Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 1980,   статей на доработке: 309 отклонено статей: 759 
Библиотека
Статьи и журналы | Тарифы | Оплата | Ваш профиль

Вернуться к содержанию

Человек-техногенный в виртуальном пространстве социальных сетей
Лопатинская Тинатин Давидовна

кандидат философских наук

доцент кафедры философии Астраханского государственного университета

414000, Россия, г. Астрахань, ул. 87, 22

Lopatinskaya Tinatin Davidovna

PhD in Philosophy

Docent, the department of Philosophy, Astrakhan State University

414000, Russia, g. Astrakhan', ul. 87, 22

kardentin@mail.ru

Аннотация.

Предметом исследования в статье является философский анализ формирования нового социокультурного типа – «человека-техногенного» [20]. Осмысление нового социокультурного типа представлено с учетом его социальных, антропологических и других оснований. Важным аспектом выстраивания исследования является философский анализ виртуального пространства социальных сетей, т.е. непосредственного пространства функционирования «человека-техногенного». Предмет исследования конкретизируется в основном тексте статьи через изучение процессов самоидентификации “человека-техногенного", которые вносят новые черты в общие процессы обмена информацией. Методологической базой исследования является социокультурный подход, позволяющий выявить специфику вирт-пространства социальных сетей. Изучение проблемы формирования нового социокультурного типа – «человека-техногенного» проводится на основе антропологического подхода. Изучение уникальности современной культуры основывается на возможности парадигмы информационного общества, которая связывает связывающей основные факторы социальной динамики с технологическими инновациями. Научная новизна исследования состоит: 1) в обосновании того, что особое место в процессе самоидентификации «человека-техногенного» занимает глобальная сеть-Интернет и формирующиеся в ней виртуальные социальные сети, которые вносят специфические черты в общие процессы обмена информацией; 2) в доказательстве того, что в технологическом обществе значительная доля межличностных отношений строится через призму технических устройств, в результате чего изменяется структура общества, а следовательно и само общественное сознание. 3) в обосновании того, что благодаря беспроводным каналам информации создается бесчисленное количество контактов между людьми, изменяется качество общения. При этом непосредственный контакт сведен до минимума, физический объект представляет собой звуко-видео фантом.

Ключевые слова: виртуальное пространство, виртуализация, социальные сети, человек-техногенный, культурная идентичность, самоидентификация, сознание, культура, общество, человек

DOI:

10.7256/2454-0757.2018.6.25589

Дата направления в редакцию:

03-03-2018


Дата рецензирования:

01-03-2018


Дата публикации:

18-06-2018


Статья выполнена при финансовой поддержке РФФИ, проект № 18-011-00095 А «Человек-техногенный: когнитивный, социокультурный, виртуальный аспекты формирования».

Abstract.

The subject of this research is the philosophical analysis of formation of the new sociocultural type – a technogenic person. Comprehension of the new sociocultural type is presented with consideration of its social, anthropological and other grounds. An important aspect of research is the philosophical analysis of virtual space of the social networks, in other words, the direct space of functionality of a technogenic person. The subject of analysis is defined through examination of the self-identification processes of a technogenic person, which introduce the new features into the joint processes of information exchange. Methodology is based on the sociocultural approach that allows determining the specificity of virtual space of the social networks. Studying of the problem of formation of a new sociocultural type – a technogenic person – is conducted by the means anthropological approach. Examination of the distinctness of modern culture leans on the capabilities of the information society paradigm, which links the key factors of social dynamics with the technological innovations. The scientific novelty consists in the following: 1) substantiation of the fact that special place in the process of self-identification of a technogenic person holds the worldwide web and the virtual social networks emerging within, which in turn, introduce the specific features into the joint processes of information exchange; 2) proof that in technological society a significant portion of interpersonal relations is built through the prism of technological device, which leads to transformation in the social structure, and thus public consciousness itself; 3) substantiation that due to the wireless information channels is created a countless number of interpersonal contacts, which changes the quality of communication. Concurrently, the direct communication is reduced to the minimum, and a physical object represents an audio and video phantom.

