Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 1928,   статей на доработке: 293 отклонено статей: 812 
Библиотека
Статьи и журналы | Тарифы | Оплата | Ваш профиль

Вернуться к содержанию

Основные виды угроз информационной безопасности в странах постсоветского пространства
Асадова Зарифа Аллахверан Кызы

аспирант, Бакинский государственный университет

AZ1148, Азербайджан, г. Баку, ул. Академика Захида Алиева, 23

Asadova Zarifa Allahveran kizi

Post-graduate student, the department of International Relations, Baku State University

AZ1148, Azerbaidzhan, g. Baku, ul. Akademika Zakhida Alieva, 23

z.asadova@mail.ru
Мехдиев Эльнур Таджаддинович

кандидат исторических наук

научный сотрудник, Институт международных исследований, Московский государственный институт международных отношений (университет) Министерства иностранных дел Российской Федерации

119454, Россия, г. Москва, проспект Вернадского, 76

Mekhdiev Elnur Tadzhaddinovich

PhD in History

Scientific Associate, Center for Post-Soviet Studies of the Institute of International Research of Moscow State Institute of International Relations

119454, Russia, g. Moscow, ul. Prospekt Vernadskogo, 76

e.mehdiev@gmail.com
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

Возрастание экономической и политической ценности информации ставит вопрос не только о технологическом развитии стран в данной области, но и об обеспечении защиты от информационной утечки и других угроз информационной безопасности. В статье приводится обзор основных угроз информационной безопасности стран на постсоветском пространстве, а также анализ основных мер законодательного и организационного порядка по борьбе с ними, рассматривается сотрудничество государств постсоветского пространства в сфере обеспечения информационной безопасности в рамках таких организаций, как ШОС и ОДКБ. В качестве методологической основы исследования использовались системный подход, а также методы научного познания, такие как анализ, синтез, индукция, дедукция, сравнение. Авторы отмечают, что имеются механизмы как многостороннего, так и двустороннего характера по пресечению киберпреступности, распространению религиозно-экстремистских материалов посредством социальных и телекоммуникационных сетей, а также ограничение возможностей использования Интернета в целях вмешательства во внутренние дела государств. При этом необходимо найти баланс между мерами по пресечению государственно-опасной информационной пропаганды и свободой гражданского самовыражения.

Ключевые слова: Постсоветское пространство, информационно-коммуникационные технологии, информационное общество, киберпреступность, кибертерроризм, ОДКБ, ШОС, международная безопасность, мировая политика, глобализация

DOI:

10.7256/2454-0668.2018.1.25592

Дата направления в редакцию:

06-03-2018


Дата рецензирования:

01-03-2018


Дата публикации:

09-03-2018


Abstract.

The growing economic and political value of information opens a question not only about the technological development of the state in this area, but also ensuring security from information leakage and other threats to informations security. This article provides the review of major threats to information security in post-Soviet states, analyses of the basic measures of legislative and organizational character to combat them, as well as examines the cooperation of post-Soviet states in the area of ensuring information security within the framework of such organizations as Shanghai Cooperation Organization and Collective Security Treaty Organization. The authors note the existence of the mechanism of multilateral and bilateral character on preventing cybercrime, distribution of religious-extremist materials through social and telecommunication networks, along with limiting the use of Internet for the purpose of intervening the domestic affairs of the states. At the same time, it is necessary to find balance between the measure on preventing the state hazardous information propaganda and the freedom of civic self-expression.

Keywords:

cyber terrorism, cybercrime, information society, information and communication technologies, Post-Soviet area, CSTO, SCO, international security, global politics, globalization

Практически все исследователи, занимающиеся изучением информационного фактора в мировой политике: Зиновьева Е.С., [2] Крутских А.В. [2], Мусаев А.А. [5], Сурма И.В. [8], отмечают, что с внедрением информационно-коммуникационных технологий (ИКТ) во все сферы жизни общества мир, с одной стороны, получил больше возможностей для развития, с другой стороны, столкнулся с рядом новых вызовов и угроз, связанных с получением, распространением и хранением информации. Несмотря на то, что в странах постсоветского пространства переход к информационному обществу произошел несколько позже, чем в западноевропейских странах, основные проблемы в сфере информационной безопасности напрямую касаются и этой группы стран.

Угрозы информационной безопасности условно можно подразделить на три группы: использование ИКТ преступными группировками, применение интернет-технологий в целях совершения террористических актов, а также использование информационного пространства в военно-политических целях, которые ведут к дестабилизации мировой политической системы.

