Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 1985,   статей на доработке: 319 отклонено статей: 783 
Библиотека
Статьи и журналы | Тарифы | Оплата | Ваш профиль

Вернуться к содержанию

Правовое положение агрегатора информации о товарах (услугах, работах, цифровом контенте) и его преддоговорные обязанности
Кузнецова Надежда Гавриловна

аспирант, кафедра гражданского права, Уральский государственный юридический университет

620137, Россия, Свердловская область, г. Екатеринбург, ул. Колмогорова, 52

Kuznetsova Nadezhda Gavrilovna

Post-Graduate Student of the Department of Civil Law at Ural State Law University

620137, Russia, Sverdlovskaya oblast', g. Ekaterinburg, ul. Kolmogorova, 52

kuznad1992@mail.ru

Аннотация.

Статья посвящена исследованию проблем правового положения агрегатора информации о товарах (услугах, работах, цифровом контенте). Автором анализируется законопроект и поправки к нему, в рамках которого предлагается введение понятийного аппарата, устанавливающего определение «агрегатор информации о товарах (услугах)», его преддоговорные обязанности и ответственность в отношении потребителей. Также рассматриваются вопросы, связанные с определением места агрегатора на преддоговорном этапе. Автор исследует возможность возложения на данных субъектов иных преддоговорных обязанностей, связанных с предоставлением надлежащей информации, а также степень их ответственности перед потребителями. В данной статье автором были использованы такие методы научного исследования как анализ и синтез, индукция и дедукция, а также формально-юридический метод, анализ и обобщение правовых материалов, правовое прогнозирование. В настоящей статье автор дополняет приведенное в законопроекте определение агрегатора, распространяет деятельность агрегатора информации не только на товары и услуги, но и работы, цифровой контент. Автор в ходе исследования анализирует законодательный опыт зарубежных стран на примере права Европейского Союза. Установлен перечень преддоговорных обязанностей агрегатора перед потребителями, максимально обеспечивающий их права на информацию, а также его степень ответственности перед потребителями. Автором приводятся рекомендации, касающиеся правового регулирования агрегатора информации о товарах (услугах, работах, цифровом контенте) на преддоговорном этапе.

Ключевые слова: цифровой контент, преддоговорные обязанности, информационный посредник, сеть Интернет, интернет-сайт, платформа, электронная коммерция, агрегатор информации, защита прав потребителей, анализ законопроекта

DOI:

10.25136/2409-7136.2018.3.25508

Дата направления в редакцию:

13-03-2018


Дата рецензирования:

20-03-2018


Дата публикации:

29-03-2018


Abstract.

The article is devoted to the problem of the legal status of the aggregator of information about goods (services, works, digital content). The author of the article examines the draft law and amendments thereto that regulate the definition of the aggregator of information about goods (services), its pre-contractual duties and responsibility before consumers. The author also focuses on the role of the aggregator at the pre-contractual stage. The author analyzes whether it is possible to impose other pre-contractual duties on aggregators such as submission of necessary information and the degree of their responsibility before consumers. In her research Kuznetsova uses such methods of research as analysis and synthesis, induction and deduction, formal law method, analysis and generalization of legal materials, and legal forecasting. The author of the article gives a fuller definition of the aggregator as it is set forth by the draft law and extends the scope of the activity of aggregators so that the scope includes not only goods and services but also works and digital content. In the course of her research Kuznetsova analyzes the experience of the foreign states, in particular, that of the European Union. The author offers a list of pre-contractual duties beared by the aggregator before consumers. These duties regulate the right of consumers to information protection as well as the degree of responsibility of the aggregator. The author also gives recommendations regulating the activity of the aggregator of information about goods (services, works, digital content) at the pre-contractual stage.

Keywords:

platform, Internet-site, Internet, information intermediary, pre-contractual duties, digital content, aggregator of information, e-commerce, consumer protection, analysis of the bill

В настоящее время, в связи с активным развитием торговли в сети Интернет появились новые субъекты предпринимательской деятельности, занимающиеся посреднической деятельностью по размещению на собственных интернет-сайтах, платформах* предложений различных продавцов товаров, исполнителей услуг, работ и поставщиков цифрового контента* (далее — производители). *

Производители обращаются к данным посредникам для большего продвижения собственных товаров, услуг, работ, цифрового контента (далее —

продукции), доведения предложения собственной продукции до большего круга потребительской аудитории, поскольку посредники, владеющие сайтами и платформами по размещению предложений обладают высоким авторитетом, а также пользуются популярностью среди потребителей, поскольку концентрируют в одном пространстве большой выбор предложений разнообразной продукции. Так, целью деятельности данных посредников является путем размещения предложений продавцов товаров, исполнителей услуг, работ и поставщиков цифрового контента на собственном сайте или платформе довести до потребителей преддоговорную информацию о продавцах, исполнителях, поставщиках и о предоставляемых ими товарах, услугах, работах, цифровом контенте.

Торговая модель и модель агрегатора

Данные посредники в своей деятельности придерживаются определенных бизнес-моделей, таких как «marketplace business model» и «aggregator business model», которые можно условно перевести на русский язык как «торговая модель» и «модель агрегатора».

Общим для деятельности посредников, действующих по торговой модели и модели агрегатора является то, что корпорации* действует только как посредники и не владеют продукцией, размещаемой на собственном сайте, платформе. Также данные сайты и платформы позволяют в отличие от обычных агрегирующих (собирающих) информацию о продукции, носящих справочный характер, принимать оплату от потребителей без перехода на сайт производителя, а также различных сопутствующих услуг (например, услуги по доставке).

