим элементом исторической памяти Армянского народа, но новая политическая ситуация и новый набор ценностей предложенные со стороны национальных элит нового государства, неизбежно ведут к модификации единой некогда памяти о войне. В итоге, сегодня 9 мая в Армении является тройным праздником. Параллельно с победой над фашистской Германией в Армении 9 мая отмечают День основания национальной освободительной армии и День освобождения города Шуши, который начинают праздновать еще накануне.В этот день политическое и военное руководство Армении возлагает венки к памятникам героям Великой Отечественной войны и карабахского освободительного движения. Праздничные мероприятия проходят по всей стране. Во время официальных мероприятий жители городов и работники государственных учреждении во главе руководителей городских и областных властей посещают памятники Отечественной войны и Арцахского движения и участвуют в официальных мероприятиях. Память о Великой Отечественной войне приобрела национальное содержание и, несмотря на то обстоятельство, что в праздновании Дня Победы сохраняется советская атрибутика, он является более национальным, чем советским праздником [4, С. 103].

В последние годы сформировалась новая практика, когда кроме представителей городских и государственных властей однотипные мероприятия организуют руководители административных районов постсоветской Армении, высокопоставленные военные и даже благодетели, которые со своими сотрудниками посещают другие монументы и осуществляют стандартные ритуалы, делая некоторые памятники, прежде забитые, субъектами упоминания.

Инициативами местных властей многих населенных пунктов постсоветской Армении и разных благодетелей, многочисленные монументы жертвам Арцахской войны, появились на территориях памятников Отечественной войны, создавая пантеоны нового типа. Таким образом, монументы «мучеников павших героической смертью против врагов», не переосмысливаются, а «удваивают» свой исходный смысл [8, С. 281]. Памятники или мемориальные комплексы, посвященные погибшим в годы Карабахской войны, также располагаются либо в центрах поселении (иногда - в непосредственной близости от памятника погибшим в Великой Отечественной войне), либо на холмах многих населенных пунктов Армении (например, Ераблур на окраине Еревана). То есть осознанно или неосознанно, но советская традиция установки памятников жертвам войны продолжается и в постсоветские годы.

Благодаря активному распространению новой практики установки памятников жертвам Арцахской войны рядом с монументами Отечественной войны, за последние 25 лет были построены многочисленные пантеоны по всей территории постсоветской Армении. Одним из первых таких пантеонов собиралась стать мемориальный комплекс ВОВ построенный в Гюмри, второй по величине городе страны. В центре аллеи, ведущей к монументу «Мать-Армения» в Гюмри, один за другим размещены мемориальные плиты с именами всех городов-героев Великой Отечественной войны. В первые годы независимости рядом с памятной плитой «Москва» был установлен памятник посвященный первой жертве Арцахской войны из города Гюмри. Местные власти вначале намеревались продолжить установление памятников в честь жертв войны рядом с каждым из плит городов-героев, но потом передумали и пантеон жертв войны был построен в другой части города.

Однако, практика возведения памятников жертвам Арцахской войны на территориях монументов Отечественной войны начала принимать другой акцент, когда эти пантеоны начали принимать еще и памятники в память о жертвах Геноцида армян и Спитаксого землетрясения. В таких случаях, новый пантеон может восприниматься не как мемориальный комплекс увековечения побед и памяти героев воин, а как некое кладбище. Так, например, памятник жертвам геноцида в Ереване воспринимается людьми как кладбище. Еще в 1991 г. в непосредственной близости от него было похоронено несколько участников армяно-азербайджанских пограничных боев [5, С. 125].

Мы наблюдаем использование такой практики в городе Веди, на юга-востоке страны. В последние годи территория мемориала Великой Отечественной войны города Веди стала превращаться в пантеон. В 1995 г., недалеко от памятника был установлен памятный камень, который гласит, что на этом холме будет построена часовня в память о бесчисленных жертвах Отечественной войны. Через десять лет после возведения этого мемориального камня вблизи был установлен памятник в память о пропавших без вести лиц Араратской области в результате Карабахской войны которая была установлена усилиями их родственников и с помощью городских властей. И наконец, дополняет мемориальный комплекс и монумент жертвам Геноцида армян. На традиционных армянских кладбищах или в непосредственной близости от них, как правило, находятся часовни, небольшие церквушки. Таким образом, всякая инициатива возведении часовни или церкви в близи или на территории монументов можно интерпретировать как актом в пользу превращения этих мемориальных комплексов в кладбищ. В этом контексте стоит упомянуть о том, что памятники-родники возведенные после 1988 г. жертвам Спитакского землетрясения и Арцахской войны имеют в основном определенные черти свойственные могильным памятникам (могильные атрибуты, мраморные плиты) [3, С. 51].

Памятник, посвященный жертвам Второй мировой войны, построенный в 1975 г., на одном из холмов Дилижана, на севере страны, тоже в годи независимости был пополнен монументами в память о жертвах Спитакского землетрясения, Арцахской войны и Геноцида армян. Площадь, прилегающая к этим памятникам, превратилось в строительную площадку, где уже совсем скоро будет построена часовня. Кроме того, рядом с памятником возникла еще и новое городское кладбище. Возле монументального памятника ВОВ, установлены также каменные плиты, на которых высечены имена жертв войны. После распада СССР возле этих плит были погребены также жители Дилижана, превратив остальную часть холма в кладбище. Были зафиксированы случаи, когда жители города питались похоронить своих родственников на территории памятника ВОВ. Сегодня рядом с каменными плитами можно даже увидеть табличку запрещающий погребения на территории монумента.

