Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 1897,   статей на доработке: 301 отклонено статей: 805 
Библиотека
Статьи и журналы | Тарифы | Оплата | Ваш профиль

Вернуться к содержанию

Временная внутрироссийская трудовая миграция: особенности дальневосточных регионов
Денисенко Виктория Анатольевна

кандидат экономических наук

доцент, Дальневосточный федеральный университет

690090, Россия, Приморский край, г. Владивосток, ул. Суханова, 8

Denisenko Viktoriya Anatol'evna

PhD in Economics

Docent, the department of State and Municipal Administration, Far Eastern Federal University

690090, Russia, Primorskii krai, g. Vladivostok, ul. Sukhanova, 8

denisenko.va@dvfu.ru
Катаева Анна Николаевна

кандидат экономических наук

доцент, Дальневосточный федеральный университет

690090, Россия, Приморский край, г. Владивосток, ул. Суханова, 8

Kataeva Anna Nikolaevna

PhD in Economics

Docent, the department of Accounting, Analysis and Audit, Far Eastern Federal University

690090, Russia, Primorskii krai, g. Vladivostok, ul. Sukhanova, 8

kataeva.an@dvfu.ru

Аннотация.

В статье исследуются особенности межрегиональной трудовой миграции в России. Авторами рассмотрены основные источники для поиска информации о динамике временной внутрироссийской трудовой миграции; проведен анализ внутрироссийских потоков трудовых мигрантов в федеральных округах РФ. При этом особое внимание уделено дальневосточным регионам. Основной целью работы выступает исследование возможностей увеличения численности населения отдаленных территорий за счет «внутренних резервов» - граждан России, периодически приезжающих в данные субъекты с целью осуществления трудовой деятельности. Характер исследования обусловил применение общенаучных методов познания (сравнение, анализ и синтез), а также статистических методов. Авторы указывают на имеющиеся проблемы сбора исходных статистических данных, необходимых для оценки масштабов, направлений и региональной специфики временной внутренней трудовой миграции граждан России. На основе открытых источников сделан вывод о том, что межрегиональная трудовая миграция не является значимым фактором развития регионального хозяйства субъектов ДВФО. Масштабы временных внутрироссийских трудовых миграционных потоков в дальневосточные субъекты РФ остаются незначительными по сравнению с другими регионами страны. Вследствие этого межрегиональная трудовая миграция не обладает достаточным потенциалом для существенного изменения численности населения субъектов ДВФО. Результаты исследования могут представлять интерес для органов государственной власти, в том числе субъектов РФ, - в рамках совершенствования реализации региональной социально-экономической политики.

Ключевые слова: Трудовая миграция, внутрироссийская миграция, население дальневосточных регионов, Росстат, специальные выборочные обследования, Дальневосточный федеральный округ, Приморский край, трудонедостаточные регионы, регулирование миграционных процессов, вахтовый метод

DOI:

10.7256/2454-0730.2018.1.25490

Дата направления в редакцию:

20-02-2018


Дата рецензирования:

21-02-2018


Дата публикации:

19-03-2018


Статья выполнена в рамках проекта ДВФУ "Исследование миграционного потенциала работников предприятий Дальнего Востока, осуществляющих работу вахтовым методом"

Abstract.

This article examines the peculiarities of the interregional labor migration in Russia. The authors consider the main sources for searching information on the dynamics of the temporary domestic labor migration, as well as analyze the domestic flows of migrant workers in the federal districts of the Russian Federation. Special attention is given to the Far Eastern regions. The key goal of this work consists in researching the possibilities of increasing the number of population in the remote territories by means of “domestic reserves” of the Russian citizens occasionally come to the region for work. The author point at the existing issues of collecting the initial statistical data necessary for assessment of the scale, directions, and regional specificity of the temporary domestic migration of the Russian citizens. Based on the open sources, the conclusion is made that interregional labor migration is not a significant factor in development of the regional economy of the subjects of the Far Eastern Federal District. Compared to the other regions of the country, the proportions of the temporary domestic labor migration flows into the Far Eastern subjects of the Russian Federation are negligible. Thus, the interregional labor migration does not possess enough potential for the substantial increase in population size of the Far Easter Federal Districts. The results of this research can be valuable for the government authorities, including the subjects of the Russian Federation, within the framework of improving the implementation of the regional socioeconomic policy.