Keywords:

culture, consciousness, self-identification, cultural identity, technogenic human, social networks, virtualization, virtual space, society, people

Современная реальность сталкивается с многообразием проблем, актуализация которых напрямую связана с тенденциями развития и функционирования техногенной цивилизации [18]. В поиске их решений передовые позиции занимают исследователи, обращающающиеся, во-первых, к проблемам общественного устройства, во-вторых, к антропологичесим проблемам, которые стали особенно актуальны в реальной действительности. Жизнедеятельность в техногенной цивилизации сделало максимально актуальным одно из центральных измерений человека, которое не могло остаться без должного внимания в современном обществе. Речь идет о виртуализации как доминантном качестве человеческого существования в целом и как одной из центральных характеристик сущности современного человека. Эта черта человеческой сущности стала особо актуальной в среде ученых в период перехода от технологического общества к техногенному.

Переход к техногенной стадии развития общества происходит сегодня в особых условиях наступления глобализации, что, в свою очередь, указывает на то, что проблемы, порожденные развитием техногенного общества, приобретают значимый характер для всего человечества Виртуальные процессы, которые протекают в современном мире, качаются жизнедеятельности каждого человека, независимо от географической широты его местонахождения и от того типа общества к которому он принадлежит. Последнее касается всех сфер жизнедеятельности современного человека: сферу экономики, культуры, политики, производства, биологии и т.д. По сути, понятие «виртуальность» охватывает все происходящее в современном мире и этот глобальный характер, диктует новые ориентиры существования человека.

Опираясь на исследования «Афанасьевой В.В. [3], Барышева Р.А. [4], Говорунова А.В. [9], Минюшева Ф.” [6] и др., мы можем говорить о формировании нового социокультурного типа – “человека-техногенного”, повседневная жизнь которого немыслима без потока информации ежесекундно осваивоемого им через множетсво беспроводных каналов. Развитие технологии создают новые виды и формы отношений, новое мировоззрение и миропонимание, новый взгляд на мир и на место человека в нем. «Порождение виртуальной культуры есть человек виртуальный интеллектуально-технологический фантом, претендующий на высшее положение в антропологической цепи» [7]. Восприятие виртуального человека как некого центра, источника и средоточия интегации виртуальных измерений, воплощенного в коммуникативном пространстве культуры, «который обретает реальность в результате действия его волевого акта...» [7].

Опираясь на авторитетные мнения исследователей, мы предлагаем следующее определение человека-техногенного: «Новый социокультурный тип многомерной личности, обладающий высшим разумом и совершенным биологическим телом, безупречно владеющий IT-технологиями».

Для человека-техногенного характеры специфические черты личности, отличающие его от традиционного типа. Группа российских и зарубежных исследователей (К.М. Гуревич [10], А.В. Чистяков [21], E. Aboujaoude [1], P. Plantec [2]) создали профиль виртуальной личности. Так, новый тип личности характеризуется:

· подвижностью морально-этических правил;

· новой социально-политической (сетевой) идеологией;

· новой культурой повседневности, определяемой степенью осетевления;

· совокупностью новых привычек, систем жизнеобеспечения, образования, труда, общения, отдыха.

Каждая характеристика человека техногенного дополняется «специфическими параметры новой личности:

· высокая информационная емкость,

· активность в широчайшем диапазоне мотиваций,

· недостоверность самоидентификации,

· неустойчивость самосознания,

· высокую степень изменчивости личностных качеств,

· лживость (принципиальную имитационность виртуального бытия) и др» [7].

Остановимся подробнее на таком специфическом параметре человека-техногенного как проблема самоидентификации. Самоидентификация в рамках данной работы понимается нами как восприятие индивидуальной идентичности через набор определенных действий для ее обретения. Особое место в процессе самоидентификации занимает глобальная сеть-Интернет и формирующиеся в ней виртуальные социальные сети, которые вносят новые черты в общие процессы обмена информацией. «Глобальная сеть Интернет вносит новые черты в процессы обмена информацией:

· новая форма подачи информации;

· стирание пространственных и временных границ между пользователем и сетевыми ресурсами;

· изменение формата получения и передачи информации;

· возникновение новых коммуникативных возможностей, связанные с уплотнением связей» [16].

