Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 1896,   статей на доработке: 316 отклонено статей: 767 
Библиотека
Статьи и журналы | Тарифы | Оплата | Ваш профиль

Вернуться к содержанию

Европейский союз: динамика развития и накопившиеся проблемы
Рыжов Валерий Борисович

кандидат юридических наук

доцент, доцент кафедры, Московский педагогический государственный университет

119571, Россия, г. Москва, пр-кт Вернадского, 88

Ryzhov Valerii Borisovich

PhD in Law

Associate Professor, Department of Theory and History of State and Law of the Moscow State University for the Humanities named after M.A. Sholokhov

119571, Russia, g. Moscow, pr-kt Vernadskogo, 88

valeriy_ryzhov@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

В статье рассматриваются вопросы становления и развития интеграционных связей в современной Европе на примере Европейского Союза. Демонстрируется эволюция Европейских сообществ в Евросоюз. Отмечаются отдельные негативные факторы (национализм, сепаратизм, социально-экономические трудности и т.д.), влияющие на снижение темпов европейской региональной интеграции. Подчеркивается международно-правовая природа ЕС. Выделяется роль коммунитарных структур Евросоюза в реализации «федералистского» потенциала. Приводятся различные оценки специалистов в отношении перспектив развития Евросоюза. Методологической основой исследования служит позитивистский правовой анализ. Используется нормативный, комплексный, системный подход в изучении правопорядка ЕС. Отмечается, Евросоюз является одной из международно-правовых моделей региональных интеграционных объединений. При этом, Союз, изменяет саму природу государств, которые в него входят. Передача компетенций от стран в пользу наднациональных органов Евросоюза выявляет новый подход к строительству европейской интеграции через процедуру уточнения обязательств членов ЕС по отношению друг другу и к Союзу.

Ключевые слова: конфедерация, международная организация, сепаратизм, национальная идентичность, миграция, население, региональная интеграция, Европейский союз, суверенитет, европейское право

DOI:

10.7256/2454-0633.2018.2.25693

Дата направления в редакцию:

12-03-2018


Дата рецензирования:

13-03-2018


Дата публикации:

18-06-2018


Abstract.

This article examines the establishment and development of integration ties in modern Europe on the example of the European Union. The evolution of European communities into the European Union is demonstrated. The author notes the separate negative factors (nationalism, separatism, socioeconomic difficulties, etc.) that lead the decline in the rate of European regional integration. The article underlines the international legal nature of the EU, determines the role of communitarian structures of the European Union in realization of the “federalist” potential, as well as provides various expert opinions pertinent to the development prospects of the EU. The author notes that the European Union is one of the international legal models of the regional integration associations; while at the same time, the Union transforms the nature of its member-states. Delegation of competencies from the states to the benefit of the supranational authorities of the European Union reveals the new approach towards establishment of European integration through the procedure of specification of obligations of the EU member-states with regards to each other and the Union.

Keywords:

confederation, international organization, separatism, national identity, migration, population, regional integration, European Union, sovereignty, European law

В Европе на протяжении веков происходили ряд событий, которые свидетельствовали о желании отдельных территорий и народов, населяющих их, не принимать официальную власть больших государств в качестве незыблемой. И в тоже время имели место интеграционные тенденции, заложенные самой «европейской традицией» [1, p. 2].

По прошествии времени, в минувшем веке, идея объединения Европы получила правовое закрепление образованием Европейского союза. Именно 1992 г. было объявлено о реализации цели единства народов европейских стран. Эта многовековая мечта представителей лучших европейских умов была реализована юридически, получив свое правовое закрепление в статьях Договора о Европейском союзе (Маастрихтском договоре). Очень ответственная задача по созданию единого правового пространства добрососедства и благополучия всех европейских стран начала выполняться на практике. Политикам и чиновникам Евросоюза пришлось приложить существенные управленческие усилия, чтобы сформировать общественное мнение как на европейском континенте, так и во всём мире, в пользу идеи региональной интеграции в Европе.

