Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 1914,   статей на доработке: 295 отклонено статей: 812 
Библиотека
Статьи и журналы | Тарифы | Оплата | Ваш профиль

Вернуться к содержанию

«Управление транспортным средством»: необходимость внесения дефиниции в административное законодательство России
Зейналов Фазил Назим Оглы

кандидат юридических наук

старший преподаватель, кафедра организации деятельности ГИБДД, Орловский юридический институт МВД России имени В.В. Лукьянова

302027, Россия, Орловская область, г. Орел, ул. Игнатова, 2, оф. кафедра ОД ГИБДД

Zeinalov Fazil Nazim ogly

PhD in Law

Senior Lecturer of the Department of the National Traffic Safety Inspectorate Activity Arrangement at Oryol Law Institute under the Ministry of Internal Affairs of Russia

302027, Russia, Orlovskaya oblast', g. Orel, ul. Ignatova, 2, of. kafedra OD GIBDD

fazil-z@yandex.ru
Губенков Олег Евгеньевич

старший преподаватель, кафедра организации деятельности ГИБДД, Орловский юридический институт МВД России имени В.В. Лукьянова

302027, Россия, Орловская область, г. Орел, ул. Игнатова, 2, каб. кафедра ОД ГИБДД

Gubenkov Oleg Evgen'evich

Senior Lecturer of the Department of the National Traffic Safety Inspectorate Activity Arrangement at Oryol Law Institute under the Ministry of Internal Affairs of Russia

302027, Russia, Orlovskaya oblast', g. Orel, ul. Ignatova, 2, kab. kafedra OD GIBDD

ogubenkov@yandex.ru

Аннотация.

Предметом исследования явилась система общественно-правовых отношений в сфере обеспечения безопасности дорожного движения.Цель работы состояла в рассмотрении нормативной правовой базы, регламентирующей сферу обеспечения безопасности дорожного движения в части квалификации некоторых видов административных правонарушений, связанных с управлением транспортным средством, определения квалифицирующих признаков дефиниции «управление транспортным средством» и предложения закрепления ее в действующем законодательстве.Автор рассматривает такие аспекты как нормативное правовое закрепление основных характеристик понятия «управление», толкование дефиниции «управление транспортным средством» , зарубежную практику толкования. Особое внимание уделяется обоснованию необходимости внесения определения «управление транспортным средством» в действующее законодательство, совершенствованию административного законодательства в части определения квалифицирующих признаков управления транспортным средством. Методологическую основу работы составили: система философских знаний, определяющих основные требования к научным теориям, к сущности, структуре и сфере применения различных методов познания и анализа; фундаментальные положения теории права и государства; обобщение практического опыта, применение методов логического и системного анализа, применялись монографический, сравнительный и другие методы исследования. Область применения результатов: положения работы могут быть использованы в законодательной деятельности государственных органов, правоприменительной деятельности правоохранительных органов, образовательном процессе образовательных организаций, научных исследованиях специалистов по проблемам обеспечения безопасности дорожного движения, совершенствования отраслей российской правовой системы.Новизна работы определяется практической и научной значимостью проблем правоприменительной деятельности правоохранительных органов в сфере обеспечения безопасности дорожного движения.В заключении работы автором предлагается внести изменения в раздел 1.2 Правил дорожного движения, дополнить его понятием «управление транспортным средством».

Ключевые слова: безопасность дорожного движения, управление транспортным средством, понятие управления, признаки управления, квалификация административного правонарушения, правила дорожного движения, административная ответственность, принципы административного права, решения областных судов, судебная практика

DOI:

10.7256/2306-9945.2018.1.26116

Дата направления в редакцию:

24-04-2018


Дата рецензирования:

25-04-2018


Дата публикации:

07-05-2018


Abstract.