При этом, последняя черта особенна интересна нам, поскольку именно коммуникация выступает одним из основополагающих условий установления идентичности. Следовательно, можно говорить о формировании нового варианта общественных объединений, организаций, сформированного в виртуальном пространстве социальных сетей.

Научный термин «социальная сеть» был введен в науку в 1954 г. социологом Джеймсом Барнсом, работающим в Манчестерской школе, и представлял собой одну из форм сетевого пространства, основанного на современных IT-технологиях, с использованием «социальной структуры, состоящей из групп узлов, которыми являются социальные группы, личности, индивидуумы. Одна из обычных черт социальных сетей – это система «друзей» и «групп» [13]. Еще одной характерной чертой является наличие «специфической картины мира» [17], которая определяет как нормативные и ценностные установки так и правила поведения.

Доминантную роль в любой картине мира занимает понятие самоидентификации, т.е. представлении о себе. Когда индивид оказывается в виртуальном мире социальных сетей, он получает свой индивидуальный ник, выступающий ярким символом другой реальности. Индивид в виртуальном пространстве социальных сетей объединяет обе реальности (альтерреальность и реальность), а также собственные образы (собственного Я и другого Я). В результате происходит его самоидентификация в виртуального сверхчеловека, что, в свою очередь, бесспорно влияет на характер его социализации в пространстве социальных сетей.

Таким образом, самоидентификация индивида через социальные сети выступает на сегодняшний день одним из значимых критериев самоутверждения человека в пространстве виртуальной реальности в целом, а также определения индивидуального статуса в социальном и культурном пространстве, кроме того, она позволяет определить собственную культурную принадлежность в новом мире. Социальные сети, осуществляя свою функцию идентификации, тем самым оказывают непосредственное воздействие на формирование разных видов культурной идентичности (гендерной, возрастной, этнической, геополитической, религиозной, территориальной и др.).

Зачастую в социальных сетях индивид примеряет на себя один из готовых специфических сценариев поведения разнообразных виртуальных социальных групп и в зависимости от необходимости вживается в определенную роль в этих группах. Показательно, что в итоге эта роль становится значимой для индивида и вызывает в нём желание идентифицировать себя с ней. В результате индивид добровольно осознаёт, а затем и принимает сформированную социальной культурную идентичность. Например, Facebook создала и выпустила в широкий «прокат» пробную версию приложения Spaces, представляющее собой некий аналог социальной сети под названием «Facebook Spaces — социальная сеть для Oculus Rift» [12]. При первом входе индивиду предлагается создать индивидуальный виртуальный аватар. Так как современные технологии, способные осуществлять трехмерное сканирование еще не представлены в пользовательской линейке, аватар предлагается создать с помощью совмещения трехмерной модели и визуального образа с выбранной фотографии из профиля Facebook. Индивид может по собственному усмотрению выбрать цвет радужной оболочки глаза, вариант прически, сформировать индивидуальные и неповторимые черты лица и иные параметры виртуальной внешности. Далее, при желании в приложение «Facebook Spaces» индивид может пригласить друзей из других социальных сетей. Основным видом развлечения в «Facebook Spaces» является неограниченное общение и просмотр контента из Facebook, в том числе сферических фотографий и видео. Для создания контента может быть использована сэлфи-палка. Владелец виртуального мира в «Facebook Spaces» обладает полной свободой дейсвий, он может высылать приглашения для своих друзей, удалять их или использовать свойство “невидимка”, которое позволяет оставаться взаимно невидимым с целью уединения или приватного общения с другими пользователями. Так компания обеспечивает базовый комфорт, достижение которого и является одной из задач виртуальной реальности. «Facebook Spaces» пока работает в бета-режиме. По мере получения обратной связи, Facebook будет добавлять новые функции и возможности приложения. Со временем компания-разработчик обещает выпуск новых платформ, которые позволят расширить среду. На настоящее время «Facebook Spaces» завоевала заметную популярность.

