Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 1943,   статей на доработке: 314 отклонено статей: 753 
Библиотека
Статьи и журналы | Тарифы | Оплата | Ваш профиль

Вернуться к содержанию

Категориальная экспликация этнической идентичности как системообразующий принцип формирования этносоциального образовательного пространства вуза
Раитина Маргарита Юрьевна

кандидат философских наук

доцент, кафедра Философии и социологии, Томский государственный университет систем управления и радиоэлектроники

634061, Россия, г. Томск, ул. Ленина, 40

Raitina Margarita Yur'evna

PhD in Philosophy

Docent, the department of Philosophy and Sociology, Tomsk State University of Control Systems and Radioelectronics

634061, Russia, g. Tomsk, ul. Lenina, 40

raitina@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Покровская Елена Михайловна

кандидат философских наук

доцент, кафедра иностранных языков, Томский государственный университет систем управления и радиоэлектроники

634045, Россия, г. Томск, ул. Ленина, 40, оф. 103

Pokrovskaya Elena Mikhailovna

PhD in Philosophy

Docent, the department of Foreign Language, Tomsk State University of Control Systems and Radioelectronics

634045, Russia, g. Tomsk, ul. Lenina, 40, of. 103

pemod@yandex.ru

Аннотация.

Статья посвящена исследованию корреляции (взаимосвязей) типов этнической идентичности и этапов кросскультурной адаптации, представленных в работе как моделей поведенческих векторов в образовательном пространстве. Объектом исследования выступает этническая идентичность. Предметом – особенности этнической идентичности студенческой молодежи. Целью исследования - выявление корреляции (взаимосвязей) при формировании этносоциального образовательного пространства вуза через выделение дуалистического конструкта этноинклюзии – этноэксклюзии, что впервые предложено авторами. Учитывая реалии образовательной этнической среды, результаты предпринятого исследования позволяют создать новое комфортное безбарьерное межэтническое пространство, формирующееся на стыке междисциплинарного синтеза. В ходе исследования были использованы системный и коммуникативный подходы, а также метод опроса и метод математической статистики как наиболее релевантные цели научного познания. В качестве опросника выступил адаптированный вариант методики «Типы этнической идентичности» Солдатовой Г.У., Рыжовой С.В. На основе двух социологических исследований, проведенных в 2014 и 2017 годах, изучены особенности этнической идентичности студенческой молодежи (на примере Томского Государственного Университета Систем Управления и Радиоэлектроники (ТУСУР)). Научная значимость состоит в том, что проведенный комплекс научно-прикладных социологических исследований (2014 и 2017 годы), направленный на выявление типов этнической идентичности студенческой молодежи ТУСУР, среди которых могут быть представлены группы этнической идентичности этноцентристкого плана, склонных подверженности влиянию идеологии экстремизма, позволяет говорить о возникновении сегодня негативных социокультурных трансформаций. Разработана система индикаторов качества (предполагающая безбарьерное комфортное взаимодействие) сформированности этносоциальной образовательной среды.

Ключевые слова: этноинклюзия, этноэксклюзия, идентичность, кросскультурная адаптация, образование, этносоциальное пространство, вуз, комфортное взаимодействие, безбарьерная среда, студенческая молодежь

DOI:

10.25136/2409-7144.2018.5.26128

Дата направления в редакцию:

14-05-2018


Дата рецензирования:

28-04-2018


Дата публикации:

14-05-2018


Работа выполнена при поддержке Министерства образования и науки РФ, проект №28.8279.2017/8.9

Abstract.

This article is dedicated to the examination of correlation between the types of ethnic identity and the stages of cross-cultural adaptation, presented in the work models of behavioral vectors within the educational space. The object of this research is the ethnic identity; the subjects is the peculiarities of ethnic identity of the student youth. The goal lies in determination of correlation in terms of the formation of ethno-social educational space of a university through emphasizing the dualistic construct of ethnic inclusion – ethnic exclusion, which is suggested by the authors for the first time. Considering the realities of educational ethnic environment, the results of conducted analysis allow creating a new comfort barrier-free interethnic space that at the confluence of interdisciplinary synthesis. Based on the two sociological survey conducted in 2014 and 2017, the author examined the peculiarities of ethnic identity of the student youth (on the example of Tomsk State University of Control Systems and Radioelectronics). The scientific significance consists in the fact that the performed set of scientific-applied sociological studies (2014 and 2017) aimed at determination of the types of ethnic identity of the student youth of Tomsk State University of Control Systems and Radioelectronics, among which can be presented the groups of ethnic identity of ethno-centric type prone to the influence of the ideology of extremism, allows speaking about the currently emerging negative sociocultural transformations. The author develops the system of quality indicators (suggesting the barrier-free comfort interaction) of the formation of ethno-social educational environment.  