The subject of the research is the social and legal relations in the sphere of road safety. The aim of the research is to analyze the legal basis that regulates the sphere of road safety, in particular, qualifying certain kinds of administrative offenses that relate to driving a vehicle, definition of qualifying features of 'vehicle drive' as a legal category and recommendation to codify it by law. The authors of the article examine such aspects of the topic as the legal codification of the main features of 'drive', definition of the term 'vehicle drive', and experience of the foreign states in interpretion of this definition. The authors pay special attention to the need to include the definition of 'vehicle drive' in applicable laws and to improve administrative laws that qualify features of vehicle drive. The methodological basis of the research implies philosophical knowledge that defines the main requirements for scientific theories, essence, structure and sphere of application of research and analysis methods; fundamental provisions of the theory of law and state; generalisation of the practical experience and application of logical and system analysis methods. The authors have also used monographic, comparative and other research methods. The scope of the application of the research results may include legal activity of state authorities, law-enforcement activity of competent authorities, process of education, road safety researches and improvement of particular branches of the Russian law. The novelty of the research is caused by the practical and theoretical importance of law enforcement issues of road safety. In conclusion, the authors suggest to make amendments to Part 1.2 of The Traffic Rules, in particular, make a definition of 'vehicle drive'. 

Keywords:

principles of administrative law, administrative responsibility, traffic rules, the qualification of an administrative offense, drive features, the concept of drive, vehicle drive, road safety, decisions of regional courts, Judicial practice

Двенадцатая глава Кодекса Российской Федерации об Административных правонарушениях почти во всех ее статьях предусматривает административную ответственность такого специального субъекта как водитель транспортного средства. Действия специального субъекта непосредственно связаны с управлением транспортным средством, однако само понятие «управление» как дефиниция напрямую законодателем нигде не закрепляется.

Такая ситуация нередко на практике приводит к подмене понятия «управление» на простое нахождение лица на месте водителя с запущенным двигателем либо без такового. К примеру, привлечение лица, находящегося внутри транспортного средства, к административной ответственности по ст.12.8 КоАП РФ за управление в состоянии алкогольного опьянения при отсутствии движения транспортного средства только лишь на основании нахождения водителя в состоянии алкогольной опьянения в неподвижном транспортном средстве.

Правоприменителем, в лице сотрудника Госавтоинспекции термин, «управление» в виду отсутствия официального юридического определения, толкуется применительно к каждому конкретному случаю, исходя из:

1. определения водителя:

- как «лица находящегося в транспортном средстве на водительском месте, имеющего непосредственный доступ к источнику повышенной опасности и способного в любой момент начать движение»;

- как лица, управляющего транспортным средством, независимо от того, имеется ли у него право управления всех категорий или только определенной категории, либо такое право отсутствует вообще.[1]

2. по совокупности значимых фактов, характеристик транспортного средства (исправно оно или нет, какая температура двигателя, присутствуют ли ключи в замке зажигания, занесен ли автомобиль снегом, в течение какого периода времени (не) трогалось с места и (не) заводилось и т.п.).

Исходя из нормативного материала, управление транспортных средств правоприменители определяют как активное действие субъекта дорожно-транспортных правоотношений, заключающееся в пользовании транспортным средством, то есть извлечении его полезных свойств.

Как уже нами было отмечено выше, в нормах действующего российского законодательства отсутствует понятие, что подразумевать под управлением транспортным средством. Поэтому ссылаться сторонам в судебных заседаниях не на что. Судья осуществляет толкование данного понятия исходя из общего понятия данного термина, из совокупности формальной логики и конкретных обстоятельств рассматриваемого «управления».

Для сравнения, в пункте 2.74 Правил дорожного движения Республики Беларусь, управление транспортным средством определяется как воздействие на органы управления транспортного средства, приведшее к изменению его положения относительно первоначального.[2]

Законодательство некоторых европейских государств исходит из того, что нахождение на водительском месте с ключом зажигания в замке делает человека водителем со всеми вытекающими последствиями. Обосновать это можно тем, что при движении с включенной скоростью выключенное зажигание приведет к изменению траектории движения транспортного средства – его торможению, а по сему, включение-выключение замка зажигания является таким же органом управления транспортного средства, как и те, что указаны в пункте 2.74 Правил дорожного движения Республики Беларусь.