Одной из форм культурной идентичности, на формирование которой сегодня оказывают особое влияние социальные сети, является гендерная идентичность [15], которая напрямую связана с понятием гендера и направлена прежде всего на самоидентификацию человека с образом социального и культурного субъекта. Гендерная идентичность выступает одной из разновидностей культурной идентичности и представляет собой сложную систему идеализированных представлений общества о факте полового диморфизма, формирующих и транслирующих на уровне сознания уникальную систему норм поведения, особых форм мышления, ощущения, а также индивидуальных образцов самовосприятия. В совокупности эта система представляет собой примитивную системообразующую форму жизнеобеспечения и особых способов культуротворения. Так, в социальных сетях создается и доносится доступная каждому индивиду идея различий между полами. Преподносятся два отдельных противоположных образца, каждый из которых соответствует тем или иным стереотипизированным представлениям о конкретном поведении, статусе и определенной роли обоих полов («сильного» и «слабого»). В результате те стереотипы, которые используются в социальных сетях, выступают как образец, некий пример идеального гендерного поведения уже в реальной действительности.

Другой формой культурной идентичности является возрастная - отражение реального возраста и самопредставления. Социальные сети создают разнообразные модели поведения и образы, отталкиваясь от возрастной дифференциации. Индивид, в социальной сети отождествляя себя с предложенным образом, входящим в определенную возрастную группу, принимает правила поведения, закреплённые в данной группе, которые выступают в качестве регулятора поведения человека в ситуации межвозрастного общения в пространстве сети, что позволяет взаимодействовать с представителями других возрастных групп наиболее адекватно.

Следующая форма культурной идентичности, которую создают социальные сети, является этническая, представляющая собой правильное восприятие человеком индивидуальной принадлежности к определенной этнической общности. Социальные сети оказывают непосредственное влияние на «формирование личности в определённой этнической общности» [5]. В результате подобного влияния индивид погружается в сетевую стихию, в которой собрана вся история человечества, его уникальный путь, все духовные ценности, а также традиции, которые передавались из поколения в поколение. Социальнаые сети предоставляют дополнительные возможности «творческого диалога и взаимопонимания между представителями разных этнических и социальных групп, способствует органичному освоению народных традиций и обретению идентичности личности как субъекта национальной культуры» [5].

Подобная идентификационная функциональность социальных сетей дает основание говорить о их высокой востребованности в современном, активно развивающемся информационном обществе и неминуемо приводит к тому, что социальные сети начинают масштабно оказывать значимое влияние на формирование самооценки каждого индивида, а также его внутренних установок и стандартов мышления, системы его индивидуальных ценностей. Это выступает некой основой для дальнейшего развития социальных сетей. Нам представляется необходимым рассмотреть социальные сети в качестве конструирующие коммуникативное пространство современного общества.

Для этого необходимо:

1) определить аудиторию социальных сетей;

2) выявить востребованность в социальных сетях тематических сообществ и групп;

3) выявить востребованность в социальных сетях в различных социально-демографических группах;

4) изучить динамику изменения популярности социальных сетей;

5) выявить функционал социальных сетей;

Для получения данных мы обратились к данным Всероссийского центра изучения общественного мнения. Результаты исследования представлены в таблицах №1, №2, №3.

Таблица №1 Аудитория российских социальных сетей [14]

Социальные сети

Аудитория (% от интернет-пользователей)

Vkontakte.ru

61%

Odnoklassniki.ru

54%

Instagram

25%

Mail.ru «Мой мир»

20%

FaceBook.com

20%

Twitter

11%

LiveJournal.com

7%

Таким образом, опираясь на данные Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ) мы видим следующую перспективу: среди всех социальных сетей, предложенных для оценки, самыми востребованными среди российских интернет-пользователей являются ВКонтакте и Одноклассники (61% и 54% соответственно). Страницы Instagram просматривают с той же периодичностью 25%, страницы Facebook и Моего мира листают 20%. Из социальных сетей участвующих в выборке пользуются наименьшим спросом Twitter и Livejournal (11% и 7% соответственно).