Поскольку потребители заключают договоры не с владельцем сайта, платформы, а непосредственно с производителем через сайт, платформу корпорации, владеющей ею, то, соответственно, цены определяются самими производителями, однако в модели агрегатора могут быть установлены определенные тарифы, установленные владельцем сайта, платформы, например на услуги такси, когда стоимость поездки исчисляется в соответствии с расстоянием поездки, времени ожидания пассажира и прочих условий. В то время как в торговой модели производители сами устанавливают цену независимо от владельца сайта, платформы, на которой размещают продукцию. Также отличием между данными моделями является то, что согласно бизнес-модели агрегатора вся размещаемая продукция доводится до потребителя под одним товарным знаком агрегатора, в то время как в торговой модели сайт или платформа имеет свой товарный знак, но размещаемая продукция продается под собственным товарным знаком производителя. Заключительным различием двух моделей является то, что агрегаторы следят за стандартизированным качеством продукции для того, чтобы потребителям предоставлялась одинаковая по качеству продукция.

Однако, на наш взгляд, с юридической стороны данное деление на бизнес-модели условно, границы между двумя моделями все больше размываются, поскольку корпорации, действующие по модели агрегаторов, стараются отстраниться от любой ответственности за деятельность производителей, предложения которых размещены у них на сайте, платформе, тем самым при установлении, исполнении договорного обязательства указывают в качестве стороны договора конкретного производителя, который является ответственным перед потребителем за неисполнение или ненадлежащее исполнение договора (например, частная компания Uber ML B.V.) [10]. Существуют также противоположные примеры, когда корпорации, которые должны действовать по торговой модели, но в соглашении с потребителем заявляются в качестве продавца (например, ООО «Интернет решения», который владеет онлайн-мегамаркетом OZON.ru) [11]. Согласно «Условиям продажи товаров в онлайн-мегамаркете OZON.ru для физических лиц» к отношениям между потребителем и агрегатором применяются положения Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) о розничной купле-продаже (§ 2 глава 30), а также Закон Российской Федерации от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей» (далее — Закон о защите прав потребителей) и иные правовые акты, принятые в соответствии с ними.

В Государственную Думу Российской Федерации был внесен законопроект, направленный на правовое регулирование деятельности посредников как по торговой модели, так и по модели агрегатора, который вводит понятие «агрегатор товаров (услуг)» (далее — агрегатор), то есть в российском гражданском праве данные субъекты, осуществляющие посредническую деятельность, не подразделяются по бизнес-моделям, а объединены общим понятием — агрегатор товаров (услуг) [4]. Данный подход, на наш взгляд, упрощает используемую терминологию, поскольку общим является то, что оба участника гражданского оборота являются посредниками, которые размещают за определенную плату на собственном сайте, платформе продукцию сторонних производителей и позволяют потребителям приобретать данную продукцию посредством заключения договоров на сайте, платформе. При этом при использовании общего понятия для обоих моделей «агрегатор» не теряется юридический смысл деятельности посредников по торговой модели и модели агрегатора.

Определение агрегатора в российском и европейском гражданском праве

Правительство Российской Федерации (далее — Правительство РФ) предприняло шаги к урегулированию правового положения информационных посредников. Так, в марте 2017 года Правительством РФ был внесен на рассмотрение Государственной Думы Российской Федерации (далее — Государственной Думы РФ) проект Федерального закона № 126869-7 «О внесении изменений в Закон Российской Федерации "О защите прав потребителей"» (далее — проект), касающийся деятельности данных посредников, которые в соответствии с положениями проекта получили название агрегаторов товаров (услуг). Так, агрегаторами товаров (услуг) являются организации независимо от организационно-правовой формы либо индивидуальные предприниматели, предоставляющие в информационно- телекоммуникационной сети «Интернет» в отношении определенного товара (услуги) возможность потребителю одновременно ознакомиться с информацией о товаре (услуге), реализуемом (оказываемой) продавцом (исполнителем) по договору купли-продажи (договору возмездного оказания услуг), заключить с продавцом (исполнителем) договор купли- продажи (договор возмездного оказания услуг), а также произвести предварительную оплату указанного товара (услуги) непосредственно на банковский счет такой организации (индивидуального предпринимателя)[4].

Согласно Заключению комитета Государственной Думы по экономической политике, промышленности, инновационному развитию и предпринимательству на проект Федерального закона № 126869-7 «О внесении изменений в Закон Российской Федерации "О защите прав потребителей" (в части усиления защиты прав потребителей, приобретающих товары (услуги) через Интернет)» в законопроекте предлагается дополнить Закон о защите прав потребителей рядом положений, направленных на усиление правовых гарантий защиты прав потребителей, приобретающих товары в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», определяющих права, обязанности и ответственность организаций или индивидуальных предпринимателей — агрегаторов товаров (услуг), не являющихся продавцами (изготовителями) товаров и исполнителями услуг при размещении на своих сайтах в сети «Интернет» информации о товарах (услугах) и получающих предварительную оплату на свой банковский счет за указанные товары (услуги)[6].

В Пояснительной записке к проекту Федерального закона N 126869-7 «О внесении изменений в Закон Российской Федерации "О защите прав потребителей"» (далее — Пояснительной записке) подчеркивалась необходимость восполнения законодательного пробела в области регулирования информационный посредников в интернет-торговле, так, «из-за отсутствия четкой правовой регламентации деятельности хозяйствующих субъектов, не идентифицируемых как классические продавцы (исполнители), они фактически оказываются вне юрисдикции законодательства о защите прав потребителей, не несут бремя соблюдения прав потребителей на информацию о продавце (изготовителе, исполнителе), реализуемых товарах и предлагаемых услугах»[7].

В Пояснительной записке совершенно верно указано, что помимо товаров и услуг обсуждается возможность распространения деятельности агрегаторов на «работы», поскольку в сети Интернет существуют использующие электронную площадку организации и индивидуальные предприниматели, предлагающие выбор специалистов в сфере строительства, ремонта и так далее. В связи с этим деятельность подобных организации должна также регулироваться правовым положением агрегаторов и соответствовать правовым требованиям в сфере защиты прав потребителей [7]. При поиске агрегатора работ автор не нашла примеров данных агрегаторов в русскоязычном интернет-пространстве, однако теоретически фактические отношения по заключению договора выполнения работ на сайте или платформе агрегатора вполне могут существовать и также требуют правового регулирования путем включения в перечень объектов, о которых информирует агрегатор.