Keywords:

comfortable interaction, University, ethno-social environment, education, cross-cultural adaptation, identity, ethno-exclusive, ethno-inclusion, barrier-free environment, student youth

Понимание современной социокультурной ситуации сопряжено с необходимостью теоретико-методологического обоснования формирования этносоциального пространства. В контексте глобальных этнокоммуникационных процессов задачей по выявлению оптимальных подходов регулирования межэтнических, межнациональных отношений и этносоциальных процессов выступает определение методологических аспектов устойчивого развития безбарьерной интернациональной среды в университетском образовательном пространстве.

Актуальность работы обусловлена необходимостью научной разработки и поиска теоретических конструктов построения исследования этнической идентичности, а именно государственной идентичности, национально-гражданской идентичности и культурной идентичности в целом, что позволяет преодолеть противоречие между необходимостью находиться в постоянном кросскультурном взаимодействии и невозможностью осуществлять его перманентно позитивно, влияя на сознание людей в современном информационно-коммуникационном пространстве [4, 16].

В условиях модернизации России, когда в сфере образования пересекаются интересы практически любого гражданина России назрела необходимость в прорывных мероприятиях, направленных на формирование мировоззрения, устойчивого к разного рода проявлениям крайних типов этнической идентичности этноцентристкого плана [1, 2, 10].

Научная значимость состоит в том, что проведенный комплекс научно-прикладных исследований, направленных на выявление типов этнической идентичности студенческой молодежи (на примере Томского Государственного Университета Систем Управления и Радиоэлектроники, далее ТУСУР), среди которых могут быть представлены группы этнической идентичности этноцентристкого плана, склонных подверженности влиянию идеологии экстремизма, позволяет говорить о возникновении сегодня негативных социокультурных трансформаций [14, 15]. Знание вышеуказанных параметров позволяет определить точки бифуркации и задать устойчивые режимы работы, по одному из которых пойдет развитие системы.

Комплекс исследований, проведенных в 2014 и в 2017 годах на базе ТУСУР закладывает основу для создания теории национальной безопасности современного общества.

Поскольку проблема заключается в разрешении выше описанного противоречия обозначим цель и задачи работы.

Целью исследования является выявление корреляции (взаимосвязей) при формировании этносоциального образовательного пространства вуза через выделение дуалистической модели этноинклюзии – этноэксклюзии.

Для решения поставленной цели были обозначены следующие задачи:

- рассмотреть понятие «этносоциальное пространство вуза»;

- определить и проанализировать типы этнической идентичности в образовательном пространстве на примере ТУСУР;

- установить взаимосвязи между типами этнической идентичности и этапами кросскультурной адаптации (по М. Дж. Беннету) [11, 12];

- сформулировать модели поведенческих векторов, скоррелированных типов этнической идентичности и этапов кросскультурной адаптации;

- разработать систему индикаторов качества (предполагающее безбарьерное комфортное взаимодействие) сформированности этносоциальной образовательной среды.

Методологическая основа исследования развернута как область культурфилософской рефлексии, описывающая ситуацию межэтнического взаимодействия в социокультурном пространстве, и выявляющую группы лиц, склонных подверженности влиянию идеологии экстремизма и негативных социокультурных трансформаций.

Выбранный исследовательский подход заключается в том, что контекст кросскультурных взаимодействий рассматривается как пространство существования коммуникативных угроз, и, следовательно, в данном поле целесообразно установить сложные и устойчивые организационные формы противодействия данным угрозам.

В ходе исследования были использованы наиболее релевантные цели методы сбора и анализа эмпирических данных, а именно метод опроса и метод математической статистики. В качестве опросника выступил адаптированный вариант методики «Типы этнической идентичности» Солдатовой Г.У. [8], Рыжовой С.В. [6].

