Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 1985,   статей на доработке: 314 отклонено статей: 752 
Библиотека
Статьи и журналы | Тарифы | Оплата | Ваш профиль

Вернуться к содержанию

Развитие института преимущественных прав в российском гражданском праве.
Заливин Кирилл Юрьевич

аспирант, Северо-Кавказский федеральный университет, кафедра гражданского права и процесса

355000, Россия, Ставропольский край, г. Ставрополь, ул. Дзержинского, 152

Zalivin Kirill

Post-graduate student, the department of Civil Law and Procedure, North-Caucasus Federal University;

355000, Russia, Stavropol'skii krai, g. Stavropol', ul. Dzerzhinskogo, 152

cyberkrik@gmail.com
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

Предметом исследования является история становления и современное состояние института преимущественных прав в российском гражданском праве. Автор уделяет основное внимание тенденциям формирования института преимущественных прав от первых источников российского права и до настоящего времени. На основе проведенного анализа автор приходит к выводу, что в российском гражданском праве институт преимущественных прав развивался в тенденциях общеевропейского развития. Институт преимущественных прав возник в первую очередь в отношениях связанных с общим имуществом, в родственно-семейных отношениях. Позже преимущественные права стали предоставляться в коммерческом обороте тем участникам, которые поддерживались государством. На современном этапе в связи с развитием корпоративных правоотношений институт преимущественных прав применяется для регулирования отношений участников корпораций. Методы исследования: метод системного анализа, историко-правовой, сравнительно-правовой, систематический, формально-логический, специально-юридический, методы анализа, синтеза, аналогии и другие методы научного познания. Новизна исследования заключается в системном историко-правовом анализе становления института преимущественных прав в российском гражданском праве, выявлении тенденций такого развития. Автор приходит к выводу об общности российского и европейского путей развития института преимущественных прав в различных отраслях гражданских правоотношений. Данный вывод позволяет использовать подходы зарубежного законодательства для совершенствования российского института преимущественных прав, но с учетом особенностей российской правовой системы.

Ключевые слова: Преимущественное право, тенденции развития права, особенности преимущественных прав, гражданские правоотношения, наследственные правоотношения, коммерческие правоотношения, корпоративные правоотношения, преимущественное право наследования, Право преимущественной покупки, исключительные преимущественные права

DOI:

10.7256/2454-0706.2018.3.25862

Дата направления в редакцию:

28-03-2018


Дата рецензирования:

01-04-2018


Дата публикации:

03-04-2018


Abstract.

The subject of this research is the history of establishment and current state of the institution of preemptive rights in the Russian civil law. Attention is focused the trends of formation of the institution of preemptive rights from the first sources of the Russian law until the present time. Based on the conducted analysis, the author concludes that in the Russian civil law the institution of preemptive rights was evolving within the trends of European development. The institution of preemptive rights has emerged primarily in relations associated with common property and family relations. Subsequently, the preemptive rights became available in the stream of commerce to the participants supported by the government. Currently, due to the advancement of corporate legal relations, the institutions of preemptive rights is applied for regulating relations in the corporate structure. The scientific novelty consists in the systemic historical-legal analysis of establishment of the institution of preemptive rights in the Russian civil law, as well as determination of its development trends. The author makes a conclusion on the commonness between the Russian and European paths of development of the institution of preemptive rights in various branches of the civil legal relations; it allows using the approaches of the foreign legislation for improving the Russian institution of preemptive rights with consideration of peculiarities of the Russian legal system.