Следует отметить, что европейская интеграция задумывалась ее творцами, в том числе, как недопущение в будущем вооруженных конфликтов на европейской земле, выработки миротворческого духа в политике европейских государств, которые столетиями воевали друг с другом.

Важное место в политике европейской интеграции занимает и преодоление негативных проявлений националистических настроений, экстремизма и иных форм радикального поведения масс [2, c. 61].

Среди идеологов интеграционного вектора развития Европы возникли два течения: одни предлагали создание федеративной Европы, лозунгом действий второго направления идеологической мысли стал принцип - «Европа отечеств». В действительности, время показало, что движение к объединению государств Европы реализовывалось по средней линии, которая сочетала в себе решительные интеграционные убеждения с классическими национально-государственными идеями. В начале XXI в. можно сделать вывод: 28 государств этого регионального объединения по-прежнему остаются субъектами международного права, несмотря на довлеющее над ними коммунитарное право Евросоюза и дальнейшего ограничения суверенитета государств – членов ЕС. Основным фактором, подтверждающим этот тезис, является, напр., субсидиарность (дополнительность) гражданства Европейского союза: лицу, желающему быть признанным гражданином Европейского союза, требуется получить гражданство одного из государств - членов Европейского союза. Даже Конституционный акт для Европейского союза 2004 г. (Договор, устанавливающий Конституцию для Европы) не посягнул на этот status quo [3, p. 236]. Трудности построения конфедеративного союза стран Европы кроются не только в юридической технике, но и в сложностях восприятия народами и нациями Европы самой идеи подчиненности некоей абстрактной вненациональной власти [4, c. 22-23].

Немаловажно и то, что вопросы национальных интересов стран Евросоюза зачастую доминируют над идеологией европеизма. Напр., Вышеградская четверка (Венгрия, Словакия, Чехия и Польша) отвергла миграционные квоты ЕС, тем самым, выразив нежелание реализации единой миграционной политики Союза после начала миграционного кризиса 2014-2016 гг. Премьер-министр Словакии Р. Фицо озвучил общую позицию этой группы европейских стран: "Я принадлежу к союзу премьер-министров, не желающих, чтобы в наших странах создавались мусульманские общины" [5].

Превалирование национальных начал наглядно видно, в том числе, в деятельности Европейского Совета Евросоюза, где лоббируются потребности государств-участников. Имеют место межправительственные переговоры и соглашения в ущерб коммунитарному подходу.

Также следует помнить, что существенным при построении стратегии, именуемой «Европа без границ», остается необходимость учета такого фактора как регионализм. Именно это явление, глубоко природное по своей сути, может послужить как решению проблем интеграции, так и сыграть злую роль при сепаратистских устремлениях какой-либо национальной группы. Ярким примером такой политики стало появление той же Вышеградской четверки. Наличие явного раскола между государствами «старой демократии» и бывшими странами «социалистического лагеря» по ряду проблем внутренней и внешней политики ЕС.

Вернемся к событиям второй половины ХХ в. и рассмотрим те стороны политико-правовой составляющей интеграции Европейских сообществ (Европейского союза), которые свидетельствуют об изначальном внимании к этим проблемам. Необходимо обратить внимание на те цели, которые были заключены в движении, получившем название «Европа регионов». Еще в «Мюнхенских тезисах» 1987 г. были сформулированы главные концептуальные положения «региональной идеологии». Если суммировать основные идеи этого и других важных документов этого времени, то можно выделить следующие направления борьбы «на идеологическом фронте интеграции»:

- главная цель – сохранение и приумножение историко-культурной и этно- региональной самобытности Европы;

- отождествление себя с гражданами «Единой Европы», но через «региональное самосознание» («региональную идентичность»);

- создание «Европы граждан с равными возможностями» (подразумевается равенство всех граждан, например, родившихся в заморских департаментах Франции, а не в Северном Рейне-Вестфалии). Устранение идеи, характеризуемой понятием «Европы граждан второго сорта»;

- отстаивание многообразия социальных форм ориентации «региональных коллективов» в качестве антипода экстремальной унификации в Союзе.