Операционализируем основные понятия - типы этнической идентичности: норма (позитивная этническая идентичность), представляющая собой сочетание позитивного отношения к собственному народу с позитивным отношением к другим народам [5, 6]. В полиэтническом обществе позитивная этническая идентичность имеет характер нормы, свойственная подавляющему большинству и задающая такой оптимальный баланс толерантности по отношению к собственной и другим этническим группам, который позволяет рассматривать ее, с одной стороны, как условие самостоятельности (автономности) и стабильного существования этнической группы, с другой, как условие комфортного безбарьерного кросскультурного взаимодействия в полиэтническом мире. Этническая индифферентность рассматривается как размывание этнической идентичности, выраженное в неопределенности этнической принадлежности и слабо актуализированной этничности. Этноэгоизм преимущественно имеет выражение нивелирующего характера в ответ на вызовы социальнгой среды при восприятии конструкта «мой народ». Но, по мнению Солдатовой Г.У. может предполагать, например, при включении защитного механизма напряженность и раздражение в общении с представителями других этнических групп или признание за своим народом права решать проблемы за «чужой» счет [8]. Этноизоляционизм характеризуется позицией, предполагающей верховное значение в отношении собственной этнической группы, проявлением отрицательных интенций к межэтническим брачным союзам, ксенофобией.

В предложенном авторском адаптированном варианте методики "Типы этнической идентичности" отмечено четыре вышеуказанных, выступающих ведущими, типов этнической идентичности, поскольку этнонигилизм и национальный фанатизм, также представленные в оригинальной методике «Типы этнической идентичности» Солдатовой Г.У., Рыжовой С.В., как поведенческие векторы нерелевантны образовательному дискурсу, а преимущественно могут выступать характерными для трудовых и вынужденных мигрантов.

В развитие поставленной исследовательской задачи рассмотрим доминирующие типы этнической идентичности в сопоставлении с этапами процесса кросскультурной адаптации по Милтону Дж. Беннету, представленные в таблице 1.

Таблица 1. Модели поведенческих векторов

Типы этнической идентичности по Г.У. Солдатовой, C.В. Рыжовой

Этапы процесса кросскультурной адаптации по М. Дж. Беннету

этноизоляционизм

отрицание

этноэгоизм

защита

этноиндиффирентность

умаление

этнонорма

признание

адаптация

интеграция

Предложенные этапы процесса кросскультурной адаптации по Милтону Дж. Беннету последовательно разворачиваются посредством доминирующего типа этнической идентичности. Так, первая стадия «отрицание» может проявляться через изоляцию, заключающуюся в нежелании индивида сталкиваться с представителями иной культуре, что соотносится с этноизоляционизмом, который выступает одним из деструктивных типов идентичности, поскольку, когда в поведенческой модели предполагается возможность воздвижения физических и социальных барьеров для дистанцирования от всего иного, другого, отличающегося от собственного.

Признание отличий запускает механизм перехода на следующий этап кросскультурной адаптации - «защиту». Одной из форм защиты выступает чувство гордости и превосходства, подчеркивание высокого статуса собственной культурной группы, что соотносится с этноэгоизмом. Данный тип идентичности при оценке различий формирует негативные стереотипы по отношению к иной культуре, что при условии позитивной поведенческой стратегии приводит к реализации третьего этапа «умаление». Указанный этап предполагает биологический и культурный универсализм индивидов, что соотносится с доминирующим типом этноиндиффирентность как формой минимизации вопросов собственной этнической принадлежности.

Представленные выше этапы характеризуют этноцентистскую позицию и не могут служить достаточными основаниями для построения безбарьерной, комфортной, кросскультурной, образовательной среды. Для ее формирования необходимы переход и смена парадигмы на этнорелятивистскую позицию кросскультурной адаптации, включающей этапы «признание», «адаптация» и «интеграция» [15]. В контексте комплекса проведенных исследований вышеуказанные этапы соотносятся с доминирующим типом этнической идентичности «этнонорма», рассматриваемая как позитивная этническая идентичность. Так на стадии «признание» происходит принятие и одобрение культурных различий в поведении и ценностях. Развитие и совершенствование кросскультурных коммуникативных навыков, самореализация личности способствует включению эмпатийных механизмов межкультурного взаимодействия и предполагает переход на следующую стадию «адаптация» [3, 7, 9, 13, 16].