Использование ИКТ преступными группировками, или киберпреступность, связано с незаконным получением и распространением информации, а также распространением вредоносных программ. Чаще всего распространение вредоносных программ также связано с похищением информации, имеющей коммерческую важность. При этом, как отмечают эксперты, процесс киберпреступления можно назвать «методом социальной инженерии» [9]: то есть психологическим воздействием, в результате которого жертва сама передает свои данные банковского счета, пароли и другую информацию. В государственном масштабе похищение важной информации о новейших технологических разработках, атака на сайты и серверы государственных органов, даже просто хулиганская деятельность по дезинформации об угрозе террористической атаки способны нанести тяжкий вред хозяйственной деятельности. Например, по данным спецслужб, ущерб от киберпреступлений в России только за первое полугодие 2017 г. превысил 18 миллионов долларов [1].

Кроме того, преступные группировки используют Интернет и современные средства связи в целях распространения наркотических и психотропных средств, отмывания денег. Использование надежных мессенджеров с высокой степенью защиты шифрования преступниками осложняет для спецслужб своевременное пресечение их деятельности. Очевидно, что анонимное использование мессенджеров должно иметь законодательные ограничения. В России готовится законопроект, согласно которому пересылать сообщения можно только тем, кого возможно идентифицировать в соответствии с абонентским номером и договором. Власти ряда постсоветских стран Центрально-Азиатского региона в качестве мер по борьбе с киберпреступностью видят переход к тому, чтобы государство стало основным поставщиком интернет-контента, перекрыв таким образом доступ внешних организаций в киберпространство. За подобные меры выступают, в частности, Таджикистан и Кыргызстан [7].

Страны постсоветского пространства активно обсуждают возможные меры по пресечению преступных группировок, часто оперирующих в информационном пространстве сразу нескольких стран, на межгосударственном уровне. Соглашение о координации усилий по обеспечению безопасности шифровальных средств и их эксплуатации в системах правительственной и ведомственной связи Грузия, Россия, Украина, Армения, Узбекистан, Казахстан, Кыргызстан, Азербайджан, Молдова, Таджикистан, Белоруссия, Туркменистан подписали еще в 1992 году. Однако процессы дезинтеграции, идущие наряду с процессами интеграции на пространстве СНГ, делают более эффективными механизмы двухстороннего сотрудничества по данной проблематике. Соглашение о сотрудничестве в области защиты информации подписано между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Белоруссия, Россией и Туркменистаном, Казахстаном и Таджикистаном и т.д.

Казахстан, на который приходится до 85 % всех кибератак в регионе Центральной Азии с 2015 года, принял закон «Об информатизации», в котором предусмотрен комплекс правовых, организационных и технических мероприятий, направленных на сохранность объектов информационно-коммуникационной структуры страны [3]. Сходный законопроект, имеющий значительную юридическую силу, был принят в Республике Беларусь в 2008 году. В России же с 2000 г. действует Доктрина информационной безопасности (в 2016 г. была принята ее новая редакция), в которой были очерчены основные направления борьбы с утечкой информации с помощью комплекса экономических и правовых методов.

Все основные документы об информационной безопасности стран постсоветского пространства признают, что наиболее опасным видом угроз является использование ИКТ в целях совершения террористических актов. В последние годы террористические группировки стали активно использовать социальные сети для распространения пропагандистских материалов религиозно-экстремистского характера, размещения обучающих видео и аудиоматериалов, а также вербовки новых сторонников. Самая известная и обсуждаемая в последние годы террористическая организация ИГИЛ (запрещенная в России организация) активно использует телекоммуникационные сети и Интернет для популяризации своих идей и на пространстве СНГ. Распространяя видеоролики и сообщения в популярных мессенджерах и на интернет-сайтах, боевикам удалось переманить в свои ряды достаточно большое количество людей с самым разным уровнем образования и достатка. По данным частной аналитической компании The Soufan Group (SG) в рядах ИГИЛ (запрещенная в России организация) только в 2015 г. оказались более 2000 россиян. Среди других стран постсоветского пространства, в которых боевикам ИГИЛ (запрещенная в России организация) успешно удается вербовать сторонников выделяются Азербайджан – более 200 чел; Казахстан – 300;Киргизия – 500; Таджикистан – 386;Туркменистан – 360; Узбекистан – 500 [11]. В этих странах проживает значительное количество мусульман, однако жертвами террористов становятся не только вследствие религиозной пропаганды, одна из многочисленных групп их воздействия – женщины. Несмотря на то, что спецслужбами России и стран постсоветского пространства осуществляется постоянный мониторинг и своевременная блокировка интернет-сайтов ИГИЛ (запрещенная в России организация), активизация хакерской деятельности, создание киберподразделений террористами не снижает уровень угроз.

В рамках Шанхайской организации сотрудничества, основная цель создания которой как раз и состоит в борьбе с международным терроризмом, страны постсоветского пространства договорились о проведении совместных контртеррористических учений и координации усилий спецслужб по борьбе с терроризмом, обмене разведывательными данными между правоохранительными органами.