На наш взгляд, агрегатор также должен информировать не только о товарах, услугах и работах, но и о цифровом контенте, приобретаемом потребителем, поскольку объекты, входящие в состав цифрового контента, уже давно приобретаются в сети Интернет российскими потребителями. Одним из многочисленных примеров размещения цифрового контента на сайтах, платформах информационного посредника может являться размещение разработчиками мобильных приложений собственных мобильных приложений на различных мобильных платформах (iOS, Android, Windows Phone).

Таким образом, преддоговорная информация не ограничивается лишь товарами и услугами, на сайте, платформе агрегатора могут быть аккумулированы различные предложения работ, а также цифрового контента. Как равно и не ограничивается мобильными приложениями, заключить договор можно также и посредством сайта агрегатора.

В июле 2017 года законопроект был принят в первом чтении Государственной Думы РФ. Однако почти в то же самое время Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человек (Роспотребнадзор) дополнила и уточнила положения законопроекта путем внесения в Государственную Думу РФ поправок к проекту Федерального закона № 126869-7 «О внесении изменений в Закон Российской Федерации "О защите прав потребителей"» (в части усиления защиты прав потребителей, приобретающих товары (услуги) через Интернет), внесенному Правительством Российской Федерации, принятому Государственной Думой в первом чтении 14 июня 2017 г. (далее — Поправки).

В соответствии с п. 1 ст. 1 Поправок к законопроекту корректируется определение агрегатора товаров (услуг), Поправками предусматривается определение «агрегатор информации о товарах (услугах)», им является «организация независимо от организационно-правовой формы либо индивидуальный предприниматель, являющийся владельцем программы для электронных вычислительных машин, и (или) владельцем сайта и (или) страницы сайта в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет", которые предоставляют потребителю в отношении определенного товара (услуги) одновременно возможность ознакомиться с предложением продавца (исполнителя) о заключении договора купли-продажи товара (возмездного оказания услуг) в объеме, предусмотренном в соответствующем предложении продавца (исполнителя), заключить с продавцом (исполнителем) договор купли-продажи (договор возмездного оказания услуг), а также произвести предварительную оплату указанного товара (услуги) путем перевода денежных средств такой организации (индивидуальному предпринимателю) в рамках применяемых форм безналичных расчетов в соответствии с пунктом 3 статьи 16.1 настоящего Закона и Федеральным законом от 27 июня 2011 г. № 161-ФЗ "О национальной платежной системе"» [5].

В предложенном Роспотребнадзором определении агрегатора более развернуто представлены его признаки по сравнению с определением, содержащимся в Законопроекте. Однако новое определение не распространяется на агрегаторов информации о работах, а также о цифровом контенте.

Первой рабой, посвященной исследованию правового положения агрегаторов стала статья А. А. Иванова «Бизнес-агрегаторы и право», в которой автор дает следующее определение агрегатору, под бизнес-агрегатором понимается «коммерческая организация, которая создает инфраструктуру, позволяющую производителям и потребителям заключать договоры разного типа друг с другом посредством мобильных устройств и приложений для сети Интернет, оформляющих все этапы договорного процесса — от первоначального волеизъявления одной из сторон до исполнения уже заключенного договора» [9]. Однако следует уточнить, что договоры заключаются не только посредством установки мобильных приложений из определенной мобильной платформы, но и путем заключения договоров на сайтах соответствующих агрегаторов без использования мобильных приложений.

Исследовательская группа европейских ученых Университета Оснабрюк (Германия) и Ягеллонского университета Кракова (Польша) опубликовала в 2016 году Проект обсуждения Директивы об онлайн-посреднических платформах (далее — Проекта Директивы), которая применяется в случаях, когда договоры на поставку товаров, услуг или цифровой контент заключаются между поставщиком и клиентом с помощью онлайн-посредника, платформу.

Согласно ст. 2 Проекта Директивы онлайн-посредническая платформа представляет собой информационную социальную услугу, которая доступна через Интернет или аналогичные цифровые средства, позволяющие клиентам заключать договоры с поставщиками товаров, услуг или цифрового контента. За исключением услуг, которые только идентифицируют и направляют клиентов к этим поставщикам, предоставляя их сайты или контактные данные, то есть речь идет о сайтах, платформах, предоставляющих справочную информацию. Под оператором платформы понимается трейдер, промежуточная платформа. Трейдером в соответствии с Проектом Директивы является любое физическое или юридическое лицо, независимо от принадлежности к частной или государственной собственности, действующее в целях, касающихся его торговли, бизнеса, ремесел или профессии в отношении договоров, охватываемых настоящей Директивой. Клиент – это любое физическое или юридическое лицо, которое использует онлайн-посредническую платформу для приобретения товаров, услуг или цифрового контента. Поставщик — любое физическое или юридическое лицо, которое использует онлайн-посредническую платформу в целях маркетинга товаров, услуг или цифрового контент для привлечения клиентов.

Интересным представляется вывод, изложенный в Проекте Директивы о том, что в качестве клиента выступает не только потребитель — физическое лицо, не осуществляющее деятельность, связанную с торговлей, бизнесом, ремеслами или профессией, но и юридические лица. По мнению экспертов исследовательской группы граница между потребителями и предпринимателями в качестве пользователей продукции, предоставляемой на сайтах, платформах агрегаторов, в цифровом мире все больше стирается, поэтому платформа должна быть доступна и открыт всем пользователям одинаково, независимо от статуса. Это означает, что правила о потребительских гарантиях также будут распространяться на всех пользователей [3].

Действительно, в сети Интернет можно установить цифровой контент и пользоваться им в соответствии с предпринимательской деятельностью и грань между пользователями стирается, однако, на наш взгляд, разница между данными субъектами должна существовать, поскольку предприниматели являются профессиональными субъектами гражданского оборота и не должны в полной мере пользоваться всеми гарантиями потребителя, так как это противоречит специфике осуществляемой им деятельности. Тем более в практике деятельности агрегаторов достаточно распространено заключение договоров через сайт, платформу агрегатора с юридическими лицами, индивидуальными предпринимателями*, поэтому установление гарантий потребителей для лиц, занимающихся предпринимательской деятельностью, является излишним.