Согласимся с М. Дж. Беннетом, что этап адаптации, начинающийся с эмпатии «заканчивается формированием плюрализма, … является следствием жизни в чужой культуре на протяжении в течение не менее двух лет» [4, c.55]. Полное приспособление к чужой культуре – заключительная стадия «интеграция» результирует наивысшую точку развития, идеал личностного роста – мультикультурную личность [4].

Эмпирическую базу исследования составляют результаты опросов, проведенных на базе ТУСУР в 2014 и 2017 годах (рисунок 1). Всего в анкетировании студентов ТУСУР 2014 года приняли участие 886 студента первого курса, из них 515 человек - юноши, что составляет 58,2 % и 371 - девушки, что составляет 41,8 %. В 2017 году приняли участие 870 студентов четвертого курса контрольной группы, из которых 509 человек - юноши, что составляет 58,5 % и 361 - девушки, что составляет 41,5 %. Респонденты самостоятельно указывали собственную этническую принадлежность. 38% респондентов - представители этнических групп, отличных от русской этнической группы.

Рисунок 1. Динамика показателей этнической идентичности (2014 год, 2017 год)

Сравнительный анализ показателей этнической идентичности в 2014 и 2017 годах свидетельствует об увеличении показателей «нормы» в 2017 году, что закономерно в ситуации построения интернациональной безбарьерной образовательной среды. В то время как снижение количественного состава этноиндифферентной группы указывает на доминанту культурного и биологического универсализма, что в свою очередь приводит к смещению в сторону принятия неизбежных глобализационных тенденций.

Сохранившееся на том же уровне количество респондентов с ведущим типом «этноэгоизм» позволяет говорить о влиянии тенденции этнизации и усилении роли локализации культуры. При построении комфортной безбарьерной среды важно сместить акцент на формирование базовых конструктов ментальности с опорой на ценности гражданского общества. Уменьшение количества респондентов группы «этноизоляционизм» – индикатор эффективности реализации системной работы по профилактике межкультурных конфликтов.

Для разворачивания кросскультурной адаптации авторами предлагается выделение дуалистического конструкта этноинклюзии – этноэксклюзии. Данные конструкты соотносятся соответственно с этнорелятивистскими и этноцентистскими стадиями. Отмеченные ранее модели поведенческих векторов, а именно признание, адаптация, интеграция, объединенные типом этнической идентичности «норма», являются описательными характеристиками конструкта этноинклюзии, предполагающего включение субъектов этносоциального пространства в процесс кросскультурного взаимодействия без очевидных искажений и деструкций. В свою очередь, этноэксклюзия характеризуется такими моделями поведенческих векторов как отрицание (с доминирующим типом этнической идентичности «этноизоляционизм»), защита (с доминирующим типом этнической идентичности «этноэгоизм»), умаление (с доминирующим типом этнической идентичности «этноиндифферентность»). С точки зрения авторов «умаление» обладает переходным свойством и в наибольшей степени подвержено влиянию факторов внешней среды.

Вышеуказанные модели поведенческих векторов используются для описания системы индикаторов качества (предполагающее безбарьерное комфортное взаимодействие) сформированности этносоциальной образовательной среды, представленной в таблице 2.

Таблица 2. Индикаторы качества

сформированности этносоциальной

образовательной среды

Индикатор эффективности реализации системной работы по профилактике межкультурных конфликтов

Значение

Характеристика

этнонорма

увеличение

безбарьерное комфортное взаимодействие субъектов образовательного пространства

этноиндифферентность

снижение / без изменений

доминанта культурного и биологического универсализма / учет влияния факторов внешней среды

этноэгоизм

снижение / без изменений

преодоление тенденции этнизации и локализации культуры / влияние тенденции этнизации и усиление роли локализации культуры (необходимость формирования базовых конструктов ментальности с опорой на ценности гражданского общества)

этноизоляционизм

снижение

эффективность реализации системной работы по профилактике межкультурных конфликтов

Таким образом, научно-практическим результатом выступает система индикаторов качества (предполагающее безбарьерное комфортное взаимодействие) сформированности этносоциальной образовательной среды, учитывающая реалии произошедших в обществе социокультурных трансформаций, и задающая новое комфортное безбарьерное межэтническое пространство, формирующееся на стыке междисциплинарной конвергенции.