Отметим весьма осторожный и бережный подход идеологов идеи европейской интеграции к вопросам проявления национальной идентичности населения Европы. Одним из важнейших принципов в развитии «Европы регионов» как единой европейской континентальной организации, сохраняющей «единство в многообразии», всегда оставался принцип субсидиарности. Он был также введен в договорную базу Европейского союза и стал важнейшим юридическим принципом при реализации многих аспектов жизни граждан: будь-то вопросы экономики, социальной политики или культуры. Тем не менее, даже соблюдение этого демократичного принципа не устраняет ряд сложностей при решении национальных проблем. Зачастую национальное чувство «сплочения рода» оказывается сильнее великой идеи построения европейской конфедерации.

Поддержка европейской национальной идеи имеет определенную закономерность: наибольшее число негативных ответов в вопросе поддержки европейской интеграции демонстрируют правые политики (9%, позитивных ответов – 57%), а также лица с наименьшим уровнем образования (8% и 52%) и лица с наименьшим уровнем доходов (8% и 52 %). Наименьший процент отрицательных ответов по перспективам создания «единой Европы» приходится на группу высокообразованных респондентов (4%, позитивных ответов – 73%) [6, c. 43]. При этом, и за пределами Евросоюза присутствуют различные видения государственно-территориального устройства Европы, как в неизбежности объединения Европы в конфедерацию, так и сохранения государственного суверенитета европейских стран.

Одной из причин замедления интеграционных процессов в ЕС является присутствие в странах Евросоюза большого числа мигрантов. В настоящее время сильные миграционные потоки наблюдаются из Сирии, Афганистана, Ирана и др. азиатских и африканских стран. Первоначально проблема массовой иммиграции в Европу возникла сразу после окончания Второй мировой войны, когда началось привлечение иностранной рабочей силы в разрушенное войной промышленное хозяйство европейских стран. В первые десятилетия реализации «плана Маршала» этот фактор рассматривался как временное явление, способное ликвидировать нехватку трудовых ресурсов, необходимых для восстановления послевоенной экономики. В основном, использовалась дешевая иностранная рабочая сила на низкооплачиваемой и неквалифицированной работе, не имевшей спроса у коренного населения. Лозунг «Свобода, равенство, братство», как актуальная установка времен Великой Французской революции, способствовали интеграции иностранной рабочей силы в европейскую открытую экономическую и культурную среду.

К концу 70-х годов XX века иммиграция становится постоянным и неотъемлемым фактором социально-экономического и политического развития крупнейших стран Европы. Цель восстановления экономики европейских стран была решена. Коренное население европейских государств достигло высокого социального благополучия, а трудящиеся мигранты и их семьи завоевали право на постоянное проживание в европейских странах, где достигнутый при их участии уровень жизни стал несравненно выше, чем на их родине.

Национализм, как существенный фактор развития западноевропейских государств, проявил себя именно в эти годы, в большей степени в связи с последующим в большинстве стран Европы экономическим кризисом. В этот период усиливают свои позиции партии, связанные с движениями национальных меньшинств – корсиканцев, шотландцев, каталонцев и других. Главной причиной недовольства и стал имеющийся фактор иностранной рабочей силы, напр., переезд во Францию французских эмигрантов из Алжира или попытки представителей ряда стран Ближнего Востока, Азиатского континента (бывших колониальных владений) избрать постоянным местом жительства государства Европы. Пример высокого качества жизни в Европе представителей первой – легальной – волны миграции из стран Азии и Африки, был слишком привлекательным. Недостижимое, представлялось вполне осязаемым: стоило лишь переехать с другого континента в Париж или Берлин. И в наши дни этот принцип действия in extremis, но уже обусловленный фатальными причинами военных действий, внутренних вооруженных конфликтов, «цветных революций», актуален для сообщества беженцев других стран и континентов. Что собой представляет эта проблема для евроинтеграции, в наибольшей степени, демонстрирует миграционный кризис в Европейском союзе в 2014 –2016 гг. в связи с негативными событиями в Ливии, Сирии и других развивающихся странах [7, c. 39-43].