И все же, в российской правовой системе есть отрасль права, из которой, в принципе, можно почерпнуть основные характеристики понятия «управление», это уголовное право. В разъяснениях Пленума Верховного суда Российской Федерации касающихся пересмотра дела гражданина Белоусова, осужденного по ст. 264 УК РФ, понятие «управление» было связано с совершением маневра транспортным средством, звучит она следующим образом: «…..с момента отъезда либо перемещения транспортного средства с места, на котором оно находилось….». То есть Верховный суд Российской Федерации счел главными признаками «управления» транспортным средством «отъезд» и его «перемещение».[3]

Но вернемся к административно-правовым принципам разъяснения дефиниции «управление». Фактически исследуемого понятия не содержится в действующем законодательстве, но если подойти к этому «логически», то можно, в принципе, определить разграничение законодателем фактов «пользования» и «управления» транспортным средством. Так, в Кодексе Российской Федерации об административных правонарушениях присутствует статья 12.35. «Незаконное ограничение прав на управление транспортным средством и его эксплуатацию».[4] В статье указано, что применение к владельцам и водителям транспортных средств, другим участникам дорожного движения не предусмотренных федеральным законом мер, направленных на ограничение права на управление, пользование транспортным средством либо его эксплуатацию, — влечет наложение административного штрафа на граждан в размере двух тысяч рублей; на должностных лиц — двадцати тысяч рублей.

То есть в кодифицированном правовом акте, законодатель явно разграничивает два понятия «управление» и «эксплуатацию (пользование)» транспортным средством.

Чтобы разобраться в семантическом разграничении «управления» и «пользования» транспортным средством, обратимся к словарю С. И. Ожегова.

В соответствии с его толкованием, управление осуществляется манипулированием совокупностью приборов, приспособлений, устройств, посредством которых управляется ход машины, механизма.[5]

«Пользоваться» Ожеговым С. И. определяется как «..прибегая к чему-нибудь для своей надобности, получать нужное, осуществлять желаемое, обращать для удовлетворения своих интересов, обладать чем-нибудь, иметь что-нибудь….».[6]

Таким образом, «управление» это по сути «ход», то есть активное действие транспортного средства, совершающееся благодаря специальному субъекту – наделенному правом управления транспортным средством – человеку (водителю). В итоге, приходим к выводу, что управление транспортным средством это активное действие субъекта (водителя) благодаря которому управляется ход машины, ее механизм.

Судебная практика рассмотрения административных материалов по части первой статьи 12.26 КоАП РФ и определения «управления» транспортным средством складывается с учетом тех же квалифицирующих признаков, которые нами были приведены выше.

Так, например, в декабре 2015 года заместитель председателя Владимирского областного суда Шишкин С. К., рассмотрев жалобу командира ОБ ДПС ГИБДД УМВД России по городу Владимиру на решение судьи Фрунзенского районного суда г. Владимира от 30 сентября 2015 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 2 статьи 12.26 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях постановил понимать под управлением транспортным средством непосредственное выполнение функций водителя во время движения транспортного средства, т.е. совершение технических действий, связанных с приведением транспортного средства в движение, троганием с места, процессом самого движения вплоть до его остановки.[7]

Заместитель председателя Самарского областного суда Шкуров С. И в сентябре 2015 года, а так же заместитель председателя Свердловского областного суда Баландина Т. П. в сентябре 2016 г. определили в своих постановлениях управление транспортным средством как совершение технических действий, связанных с приведением транспортного средства в движение, в частности троганием с места, процессом самого движения в соответствии с предназначением и техническими возможностями транспортного средства. [8]

Приведенный обзор решений областных судов относительно определения понятия «управление» транспортным средством логичны, учитывают специфику общественных отношений в сфере обеспечения безопасности дорожного движения, однако, если принимать во внимание движение транспортного средства для определения понятия «управления», то есть совершение технических действий, связанных с приведением транспортного средства в движение, троганием с места, процессом самого движения вплоть до остановки, в соответствии с предназначением и техническими возможностями транспортного средства, то возникает закономерный вопрос, а не является ли «управлением» удержание стоящего на светофоре автомобиля с заведенным двигателем и включенной передачей с выжатым сцеплением или включенной на коробке переключения передач нейтральной передаче? То есть, фактически, управление стоящим транспортным средством не прекращается.

