Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 1904,   статей на доработке: 309 отклонено статей: 807 
Библиотека
Статьи и журналы | Тарифы | Оплата | Ваш профиль

Вернуться к содержанию

Публичная дипломатия России в урегулировании конфликта в Сирии
Рустамова Лейли Рустамовна

кандидат политических наук

преподаватель кафедры мировых политических процессов, Московского государственного института международных отношений (Университет) Министерства иностранных дел Российской Федерации, научный сотрудник, Национального исследовательского института мировой экономики и международных отношений им. Е.М. Примакова РАН

119454, Россия, г. Москва, ул. Проспект Вернадского, 76

Rustamova Leili Rustamovna

PhD in Politics

Educator, the department of Global Political Processes, Moscow State Institute of International Relations of the Ministry of Foreign Affairs of Russia; Scientific Associate, Primakov National Research Institute of World Economy and International Relations of the Russian Academy of Sciences

119454, Russia, g. Moscow, ul. Prospekt Vernadskogo, 76

leili-rustamova@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

Статья посвящена участию России в урегулировании конфликта в Сирии по линии публичной дипломатии. Целью исследования является определение эффективности методов публичной дипломатии в улучшении имиджа России как основной миротворческой силы в сирийском конфликте в условиях сформировавшегося негативного информационного фона в связи с недавними событиями на Украине. Автор исследует направления взаимодействия российских ведомств и других стран, участвующих в урегулировании конфликта, в частности оказание гуманитарной помощи и налаживание межконфессионального диалога. Также анализируется освещение гуманитарных операций и участия России в урегулировании конфликта как российскими военными структурами и СМИ, так и западными СМИ. Методологическую основу исследования составили системный подход, а также общенаучные и частнонаучные методы, в том числе анализ, синтез, сравнение, исторический метод. Анализируя гуманитарную деятельность основных российских институтов публичной дипломатии, их усилия по кооперации с западными военными, автор приходит к выводу, что в целом они освещаются западными СМИ, которые служат основным источником информации для зарубежной аудитории, в негативном свете, и России пока не удалось достичь значительных улучшений своего имиджа посредством военной кампании в Сирии, однако сопровождение военных операций России гражданскими проектами по восстановлению сирийской инфраструктуры, культурными мероприятиями имело значение в части обеспечения признания успеха внешней политики России в Сирии.

Ключевые слова: мировая политика, вооруженный конфликт, международный терроризм, Ближний Восток, Сирия, публичная дипломатия, многосторонняя дипломатия, гуманитарная помощь, ИГИЛ, региональная безопасность

DOI:

10.25136/2409-8671.2018.1.25576

Дата направления в редакцию:

27-02-2018


Дата рецензирования:

28-02-2018


Дата публикации:

13-03-2018


Abstract.

The article focuses on participation of Russia in conflict resolutionin Syria through public diplomacy. The purpose of the study is to determine the effectiveness of public diplomacy methods in improving the image of Russia as the main peace-keeping force in the Syrian conflict in the context of the negative information background formed due to the recent events in Ukraine. The author explores the areas for interaction between agencies of Russia and other countries involved in the settlement of the conflict, in particular, the provision of humanitarian assistance and the establishment of interfaith dialogue. The author also analyzes the coverage of humanitarian operations and Russia's participation in the conflict settlement both by Russian military structures and media outlets and by Western media. The methodological basis of the study includes a system approach, as well as general scientific and particular scientific methods, including analysis, synthesis, comparison, and historical method. Analyzing the humanitarian activity of the main Russian institutions of public diplomacy as well as their efforts to cooperate with Western military forces, the author comes to the conclusion that, generally, Western media outlets (which serve as the main source of information for a foreign audience) put a negative spin on it, and Russia has not progressed much in improvement of its image through a military campaign in Syria; but Russia's military operations together with civilian projects for rehabilitation of Syrian infrastructure, cultural events were significant in terms of ensuring success recognition of Russia's foreign policy in Syria.