По-прежнему расшатывает идеи евроинтеграции проявление националистических начал, а также идеи сепаратизма, присутствующие в ряде стран Евросоюза. Зачастую национализм предстает также в форме крайнего регионализма – например, в свое время, программа шотландского националистического движения провозгласила шотландское гражданство для всякого жителя вне зависимости от этнической принадлежности [8, p. 134]. Несмотря на то, что были предприняты многие меры для устранения недовольства населением Европы интеграционными процессами, в ряде регионов Европейского союза сохраняются тенденции к разрушению общеевропейских основ сепаратистскими средствами. Как следует назвать подобное стремление к независимости ? Каким образом оценить хотя бы даже столь обсуждаемый на сегодняшний день сепаратизм испанской Каталонии. Или признание большинством государств ЕС суверенитета Косово.

Степени протеста в подобных случаях различные, но движение их идет по возрастающей. Британское и французское национальное чувство, основанное в большей степени на осознании уникальности собственного национально-государственного опыта, вызвало в 60 – 80–е гг. прошлого века некоторое торможение европейского интеграционного процесса. События последнего десятилетия на европейском континенте, связанные со сложностью адаптации единой европейской валюты и кризисом миграционной программы, вновь актуализировали идею выхода Великобритании de iure из Европейского союза [9].

Франция начала XXI века, на первый взгляд, выглядит более терпимо к тенденции универсализма в рамках Евросоюза, но следует напомнить, что еще в 1954 году Французский парламент отказался ратифицировать общеевропейский оборонительный договор, а в 60-е годы во Франции даже имел место многомесячный бойкот всех институтов ЕЭС [10, c. 6].

Если во Франции при реализации правовыми средствами идеи евроинтеграции все выглядит относительно благополучно, то борьба в сфере идеологии ведется с большим преимуществом по отношению к другим странам. Можно сказать, что Франция представляет собой государство, среди наиболее экономически развитых государств Евросоюза, которое в наибольшей степени стремится к сохранению национальной идентичности. Например, в 90-е годы XX века – на фоне всеобщей эйфории интеграции – в стране был принят закон, запрещающий использование иностранных слов (в основном английских). Французы должны были привыкнуть к использованию французских эквивалентов столь распространенных выражений, как, например, «хит-парад», «ток-шоу», «плейер». Новый закон был призван дополнить законодательство 1975 г., согласно которому любая иностранная фраза в рекламе или на торговом ярлыке должна сопровождаться переводом на французский язык. Начиная с 1975 г., за это ежегодно штрафуются 100-200 компаний и частных лиц [11, c. 26].

Новый век укрепил консервативные традиции «французской Фемиды» в деле борьбы с превалированием в обществе «инокультурных явлений» [12, p. 7-17]. В качестве примера следует назвать борьбу в парламенте и в Конституционном суде Франции по поводу ношения в общественных местах паранджи и других одежд, излишне выражающих религиозную и национальную принадлежность их владельцев.

Добавляет проблем и нерешенность социальных проблем, стоящих перед современными государствами [13, p. 88-103]. Даже в Европейском союзе остается значительное неравенство между населением различных стран и регионов. Необходимо напомнить, что в настоящее время в Европе проживает более 15% населения с низким достатком. По данным Евростата, более чем 52 млн. человек в странах Европейского Союза живут ниже прожиточного уровня [14, p. 45].