Keywords:

Corporate legal relations, corporate relations, Hereditary relations, civil law, distinctive features of preemptive rights, trends in the development of law, Preemptive right, priority right of inheritance, Right of pre-emption, exclusive preemptive rights

Современная унификация европейского гражданского прав оказалась возможной в силу общности подходов различных европейских правовых систем ко многим базовым принципам гражданского права, в том числе, допускавшим отход от базового принципа равноправия всех участников гражданских правоотношений в отдельных, специально регламентированных обстоятельствах, так называемых преимущественных правах, связанных с отношениями собственности, обязательствами, наследственными и корпоративными правоотношениями. Регулирование гражданско-правовых отношений в России развивалось в общем европейском русле, следовало тем же тенденциям, что вполне объяснимо существованием довольно обширных связей России и Европы начиная еще с самых древних времен. Поэтому не стоит утверждать о какой то исключительной «самобытности» или «отсталости» российского гражданского права по сравнению с европейским «цивильным» правом. Также, как европейское право, российское гражданское право допускало отступление от принципа равноправия сторон в гражданском обороте, признавая наличие особых – преимущественных прав, одних участников гражданских правоотношений, перед другими, в отдельных категориях правоотношений.

Также как и в Европе, к примеру, издревле признавалось преимущественное право на наследование наиболее близкими родственниками умершего, причем преимущество признавалось именно за совместно проживавшими с умершим, а потом выстраивалась своеобразная лестница «преимуществ» - очереди наследников.

Другим аспектом преимущественного права в России, как и в Западной Европе в свое время, было установление торговых ограничений, как правило договорных между торгующими субъектами, или государственных ограничений в иностранной торговле с целью устранения конкуренции для собственных товаропроизводителей [11, с.443]. Так, у дореволюционного исследователя Н.Н. Товтолеса, приведен пример Новгородской купчей грамоты, в которой купцы договариваются о преимуществах взаимной торговли [15, с.134], то есть, договариваются о предоставлении торговых преференций только для определенного круга лиц.

Все же, основным источником возникновения преимущественного права было право общей собственности, участники которой имели преимущество на приобретение долей такой собственности. Если обратиться к общей собственности по древнерусскому праву, то она, как правило, шла из семейной общности, и регулировалась нормами обычного права. Так, можно отметить преимущественное право младшего сына на наследование родительского дома, тогда как старшим «доставалась лошадь».

Соборное Уложение 1649 года в ст. 14 главы XVII «О вотчинах» устанавливает последствия распоряжения одним из сособственников своей долей в общем имуществе без согласия других сособственников. Таким последствием являлось отбирание доли о покупателя и возврат ее остальным сособственникам. Из этого можно сделать вывод, что Соборное Уложение устанавливало преимущественное право прочих сособственников на приобретение отчуждаемой доли. Причем каждый такой сособственник имел право самостоятельно инициировать судебную тяжбу и требовать возврата проданной доли общего имущества, не требуя такого согласия от прочих сособственников общего имущества.

Одним из примеров регулирования прав соучастников коммерческой деятельности, каждый из которых вложил свою долю в такую деятельность, следует признать Устав 1781 года о купеческом водоходстве, или торговле морскими и речными путями. Управление и распоряжением общим кораблем осуществлялось по согласованию участников такого предприятия. В регулировании такой деятельности можно увидеть признаки регулирования отношений современных хозяйственных обществ. В частности, если один из участников хотел продать свою долю, то он был обязан сначала получить согласие других участников на продажу долю постороннему, и в случае отказа требовать от участников выкупить его долю по справедливой цене. То есть, Устав 1781 года предоставлял прочим участникам общего предприятия преимущественное право на выкуп доли.

Дальнейшее развитие института преимущественного прав связано уже с принятием Свода гражданских законов [14]. Согласно ст.555 Свода, имение, «состоящее в общем владении многих лиц, не может быть отчуждено одним из них без согласия всех; но каждый соучастник может продать или заложить то, что на часть его из общего причитается, с тем однако же, что прочим соучастникам, если не захотят они допустить до выдела той части, предоставляется сохранить оную за собою, заплатив за нее деньгами по оценке»[14]. Преимущественные права наследников по закону регулировались положениями ст.1127- 1147 Свода. Кроме того, содержались и специальные правила преимущественного наследования в отношении отдельных объектов.

В целом, можно утверждать, что как и в западной Европе, в дореволюционной России преимущественное право в основном было связано с институтом общей собственности, причем эта общность была обусловлена семейно-родовыми обстоятельствами. Поэтому право преимущественного выкупа родовой собственности (вотчины) признавалось в первую очередь за другими членами семьи (рода). Данное преимущественное право родового выкупа сохранялось в России вплоть до революционных событий 1917 г.