Keywords:

public diplomacy, Syria, The Middle East, international terrorism, armed conflict, world politics, multilateral diplomacy, humanitarian aid, IGIL, regional security

Публичная дипломатия как политика и практика воздействия одного государства на гражданское общество другого через разного рода институты межкультурного и межкоммуникационного обмена становится все более востребованным инструментом внешнеполитической деятельности, в последнее время она стала играть значимую роль и при решении вопросов связанных с урегулированием внутренних и международных конфликтов, поскольку в век информационной открытости и взаимозависимости общественное мнение зачастую предопределяет их исход. В Сирийском конфликте, к которому сейчас приковано внимание большого количества исследователей, применению инструментария публичной дипломатии было уделено внимание со стороны большинства участников как процесса мирного урегулирования, так и самого конфликта. В частности, интересным представляется опыт использования ее инструментов Россией, которая помимо того, что направила в Сирию военный контингент для борьбы с террористическими группировками (ИГИЛ, Джабхат ан-Нусра и т.д.), также попыталась привлечь внимание международного сообщества к проблемам урегулирования гражданской войны в этой стране посредством публичной дипломатии. Цель данного исследования состоит в том, чтобы определить насколько эффективны оказались ее методы в улучшении имиджа России как основной миротворческой силы в сирийском конфликте в условиях, когда вокруг нее сложился негативный информационный фон, связанный с недавними событиями на Украине.

В сирийской кампании первостепенная задача публичной дипломатии состояла в том, чтобы попробовать наладить отношения с Западом, и все официальные заявления МИД России и других структур, занимающихся формированием и реализацией внешнеполитического курса, призывали к объединению усилий ради борьбы с общим врагом - терроризмом. На словах крупнейшие западные страны и в том, числе США в лице нового президента Д. Трампа, проявили к этому готовность, однако региональные интересы западных игроков существенным образом расходятся с интересами России, поэтому борьба с терроризмом не может служить для них объединяющим фактором. По этой причине сотрудничество России и западной коалиции не продвинулось дальше соглашений о предотвращении инцидентов и обеспечении безопасности полетов авиации в ходе выполнения боевых задач и создания зон деэскалаций, и стороны продолжили проводить отдельные антитеррористические операции. Тем не менее, успехи российских вооруженных сил, легитимное присутствие на территории Сирии, полная кооперация с сирийскими военными - побуждали всех остальных участников тесно кооперировать с представителями российских ведомств на всех уровнях.

Одной из таких сфер взаимодействия стало проведение гуманитарных операций для оказания помощи сирийскому народу. В операциях по оказанию гуманитарной помощи сирийцам принимало и принимает участие МЧС России, роль которого в улучшении имиджа страны за рубежом была всегда огромна вследствие того, что эта структура давно зарекомендовала себя как беспристрастная организация, основная цель которой состоит в облегчении участи гражданского населения. Для оказания гуманитарной помощи на территории российской военной базы в Сирии был организован Центр по примирению враждующих сторон, через который проходит координация гуманитарных конвоев, доставленных МЧС России, по сирийской территории. Высокий уровень военной защиты, а также эффективные механизмы взаимодействия с сирийскими гражданами, в частности, через распространение бюллетеней, в которых указывается, где и в каком объеме помощь выдается, вынуждает западные страны координировать с центром логистику перемещений своих конвоев гуманитарной помощи. С Центром по примирению враждующих сторон в деле доставки медикаментов и других средств первой необходимости сотрудничают, например, военные США. Кроме того, в оказании гуманитарной помощи Россия пошла на сотрудничество с международными гуманитарными организациями: Международным Комитетом Красного Креста, Всемирной продовольственной программой. После инцидентов с использованием химического оружия против сирийцев и масштабными дипломатическими усилиями России по предотвращению вооруженного вмешательства на территорию Сирии западными странами через выпуск соответствующей резолюции Совета Безопасности ООН, российская сторона профинансировала уничтожение запасов сирийского химического арсенала Организацией по запрещению химического оружия ООН [1].

Говоря об инструментах публичной дипломатии, обычно упоминают специализированные государственные учреждения, которые посредством определенных пиар-кампаний занимаются продвижением позитивного имиджа страны за рубежом, либо информируют о целях внешнеполитической деятельности зарубежную аудиторию [2]. В Сирии основными структурами, которые занимались освещением российских гуманитарных и антитеррористических операций, стали военные структуры, например, Генеральный штаб ВС РФ. Генеральный штаб ВС РФ, регулярно публиковавший видео авиаударов российских ВВС, обеспечил прозрачность военных операций России, снизил обеспокоенность западной коалиции ее действиями, а с другой стороны, продемонстрировать мощь российской армии. Одним из результатов этих публикаций стал также рост оборонных заказов России со стороны иностранных государств. Но главная задача: улучшение имиджа России на Западе как основной миротворческой силы в сирийском конфликте, решается с трудом, поскольку успехи российских вооруженных сил, общее усиление ее политических позиций в регионе Ближнего Востока подкреплялись негативными публикациями западных СМИ, которые служат основным источником информации для широкой зарубежной аудитории. Западные СМИ, освещая гуманитарные операции России и ее участие в конфликте в целом, практически не упоминают положительный вклад, который она вносит в урегулирование ситуации и борьбу с терроризмом, по большей части они останавливаются на освещении страданий мирных жителей, ошибках российских военных, на таких возможных причинах российской вовлеченности в сам конфликт, как отвлечение внимания российского общества от внутренних проблем. Во время активной фазы боевых действий российских ВВС в Сирии резко увеличилось число публикаций, связывающих успехи российских военных с возрождением имперских амбиций, намерениями распространить свою «агрессию» на соседние страны.