На наш взгляд, на основе вышеизложенных определений агрегаторов необходимо немного скорректировать определение данное в Поправках к законопроекту, касающееся агрегаторов информации о товарах (услугах) следующим образом: агрегатор информации о товарах (услугах, работах, цифровом контенте) – организация независимо от организационно-правовой формы либо индивидуальный предприниматель, являющиеся владельцем программы для электронных вычислительных машин, и (или) владельцем сайта и (или) страницы сайта в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», которые предоставляют потребителю в отношении определенного товара (услуги, работы, цифрового контента) одновременно возможность ознакомиться с предложением продавца (исполнителя, поставщика) о заключении договора купли-продажи товара (возмездного оказания услуг, выполнения работ, поставки цифрового контента) в объеме, предусмотренном в соответствующем предложении продавца (исполнителя, поставщика), заключить с продавцом (исполнителем, поставщиком) договор купли-продажи (договор возмездного оказания услуг, выполнения работ, поставки цифрового контента), а также произвести предварительную оплату указанного товара (услуги, работы, цифрового контента) путем перевода денежных средств такой организации (индивидуальному предпринимателю) в рамках применяемых форм безналичных расчетов в соответствии с пунктом 3 статьи 16.1 настоящего Закона и Федеральным законом от 27 июня 2011 г. № 161-ФЗ «О национальной платежной системе».

Договорные связи

Между агрегаторами, производителями и потребителями существуют определенные договорные связи, то есть совокупность различных по виду договоров, которые они заключают между собой в определенной последовательности. Ключевой особенностью агрегаторов является то, что платформы позволяют производителям заключать договоры с клиентами, создавая треугольную структуру, основанную на отношениях между (1) платформой и производителем, (2) платформой и потребителем, и (3) поставщиком и потребителем. С юридической точки зрения эта треугольная структура является фундаментальным признаком деятельности агрегатора.

А. Бычков в своем исследовании, посвященном правовым аспектам деятельности агрегаторов, указывает на то, что агрегатор взаимодействует с потребителем и производителем посредством использования конструкции договора возмездного оказания услуг или агентского договора. По его мнению при использовании агентской модели агрегатор не просто выступает посредником между клиентом и исполнителем, но и принимает на себя ряд обязательств, действуя в интересах одного из них, поэтому заключение агентского договора происходит реже, чем заключение договора возмездного оказания услуг, поскольку данная конструкция позволяет агрегатору не вмешиваться в предпринимательскую деятельность привлекаемых сторон, так как по договору оказания возмездных услуг он предоставляет потребителям информационно-консультационные услуги (возможность зарегистрировать свой аккаунт и получить доступ к сервисам в личном кабинете) и за них взимает плату (в виде комиссии) на условиях, изложенных в соглашении с заказчиком [8].

На наш взгляд, договор возмездного оказания услуг в отношениях с агрегаторами не имеет места быть, поскольку действия по регистрации аккаунта и получения доступа к сервисам в личном кабинете нельзя отнести к категории услуги, так как удовлетворение интереса потребителя происходит за счет собственных действий по использованию сервисов, а не действий исполнителя по договору оказания услуг. Думается, договор, заключаемый между владельцем сайта, платформы и производителем является, на наш взгляд, лицензионным, поскольку сайт, платформа являются результатами интеллектуальной деятельности, а именно базами данных и программ ЭВМ, поэтому их использование, предоставление доступа к сервисам сайта не может быть услугой.

Модель агентского договора, заключаемого между производителем (потребителем) и агрегатором является наиболее подходящей к существующим правоотношениям, так как производители и потребители не напрямую заключают друг с другом определенные договоры, а посредством посредника-агрегатора, который предлагает собственный сайт, платформу для заключения таких договоров, перечисления денежных средств, а также заключения сопутствующих основному договору услуг, таких как доставка. Так, агрегатор по агентскому договору по модели договора поручения представляет интересы производителя (потребителя) от их имени при заключении договоров, а также осуществляет ряд фактических действий по принятию оплаты за приобретенную продукцию, в некоторых случаях является арбитром в устранении разногласий между производителем и потребителем. Помимо агентского договора производитель (потребитель) заключает пользовательское соглашение, которое по юридической природе является лицензионным договором, для доступа к сайту, платформе агрегатора.

А. А. Иванов в своей статье, посвященной бизнес-агрегаторам, выделяет следующие модели договорных отношений с участием бизнес-агрегаторов: 1) модель представительства; 2) модель комиссии; 3) модель передачи товаров, выполнения работ, оказания услуг; 4) смешанная модель; 5) модель sui generis [9].

В соответствии с моделью представительства используется договор поручения или агентский договор по модели поручения в отношениях с производителями (потребителями). Данная схема является наиболее простой, освобождающей агрегатора от ответственности по исполнению договора, поскольку стороны заключают с друг другом договор от собственного имени при помощи посредника-агрегатора.

Согласно модели комиссии, по мнению А. А. Иванова, обе стороны (производитель и потребитель) заключают договор комиссии с агрегатором, однако при участии потребителя как контрагента двойная комиссия невозможна, поскольку в данном случае она не является коммерческой, то есть агрегатор не является является лицом, постоянно и самостоятельно представляющим от имени предпринимателей при заключении ими договоров в сфере предпринимательской деятельности, так как потребитель является физическим лицом, чья деятельность не связана с предпринимательской деятельностью.

Модель передачи товаров, выполнения работ, оказания услуг, представленная автором, предполагает заключение различных договоров, в которых каждый ее участник, за исключением потребителя, выполняет какую-то самостоятельную функцию, не являющуюся посреднической, и приводит пример: услуга бизнес-агрегатора, состоящая в подборе нужного производителя, регламентации его деятельности и контроле за качеством. Однако, как признается сам автор, данная конструкция представляется искусственной, поскольку ее может оказывать и поверенный, и комиссионер.