Keywords:

Far Eastern Federal district, a special sample survey, Rosstat, population of the Far Eastern regions, domestic migration, Labor migration, Primorsky Krai, requiring regions, the regulation of migration, shift method

Как известно, миграция во многом отражает оперативную реакцию населения на социально-экономические процессы, происходящие в стране. Миграционные потоки оказывают серьезное воздействие на социально-экономическое развитие, являются значительным фактором территориальной асимметрии.

Сложная демографическая ситуация, миграционный отток трудоспособного населения из периферийных территорий России, крайне важных с точки зрения обеспечения национальной безопасности страны, поставили вопрос об активизации регулирования внутрироссийских миграционных потоков в направлении, необходимом для привлечения мигрантов в трудонедостаточные регионы страны. Возможно, одним из путей решения проблемы сокращения численности населения отдаленных регионов за счет «внутренних резервов» является повышение привлекательности их территорий для переезда на постоянное место жительства в первую очередь для тех граждан России, которые периодически приезжают в данные субъекты с целью осуществления трудовой деятельности. Иначе говоря, временная трудовая миграция должна привести к переселению на постоянное место жительство. Однако достаточен ли масштаб данных потоков для решения проблемы? Так, в работе Н. В. Мкртчяна вся ежегодная внутренняя миграция в среднем за 2000-е гг. оценивается примерно в 2 млн. человек (в советский период численность внутренних мигрантов насчитывала около 5 млн.) [8]. К тому же, некоторые отечественные исследователи отмечают, что межрегиональная трудовая миграция населения в России не может стать фактором, сглаживающим диспропорции в спросе и предложении на региональных рынках труда, как это происходит в зарубежных странах. [1] Вследствие этого необходимо детальное изучение внутрироссийских потоков трудовых мигрантов, особенно характерных для субъектов Дальневосточного федерального округа, регионы которого с одной стороны, отличаются слабыми инфраструктурными, особенно транспортными, возможностями; с другой, именно на их территории происходит формирование возможных аттрактивных точек – территорий опережающего развития.

Следует отметить, что в настоящее время существует обширная научная база исследования трудовых миграционных процессов. Миграция в целом характеризует любое территориальное перемещение, совершающееся между разными населенными пунктами одной или нескольких административно-территориальных единиц независимо от продолжительности, регулярности и целевой направленности. [10] Что касается трудовой миграции, то Б. С. Хорев и Н. Ф. Тимчук определяли миграцию трудовых ресурсов как совокупность безвозвратных и возвратных межпоселенных передвижений населения, связанных с изменением места приложения труда. [9] В Концепции государственной миграционной политики Российской Федерации на период до 2025 г. трудовая миграция определяется как временная миграция с целью трудоустройства и выполнения работ (оказания услуг). В современных научных исследованиях трудовую миграцию трактуют с различных позиций в силу ее сложности как объекта изучения; общепринятые трактовки как внешней (с пересечением границ государства), так и внутренней (ограниченной территорией страны) трудовой миграции отсутствуют. При этом наибольшее количество научных работ посвящено внешней трудовой миграции.

В отличие от внешней, внутренняя трудовая миграция граждан России является менее изученной формой миграции. Вместе с тем в настоящее время в такой вид миграции вовлечено значительное количество российских граждан, межрегиональные и внутрирегиональные миграционные процессы отличаются сложностью и многообразием. Увеличение масштабов различных форм трудовой пространственной мобильности (по мнению авторов, термин «миграционная мобильность» не является синонимом термина «миграция», отражая «склонность» населения к миграции, которая не всегда может быть реализована, например, в силу «ловушки бедности»), хотя и в более низких размерах, чем за рубежом, усилило сложность теоретического осмысления данного явления. Так, известно определение трудовой миграции как территориальных перемещений населения, в основе мотивации которых лежат намерения изменить условия занятости (уровень оплаты труда, карьерный рост, профессия и т.п.) путем переезда в другую местность (А.А. Ткаченко и др., 2013). Однако наряду с миграцией, сопровождающейся переменой места жительства, широкое распространение получили временные территориальные перемещения, связанные с трудовой деятельностью, но без изменения места обычного постоянного проживания. Более того, исследователями указывается, что миграция на постоянное место жительства в постсоветский период все активнее замещается разными формами временной трудовой миграции; она приобрела масштабы, сопоставимые с отходничеством. [6] В работе Ж. А. Зайончковской также отмечается, что трудовая миграция не предполагает смены постоянного места жительства, по крайней мере на первоначальном этапе. Данный процесс заключается в выезде на короткое время, причем выезд предполагает возвращение на постоянное место проживания. [4]