Россия предприняла ряд попыток прорвать информационную блокаду негативных публикаций, организовав несколько совершенно нейтральных мероприятий культурного характера, которые, как правило, вызывают наименьшее количество претензий, подозрений и призваны сплотить международное сообщество в силу того, что культурные достижения являются достижением всего человечества. После освобождения от ИГИЛ территории Пальмиры российскими военными в мае 2016 г. был организован концерт классической музыки на ее территории в знак надежды на мирную жизнь и как дань памяти жертвам террора. Освещая проведение Россией этого мероприятия, крупнейшие зарубежные издания: New York Times, Frankfurter Allgemaine Zeitung, The Gardian, воспользовались случаем, чтобы обвинить российские власти «в циничной попытке концертом отвлечь внимание от своих просчетов» во время военных операций, «преступлений действующего сирийского режима». Даже инициатива российской стороны по восстановлению архитектурного памятника вызвала негативную реакцию. В частности, группа ученых-археологов, опубликовала открытое письмо с призывом «положить конец ситуации, при которой Россия единолично распоряжается памятниками Пальмиры» [3].

Важнейший ресурс публичной дипломатии России Russia Today, который также проводил трансляцию концерта, за короткий период вещания ставший одним из популярных каналов у зарубежных зрителей, опубликовал затем множество статей, в которых приводились примеры необъективности информационной политики западных СМИ, их ангажированность с официальными властями и предвзятость. Большое значение имели публикации, освещающие героизм и мастерство российских военных при выполнении боевых задач. Военные операции России в Сирии не обошлись без по-настоящему героических случаев самоотважной борьбы российских солдат, с честью выполняющих свой долг перед Отечеством. Смерть А. Прохоренко и Р. Филипова не оставили равнодушными сердца многих: первому поставили памятник в Италии, родителям второго предложили помощь из США. Если проанализировать комментарии, оставленные зарубежными читателями под публикациями о подвигах российских военных и мероприятии в Пальмире, то можно сказать, что в каком-то смысле они помогли предотвратить абсолютную демонизацию образа России, и что более важно: также способствовали закреплению ее военно-политических успехов, ибо факты говорят сами за себя: только с приходом российской авиации наметились серьезные подвижки в борьбе с ИГИЛ, и сирийские города стали освобождаться один за другим. Если бы Россия не была самой подготовленной в борьбе с новой и устрашающей угрозой всему миру – ИГИЛ, то освободителями всемирно-известного архитектурного памятника «Пальмира» были бы западные страны, но этого не произошло.

Сразу же после разминирования территории Пальмиры российскими саперами, и ее повторного перехода под контроль сирийской армии восстановление памятника было передано сирийским представителям, кроме того к мероприятиям по восстановлению были приглашены все заинтересованные международные культурные центры. Россия заявила и о готовности профинансировать не только восстановление культурных памятников Сирии, но основных объектов гражданской инфраструктуры. Между правительством РФ и Сирии уже подписаны соглашения на сумму €600 млн. и €250 млн., по которым предполагается заново отстроить или отремонтировать электросети, нефтедобывающие и нефтеперегонные станции, разрушенные боевиками [4].