Таблица №2 Востребованность в социальных сетях тематических сообществ и групп [14]

Тематические сообщества и группы

Аудитория (% от интернет-пользователей)

Юмористические страницы

43%

Страницы связанные со здоровьем

41%

Страницы посвященные новостям о событиях в стране

41%

Страницы о еде и кулинарии

36%

Страницы о доме и семье

33%

Страницы о путешествиях

32%

Страницы о спорте

31%

Страницы о науке и технике

28%

Страницы территоритариальных сообществ

15%

Страницы профессиональных и учебных сообществ

14%

Таким образом, согласно колличественным данным наиболее популярными в пространстве социальных сетей тематическими группами выступили: юмористические с победным результатом (43%), на втором месте находятся страницы связанные со здоровьем (41%), новости о событиях в стране занимают третье место (41%). Также повышенный интерес отмечен на страницах о еде и кулинарии (36%), о доме и семье (33%), а также о путешествиях (32%), спорте (31%), и о науке и технике (28%). Наименьшей популярностью пользуются страницы территориальных, профессиональных и учебных сообществ (15%, 14% и 14%).

Таблица №3 Востребованность в социальных сетях в различных социально-демографических группах [14]

Различные социально-демографические группы

Аудитория (% от интернет-пользователей)

Молодежные группы (18-24 года)

78%

Средний возраст (25-34 года)

54%

Старший возраст (60 и старше)

40%

Таблица №4 Отчет о динамике изменения популярности социальных сетей за Январь 2018 года [8]

Социальная сеть

Популярность %

Динамика %

ВКонтакте

42.41%

▼1.05%

Facebook

23.92%

▼0.60%

Одноклассники

13.70%

▲0.62%

Twitter

3.58%

▼0.02%

LiveJournal.com

0.53%

▲0.21%

Мой мир@Mail.ru

0.12%

▼0.30%

Таблица №5 Функционал социальных сетей [11]

Функции социальных сетей

1

Допустимость конструирования уникальных индивидуальных профилей, содержащих особого рода информацию о пользователе (ФИО, семейный и социальный статус, род профессиональной деятельности, хобби и др.);

2

Возможность осуществления взаимного контакта между пользователями (благодаря допустимости просмотра персональных профилей, комментариев к создаваемым темам, личным фотографиям и т.д.);

3

Вероятность достижения совместной цели путем объединения в группы. В качестве примера можно привести совместный поиск старых знакомых с целью жальнейшего общения или создание группового блога по определнной тематике, объединяющей многих пользователей по интересам и др.

4

Возможность обмена данными, информацией и другими ресурсами;

5

Вероятность удовлетворения индивидуальных потребностей за счет накопления определенных ресурсов.

Таким образом, проанализировав различные показатели аудитории социальных сетей, мы делаем вывод о том, что социальные сети в современной действительности представляют собой актуальное средство электронного обмена информацией, постоянно прогрессирующее и имеющее огромный потенциал.

Онлайновые социальные сети выполняют специфические функции:

1) По поддержки общения, т.е. в первую очередь индивида интересует в социальных сетях возможность неограниченного общения, возможность поиска новых друзей и знакомых, а также реальная поддержка отношений с близкими людьми. При этом определенная часть пользователей используют социальные сети для поддержания контакта со своими друзьями и старыми знакомыми. Для некоторых сети надежный вариант поиска друзей или дальнего родственника, безотрывно быть на связи и дистанционно участвовать в жизни других. Оставшаяся часть активных пользователей ищут там новые знакомства.

2) По обмену мнениями и получения информации, т.е. общения, социальные сети выступают для индивида средой, которая выполняет определенные функции по ориентированию в Интернет в целом. Плдобными функциями выступают: поиск информации, размещение собственного резюме и т.д.