В советский период существовало право преимущественной покупки, которое также было связано с отношениями общей собственности [5, с.161], а также установленным порядком очередности призвания к наследованию по закону. Нововведением советского периода следует признать закрепление преимущественного права аренды, впервые установленного в ст.154 ГК РСФСР 1922 года [9, с.17]. Кроме того, в ст. 64 ГК РСФСР 1922 г. предусматривала, что участник в общей собственности имеет преимущественное право покупки при отчуждении кем-либо из них своей доли постороннему лицу, кроме случая продажи с публичных торгов. Судебная практика 20 - 30-х годов прошлого века придерживалась той точки зрения, что продажа постороннему лицу не только признается недействительной, но что сособственник в силу права преимущественной покупки может требовать перевода на него прав приобретателя с внесением в суд уплаченных приобретателем денег и других расходов и с принятием на себя всех обязательств покупателя [5, с.161].

Право преимущественной покупки нашло свое отражение и в Гражданском кодексе 1964 года, ст.120 которого была посвящена именно этому преимущественному праву. В целом, данная норма почти без изменений была воспринята и современной ст.250 ГК РФ.

В отношении наследственного права, как отмечают О.Е. Блинков и С.Е. Никольский, преимущественные права в отношении отдельных категорий наследуемого имущества – домашней обстановки, предметов обихода, были закреплены в ст. 421 ГК РСФСР 1922 г., а затем и в статье 533 Гражданского кодекса РСФСР 1964 года. Дальнейшее закрепление указанные вопросы получили с принятием части третьей действующего ГК РФ [4].

Дальнейшее развитие преимущественных прав, их видового разнообразия, связано уже с принятием действующего Гражданского кодекса РФ, в котором нашли свое отражение как преимущественные права, вытекающие из обязательств – купли-продажи, аренды, так и из вещных, в том числе и наследственных прав.

В обязательственных правоотношениях преимущественные права возникают у участников этих правоотношений, как правило, у одной из сторон, за которое признается преимущественное, по сравнению с другими потенциальными «односторонними» участниками, право на вступление в обязательное правоотношение с другой стороной, при котором, единственное отличие прочих возможных «односторонних» участников заключается в отсутствии этого самого преимущественного права при прочих равных условиях. И.А. Емелькина совершенно справедливо обращает внимание на тот факт, что в европейских странах прослеживается тенденция к расширению сферы действия права преимущественной покупки предоставлением возможности управомоченному лицу реализовать свое право при заключении обязанным лицом не только договора купли-продажи, но и ряда других сделок [6, с.107]. То есть, тем самым преодолеваются различные способы преодоления права преимущественной покупки путем «маскировки» сделки под иной вид обязательственных правоотношений. Стоит согласиться с мнением И.А. Емелькиной, что расширение сферы применения права преимущественной покупки имущества есть неизбежный процесс и для отечественного законодательства. Это подтверждается соответствующими изменениями ГК РФ, а также наличием разных подходов в судебной практике. Несомненно, расширение сферы применения права преимущественной покупки имущества положительно скажется на защите имущественных интересов участников гражданских правоотношений [6, с.108].

В группу преимущественных прав, возникающих из вещных правоотношений, стоит отнести наследственные и исключительные преимущественные права. Вопросы преимущественных прав при наследовании довольно подробно рассмотрены в различных исследованиях [см., например: 2;3; 8; 12;13; 17; 18], особо среди которых стоит отметить очень подробную монографию О.Е. Блинкова и С.Е. Никольского[4].

Отдельно регламентируются преимущественные права участников корпоративных правоотношений, признанных в настоящее время особым видом гражданских правоотношений, не совпадающих с вещными и обязательственными правоотношениями. В научной литературе отмечается, что виды преимущественных прав в корпоративных правоотношениях объединяются в две большие группы:

- права на приобретение прав участия за счет других участников общества;

- права на приобретение прав участия за счет внесения дополнительных вкладов в уставный капитал[1, с.176].