С точки зрения С. В. Рязанцева, трудовая миграция является: 1) перемещением с целью трудоустройства, включая переезд на постоянное место жительства в случае, если основной мотив для этого – поиски работы; 2) временными перемещения населения с целью трудоустройства в другом регионе или стране, с периодическим возвращением к месту жительства, независимо от способа и легитимности пересечения границы и трудоустройства, времени и периодичности. [11] Можно отметить, что указанный автор рассматривает трудовую миграцию как в широком, так и в более узком значении.

Как уже отмечалось, трудовая миграция является сложнейшим социальным явлением. Вследствие этого исследователями выделяется ряд разновидностей трудовой миграции. Так, еще Д. И. Валентей [2] писал о «маятниковой трудовой миграции» - процессе территориального перемещения населения, который имеет устойчивый постоянный характер и не связан с переменой места жительства. Регулярные ежедневные поездки населения из одного населённого пункта (места жительства) в другой – на работу, и обратно, как правило, распространены в пригородных зонах крупных и крупнейших городов.

Некоторые исследователи пишут о «работе вахтовым методом». Согласно статье 297 Трудового кодекса РФ вахтовый метод является особой формой осуществления трудового процесса вне места постоянного проживания работников, когда не может быть обеспечено ежедневное их возвращение к месту постоянного проживания. Вахтовый метод применяется при значительном удалении места работы от места постоянного проживания работников или места нахождения работодателя в целях сокращения сроков строительства, ремонта или реконструкции объектов производственного, социального и иного назначения в необжитых, отдаленных районах или районах с особыми природными условиями, а также в целях осуществления иной производственной деятельности.

В процессе дальнейшего анализа научной литературы можно выделить целый ряд других формулировок трудовой миграции и ее разновидностей. В данной работе используется понятие «временная внутрироссийская трудовая миграция» под которым понимаются временные территориальные перемещения в пределах России, связанные с трудовой деятельностью, но без изменения места обычного постоянного проживания. Термин «межрегиональная трудовая миграция» рассматривается как его синоним. Не отрицая значимости научного поиска в данной сфере, все же подчеркнем, что множественность определений миграции, по словам В. А. Ионцева, зачастую ведет к искажению сути этого явления. [5]

Оценка масштабов и особенностей временной внутрироссийской трудовой миграции предполагает обращение к статистической информации, позволяющей охарактеризовать данное явление. Подчеркнем, что некоторые специалисты считают, что действующие на территории Российской Федерации методы статистического наблюдения имеют очень серьезные изъяны, в результате которых происходит колоссальный недоучет трудовых мигрантов. [3]

В настоящее время возможности для поиска информации о динамике временной трудовой миграции граждан России ограничены следующими источниками: данные системы государственной статистики (государственной федеральной информационной статистической системы); данные обследований, осуществляемых структурами, не являющимися субъектами официального статистического учета.

Федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по формированию официальной статистической информации о социальных, экономических, демографических, экологических и других общественных процессах в РФ является Федеральная служба государственной статистики (Росстат). Официальная статистическая информация представлена в виде материалов текущего статистического учета, переписей населения, специальных выборочных обследований.

Сведения, полученные на основе текущего статистического учета, отражены в официальных публикациях и базах данных Росстата. Так, «Демографический ежегодник» и «Российский статистический ежегодник» фиксируют общие итоги миграции населения: численность прибывших (выбывших), в том числе в пределах России, миграционный прирост (также и в результате передвижений между регионами), возрастно-половой состав прибывших и выбывших, внутрироссийскую миграцию по территориям прибытия и выбытия. Сборник «Регионы России. Социально-экономические показатели» показывает и распределение числа прибывших (выбывших) по направлениям передвижения. Эти сведения позволяют определить преимущественно принимающие мигрантов регионы и преимущественно «отдающие» мигрантов. В то же время подобные данные не дают возможности охарактеризовать временную внутрироссийскую трудовую миграцию.