Смешанная модель, по мнению А. А. Иванова, является наиболее перспективной для бизнес-агрегаторов, поскольку не имеет тех недостатков, которые существуют в предыдущих моделях. Так, в соответствии со смешанной моделью субъекты могут вступать в следующих комбинациях:

«1) производитель (потребитель) заключает договор поручения с бизнес-агрегатором, а последний заключает основной договор с потребителем (производителем) от имени производителя (потребителя). Это самая простая схема, освобождающая бизнес-агрегатора от контроля за качеством исполнения основного договора. В ее рамках также трудно обосновать возможность участия бизнес-агрегаторов в расчетах. При этом бизнес-агрегатор имеет договор с потребителем (производителем), обеспечивающий допуск последнего к сетевой инфраструктуре заключения договоров. Такой договор может быть договором оказания услуг, и к тому же рамочным;

2) производитель (потребитель) заключает договор комиссии с бизнес-агрегатором, а последний, действуя от своего имени, но в интересах производителя (потребителя), заключает основной договор с потребителем (производителем). Это более сложная схема, поскольку бизнес-агрегатор начинает нести ответственность за качество исполнения основного договора, которую, впрочем, может переложить на производителя (потребителя). В рамках данной схемы бизнес-агрегаторы могут участвовать в расчетах. При этом бизнес-агрегатор имеет договор с потребителем (производителем), обеспечивающий допуск последнего к сетевой инфраструктуре заключения договоров. Такой договор может быть договором оказания услуг, и к тому же рамочным;

3) производитель заключает основной договор с бизнес-агрегатором, а последний заключает аналогичный договор с потребителем, возлагая исполнение на третье лицо - производителя. В данном варианте бизнес-агрегатор полностью контролирует исполнение основного договора и отвечает по нему. Платежи по основному договору также причитаются ему. При этом бизнес-агрегатор имеет договоры с производителем и потребителем, обеспечивающие их допуск к сетевой инфраструктуре заключения договоров. Такие договоры могут быть договорами об оказании услуг, и к тому же рамочными. Один из них может быть договором поручения или комиссии» [9].

Необходимо отметить, что деятельность бизнес-агрегаторов происходит в Интернет-пространстве и складывается посредством использования сайтов и платформ, поэтому как производитель, так и потребитель заключают с агрегатором лицензионный договор на доступ и использование сайта, платформы.

Помимо приведенных ученым схем договорного взаимодействия по смешанной модели можно выделить еще одну, которая также характерна для данной модели. Агрегатор как правообладатель заключает договор коммерческой концессии с другой стороной, обычно называемой партнером (пользователем) и согласно ст. 1027 ГК РФ обязуется предоставить ей за вознаграждение на срок или без указания срока право использовать в предпринимательской деятельности пользователя комплекс принадлежащих правообладателю исключительных прав, включающий право на товарный знак, знак обслуживания, а также права на другие предусмотренные договором объекты исключительных прав, в частности на коммерческое обозначение, секрет производства (ноу-хау). Затем партнер заключает агентский договор с производителем, в соответствии с которым действует в интересах производителя и от его имени, оказывает и другие сопутствующие услуги. Замыкает договорную цепочку договор агента с непосредственным потребителем. Рассмотрим данную схему на примере агрегатора такси. Так, агрегатор информации о услугах такси (Uber, Максим, ЯндексТакси), которые представляют свою платформу для заключения договора оказания услуг, заключает договор коммерческой концессии с предпринимателями (партнерами), которые, в свою очередь, осуществляют всю деятельность по заказу такси, ее организации, именно с ними водители заключают агентские договоры для того, чтобы получить определенный заказ и разнообразную поддержку как технического, так и консультационного характера. Затем указанные агенты заключают от имени водителя договор фрахта с пассажиром-потребителем. И необходимо отметить то, что, так как все лица являются пользователями платформы агрегатора, они заключают с последним пользовательское соглашение, лицензионный договор, в соответствии с которым обязуются использовать платформы по назначению.

И, в качестве последней, А. А. Иванов выделяет модель sui generis, которая существует как идея, в соответствии с которой должна быть отражена ее специфика, которая выражается в особом порядке согласования волеизъявлений в рамках сетевой инфраструктуры и которую нельзя раскрыть с точки зрения имеющихся договорных моделей [9].

Обращаясь к европейском опыту, необходимо отметить, что в Проекте Директивы обозначена трехзвенная схема договорных связей, которая является наиболее простой, так производитель (клиент) заключает договор с онлайн- платформой по ее использованию и основной договор поставщика с клиентом. На наш взгляд, договорные связи, которые выстраиваются в соответствии с законодательными требованиями стран, например, в Российской Федерации (далее — РФ) компания Uber была вынуждена работать через партнеров (пользователей франшизы) для того, чтобы выплачивать налоги в бюджет РФ, то есть договорные связи выстраиваются в зависимости от правовой и экономической обстановки в государствах, на которые распространяется деятельность агрегатора.

Роль агрегатора на преддоговорном этапе и его преддоговорные обязанности

Все взаимодействия сторон по информированию, действия, направленные на заключение договора, находятся в преддоговорной зоне. Преддоговорный этап играет важную роль в построении рациональной договорной связи между субъектами, которые направлены на обеспечение прав и гарантий как потребителя, так и производителя.

В первом варианте Законопроекта на агрегаторов была наложена обязанность по доведению необходимой преддоговорной информации до потребителя, так, Пояснительная записка к законопроекту описывает агрегатора как информационного посредника, вступающего с потребителями в возмездные отношения, но при этом не заключающего самостоятельно сделки по купле-продаже товаров (возмездному оказанию услуг).

В последующих Поправках к законопроекту данная преддоговорная обязанность была снята с агрегаторов и появилась лишь преддоговорная обязанность по возврату денежных средств в счет оплаты продукции в случае, если производитель не исполняет договор.