Следовательно, можно говорить о том, что социальные сети представляют собой своеобразный глобальный координационный центр социальных связей, поскольку способны регулировать коммуникативные процессы в социальных системах. Каждый пользователь социальной сети представляет собой некий пучок энергии генерирующий в себе информацию, при этом общение с другими пользователями обеспечивает бесперебойный обмен, накопление и передвижение этой информации, в результате чего образуются крепкие связи, координирующие и регулирующие сами коммуникационные процессы в социуме. Разрушение этих связей может привести к нарушению работы всей коммуникационной системы современного общества, поскольку выступает на сегодняшний день одним из самых глобальных средств обмена информацией, а информация – основа технологического общества в целом.

Коммуникация, напрямую связанная с «виртуальной идентичностью» способна оказывать оргомное влияние на конструирование современного пространства коммуникации в целом, на особенности новой языковой картины мира, а также на целостный образ индивида в информационном обществе. Последнее может быть обосновано тем, что социальные сети предоставляют глобальные IT - возможности для общения, поскольку в них облегчен поиск индивидов с идентичными интересами и схожим мировоззрением. Подобные факторы обосновали возникновение и активное развитие бесчисленного количества интернет-сообществ. Такие сообщества способствуют изменению образа мышления [19], вследствии чего формируется особая сетевая культура.

Альфа-ценность социальных сетей заключается в том, что они в реальной действительности уже выступают не обычным средством коммуникации, а представляют из себя особый механизм конструирования коммуникативного пространства современного общества. Большинство участников социальных сетей дорожат свободой слова, которая не ограничена ни статусными ни территориальными границами, они ценят собственное право на свободное формулирование мыслей, идей, взглядов. Социальные сети, выступая средством массовой коммуникации, особым способом конструирования коммуникативного пространства, выполняют ряд особых функций, которые в свою очередь создают и поддерживают ценностный каркас, представляющий собой духовную, нравственную, ценностную опору современного общества, без которой немыслимо дальнейшее развитие. Подобная полифункциональность социальных сетей способствуют саморегуляции индивидов в пространстве социальной сети, в основе которой содержится иное восприятие таких категорий как ответственность, свобода, личность, культурная идентичность и т.д.