Еще одной организацией, в которой государства-члены СНГ согласовали программу совместных действий по борьбе с общими угрозами в сфере распространения ИКТ, является ОДКБ. В декабре 2010 года в рамках этой организации было принято Положение о сотрудничестве государств – членов Организации Договора о коллективной безопасности в сфере обеспечения информационной безопасности, ставшее правовой основой общих действий по пресечению преступной деятельности террористических группировок в интернет-пространстве. Правительством государств ОДКБ было достигнуто соглашение о создании специальных подразделений от каждой из стран-участниц для выполнения задач по радиоперехвату переговоров террористических организаций и информационно-психологической борьбе с ними [10]. В практической плоскости борьбы Россия оказывает содействие участницам соглашения по приобретению беспилотников, систем разведки, навигации и радиоэлектронной борьбы.

Все большее значение приобретают угрозы, связанные с использованием информационного пространства в военно-политических целях. О важности информационного воздействия во время военных кампаний, в том числе и через социальные сети писал еще Дж. Най, говоря о концепции «мягкой силы», которая предполагает через формирование культурной, экономической, институциональной привлекательности воздействовать на других акторов [6]. Однако с точки зрения информационной безопасности наибольший интерес представляют вопросы, связанные с осуществлением цифрового суверенитета, т.е. верховенства и независимости государственной власти в осуществлении своей информационной политики, а также недопущение вмешательства во внутренние дела посредством интернет-пространства.

Вмешательство во внутренние дела происходит, как правило, через информационное воздействие на население зарубежных стран с целью смены политического режима или дестабилизации политической обстановки, смены политического курса на наиболее благоприятный с точки зрения государства- субъекта подобного воздействия. Объектами, через которые происходит информационное воздействие, выступают все те же социальные сети, сайты. Систематическое негативное освещение социальной и экономической ситуации, призывы к несанкционированным митингам, критика властей, нагнетание негативной атмосферы всеобщего недоверия и вражды способствуют росту антиправительственных настроений. В 2011 году в ходе так называемой «арабской весны» мир стал свидетелем того, как подобные технологии, применяемые в масштабах страны, могут повлечь за собой антиправительственные выступления и даже привести к гражданским войнам в целом регионе.

В регионе постсоветского пространства в рамках ШОС участники подписали соглашение о добровольном отказе от использования ИКТ и информационных и коммуникационных сетей для вмешательства во внутренние дела других государств и в целях подрыва их политической, экономической и социальной стабильности, что повышает уровень доверия друг другу в регионе.

В России угроза безопасности государства, связанная с данной проблемой, особенно возрастает в условиях предстоящих выборов президента. Опасения подобного вмешательства вызваны и тем, что Россия была обвинена в использовании информационного воздействия для вмешательства в президентскую кампанию 2016 г. в США, что стало поводом для усиления надзора за интернет-пространством многих стран.

Меры по предотвращению ограничения государственного суверенитета через СМИ и Интернет, в тоже время, не должны ограничивать свободы СМИ и права человека в части свободы выражения мнения. Нахождение баланса между мерами по пресечению государственно-опасной информационной пропаганды и свободой гражданского самовыражения – наиболее эффективный путь для защиты национальных интересов в сфере информационной безопасности и нормального функционирования демократического государства.

Очевидно, что в ближайшем будущем Интернет-технологии будут совершенствоваться, еще большее количество стран перейдет на внедрение ИКТ во всех сферах жизни общества, и уровень информационной уязвимости повысится. Страны постсоветского пространства как раз находятся на этапе все большего «погружения» в информационную среду. В этой связи на пространстве СНГ идет активная работа по разработке общих стандартов, правил и требований по использованию ИКТ, а также синхронизация действий в случае кибератак. Удастся ли странам постсоветского пространства достичь необходимого уровня интеграции в этой сфере, для того чтобы суметь ответить вызовам информационной эры, –предстоит оценить в рамках последующих исследований, посвященных анализу будущих правовых, организационных и иных новшеств регулирования сотрудничества стран в сфере использования ИКТ.