Таким образом, можно утверждать, что институт преимущественных прав берет свое начало с самых первых источников российского права, и изначально предназначался для регулирования отношений собственников общего имущества, как правило, семейного или родового, в вопросах наследования. Позднее он распространил свое действия на отношения коммерческого оборота, предоставляя преимущества представителям «отечественного бизнеса» перед иностранцами, что было общим проявлением политики протекционизма в международной торговле.

Усложнение хозяйственной жизни и появление первых акционерных обществ, со своими особенностями правового регулирования как внешней деятельности таких обществ, так и «внутренних» отношений между участниками таких обществ, обусловило необходимость установления отдельных преимуществ в этих «внутренних» отношениях.

В аспекте установления и регулирования преимущественных прав российское право в целом соответствует основным тенденциям и направлениям развития института преимущественных прав и в других правовых системах. Поэтому, при выявлении проблем правового регулирования и прогнозировании тенденций дальнейшего развития института преимущественных прав необходимо учитывать как отечественный, так и зарубежный опыт в данной сфере, но, не увлекаясь при этом бездумным копированием норм зарубежного права.

Библиография
1.
Белов В.А., Пестерева Е.В. Хозяйственные общества.-М.: АО "Центр ЮрИнфоР", 2002.-333 c.
2.
Беспалов Ю.Ф., Беспалова А.Ю. Дела о наследовании: некоторые спорные вопросы правоприменения. – М.: Проспект, 2012.-112 с.;
3.
Блинков О.Е., Бутова Е.А. Общая собственность наследников: актуальные проблемы теории и практики // Наследственное право. 2015. № 1. С. 21 – 24;
4.
Блинков О.Е., Никольский С.Е. Преимущественные права в наследственном праве России и зарубежных стран: Монография. М.: Юрист, 2006. 203 с. // Доступ из СПС КонсультантПлюс.
5.
Генкин Д.М. Право собственности в СССР.-М.: Госюриздат, 1961. – 222 с.
6.
Емелькина И.А. Вещное преимущественное право покупки недвижимости // Вестник гражданского права. 2010. № 3. С. 107-108.
7.
Кирилловых А.А. Наследование предприятия: некоторые проблемы механизма наследственного правопреемства // Право и экономика. 2015. № 1. С. 26 – 32.
8.
Ковалева М.Л. Особенности преимущественных прав членов семьи в наследственных правоотношениях // Наследственное право. 2012. № 2. С. 24 – 30;
9.
Кузнецова Л.В. Преимущественное право аренды // Право и экономика. 2006. № 2.
10.
Леонова Л.Ю. Преимущественные права в гражданском праве: Дис. канд. юрид. наук. М., 2005.
11.
Лобачева Е. Н. Экономическая теория, 3-е изд., перераб. и доп.-— М.: Московский государственный технический университет им. Н. Э. Баумана, 2012. — 516 с.
12.
Никольский С.Е. Преимущественные права в наследственном праве // Нотариус. 2004. № 1. С.37-40.
13.
Никольский С.Е. Условия осуществления преимущественных прав наследника // Наследственное право. 2006. № 1. С.31-34.
14.
Свод законов Российской империи. Том десятый. Часть I. Законы гражданские // [Электронный ресурс]http://civil.consultant.ru/reprint/books/211
15.
Товтолес Н.Н. Общая собственность по русскому гражданскому праву // Журнал Министерства юстиции. 1900. № 8. С. 134-135.