Полученные исследовательские данные убедительно свидетельствуют о том, что в ТУСУР создана комфортная безбарьерная межэтническая среда, позволяющая успешно противодействовать влиянию идеологии экстремизма и терроризма.

В заключение отметим, что согласно предложенной логике этноинклюзия фундирует безбарьерную среду, динамичную по своей сути, смоделированную поведенческими векторами и предполагающую как внешнее регулирование ресурсами системы образования, так и внутреннюю работу личности, связанной с ее самоактуализацией.

Библиография
1.
Абдулатипов Р.Г. Российская нация. Этнонациональная и гражданская идентичность россиян в современных условиях. М.: Научная книга, 2005. – 472 с.
2.
Глобализация – этнизация: этнокультурные и этноязыковые процессы. Книга 1. М.: Наука, 2006. – 486 с.
3.
Зиновьева В.И., Берсенев М.В., Ким М.Ю., Радченко О.Е. Развитие идей инклюзии в высшем образовании (российский и мировой опыт) // Вестник Томского государственного университета. История. 2010. №
4.
С. 153– 157. 4.Мельникова А.А. Психология кросс-культурной адаптации. СПб.: Издательско-Торговый Дом «Скифия», 2017. – 304 с.
5.
Монаков А. М. Этнос и этническая идентичность // Вестник Московского университета. 2008. № 1. С. 72– 91.
6.
Рыжова С.В. Этническая идентичность в контексте толерантности. М.: Альфа-М, 2011. – 280 с.
7.
Смолина Т.Л., Мельникова А.А. Психология кросс-культурной адаптации. СПб.: Издательско-Торговый Дом «Скифия», 2017. – 304 с.
8.
Солдатова Г.У. Психология межэтнической напряженности. М.: Смысл, 1998. – 389 с.
9.
Шеманов А.Ю., Макаева Д.Э. Творчество и инклюзивная культура в образовательной организации // Психолого-педагогические исследования. 2016. Т 8. №1. С. 24–34. URL: http://psyedu.ru/journal/2016/1/Shemanov_Makaeva.phtml (дата обращения: 23.04.2018)
10.
Шпет Г.Г. Введение в этническую психологию. СПб., 2010. – 160 с.
11.
Bennett, M. J. A developmental Approach to Training for Intercultural Sensitivity // Intercultural Journal of Intercultural Relations. — 1986. — №10 (2). — P. 179–196.
12.
Bennett, M. J. Towards ethnorelativism: A developmental model of intercultural sensitivity. // In R. M. Paige (Ed.), Education for the intercultural experience. Yarmouth, ME: Intercultural Press, 1993. – P. 21–71.
13.
Gleditsch Cederman Lars-Erik, Skrede Kristian, Wucherpfennig Julian. The Diffusion of Inclusion: An Open Polity Model of Ethnic Power Sharing. January 17, 2016. URL: http://unige.ch/sciences-societe/speri/files/4014/5307/2279/Lars-Erik_Cederman_-_CedermanGleditschWucherpfennigpdf
14.
Pokrovskaya, E., Raitina, M. University infrastructure as vector of region sustainable development International Conference on Trends of Technologies and Innovations in Economic and Social Studies (TTIESS) Местоположение: Tomsk Polytechn Univ, Tomsk, RUSSIA.: JUN 28-30, 2017.
15.
Richerson, Peter J. & Ruttan, Lore, Ethnic Interactions: Analysis of a Sample of Boundaries. URL: https://philpapers.org/rec/RICEIA (дата обращения: 23.04.2018)
16.
Suslova, T.I., Pokrovskaya, E.M., Raitina, M.Y., Kulikova, A.E. Interdisciplinary convergence in the university educational environment Advances in Intelligent Systems and Computing 2018677, p. 68–74. DOI: 10.1007/978-3-319-67843-6_9
17.