Библиография
1.
Aboujaoude E. Virtually you: the dangerous powers of the e-personality / Elias Aboujaoude. – New York: W.W. Norton, 2011. – 349 p.
2.
Plantec P.M. Virtual humans: a build-it-yourself kit, complete with software and step-by-step instructions / Peter Plantec. – New York: AMACOM, American Management Association, 2004. – 279 p.
3.
Афанасьева В.В. Homo virtualis: психологические характеристики // Известия Саратовского университета. Новая серия. Серия Философия. Психология. Педагогика. Выпуск №2. 2010. С. 59-64
4.
Барышев Р.А. Личность в контексте киберпространства // Вестник Челябинского государственного университета. Челябинск. 2011. Выпуск №2. С. 15-18
5.
Бревнова Ю.А. Компьютерные игры в современной субкультуре детства (социокультурный аспект): автореф. дис. ... канд. культурологии: 24.00.01. М., 2012. С. 3–4.
6.
Бурнаева Е.М. Человек виртуальный в пространстве информационной культуры: дисс. …кандидата культурологии: 24.00.01. Комсомольск-на-Амуре, 2012
7.
Бурнаева Е.М. Электронное научное издание «Ученые заметки ТОГУ», 2017, Том 8, № 4, С. 269–273 Режим доступа: http://pnu.edu.ru/media/ejournal/articles-2017/TGU_8_301.pdf, свободный
8.
Глобальная статистика интернета SEO-AUDITOR. Рейтинг социальных сетей. Режим доступа: http://gs.seo-auditor.com.ru/socials/, свободный
9.
Говорунов А.В. Человек в ситуации виртуальной реальности // Anthropology web-кафедра философской антропологии. Режим доступа: http://anthropology.ru/ru/text/govorunov-av/chelovek-v-situacii-virtualnoy-realnosti, свободный
10.
Гуревич К. М. Психологическая диагностика : учеб. пособие / К. М. Гуревич. – М. : УРАО, 2000. – 301 с.
11.
Дужникова А.С. Социальные сети: современные тенденции и типы пользования // Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены. 2010. № 5(99). С. 238-251.
12.
Лисовицкий А. Facebook Spaces — социальная сеть для Oculus Rifthttps. Режим доступа: https://holographica.space/news/facebook-spaces-beta-9502, свободный
13.
Михель Д.В. Виртуальные социальные сети как феномен информационного общества // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. Тамбов: Грамота, 2014. No 9 (47): в 2-х ч. Ч. II. C. 95-99. С 97
14.
Опрос «ВЦИОМ-Спутник». Пресс-выпуск № 3388. Социальные сети: кто туда ходит и зачем? Режим доступа: https://wciom.ru/index.php?id=236&uid=116254, свободный
15.
Остапенко И.А. Гендерная идентичность и самопрезентация в интернет-коммуникации (социально-философский анализ): дис. ... канд. филос. наук: 09.00.11. Ростов-н/Д., 2004. С. 3.
16.
Скорик Г.В. Человек в информационном обществе: проблема идентификации…канд. фил. Наук, Томск, 2008
17.
Степанцева О.А. Субкультура геймеров в контексте информационного общества: автореф. дис. … канд. культурологии: 24.00.01. СПб., 2007. С. 3.
18.
Храпов С.А. Проблемы когнитивной безопасности человека в условиях высокотехнологического общества [Текст] / С. А. Храпов // Каспийский регион: политика, экономика, культура.-2012.-№ 3 (32).-С. 184-190.
19.
Kryuchkova S., Khrapov S., Mironova Y., Tyrnova N., Leonova O. The Russian Public Consciousness Metamorphoses in Conditions of Technogenic Sociocultural Reality // Journal of History Culture and Art Research, 6(4). Р. 1365-1373. URL: http://dx.doi.org/10.7596/taksad.v6i4.1194
20.
Храпов С.А. Техногенный человек: проблемы социокультурной онтологизации [Текст] / С.А. Храпов // Вопросы философии. — М.: Наука.-2014.-№ 9.-С. 66-75.
21.
Чистяков А. В. Социализация личности в виртуальном пространстве : монография / А. В. Чистяков. – Ростов н/Д: Изд-во Ростовского ун-та, 2006. – 182 с.
22.
Чернова А.С. Маргинальность – маргинал – маргинальная культура: общее и особенное. // Философия и культура. – 2017. – № 8. – С. 1-8. DOI: 10.7256/2454-0757.2017.8.23570URL: http://nbpublish.com/library_read_article.php?id=2357
References (transliterated)
1.
Aboujaoude E. Virtually you: the dangerous powers of the e-personality / Elias Aboujaoude. – New York: W.W. Norton, 2011. – 349 p.