16.
Федорова О. Спорные моменты наследования долей в общем имуществе // Жилищное право. 2014. № 8. С. 7 – 17.
17.
Ходырева Е.А. Преимущественные права в наследственных отношениях // Цивилист. 2009. № 2. С.66-68.
18.
Шилохвост О.Ю. Спорные вопросы толкования ст. 1168-1170 ГК РФ при разделе наследства / Актуальные проблемы частного права: сборник статей к юбилею Павла Владимировича Крашенинникова: Москва-Екатеринбург, 21 июня 2014 г. / В.В. Витрянский, С.Ю. Головина, Б.М. Гонгало и др.; отв. ред. Б.М. Гонгало, В.С. Ем. М.: Статут, 2014. 272 с.;
References (transliterated)
1.
Belov V.A., Pestereva E.V. Khozyaistvennye obshchestva.-M.: AO "Tsentr YurInfoR", 2002.-333 c.
2.
Bespalov Yu.F., Bespalova A.Yu. Dela o nasledovanii: nekotorye spornye voprosy pravoprimeneniya. – M.: Prospekt, 2012.-112 s.;
3.
Blinkov O.E., Butova E.A. Obshchaya sobstvennost' naslednikov: aktual'nye problemy teorii i praktiki // Nasledstvennoe pravo. 2015. № 1. S. 21 – 24;
4.
Blinkov O.E., Nikol'skii S.E. Preimushchestvennye prava v nasledstvennom prave Rossii i zarubezhnykh stran: Monografiya. M.: Yurist, 2006. 203 s. // Dostup iz SPS Konsul'tantPlyus.
5.
Genkin D.M. Pravo sobstvennosti v SSSR.-M.: Gosyurizdat, 1961. – 222 s.
6.
Emel'kina I.A. Veshchnoe preimushchestvennoe pravo pokupki nedvizhimosti // Vestnik grazhdanskogo prava. 2010. № 3. S. 107-108.
7.
Kirillovykh A.A. Nasledovanie predpriyatiya: nekotorye problemy mekhanizma nasledstvennogo pravopreemstva // Pravo i ekonomika. 2015. № 1. S. 26 – 32.
8.
Kovaleva M.L. Osobennosti preimushchestvennykh prav chlenov sem'i v nasledstvennykh pravootnosheniyakh // Nasledstvennoe pravo. 2012. № 2. S. 24 – 30;
9.
Kuznetsova L.V. Preimushchestvennoe pravo arendy // Pravo i ekonomika. 2006. № 2.
10.
Leonova L.Yu. Preimushchestvennye prava v grazhdanskom prave: Dis. kand. yurid. nauk. M., 2005.
11.
Lobacheva E. N. Ekonomicheskaya teoriya, 3-e izd., pererab. i dop.-— M.: Moskovskii gosudarstvennyi tekhnicheskii universitet im. N. E. Baumana, 2012. — 516 s.
12.
Nikol'skii S.E. Preimushchestvennye prava v nasledstvennom prave // Notarius. 2004. № 1. S.37-40.
13.
Nikol'skii S.E. Usloviya osushchestvleniya preimushchestvennykh prav naslednika // Nasledstvennoe pravo. 2006. № 1. S.31-34.
14.
Svod zakonov Rossiiskoi imperii. Tom desyatyi. Chast' I. Zakony grazhdanskie // [Elektronnyi resurs]http://civil.consultant.ru/reprint/books/211
15.
Tovtoles N.N. Obshchaya sobstvennost' po russkomu grazhdanskomu pravu // Zhurnal Ministerstva yustitsii. 1900. № 8. S. 134-135.
16.
Fedorova O. Spornye momenty nasledovaniya dolei v obshchem imushchestve // Zhilishchnoe pravo. 2014. № 8. S. 7 – 17.
17.
Khodyreva E.A. Preimushchestvennye prava v nasledstvennykh otnosheniyakh // Tsivilist. 2009. № 2. S.66-68.
18.
Shilokhvost O.Yu. Spornye voprosy tolkovaniya st. 1168-1170 GK RF pri razdele nasledstva / Aktual'nye problemy chastnogo prava: sbornik statei k yubileyu Pavla Vladimirovicha Krasheninnikova: Moskva-Ekaterinburg, 21 iyunya 2014 g. / V.V. Vitryanskii, S.Yu. Golovina, B.M. Gongalo i dr.; otv. red. B.M. Gongalo, V.S. Em. M.: Statut, 2014. 272 s.;