Бюллетень «Численность и миграция населения Российской Федерации» иллюстрирует внутрироссийскую миграцию по территориям прибытия и выбытия населения (по федеральным округам). Кроме того, бюллетень дает распределение прибывших (выбывших) по видам и срокам регистрации по субъектам РФ. Так, в 2016 г. по количеству прибывших лидировал Центральный федеральный округ. Однако, если рассматривать численность возвратившихся к месту жительства после временного пребывания в другом округе, то распределение территорий выглядит несколько иначе: первые три места принадлежат Приволжскому, Центральному и Сибирскому округам (таблица 1).

Таблица 1. Распределение прибывших по видам и срокам регистрации по федеральным округам в 2016 г.

Округ

Число прибывших - всего

из общего числа прибывших

зарегистриро-ваны в новом месте жительства

возвратились к месту жительства после временного пребывания на другой территории

прибыли к месту пребывания - всего

из них на срок от 9 месяцев до 1 года

тыс. чел.

%

тыс. чел.

%

тыс. чел.

%

тыс. чел.

%

тыс. чел.

%

РФ

4706,4

100

2039,1

100

1039,0

100

1628,2

100

252,4

100

ЦФО

1234,4

26,2

531,0

26,0

217,0

20,9

486,4

29,9

86,9

34,4

СЗФО

591,3

12,6

249,4

12,2

112,2

10,8

229,7

14,1

36,7

14,5

ЮФО

507,0

10,8

242,2

11,9

90,4

8,7

174,4

10,7

18,3

7,2

СКФО

188,9

4,0

95,5

4,7

55,6

5,3

37,8

2,3

1,5

0,6

ПФО

859,1

18,3

380,9

18,7

224,9

21,6

253,3

15,6

35,0

13,9

УФО

432,8

9,2

185,5

9,1

108,7

10,5

138,5

8,5

19,9

7,9

СФО

642,0

13,6

269,1

13,2

164,0

15,8

208,8

12,8

32,4

12,8

ДВФО

251,0

5,3

85,4

4,2

66,2

6,4

99,3

6,1

21,8

8,6

Источник: данные Росстата, рассчитано по данным Росстата

Что касается Дальневосточного федерального округа, то распределение прибывших по видам и срокам регистрации по субъектам ДВФО представлено в таблице 2. Как показывает таблица, наибольшее количество прибывших (в том числе возвратившихся к месту жительства) отмечалось в Приморском крае.

Таблица 2. Распределение прибывших по видам и срокам регистрации по субъектам ДВФО в 2016 г.

Территория

Число прибывших - всего человек

из общего числа прибывших

зарегистрированы в новом месте жительства

возвратились к месту жительства после временного пребывания на другой территории

прибыли к месту пребывания - всего

из них на срок от 9 месяцев до 1 года

тыс.

чел.

%

тыс.

чел.

%

тыс.

чел.

%

тыс.

чел.

%

тыс.

чел.

%

ДВФО

251,03

100

85,4

100

66,2

100

99,3

100

21,8

100

Республика Саха (Якутия)

36,7

14,6

12,1

14,2

12,4

18,7

12,2

12,3

1,2

5,5

Камчатский край

12,6

5,0

4,2

4,9

2,9

4,4

5,5

5,5

1,2

5,3

Приморский край

77,1

30,7

25,7

30,1

19,3

29,2

32,0

32,2

7,4

33,7

Хабаровский край

57,0

22,7

19,1

22,3

12,5

18,9

25,4

25,6

8,2

37,8

Амурская область

28,8

11,5

13,3

15,5

8,2

12,4

7,3

7,3

1,2

5,7

Магаданская область

7,9

3,1

2,5

2,9

1,9

2,9

3,5

3,5

0,3

1,4

Сахалинская область

22,0

8,8

7,0

8,2

5,7

8,6

9,3

9,4

1,2

5,3

Еврейская авт. область

4,8

1,9

1,0

1,1

2,4

3,6

1,4

1,4

0,6

2,9

Чукотский авт. округ

4,3

1,7

0,6

0,7

1,0

1,5

2,7

2,7

0,5

2,5

Источник: данные Росстата, рассчитано по данным Росстата

Таким образом, бюллетень «Численность и миграция населения Российской Федерации» позволяет получить численность возвратившихся к месту жительства после временного пребывания на другой территории, но не дает возможности определить, вследствие какой причины данная категория населения пребывала в других регионах – была ли это трудовая миграция, учебная и пр.