Еще одним направлением публичной дипломатии России в Сирии стало налаживание межконфессионального диалога, привлечение внимания христианского мира к урегулированию конфликта. В марте 2017 г. Россия выступила организатором конференции «Взаимное уважение и мирное сосуществование как условие межрелигиозного мира и стабильности: защита христиан и представителей других религий» на полях 34-й сессии Совета ООН по правам человека. Выступая с критикой западных стран, не способных предотвратить гонения христиан и разрушение христианских храмов и других памятников архитектуры, представители российской православной церкви как модераторы конференции обратили внимание и на деструктивность распространения русофобии западными странами для международного мира и безопасности. Уровень угрозы христианскому миру побудил крупнейшие Российские религиозные организации: Русскую православную церковь, Духовное собрание мусульман России, Российский объединенный Союз христиан веры евангельской, НПО: Императорское православное палестинское общество (ИППО), Фонд им. Андрея Первозванного, принимать активное участие в оказании гуманитарной помощи Сирии, кроме того впервые на сближение с РПЦ пошла Римская католическая церковь. В мае 2016 года на Кубе прошла первая историческая встреча патриарха Московского и всея Руси Кирилла и папы римского Франциска. Одновременно с наращиванием активности религиозных организаций на внешних площадках, к привлечению внимания зарубежной общественности к сирийской проблематике и разъяснению целей и задач военной кампании России в Сирии подключилось российское экспертное сообщество. На полях международных конференций с участием зарубежных политиков и политологов в Австрии, Швейцарии, Германии и т.д. представители России стояли на позиции защиты норм международного права и последовательно проводили мысль, согласно которой гражданская война в Сирии стала результатом агрессивной ближневосточной политики США.

В декабре 2017 г. было объявлено о третьем этапе вывода российских военных из Сирии. За три года пребывания на ее территории России удалось содействовать освобождению большей части страны от террористов, при этом Россия потеряла 41 военнослужащего. Если учесть, что в последнее время публичная дипломатия, направленная, как правило, на внешнюю аудиторию, подключается и к формированию общественного мнения дома, то можно сказать, что героические победы российский военных, небольшое количество жертв, общий успех всей военной кампании на фоне сложных отношений с Западом, сыграли роль «стабилизатора» общественного настроения. По данным опроса аналитического центра «Левада», 72% россиян поддерживают авиаудары России по позициям «Исламского государства» в Сирии [5].

Таким образом, использование ресурсов публичной дипломатии России в широко освещаемом всеми международными СМИ конфликте не поменяло в целом негативный информационный фон вокруг нее, но в то же время обеспечило военно-политический успех сирийской кампании, поскольку способствовало тому, что она стала признаваться международным сообществом как успешная. Кроме того, усилия России по оказанию гуманитарной помощи сирийскому народу, профессионализм российских военных предотвратили абсолютную демонизацию образа России, серьезно пострадавшего вследствие зарубежных публикаций по украинской проблематике.

Библиография
1.
Россия оплатит уничтожение сирийского химического оружия // BFM. Ru.-Режим доступа: https://www.bfm.ru/news/229799 (дата обращения: 25.12.2017)
2.
Лебедева М.М. Публичная дипломатия в урегулировании конфликтов / Международные процессы. – 2015. – Том 13.-№ 4 (43). – С. 45-56.
3.
Археологи из нескольких стран призвали ЮНЕСКО не отдавать Пальмиру России. – Режим доступа: https://newsland.com/community/129/content/arkheologi-iz-neskolkikh-stran-prizvali-iunesko-ne-otdavat-palmiru-rossii/5197117 (дата обращения: 15.12.2017)
4.
Дамаск и Москва подписали соглашения на 850 млн евро по восстановлению САР // Риа-новости. Режим доступа: https://ria.ru/economy/20160425/1419697850.html (дата обращения: 05.12.2017)
5.
Сколько россиян поддерживают военную операцию в Сирии // The village. – Режим доступа: http://www.the-village.ru/village/city/situation/223417-siriya (дата обращения: 05.01.2018)
References (transliterated)
1.
Rossiya oplatit unichtozhenie siriiskogo khimicheskogo oruzhiya // BFM. Ru.-Rezhim dostupa: https://www.bfm.ru/news/229799 (data obrashcheniya: 25.12.2017)
2.
Lebedeva M.M. Publichnaya diplomatiya v uregulirovanii konfliktov / Mezhdunarodnye protsessy. – 2015. – Tom 13.-№ 4 (43). – S. 45-56.
3.
Arkheologi iz neskol'kikh stran prizvali YuNESKO ne otdavat' Pal'miru Rossii. – Rezhim dostupa: https://newsland.com/community/129/content/arkheologi-iz-neskolkikh-stran-prizvali-iunesko-ne-otdavat-palmiru-rossii/5197117 (data obrashcheniya: 15.12.2017)
4.
Damask i Moskva podpisali soglasheniya na 850 mln evro po vosstanovleniyu SAR // Ria-novosti. Rezhim dostupa: https://ria.ru/economy/20160425/1419697850.html (data obrashcheniya: 05.12.2017)
5.
Skol'ko rossiyan podderzhivayut voennuyu operatsiyu v Sirii // The village. – Rezhim dostupa: http://www.the-village.ru/village/city/situation/223417-siriya (data obrashcheniya: 05.01.2018)