В Проекте Директивы, в свою очередь, преддоговорные обязанности, а также иные обязанности агрегатора расписаны наиболее подробно. Так, можно выделить три блока обязанностей онлайн-платформы: во-первых, преддоговорные обязанности платформ перед пользователями (поставщиками и клиентами), которые включают правила прозрачности платформы (способ предоставления информации и прозрачность списков), коммуникации через платформу, репутационную систему и особого рода обязанность по защите пользователей, которая заключается в том, то в случае, если оператор платформы получает достоверные доказательства о преступном поведения поставщика или клиента в ущерб другому пользователю платформы или поведение поставщика или клиента могут причинить физический вред, нарушить режим конфиденциальности персональных данных и другое, то он обязан принять адекватные меры для защиты пользователей платформы, оператор платформы несет ответственность за ущерб, причиненный пользователям платформы этими нарушениями.

Во-вторых, преддоговорные обязанности платформ перед клиентами, то есть обязанность информировать клиента, до заключения договора между поставщиком и клиента о том, что клиент заключает договор непосредственно с поставщиком, а не оператором платформы. Также для защиты прав клиента оператор платформы должен обеспечить, чтобы поставщик проинформировал клиента о предлагаемых товарах, услугах или цифровом контенте.

В-третьих, преддоговорные обязанности платформ перед поставщиками, то есть обязанность информировать поставщика до заключения договора с платформой о том, что поставщик самостоятельно заключает договоры с клиентами на платформе и принимает условия платформы по договорам (например, сборы оператора платформы за предоставление механизм оплаты, за предложение клиентам на своей платформе, за предоставление пользования услугой поддержки связи между поставщиком и клиентом). Также оператор платформы должен предоставить поставщику оборудование для выполнения обязанностей поставщика перед клиентами [3].

Перечисленные обязанности агрегатора, установленные в Проекте Директивы, отражают суть деятельности агрегатора, не ограничивая его роль до информационного посредника, который никак не связан с заключаемым между потребителем и производителем договором, а указывают на его регулирующую роль во взаимоотношениях с пользователями.

На наш взгляд, агрегатор, будучи информационным посредником, предоставляет доступ для размещения предложений производителей для потребителей при этом не являясь непосредственным субъектом предоставления преддоговорной информации. Поэтому, так как он является профессиональным субъектом гражданского оборота, направляет деятельность в отношении потребителей, вступает с ними в преддоговорные правоотношения, связанные с возложенными на него преддоговорными обязанностями по предоставлению информации о себе как о посреднике, о размещаемых на его сайте, платформе лицах, об их продукции. Соответственно, информационный посредник играет важную роль проводника между профессиональными участниками оборота, предложения которых представлены на сайте, платформе агрегатора и потребителями, поэтому нерационально возлагать на агрегатора лишь обязанность доводить до сведения потребителя информацию о себе и продавце, в том числе путем размещения на своем сайте (или в соответствующей программе) ссылки на сайт продавца, тем самым роль агрегатора в преддоговорных информационных правоотношениях в сети Интернет сводится к роли пассивного наблюдателя, предоставляя информацию в неизменном виде. Подобное пассивное поведение информационного посредника может привести к негативным последствиям, таким как отсутствие должной проверки предложений продавцов, исполнителей, поставщиков, которое может привести к нарушению прав потребителей.

На наш взгляд, агрегатор информации о товарах (услугах, работах, цифровом контенте) является не только информационным посредником, но и регулятором, организатором всей деятельности на платформе, сайте, поскольку агрегатор устанавливает правила, в соответствии с которыми происходит заключение договоров, также он может устанавливать такие условия для производителей и потребителей как фиксированные тарифы, сборы.

Так, участвуя в преддоговорных информационных правоотношениях с потребителями, обязан тщательно относиться к информированию потребителей нежели просто размещать предоставленную ему производителем предложение о заключении договора без каких-либо изменений во избежание ответственности. Ведь данное правило не рассчитано на обеспечение информационных прав потребителей, а является лишь основанием от освобождения от ответственности агрегатора, при этом возможны злоупотребления со стороны агрегатора, так, при очевидной для профессиональных участников оборота информации, вводящей в заблуждение потребителей, возможно размещение на сайте, платформе агрегатора данной не измененной информации. Поэтому агрегатор должен быть заинтересован в предоставлении до заключения договора потребителям надлежащей и необходимой информации о товаре, услуге, работе, а также цифровом контенте, в связи с этим, обязан предоставлять исчерпывающую информацию о себе и политике конфиденциальности, выполнять обязанность оказывать покупателям содействие в защите прав потребителей посредством предоставления необходимой информации, осуществлять формальный контроль для соблюдения размещающим на его сайте или платформе продавцом, исполнителем или поставщиком соответствующей информации, а также передавать продавцу претензии покупателей. Под формальным контролем понимается проверка агрегатором обязательного наличия определенной информации продавца, исполнителя или поставщика преддоговорной информации. То есть агрегатором проверяется лишь факт наличия определенной преддоговорной информации, так как содержательно проверить товар, услугу, работу или цифровой контент агрегатор не в состоянии, поэтому нести ответственность за несоответствие преддоговорной информации о качестве продукции не может.

Преддоговорная обязанность осуществлять формальный контроль для соблюдения размещающим на его сайте или платформе производителем соответствующей информации должна состоять, во-первых, в том, чтобы агрегатор требовал от производителя полной информации о нем, без ссылки на их собственный сайт, поскольку указанная ссылка может стать недействительной в ходе удаления сайта или каких-либо технических неполадок, что затруднит доступ связи потребителя с продавцом, исполнителем или поставщиком.

Во-вторых, агрегатор обязан затребовать от производителя публичную оферту и соглашение о конфиденциальности персональных данных.

В-третьих, должен стремиться к тому, чтобы публичные оферты не содержали аморальной, неэтичной и подобной негативной информации.