Нехватка рабочих мест, нежелание работодателей увеличивать заработную плату зачастую за счет появления мигрантов, как легальных, так и нелегальных, согласных на выполнение низкооплачиваемой работы, тесные контакты азиатских и африканских диаспор, привлекающих в страны Европы своих бывших сограждан, быстрая криминализация - все эти факторы способствуют нарастанию волны национализма и радикализации в обществе. По мнению исследователей, в Западной Европе сохраняется, и даже усиливается расистская враждебность по отношению к мигрантам из Африки, Азии или Южной Америки [15, p. 177]. Культурная самобытность, как утверждает С. Хофман, остается в настоящее время столь же прочной, как и во все исторические периоды. Преданность Европе, доминирующая над преданностью стране, встречается лишь в редких случаях «увлеченных еврократов» [16, p. 63].

Какие же меры предпринимаются в рамках Европейского Союза по борьбе с проявлениями национализма? Следует ли стремиться к максимальному нивелированию национального чувства?

Как уже отмечалось, на протяжении полувека интеграционный процесс находится под пристальным вниманием европейских коммунитарных структур. Регулирование политических и культурных аспектов проблем национальных меньшинств институты Евросоюза осуществляют в рамках международно-правовых актов, в особенности – Европейской конвенции о правах человека и основных свободах 1950 г., дополненной Протоколом о национальных меньшинствах от 1961 года. Также правовой фундамент деятельности Европейского Союза в данном направлении в настоящее время составляет, принятая Европейским Парламентом в 1989 году, Декларация основных прав и свобод, базирующаяся на положениях учредительных Договоров, конституций государств-членов Европейского Союза, Европейской конвенции 1950 г., иных международных актов, а также на постановлениях Суда Европейского Союза. В рамках Европейского Союза реализуется многоаспектный комплекс политико-юридических мер, препятствующих распространению националистических настроений.

Немаловажно и то, что еще в 1975 г. в Брюсселе по инициативе национальных политических партий Бретани, Уэльса, Эльзаса, Баскского региона было создано Бюро непредставленных наций Европы, функциями которого являются координация деятельности коренных этнических меньшинств, отстаивание их интересов на общеевропейском уровне [17, p.2]. Страна Басков, Каталония, Шотландия, имея статус кризисных регионов, получают помощь по каналам Евросоюза. Корсика финансируется в рамках программы помощи менее развитым регионам Союза.

Активизация действий коммунитарных институтов по сдерживанию националистических взглядов продолжалась. В январе 1986 г. Европейский Парламент заслушал отчет специальной Комиссии о росте расистских и фашистских настроений в Европе и принял, осуждающую эти тенденции резолюцию. В июне 1986 г. Европейский Парламент, Совет Евросоюза, Комиссия Евросоюза и представители государств-членов Евросоюза выступали с совместной Декларацией, в которой констатировали опасность распространения в Европе идей расизма. Они призывали правительства государств-членов совместно принять необходимые контрмеры. В дальнейшем Проект европейского партнерства 1987 г. предусмотрел наращивание плотности межрегиональных связей и создание Комитета регионов как консультативного органа Сообщества.

Последующими актами интеграционных институтов можно назвать: резолюцию Европейского Парламента о борьбе с расизмом и ксенофобией 9 февраля 1989 г.); резолюцию Европейского Парламента о борьбе с расизмом и ксенофобией, одобренную Европейским Советом (27 июля 1989 г.); решение Совета и представительства правительств государств-членов о борьбе с расизмом и ксенофобией (29 мая 1990 г.); Декларацию Европейского Совета о расизме и ксенофобии (10 декабря 1991 г.); резолюцию Европейского Парламента по поводу распространения ксенофобии, расизма и антисемитизма в странах ЕС (30 октября 1992 г.); Декларацию Европейского Совета в Эдинбурге с осуждением национальной нетерпимости (12 апреля 1993 г.); резолюцию Европейского Парламента о возрождении расизма и ксенофобии в Европе и об опасности ультраправого экстремизма (21 апреля 1993 г.) и другие нормы [18, c. 217-224].

Зачастую эти акты дублируют друг друга, что заставляет сделать предположение об их недостаточной эффективности. Вместе с тем, нельзя не отметить настойчивое желание европейских структур сдержать проявления национализма и сохранить идею единства Европы. Не допустить дестабилизации на европейском континенте.