Среди иных статистических публикаций Росстата следует выделить сборник «Труд и занятость в России», содержание которого имеет раздел, посвященный трудовой миграции. Однако в данном разделе в основном представлена информация, характеризующая миграционные потоки иностранных работников и российских граждан, выезжающих на работу заграницу. Сведения по российским внутренним мигрантам ограничены результатами выборочного обследования 2014 г. (например, численность трудовых мигрантов, привлекавшихся домохозяйствами для выполнения работ, по видам работ).

На Едином Интернет-портале Росстата представлены также базы данных, в том числе Единая межведомственная информационно-статистическая система (ЕМИСС) и Центральная база статистических данных (ЦБСД). Указанные информационные ресурсы Росстата позволяют получить статистические данные, характеризующие миграцию в целом за тот или иной период времени: количество прибывших, количество выбывших (в том числе к прежнему месту жительства из территории временного пребывания), миграционный прирост (отток), структуру мигрантов по возрасту и полу и др.; Росстатом также фиксируются территориальные перемещения «в связи с работой».

Вместе с тем в базах статистических данных Росстата не отражаются временные миграции, связанные с трудовой деятельностью, но без перемены места обычного постоянного проживания. Таким образом, материалы текущего статистического учета – как в виде отдельных статистических сборников, так и в виде баз данных Росстата, не позволяют детально характеризовать временную внутрироссийскую трудовую миграцию, предоставляя лишь косвенную информацию.

Официальная статистическая информация на основе материалов переписей населениятакже дает возможность только косвенной характеристики трудовых миграций; в частности, в переписном листе переписи 2010 г. имелся пункт о местонахождении основной работы (сведения были опубликованы в 2013 г., согласно которым в другом регионе работали 2,3 млн. россиян). Однако периодичность проведения переписей (согласно федеральному закону от 25 января 2002 г. № 8-ФЗ «О Всероссийской переписи населения») делает затруднительным получение подобной информации в продолжительный межпереписной период. Кроме того, с помощью этих сведений невозможно проследить частоту перемещений трудовых мигрантов или же, как отмечает Л. Б. Карачунина [6] получить представление о структурных составляющих временной трудовой миграции.

В связи с этим основным видом получения первичной информации, позволяющим более подробно охарактеризовать временные трудовые миграции жителей России, выступают специальные выборочные обследования. Но необходимо подчеркнуть, что возможность получения информации ограничено программой обследования, направленной на глубокую и детальную характеристику какой-либо конкретной актуальной проблемы. Так, микроперепись 2015 г. содержала пункты, характеризующие население, временно отсутствующее более одного месяца по полу, возрасту, времени отсутствия и причине отсутствия. Среди последних указывалась и «работа». Какие-либо другие вопросы, подробно отражающие временную внутрироссийскую трудовую миграцию, не предусматривались программой микропереписи.

Поэтому важнейшим государственным обследованием, проводимым Росстатом на регулярной основе, программа которого с 2010 г. включает вопросы, направленные, в том числе, на характеристику временных трудовых миграционных потоков, является «Обследование рабочей силы» (до 2016 г. – «Обследование населения по проблемам занятости»). Обследование осуществляется на основе выборочного метода наблюдения с дальнейшим распространением полученных результатов на всю численность населения рассматриваемого возраста (15-72 года). Результаты обследования публикуются в виде ежеквартального статистического бюллетеня, издаются также годовые выпуски (именно в последних имеется таблица «Межрегиональная трудовая миграция»).