Продолжая идентификацию квалифицирующих признаков понятия «управление», обратимся к остановленному транспортному средству, которое водитель остановил и вышел из него не обеспечив ручным тормозом или постановкой на передачу его неподвижность, что привело, к примеру, к дорожно-транспортному происшествию самопроизвольно откатившимся автомобилем. Фактически он не являлся водителем, управляющим транспортным средством при совершении дорожно-транспортного происшествия, но обязанности предусмотренный Правилами дорожного движения по обездвиживанию автомобиля не выполнил. Если буквально принимать обстоятельства и квалифицирующие признаки приведенного выше примера, можно при выработке определения «управление» транспортным средством поставить выполнение лицом возложенных Правилами обязанностей при участии в дорожном движении, тогда формулировка «управление» примет абсурдное значение и в квалификационные характеристики его добавится пристегивание ремней безопасности и включение дневных ходовых огней, даже если двигатель будет заглушен. В этом случае, оканчиваться «управление» транспортным средством будет преднамеренным прекращением движения после выполнения требования исключить самопроизвольное движение. В пункте Правил 12.8 говорится о том, что покидает автомобиль именно водитель. То есть даже в стоящем автомобиле водитель таковым остается, пока он из него не только не выйдет, но и не обездвижит.

Кроме того, в случае остановки в месте, где преднамеренная остановка запрещена, например, под знаком «остановка запрещена», обязанности, связанные с дорожным движением также не будут выполнены, и управление также не будет прекращено.

Если же речь идет о русском языке, то управления без движения быть не может, но как уже отмечалось, остановка на красный сигнал светофора означает тогда окончание управления, но не означает окончание участия в дорожном движении.

Принимая во внимание изложенную выше точки зрения на исследуемую дефиницию, исторически сложившееся в русском языке понятие «управление» а так же судебную практику, представляется что понятие «управление» следует понимать, как выполнение водителем своих обязанностей во время участия в дорожном движении путем воздействия на рычаги, педали, переключатели либо другие системы транспортного средства, приводящее к изменению его положения относительно первоначального

В целях приведения правовых норм действующего законодательства в соответствие с объективной действительностью общественных отношений в сфере обеспечения безопасности дорожного движения, а так же для исключения случаев неправомерного привлечения лиц к административной ответственности по 12 главе Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, полагаем, необходимым ввести понятие «управление транспортным средством» в раздел 1.2 Правил дорожного движения Российской Федерации «Основные понятия и термины» и изложить его следующим образом: управление транспортным средством - выполнение водителем своих обязанностей во время участия в дорожном движении путем воздействия на рычаги, педали, переключатели либо другие системы транспортного средства, приводящее к изменению его положения относительно первоначального.

То есть явно указать, что управление транспортным средство невозможно, если транспортное средство обездвижено и исключено из дорожного движения.

По-нашему мнению эти изменения приведут к действенному практическому результату, совершенствованию административного законодательства в части определения квалифицирующих признаков управления транспортным средством. Присутствие этой дефиниции в Правилах дорожного движения исключит возможность неправомерного привлечения к административной ответственности по некоторым статьям при отсутствии движения транспортного средства.