Распространение знаний для народов Европы является одной из задач коммунитарных структур Европейского союза. В 1997 г. Европейское бюро по малоупотребляемым языкам поддержало программу «Ариан», цель которой – выпуск книг и другой читательской продукции на таких языках. Как баскский, каталонский и других народов. а также оказание поддержки при переводах с этих языков. «Ариан» – первая программа Европейского Союза, располагающая особым бюджетом, целиком рассчитанным на помощь лингвистическим меньшинствам [19, c. 18]. Можно долго перечислять политико-правовые меры, которые направлены на устранение крайних форм национализма в странах Европейского союза. Пожалуй, все документы, разработанные в рамках Еврокомиссии и принятые Европарламентом, свидетельствуют о большой работе по продвижению в практическую жизнь идей равенства для всех, но, как показывает практика, успех в этом не бесспорен.

Преодоление негативных стереотипов во взаимном восприятии, массовое развитие туризма, европейские культурные мероприятия и элементы «европейского подхода» в средствах массовой информации – явно недостаточны для выработки общеевропейского образа мышления.

Сторонники конфедеративной евроинтеграции, среди которых наиболее заметное место занимали «в начале пути» французы и немцы, остаются в одиночестве на фоне ярко выраженного индивидуализма британцев (Brexit), противоречий по линии Греция-Евросоюз и т.д. По этой причине, отдельные аналитики, несмотря в целом на положительное отношение к процессу объединения Европы, все же критически отзываются о возможности достижения полной ее интеграции. [20, p. 320]. Так, Швейцария, Исландия, Норвегия и ряд др. государств не торопятся подавать заявку на вступление в ЕС.

При этом, другая часть экспертного сообщества надеется во внедренность в сознание уже нескольких поколений их принадлежности к европейской общности [21, c. 43]. Отмечая неоспоримый факт «федерализации» Европы.

Национализм, как моральная и культурно-философская категория, неизбежен в своих самых различных проявлениях. Его продвижение зависит от умения политиков и юристов направить его ход в позитивное русло. В целом, национализм не противостоит интернациональному и универсальному измерению в развитии человечества. Вспомним, что именно Организация Объединенных Наций признает равенство всех своих государств-членов. В международной практике и в теории de iure сохраняется право народов на самоопределение. Решение проблемы заключается лишь в правильном юридическом истолковании этого принципа, а не в жестком подавлении этого народного политического импульса. Сочетание обеих идей - национализма и интернационализма - типично для общественной мысли в целом и для идеологии современных государств. Придав этому течению новое концептуальное качество, можно достигнуть совмещения национально-государственных интересов с региональными и глобальными интеграционными процессами.

В этом и видится дуализм такого образования как Европейский Союз. Теоретики и политики давно спорят о том, являются ли национальные формы лишь «промежуточным пунктом» истории или ее фундаментальным измерением. При этом, институциональная структура ЕС, закрепленная Лиссабонским договором, говорит и об усилении наднационального фактора в деятельности данного субъекта международного права.

В Европе накоплен наиболее богатый и разнообразный опыт в области международного регионального сотрудничества. Ближайшее будущее должно показать, какие новые контуры обретет Евросоюз. Пойдет ли по пути выработки новых форм европейской интеграции или с подачи евроскептиком снизит интеграционную активность.

Но нельзя отрицать того факта, что Европейский союз видится как одна моделей регионального интеграционного объединения, которая может быть задействована и на других континентах, считаться вполне заслуживающей самого внимательного рассмотрения и внедрения ее опыта в правовые системы мирового сообщества [22, 23].