2.
Plantec P.M. Virtual humans: a build-it-yourself kit, complete with software and step-by-step instructions / Peter Plantec. – New York: AMACOM, American Management Association, 2004. – 279 p.
3.
Afanas'eva V.V. Homo virtualis: psikhologicheskie kharakteristiki // Izvestiya Saratovskogo universiteta. Novaya seriya. Seriya Filosofiya. Psikhologiya. Pedagogika. Vypusk №2. 2010. S. 59-64
4.
Baryshev R.A. Lichnost' v kontekste kiberprostranstva // Vestnik Chelyabinskogo gosudarstvennogo universiteta. Chelyabinsk. 2011. Vypusk №2. S. 15-18
5.
Brevnova Yu.A. Komp'yuternye igry v sovremennoi subkul'ture detstva (sotsiokul'turnyi aspekt): avtoref. dis. ... kand. kul'turologii: 24.00.01. M., 2012. S. 3–4.
6.
Burnaeva E.M. Chelovek virtual'nyi v prostranstve informatsionnoi kul'tury: diss. …kandidata kul'turologii: 24.00.01. Komsomol'sk-na-Amure, 2012
7.
Burnaeva E.M. Elektronnoe nauchnoe izdanie «Uchenye zametki TOGU», 2017, Tom 8, № 4, S. 269–273 Rezhim dostupa: http://pnu.edu.ru/media/ejournal/articles-2017/TGU_8_301.pdf, svobodnyi
8.
Global'naya statistika interneta SEO-AUDITOR. Reiting sotsial'nykh setei. Rezhim dostupa: http://gs.seo-auditor.com.ru/socials/, svobodnyi
9.
Govorunov A.V. Chelovek v situatsii virtual'noi real'nosti // Anthropology web-kafedra filosofskoi antropologii. Rezhim dostupa: http://anthropology.ru/ru/text/govorunov-av/chelovek-v-situacii-virtualnoy-realnosti, svobodnyi
10.
Gurevich K. M. Psikhologicheskaya diagnostika : ucheb. posobie / K. M. Gurevich. – M. : URAO, 2000. – 301 s.
11.
Duzhnikova A.S. Sotsial'nye seti: sovremennye tendentsii i tipy pol'zovaniya // Monitoring obshchestvennogo mneniya: ekonomicheskie i sotsial'nye peremeny. 2010. № 5(99). S. 238-251.
12.
Lisovitskii A. Facebook Spaces — sotsial'naya set' dlya Oculus Rifthttps. Rezhim dostupa: https://holographica.space/news/facebook-spaces-beta-9502, svobodnyi
13.
Mikhel' D.V. Virtual'nye sotsial'nye seti kak fenomen informatsionnogo obshchestva // Istoricheskie, filosofskie, politicheskie i yuridicheskie nauki, kul'turologiya i iskusstvovedenie. Voprosy teorii i praktiki. Tambov: Gramota, 2014. No 9 (47): v 2-kh ch. Ch. II. C. 95-99. S 97
14.
Opros «VTsIOM-Sputnik». Press-vypusk № 3388. Sotsial'nye seti: kto tuda khodit i zachem? Rezhim dostupa: https://wciom.ru/index.php?id=236&uid=116254, svobodnyi
15.
Ostapenko I.A. Gendernaya identichnost' i samoprezentatsiya v internet-kommunikatsii (sotsial'no-filosofskii analiz): dis. ... kand. filos. nauk: 09.00.11. Rostov-n/D., 2004. S. 3.
16.
Skorik G.V. Chelovek v informatsionnom obshchestve: problema identifikatsii…kand. fil. Nauk, Tomsk, 2008
17.
Stepantseva O.A. Subkul'tura geimerov v kontekste informatsionnogo obshchestva: avtoref. dis. … kand. kul'turologii: 24.00.01. SPb., 2007. S. 3.
18.
Khrapov S.A. Problemy kognitivnoi bezopasnosti cheloveka v usloviyakh vysokotekhnologicheskogo obshchestva [Tekst] / S. A. Khrapov // Kaspiiskii region: politika, ekonomika, kul'tura.-2012.-№ 3 (32).-S. 184-190.
19.
Kryuchkova S., Khrapov S., Mironova Y., Tyrnova N., Leonova O. The Russian Public Consciousness Metamorphoses in Conditions of Technogenic Sociocultural Reality // Journal of History Culture and Art Research, 6(4). R. 1365-1373. URL: http://dx.doi.org/10.7596/taksad.v6i4.1194
20.
Khrapov S.A. Tekhnogennyi chelovek: problemy sotsiokul'turnoi ontologizatsii [Tekst] / S.A. Khrapov // Voprosy filosofii. — M.: Nauka.-2014.-№ 9.-S. 66-75.
21.
Chistyakov A. V. Sotsializatsiya lichnosti v virtual'nom prostranstve : monografiya / A. V. Chistyakov. – Rostov n/D: Izd-vo Rostovskogo un-ta, 2006. – 182 s.
22.
Chernova A.S. Marginal'nost' – marginal – marginal'naya kul'tura: obshchee i osobennoe. // Filosofiya i kul'tura. – 2017. – № 8. – S. 1-8. DOI: 10.7256/2454-0757.2017.8.23570URL: http://nbpublish.com/library_read_article.php?id=2357