Благодаря построению таких пантеонов памятники Отечественной войны не только приводятся в порядок, но снова начинают играть важную роль во время мемориальных церемонии. Были зафиксированы случаи, когда люди, посетившие памятники жертв Арцахской войны, заметив памятники Отечественной войны на той же территории, также возложили цветы к этим памятникам.

Память о Великой Отечественной войне и Победе в постсоветской Армении остается важным символическим ресурсом и дополняется к другим победам и памяти о жертв. Возведение памятников посвященным жертвам Арцахской войны, а также Спитакского землетрясения и жертвам Геноцида армян 1915 г. на территориях монументов ВОВ, вернули часть памятников Отечественной войны в символический ландшафт постсоветских городов Армении как активных субъектов коммеморативных практик. Тем не менее, на территории постсоветской Армении по-прежнему остаются заброшенные, полуразрушенные памятники Отечественной войны, которым нужна забота и внимание со стороны городских властей и местного населения.

Библиография
1.
Абрамян Л. Борьба с памятниками и памятью в постсоветском пространстве (на примере Армении) // Acta Slavica Iaponica. T. XX. 2003. С. 25–49
2.
Абрамян Л. Ереван: память и забвение в организации пространства постсоветского города // Антропологический форум. 2010. № 12. С. 348–371
3.
Маргарян Н. О вопросе памятниках-источниках возведенных в общественных местах. Гюмри, 2010. С. 48-53 (на арм. яз.)
4.
Марутян А. Как помнят Великую Отечественную в Армении: некоторые наблюдения. History Culture Society. Chisinau, no. 2. vol. 4. 2016. С. 95–105
5.
Марутян А. Памятник жертвам геноцида в контексте ритуалов памяти армянского народа. ЭО. № 3. 2008. С. 119–128
6.
Петровская О. Национализация памяти о Великой Отечественной войне в исторической политике постсоветских государств. Studia Podlaskie. Т. 24. 2016. С. 149-169
7.
Саргсян С. Монументальная Скульптура в Советской Армении // Историко-филологический журнал. № 2-3. Ереван, 1967. с. 95-108 (на арм. яз.)
8.
Харатян Г. Шагоян Г., Марутян А., Абрамян Л., Сталинские репрессии в Армении: история, память, повседневность. РА НАН "Гитутюн". Ереван, 2015 (на арм. яз.)
9.
Элларян И.Б. Памятники бессмертия. Ереван: изд-во “Айастан”. 1976 (на арм. яз.).
10.
Marutyan H. Iconography of Armenian Identity. Vol. 1: “The Memory of Genocide and the Karabagh Movement”, “Gitutyun” Publishing House (Anthropology of Memory 3). Yerevan, 2009. 416 p.
References (transliterated)
1.
Abramyan L. Bor'ba s pamyatnikami i pamyat'yu v postsovetskom prostranstve (na primere Armenii) // Acta Slavica Iaponica. T. XX. 2003. S. 25–49
2.
Abramyan L. Erevan: pamyat' i zabvenie v organizatsii prostranstva postsovetskogo goroda // Antropologicheskii forum. 2010. № 12. S. 348–371
3.
Margaryan N. O voprose pamyatnikakh-istochnikakh vozvedennykh v obshchestvennykh mestakh. Gyumri, 2010. S. 48-53 (na arm. yaz.)
4.
Marutyan A. Kak pomnyat Velikuyu Otechestvennuyu v Armenii: nekotorye nablyudeniya. History Culture Society. Chisinau, no. 2. vol. 4. 2016. S. 95–105
5.
Marutyan A. Pamyatnik zhertvam genotsida v kontekste ritualov pamyati armyanskogo naroda. EO. № 3. 2008. S. 119–128
6.
Petrovskaya O. Natsionalizatsiya pamyati o Velikoi Otechestvennoi voine v istoricheskoi politike postsovetskikh gosudarstv. Studia Podlaskie. T. 24. 2016. S. 149-169
7.
Sargsyan S. Monumental'naya Skul'ptura v Sovetskoi Armenii // Istoriko-filologicheskii zhurnal. № 2-3. Erevan, 1967. s. 95-108 (na arm. yaz.)
8.
Kharatyan G. Shagoyan G., Marutyan A., Abramyan L., Stalinskie repressii v Armenii: istoriya, pamyat', povsednevnost'. RA NAN "Gitutyun". Erevan, 2015 (na arm. yaz.)
9.
Ellaryan I.B. Pamyatniki bessmertiya. Erevan: izd-vo “Aiastan”. 1976 (na arm. yaz.).
10.
Marutyan H. Iconography of Armenian Identity. Vol. 1: “The Memory of Genocide and the Karabagh Movement”, “Gitutyun” Publishing House (Anthropology of Memory 3). Yerevan, 2009. 416 p.