Библиография
1.
Cartou L. Communautés européennes. P., 1986. – P. 2.
2.
Смирнова Е.С. Европейское гражданство множественное в едином. Тверь: ФСК офис. 2012.-С. 61.
3.
Schatre R. Subsidiary after Lisbon: Rein forcing the safeguards of federalism //Cambridge law j. Cambridge. 2009. Vol. 68, Novemb.-P. 236.
4.
Конституция Европейского союза: Договор, учреждающий Конституцию для Европы (с комментарием). //Отв. ред. Кашкин С. Ю. М.: ИНФРА-М, 2005.-С. 22-23.
5.
Хилл Дж. Пощечина Евросоюзу: чем грозит национализм в самом сердце Европы //Русская служба BBC . 2018. 23 февраля. / Режим доступа: http://www.bbc.com/russian .
6.
Политическая идентичность и политика идентичности. В 2-х т. Т.2 //Отв. ред. Семененко И.С. М.: РОССПЭН, 2012.-С. 43.
7.
Зверева Т.В. Миграционный кризис ЕС и его последствия. //Представительная власть – ХХ1 век. 2016. № 1-2. – С.39-43.
8.
Brand G. The National Movement in Scotland. //Cambridge law j. Cambridge. 1999. Vol. 18, May.- P. 134.
9.
Сторонники выхода Британии из ЕС победили на референдуме. // Российская газета. 24 июня 2016.
10.
Тэвдой-Бурмули А.И. Европейский национализм в контексте европейской интеграции. / Доклады ИЕ РАН, № 22. М., 1996. – С. 6.
11.
Европа. 2016. № 5(16). Сентябрь / октябрь.- С. 26.
12.
Kolskenniemi M. The politics of international law-twenty years later //European j. of intern law.Oxford,2009. Vol.20, N.4.-P. 7-17.
13.
Charolles V. Le capitalism est-il liberal? //Debat. P.2010. N.161. - P. 88-103.
14.
Premier rapport sur la cohesion economique et sociale 2016. Commission Europeenne. Bruxelles-Luxembourg, 2017.-Р. 45.
15.
Dogan M. Comparing the decline of nationalisms in Western Europe // Canadian rev of studies in nationalism . Charlottentown, 2014. Vol.45, № 2.- P. 177.
16.
Hoffman S. Thoughts on the French nation today. // Daedalus . Cambridge, 1993. Vol.122, № 3.- P. 63.
17.
Forster Ch .R. The unpresеnted Nations in: Nations without a State. N.-Y., 1980. - Р. 2.
18.
Смирнова Е.С. Формирование европейского гражданского общества и совершенствования методов решения проблем национализма в рамках Европейского Союза. // Национальный вопрос и государственное строительство: проблемы России и опыт зарубежных стран. Материалы научной конференции, Москва, 27-28 апреля 2000 г.- М.: Изд-во МГУ, 2001. - С. 217-224.
19.
Европейский Союз: факты и комментарии. /Выпуск 4(9), апрель-июнь 2006. М.: ИЕ РАН. - С. 18.
20.
Baldwin P. The narcissism of minor differences: How America and Europe are alive. //Oxford: Oxford university press. 2009. - Р. 320.
21.
Ковлер А.И. Европейская интеграция: впечатляющие результаты «федерализации» и обостряющиеся проблемы. //Труды Института государства и права РАН. 2017. № 4 (56). – С. 35-60.
22.
Рыжов В.Б. Международно-правовые модели региональных интеграционных объединений (на примере Европейского Союза, МЕРКОСУР и ЕврАзЭС). / Автореф. дисс. … к.ю.н. М., 2007. – 28 с.
23.
Рыжов В.Б. Сотрудничество Европейского Союза со странами и региональными организациями Азии и Латинской Америки в свете «европейской политики содействия развитию». – М.: Юстицинформ, 2014.-248 с.
References (transliterated)
1.