The Difference Difference Makes : Public Health and the Complexities of Racial and Ethnic Differences.Ruth Groenhout-2010-In Jackie Leach Scully, Laurel Baldwin-Ragaven & Petya Fitzpatrick (eds.), Feminist Bioethics: At the Center, on the Margins. Johns Hopkins University Press.
References (transliterated)
1.
Abdulatipov R.G. Rossiiskaya natsiya. Etnonatsional'naya i grazhdanskaya identichnost' rossiyan v sovremennykh usloviyakh. M.: Nauchnaya kniga, 2005. – 472 s.
2.
Globalizatsiya – etnizatsiya: etnokul'turnye i etnoyazykovye protsessy. Kniga 1. M.: Nauka, 2006. – 486 s.
3.
Zinov'eva V.I., Bersenev M.V., Kim M.Yu., Radchenko O.E. Razvitie idei inklyuzii v vysshem obrazovanii (rossiiskii i mirovoi opyt) // Vestnik Tomskogo gosudarstvennogo universiteta. Istoriya. 2010. №
4.
S. 153– 157. 4.Mel'nikova A.A. Psikhologiya kross-kul'turnoi adaptatsii. SPb.: Izdatel'sko-Torgovyi Dom «Skifiya», 2017. – 304 s.
5.
Monakov A. M. Etnos i etnicheskaya identichnost' // Vestnik Moskovskogo universiteta. 2008. № 1. S. 72– 91.
6.
Ryzhova S.V. Etnicheskaya identichnost' v kontekste tolerantnosti. M.: Al'fa-M, 2011. – 280 s.
7.
Smolina T.L., Mel'nikova A.A. Psikhologiya kross-kul'turnoi adaptatsii. SPb.: Izdatel'sko-Torgovyi Dom «Skifiya», 2017. – 304 s.
8.
Soldatova G.U. Psikhologiya mezhetnicheskoi napryazhennosti. M.: Smysl, 1998. – 389 s.
9.
Shemanov A.Yu., Makaeva D.E. Tvorchestvo i inklyuzivnaya kul'tura v obrazovatel'noi organizatsii // Psikhologo-pedagogicheskie issledovaniya. 2016. T 8. №1. S. 24–34. URL: http://psyedu.ru/journal/2016/1/Shemanov_Makaeva.phtml (data obrashcheniya: 23.04.2018)
10.
Shpet G.G. Vvedenie v etnicheskuyu psikhologiyu. SPb., 2010. – 160 s.
11.
Bennett, M. J. A developmental Approach to Training for Intercultural Sensitivity // Intercultural Journal of Intercultural Relations. — 1986. — №10 (2). — P. 179–196.
12.
Bennett, M. J. Towards ethnorelativism: A developmental model of intercultural sensitivity. // In R. M. Paige (Ed.), Education for the intercultural experience. Yarmouth, ME: Intercultural Press, 1993. – P. 21–71.
13.
Gleditsch Cederman Lars-Erik, Skrede Kristian, Wucherpfennig Julian. The Diffusion of Inclusion: An Open Polity Model of Ethnic Power Sharing. January 17, 2016. URL: http://unige.ch/sciences-societe/speri/files/4014/5307/2279/Lars-Erik_Cederman_-_CedermanGleditschWucherpfennigpdf
14.
Pokrovskaya, E., Raitina, M. University infrastructure as vector of region sustainable development International Conference on Trends of Technologies and Innovations in Economic and Social Studies (TTIESS) Mestopolozhenie: Tomsk Polytechn Univ, Tomsk, RUSSIA.: JUN 28-30, 2017.
15.
Richerson, Peter J. & Ruttan, Lore, Ethnic Interactions: Analysis of a Sample of Boundaries. URL: https://philpapers.org/rec/RICEIA (data obrashcheniya: 23.04.2018)
16.
Suslova, T.I., Pokrovskaya, E.M., Raitina, M.Y., Kulikova, A.E. Interdisciplinary convergence in the university educational environment Advances in Intelligent Systems and Computing 2018677, p. 68–74. DOI: 10.1007/978-3-319-67843-6_9
17.
The Difference Difference Makes : Public Health and the Complexities of Racial and Ethnic Differences.Ruth Groenhout-2010-In Jackie Leach Scully, Laurel Baldwin-Ragaven & Petya Fitzpatrick (eds.), Feminist Bioethics: At the Center, on the Margins. Johns Hopkins University Press.