Было бы нерационально, на наш взгляд, приравнивать агрегатора к статусу продавца, исполнителя, поставщика, поскольку указанные субъекты имеют возможность контролировать качество товаров, в то время как агрегатор не может никаким образом проверить на соответствие каждый продукт с его описанием, размещенным у него на сайте или платформе.

Таким образом, следует отметить, что роль агрегатора на преддоговорном этапе не ограничивается лишь информационным посредничеством, а заключается в регулировании действий производителей и потребителей в связи с этим представляется рациональным расширить перечень преддоговорных обязанностей агрегатора до следующего: преддоговорные обязанности агрегаторов перед пользователями (производителями и потребителями):

1) преддоговорная обязанность агрегатора обеспечивать прозрачность, транспорентность деятельности собственного сайта, платформы;

2) преддоговорная обязанность агрегатора защиты пользователей и их персональных данных;

Следующий блок преддоговорных обязанностей агрегатора перед потребителями заключается:

1) преддоговорная обязанность агрегатора информирования потребителя о том, что клиент заключает договор непосредственно с производителем, а не оператором сайта, платформы;

2) преддоговорная обязанность агрегатора истребовать от производителя полной информации о нем, без ссылки на их собственный сайт;

3) преддоговорная обязанность агрегатора истребовать от производителя публичную оферту и соглашение о конфиденциальности персональных данных.

4) преддоговорная обязанность агрегатора обеспечивать моральность, этичность публичных оферт производителей.

Третьим блоком преддоговорных обязанностей агрегатора перед поставщиками заключается в преддоговорной обязанности информирования производителя о том, что производитель самостоятельно заключает договоры с потребителями на сайте, платформе и принимает условия сайта, платформы по договорам.

Гражданско-правовая ответственность агрегатора информации о товарах (услугах, работах, цифровом контенте)

В первой редакции Законопроекта ответственность агрегатора заключалась в возмещении потребителю реального ущерба в пределах суммы предварительной оплаты товара (услуги), обусловленном предоставлением заведомо недостоверной информации о товаре (услуге), продавце (исполнителе, изготовителе, импортере). Однако в следующей редакции положения об ответственности возлагаемой на агрегаторов поменялись кардинальным образом и в Поправках к законопроекту предусматривалась ответственность агрегатора только в том случае, если им были сделаны изменения в предложении, публичной оферте производителей.

В Проекте Директивы, по общему правилу, агрегатор не несет ответственности перед потребителями, однако в ст. 18 имеется исключение, так, онлайн-платформа несет ответственность за неэффективность поставщиков, если клиент мог обоснованно полагаться на платформу которая имеет преобладающее влияние на поставщика, в этом случае оператор платформы несет солидарную ответственность с поставщиком при неисполнении поставщиков заключенного договора. При оценке обстоятельств, нужно исходить из следующих критериев: во-первых, договор между поставщиком и клиентом заключен исключительно на платформе агрегатора; во-вторых, оператор платформы может удерживать платежи, совершенные клиентами по договору с поставщиком; в-третьих, условия договора поставщика и клиента определяются оператором платформы; в-четвертых, цена, подлежащая оплате клиентом, определяется оператор платформы; в-пятых, оператор платформы обеспечивает одинаковый образ поставщиков или товарного знака; в-шестых, маркетинговая политика исходит от оператора платформы, а не от поставщиков; в-седьмых, оператор платформы заверяет клиентов контролировать деятельность поставщиков [3].

Признаки, свидетельствующие о преобладающем влиянии онлайн-платформы должны применяться в совокупности, однако седьмой признак легко устраняется с помощью указания на этот факт в договоре с клиентом, в настоящее время нет онлайн-платформ, которые не указывали на ограничение ответственности перед потребителем, поэтому в случае, если седьмой признак отсутствует, но при наличии остальных признаков агрегатор не имеет преобладающее влияние на потребителей.

На наш взгляд, агрегатор является профессиональным участником оборота и, как уже было отмечено ранее, не имеет возможности контролировать качество товаров на соответствие каждого объекта продукции с его описанием, размещенным производителем у него на сайте или платформе.

А также в случае нарушения обязанности по защите пользователей, которая заключается в том, что в случае, если оператор платформы получает достоверные доказательства о преступном поведении поставщика или клиента в ущерб другому пользователю платформы или поведение поставщика (клиента) могут причинить физический вред, нарушить режим конфиденциальности персональных данных и другое, то он обязан принять адекватные меры для защиты пользователей платформы, оператор платформы несет ответственность за ущерб, причиненный пользователям платформы этими нарушениями.

Предложенный в Проекте Директивы подход к обязанностям агрегатора и ответственности за неисполнение обязанностей по защите прав потребителей необходимо использовать для развития правового регулирования агрегаторов в российском гражданском праве.

Как было указано ранее роль агрегатора в преддоговорных правоотношениях между потребителями и производителями значительна, поэтому агрегатор, являясь профессиональным участником оборот, наделен функциями контроля, поэтому должен нести ответственность перед потребителем за неисполнение обязанностей по формальному контролю. Так, ответственность агрегатора должна наступать помимо перечисленных в Проекте Директивы случаев, также и в случаях неисполнения агрегатором одной из преддоговорных обязанностей по формальному контрою, а именно: обязанности истребовать от производителя полной информации о нем, без ссылки на их собственный сайт, во-вторых, обязанности истребования от производителя публичной оферты и соглашения о конфиденциальности персональных данных, а также, в-третьих, обязанности обеспечивать моральность, этичность публичных оферт производителей.

* Под платформой понимается аппаратный и (или) программный комплекс, служащий основой для различных вычислительных систем.

* Под цифровым контентом понимается собирательным понятием для результатов интеллектуальной деятельности, представленных в цифровой форме, в виде двоичного кода.

* Под корпорацией в настоящей статье понимаются юридическое лицо, которому принадлежат сайты, платформы для размещения за определенную плату сторонними лицами товаров, услуг, работ, цифрового контента.