Cartou L. Communautés européennes. P., 1986. – P. 2.
2.
Smirnova E.S. Evropeiskoe grazhdanstvo mnozhestvennoe v edinom. Tver': FSK ofis. 2012.-S. 61.
3.
Schatre R. Subsidiary after Lisbon: Rein forcing the safeguards of federalism //Cambridge law j. Cambridge. 2009. Vol. 68, Novemb.-P. 236.
4.
Konstitutsiya Evropeiskogo soyuza: Dogovor, uchrezhdayushchii Konstitutsiyu dlya Evropy (s kommentariem). //Otv. red. Kashkin S. Yu. M.: INFRA-M, 2005.-S. 22-23.
5.
Khill Dzh. Poshchechina Evrosoyuzu: chem grozit natsionalizm v samom serdtse Evropy //Russkaya sluzhba BBC . 2018. 23 fevralya. / Rezhim dostupa: http://www.bbc.com/russian .
6.
Politicheskaya identichnost' i politika identichnosti. V 2-kh t. T.2 //Otv. red. Semenenko I.S. M.: ROSSPEN, 2012.-S. 43.
7.
Zvereva T.V. Migratsionnyi krizis ES i ego posledstviya. //Predstavitel'naya vlast' – KhKh1 vek. 2016. № 1-2. – S.39-43.
8.
Brand G. The National Movement in Scotland. //Cambridge law j. Cambridge. 1999. Vol. 18, May.- P. 134.
9.
Storonniki vykhoda Britanii iz ES pobedili na referendume. // Rossiiskaya gazeta. 24 iyunya 2016.
10.
Tevdoi-Burmuli A.I. Evropeiskii natsionalizm v kontekste evropeiskoi integratsii. / Doklady IE RAN, № 22. M., 1996. – S. 6.
11.
Evropa. 2016. № 5(16). Sentyabr' / oktyabr'.- S. 26.
12.
Kolskenniemi M. The politics of international law-twenty years later //European j. of intern law.Oxford,2009. Vol.20, N.4.-P. 7-17.
13.
Charolles V. Le capitalism est-il liberal? //Debat. P.2010. N.161. - P. 88-103.
14.
Premier rapport sur la cohesion economique et sociale 2016. Commission Europeenne. Bruxelles-Luxembourg, 2017.-R. 45.
15.
Dogan M. Comparing the decline of nationalisms in Western Europe // Canadian rev of studies in nationalism . Charlottentown, 2014. Vol.45, № 2.- P. 177.
16.
Hoffman S. Thoughts on the French nation today. // Daedalus . Cambridge, 1993. Vol.122, № 3.- P. 63.
17.
Forster Ch .R. The unpresented Nations in: Nations without a State. N.-Y., 1980. - R. 2.
18.
Smirnova E.S. Formirovanie evropeiskogo grazhdanskogo obshchestva i sovershenstvovaniya metodov resheniya problem natsionalizma v ramkakh Evropeiskogo Soyuza. // Natsional'nyi vopros i gosudarstvennoe stroitel'stvo: problemy Rossii i opyt zarubezhnykh stran. Materialy nauchnoi konferentsii, Moskva, 27-28 aprelya 2000 g.- M.: Izd-vo MGU, 2001. - S. 217-224.
19.
Evropeiskii Soyuz: fakty i kommentarii. /Vypusk 4(9), aprel'-iyun' 2006. M.: IE RAN. - S. 18.
20.
Baldwin P. The narcissism of minor differences: How America and Europe are alive. //Oxford: Oxford university press. 2009. - R. 320.
21.
Kovler A.I. Evropeiskaya integratsiya: vpechatlyayushchie rezul'taty «federalizatsii» i obostryayushchiesya problemy. //Trudy Instituta gosudarstva i prava RAN. 2017. № 4 (56). – S. 35-60.
22.
Ryzhov V.B. Mezhdunarodno-pravovye modeli regional'nykh integratsionnykh ob''edinenii (na primere Evropeiskogo Soyuza, MERKOSUR i EvrAzES). / Avtoref. diss. … k.yu.n. M., 2007. – 28 s.
23.
Ryzhov V.B. Sotrudnichestvo Evropeiskogo Soyuza so stranami i regional'nymi organizatsiyami Azii i Latinskoi Ameriki v svete «evropeiskoi politiki sodeistviya razvitiyu». – M.: Yustitsinform, 2014.-248 s.