Библиография
1.
Егоров И. Ущерб от киберпреступлений в России только за первое полугодие превысил 18 миллионов долларов. Электронный ресурс: Режим доступа. https://rg.ru/2017/08/24/iurij-chajka-rasskazal-v-briks-o-borbe-s-internet-prestupnostiu.html (дата обращения: 05.02.2017)
2.
Зиновьева Е.С. Перспективные тенденции формирования международного режима по обеспечению информационной безопасности // Вестник МГИМО Университета. 2016. № 4 (49). С. 235-247.
3.
Информационная безопасность и защита информации. Электронный ресурс: Режим доступа. https://digital.report/uzbekistan-informatsionnaya-bezopasnost/ (дата обращения: 05.02.2017)
4.
Крутских А.В., Зиновьева Е.С. Информатизация и макротехнологии: новое лицо мировой политики // Международные процессы. № 1-2, 2014. С. 20-32
5.
Мусаев А.А. Информационная безопасность на пространстве содружества независимых государств // Клио. 2011. № 6. С. 26-29.
6.
Рустамова Л.Р. Фактор «мягкой силы» в глобальном управлении на примере Германии // Глобальное управление Материалы VIII Конвента РАМИ. Межсекционный сборник №2. 2015. С. 81-90.
7.
Саидова К. Таджикистан и Кыргызстан ищут эффективные меры борьбы с киберпреступностью. Электронный ресурс: Режим доступа. https://digital.report/tadzhikistan-i-kyirgyizstan-ishhut-effektivnyie-meryi-borbyi-s-kiberprestupnostyu/ (дата обращения: 05.02.2017)
8.
Сурма И.В. Единое информационное пространство СНГ: 20 лет спустя // Вопросы безопасности. 2015. № 5. С. 41-58.
9.
Федоров А.В. Информационная безопасность: политическая теория и дипломатическая практика: монография / А.В.Федоров, Е.С.Зиновьева; Моск. гос. ин-т междунар. отношений (ун-т) МИД России, Центр междунар. информацион. безопасности и научно-технологич. политики, каф. мировых политич. процессов. — М.: МГИМО-Университет, 2017. — 357 с.
10.
Эксперт: ОДКБ сосредотачивается на борьбе с терроризмом. Электронный ресурс: Режим доступа. https://sputnik.by/analytics/20151221/1019168619.html (дата обращения: 05.02.2017)
11.
Foreign fighters the soufan group december 2015. Available at: http://soufangroup.com/wp-content/uploads/2015/12/TSG_ForeignFightersUpdate3.pdf(accessed: 05.02.2017)
References (transliterated)
1.
Egorov I. Ushcherb ot kiberprestuplenii v Rossii tol'ko za pervoe polugodie prevysil 18 millionov dollarov. Elektronnyi resurs: Rezhim dostupa. https://rg.ru/2017/08/24/iurij-chajka-rasskazal-v-briks-o-borbe-s-internet-prestupnostiu.html (data obrashcheniya: 05.02.2017)
2.
Zinov'eva E.S. Perspektivnye tendentsii formirovaniya mezhdunarodnogo rezhima po obespecheniyu informatsionnoi bezopasnosti // Vestnik MGIMO Universiteta. 2016. № 4 (49). S. 235-247.
3.
Informatsionnaya bezopasnost' i zashchita informatsii. Elektronnyi resurs: Rezhim dostupa. https://digital.report/uzbekistan-informatsionnaya-bezopasnost/ (data obrashcheniya: 05.02.2017)
4.
Krutskikh A.V., Zinov'eva E.S. Informatizatsiya i makrotekhnologii: novoe litso mirovoi politiki // Mezhdunarodnye protsessy. № 1-2, 2014. S. 20-32
5.
Musaev A.A. Informatsionnaya bezopasnost' na prostranstve sodruzhestva nezavisimykh gosudarstv // Klio. 2011. № 6. S. 26-29.
6.
Rustamova L.R. Faktor «myagkoi sily» v global'nom upravlenii na primere Germanii // Global'noe upravlenie Materialy VIII Konventa RAMI. Mezhsektsionnyi sbornik №2. 2015. S. 81-90.
7.
Saidova K. Tadzhikistan i Kyrgyzstan ishchut effektivnye mery bor'by s kiberprestupnost'yu. Elektronnyi resurs: Rezhim dostupa. https://digital.report/tadzhikistan-i-kyirgyizstan-ishhut-effektivnyie-meryi-borbyi-s-kiberprestupnostyu/ (data obrashcheniya: 05.02.2017)
8.
Surma I.V. Edinoe informatsionnoe prostranstvo SNG: 20 let spustya // Voprosy bezopasnosti. 2015. № 5. S. 41-58.
9.
Fedorov A.V. Informatsionnaya bezopasnost': politicheskaya teoriya i diplomaticheskaya praktika: monografiya / A.V.Fedorov, E.S.Zinov'eva; Mosk. gos. in-t mezhdunar. otnoshenii (un-t) MID Rossii, Tsentr mezhdunar. informatsion. bezopasnosti i nauchno-tekhnologich. politiki, kaf. mirovykh politich. protsessov. — M.: MGIMO-Universitet, 2017. — 357 s.
10.
Ekspert: ODKB sosredotachivaetsya na bor'be s terrorizmom. Elektronnyi resurs: Rezhim dostupa. https://sputnik.by/analytics/20151221/1019168619.html (data obrashcheniya: 05.02.2017)
11.
Foreign fighters the soufan group december 2015. Available at: http://soufangroup.com/wp-content/uploads/2015/12/TSG_ForeignFightersUpdate3.pdf(accessed: 05.02.2017)