* Например: Условия продажи товаров в онлайн-мегамаркете OZON.ru для юридических лиц // URL: https://www.ozon.ru/context/help/article/114/

Разработка пользовательских приложений для бизнеса // URL: https://developer.apple.com/programs/volume/b2b/

Библиография
1.
Закон РФ от 07.02.1992 N 2300-1 «О защите прав потребителей» (с изм. от 03.07.16) // Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1996. №15. ст. 766.
2.
Постановление Правительства РФ от 27.09.2007 N 61 «Об утверждении Правил продажи товаров дистанционным способом» // Собрание законодательства РФ. 2007. № 41, ст. 4894.
3.
Discussion Draft of a Directive on Online Intermediary Platforms, 5 (2016) Journal of European Consumer and Market Law. . P. 164-169. URL: https://papers.ssrn.com/sol3/Papers.cfm?abstract_id=2821590 (Дата обращения: 08.03.2018).
4.
Проект Федерального закона N 126869-7 «О внесении изменений в Закон Российской Федерации "О защите прав потребителей"» // URL: http://static.consultant.ru/obj/file/doc/fz_200317.pdf (Дата обращения: 08.03.2018).
5.
Проект поправок к проекту Федерального закона N 126869-7 «О внесении изменений в Закон Российской Федерации "О защите прав потребителей"» (в части усиления защиты прав потребителей, приобретающих товары (услуги) через Интернет), внесенному Правительством Российской Федерации, принятому Государственной Думой в первом чтении 14 июня 2017 г // СПС «КонсультантПлюс».
6.
Заключение комитета Государственной Думы по экономической политике, промышленности, инновационному развитию и предпринимательству на проект Федерального закона № 126869-7 «О внесении изменений в Закон Российской Федерации «О защите прав потребителей» (в части усиления защиты прав потребителей, приобретающих товары (услуги) через интернет) // URL: http://sozd.parlament.gov.ru/bill/126869-7 (Дата обращения: 08.03.2018).
7.
Пояснительная записка к проекту Федерального закона N 126869-7 "О внесении изменений в Закон Российской Федерации «О защите прав потребителей» // СПС «КонсультантПлюс».
8.
Бычков А. Правовые аспекты деятельности агрегаторов // Новая бухгалтерия. 2017. N 8. // СПС «КонсультантПлюс».
9.
Иванов А.А. Бизнес-агрегаторы и право // Закон. 2017. N 5. // СПС «КонсультантПлюс».
10.
Условия и положения договора оказания услуг такси Убер // URL: https://support-uber.com/tosRU (Дата обращения: 08.03.2018).
11.
Условия продажи товаров в онлайн-мегамаркете OZON.ru для физических лиц // URL: https://www.ozon.ru/context/help/article/80 (Дата обращения: 08.03.2018).
References (transliterated)
1.
Zakon RF ot 07.02.1992 N 2300-1 «O zashchite prav potrebitelei» (s izm. ot 03.07.16) // Vedomosti S''ezda narodnykh deputatov Rossiiskoi Federatsii i Verkhovnogo Soveta Rossiiskoi Federatsii. 1996. №15. st. 766.
2.
Postanovlenie Pravitel'stva RF ot 27.09.2007 N 61 «Ob utverzhdenii Pravil prodazhi tovarov distantsionnym sposobom» // Sobranie zakonodatel'stva RF. 2007. № 41, st. 4894.
3.
Discussion Draft of a Directive on Online Intermediary Platforms, 5 (2016) Journal of European Consumer and Market Law. . P. 164-169. URL: https://papers.ssrn.com/sol3/Papers.cfm?abstract_id=2821590 (Data obrashcheniya: 08.03.2018).
4.
Proekt Federal'nogo zakona N 126869-7 «O vnesenii izmenenii v Zakon Rossiiskoi Federatsii "O zashchite prav potrebitelei"» // URL: http://static.consultant.ru/obj/file/doc/fz_200317.pdf (Data obrashcheniya: 08.03.2018).
5.
Proekt popravok k proektu Federal'nogo zakona N 126869-7 «O vnesenii izmenenii v Zakon Rossiiskoi Federatsii "O zashchite prav potrebitelei"» (v chasti usileniya zashchity prav potrebitelei, priobretayushchikh tovary (uslugi) cherez Internet), vnesennomu Pravitel'stvom Rossiiskoi Federatsii, prinyatomu Gosudarstvennoi Dumoi v pervom chtenii 14 iyunya 2017 g // SPS «Konsul'tantPlyus».
6.
Zaklyuchenie komiteta Gosudarstvennoi Dumy po ekonomicheskoi politike, promyshlennosti, innovatsionnomu razvitiyu i predprinimatel'stvu na proekt Federal'nogo zakona № 126869-7 «O vnesenii izmenenii v Zakon Rossiiskoi Federatsii «O zashchite prav potrebitelei» (v chasti usileniya zashchity prav potrebitelei, priobretayushchikh tovary (uslugi) cherez internet) // URL: http://sozd.parlament.gov.ru/bill/126869-7 (Data obrashcheniya: 08.03.2018).
7.
Poyasnitel'naya zapiska k proektu Federal'nogo zakona N 126869-7 "O vnesenii izmenenii v Zakon Rossiiskoi Federatsii «O zashchite prav potrebitelei» // SPS «Konsul'tantPlyus».
8.
Bychkov A. Pravovye aspekty deyatel'nosti agregatorov // Novaya bukhgalteriya. 2017. N 8. // SPS «Konsul'tantPlyus».
9.
Ivanov A.A. Biznes-agregatory i pravo // Zakon. 2017. N 5. // SPS «Konsul'tantPlyus».
10.
Usloviya i polozheniya dogovora okazaniya uslug taksi Uber // URL: https://support-uber.com/tosRU (Data obrashcheniya: 08.03.2018).
11.
Usloviya prodazhi tovarov v onlain-megamarkete OZON.ru dlya fizicheskikh lits // URL: https://www.ozon.ru/context/help/article/80 (Data obrashcheniya: 08.03.2018).