Библиография
1.
Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.10.2006 года № 18, п. 1// Консультант Плюс: [Электронный ресурс]. http://www.consultant.ru;
2.
Указ Президента Республики Беларусь 28.11.2005 № 551// Официальный сайт МВД Республики Беларусь:// http://mvd.gov.by;
3.
Бюллетень ВС РФ № 5 за 1999 год// Закон и право. Библиотека юриста https://legallib.ru;
4.
Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. № 195-ФЗ (ред. от 17.04.2017) // Консультант Плюс: [Электронный ресурс]. http://www.consultant.ru;
5.
Толковый словарь русского языка : в 4 т. / гл. ред. Б. М. Волин, Д. Н. Ушаков (т. 2—4) ; сост. Г. О. Винокур, Б. А. Ларин, С. И. Ожегов, Б. В. Томашевский, Д. Н. Ушаков ; под ред. Д. Н. Ушакова. — М. : Государственный институт «Советская энциклопедия» (т. 1) : ОГИЗ (т. 1) : Государственное издательство иностранных и национальных словарей (т. 2—4), 1935—1940. — 45 000 экз
6.
Толковый словарь русского языка : в 4 т. / гл. ред. Б. М. Волин, Д. Н. Ушаков (т. 2—4) ; сост. Г. О. Винокур, Б. А. Ларин, С. И. Ожегов, Б. В. Томашевский, Д. Н. Ушаков ; под ред. Д. Н. Ушакова. — М. : Государственный институт «Советская энциклопедия» (т. 1) : ОГИЗ (т. 1) : Государственное издательство иностранных и национальных словарей (т. 2—4), 1935—1940. — 45 000 экз
7.
Постановление Владимирского областного суда от 21 декабря 2015 г. № 4а-407/2015// Консультант Плюс: [Электронный ресурс]. http://www.consultant.ru;
8.
Постановление Свердловского областного суда от 14 сентября 2016 г. № 4а-806/2016// Консультант Плюс: [Электронный ресурс]. http://www.consultant.ru;
9.
Постановление Самарского областного суда от 25 сентября 2015 г. № 4а-779/2015// Консультант Плюс: [Электронный ресурс]. http://www.consultant.ru;
References (transliterated)
1.
Postanovleniya Plenuma Verkhovnogo Suda RF ot 24.10.2006 goda № 18, p. 1// Konsul'tant Plyus: [Elektronnyi resurs]. http://www.consultant.ru;
2.
Ukaz Prezidenta Respubliki Belarus' 28.11.2005 № 551// Ofitsial'nyi sait MVD Respubliki Belarus':// http://mvd.gov.by;
3.
Byulleten' VS RF № 5 za 1999 god// Zakon i pravo. Biblioteka yurista https://legallib.ru;
4.
Kodeks Rossiiskoi Federatsii ob administrativnykh pravonarusheniyakh ot 30 dekabrya 2001 g. № 195-FZ (red. ot 17.04.2017) // Konsul'tant Plyus: [Elektronnyi resurs]. http://www.consultant.ru;
5.
Tolkovyi slovar' russkogo yazyka : v 4 t. / gl. red. B. M. Volin, D. N. Ushakov (t. 2—4) ; sost. G. O. Vinokur, B. A. Larin, S. I. Ozhegov, B. V. Tomashevskii, D. N. Ushakov ; pod red. D. N. Ushakova. — M. : Gosudarstvennyi institut «Sovetskaya entsiklopediya» (t. 1) : OGIZ (t. 1) : Gosudarstvennoe izdatel'stvo inostrannykh i natsional'nykh slovarei (t. 2—4), 1935—1940. — 45 000 ekz
6.
Tolkovyi slovar' russkogo yazyka : v 4 t. / gl. red. B. M. Volin, D. N. Ushakov (t. 2—4) ; sost. G. O. Vinokur, B. A. Larin, S. I. Ozhegov, B. V. Tomashevskii, D. N. Ushakov ; pod red. D. N. Ushakova. — M. : Gosudarstvennyi institut «Sovetskaya entsiklopediya» (t. 1) : OGIZ (t. 1) : Gosudarstvennoe izdatel'stvo inostrannykh i natsional'nykh slovarei (t. 2—4), 1935—1940. — 45 000 ekz
7.
Postanovlenie Vladimirskogo oblastnogo suda ot 21 dekabrya 2015 g. № 4a-407/2015// Konsul'tant Plyus: [Elektronnyi resurs]. http://www.consultant.ru;
8.
Postanovlenie Sverdlovskogo oblastnogo suda ot 14 sentyabrya 2016 g. № 4a-806/2016// Konsul'tant Plyus: [Elektronnyi resurs]. http://www.consultant.ru;
9.
Postanovlenie Samarskogo oblastnogo suda ot 25 sentyabrya 2015 g. № 4a-779/2015// Konsul'tant Plyus: [Elektronnyi resurs]. http://www.consultant.ru;