Кроме того, на основе данных обследования Росстат выпускает аналитический материал «О межрегиональной трудовой миграции», в приложении к которому приводится ряд таблиц: распределение внутрироссийских трудовых мигрантов по территориям их основной работы; распределение внутрироссийских трудовых мигрантов по субъектам РФ, из которых они выезжают; периодичность возвращения домой занятого населения, работающего на территории других субъектов РФ; распределение внутрироссийских трудовых мигрантов по видам экономической деятельности и по территориям места их основной работы.

Указанные таблицы являются наиболее полным (но не вполне достаточным) источником информации о динамике внутрироссийских потоков трудовых мигрантов. В то же время для решения задачи, заявленной в начале данной работы, необходимо определение масштабов внутренней трудовой миграции граждан России, оценка половозрастной структуры населения, принимающего участие во внутренней трудовой миграции, выявление причин миграции, определение географии внутрироссийской трудовой миграции и пр. Рассмотрим, насколько данные источники позволяют ответить на данные вопросы.

Прежде всего, анализ материалов показал следующее. В 2013 г. численность граждан России, выезжающих на работу в другие субъекты РФ, составляла 2323,1 тыс. человек (3,25% от занятого населения), в 2014 г. – 2318,5 (3,24%), в 2015 г. – 2388,4 (3,3%), в 2016 г. - 2668,7 (3,68% от занятого населения страны). Тенденция к увеличению численности работающих за пределами региона проживания сохраняется и в результате исключения маятниковых трудовых мигрантов:

1. 2013 г. – 1635 тыс. человек (2,29% занятого населения);

2. 2014 г. – 1679,2 тыс. человек (2,34% занятого населения);

3. 2015 г. – 1728,6 тыс. человек (2,39% занятого населения);

4. 2016 г. - 1736,8 тыс. человек (2,4% занятого населения).

При этом анализ материалов обследования показывает различное течение трудовых миграционных потоков, характерных для федеральных округов России. Наибольшее количество внутрироссийских трудовых мигрантов въезжает в Центральный федеральный округ, а также Уральский и Северо-Западный федеральные округа. Наименьшее количество граждан въезжает «на заработки» в Северо-Кавказский и Дальневосточный федеральные округа – 20,2 и 78,4 тыс. человек, что составляет не более одного и 2,9% от общего числа въезжающих (выезжающих) (таблица 3).

Таблица 3. Внутрироссийская трудовая миграция в федеральных округах (тыс. человек)

Федеральный округ

Численность занятого населения

+

-

+

-

+

-

+

-

2013

2014

2015

2016

РФ

2323,1

2318,5

2388,0

2668,7

Центральный

1403,2

1021,4

1391,6

1001,3

1408,9

1006,1

1658,4

1274,1

Северо-Западный

245,9

199,5

234,3

188,2

254,8

207,2

259,6

202,6

Южный

125,3

176,4

102,4

192,2

91,9

172,6

95,3

203,6

Северо-Кавказский

19,2

106,0

23,9

106,3

22,2

111,4

20,2

86,1

Приволжский

89,1

586,1

97,5

584,6

102,6

616,7

109,1

610,0

Уральский

322,4

75,3

341,4

76,1

362,6

81,8

365,9

87,0

Сибирский

57,3

133,2

68,1

141,5

70,6

149,0

81,8

173,9

Дальневосточный

60,6

25,2

59,1

28,4

74,3

28,5

78,4

31,5

Примечание: "+" - население, въезжающее на работу в округ, "-" - население, выезжающее на работу в другие округа

Источник: рассчитано по данным Росстата

Лидерами среди регионов, из которых выезжают «на заработки» являются субъекты Центрального, Северо-Западного и Приволжского федеральных округов – Московская область, Ленинградская область и республика Башкортостан. Так, численность внутренних трудовых мигрантов - жителей Московской области составила в 2016 г. 57,75% от общего числа внутрироссийских трудовых мигрантов «своего» федерального округа, что, скорее всего, обусловлено близостью г. Москва. Что касается Северо-Западного округа, то «центром притяжения» для мигрантов-жителей Ленинградской области является г. Санкт-Петербург, для проживающих в республике Башкортостан – Тюменская область.

В Дальневосточном федеральном округе доля работающих за пределами регионов, в которых они проживают, также увеличивается, не превышая, тем не менее, одного процента от численности занятого населения округа:

1. 2013 г. – 25,2 тыс. человек (0,78% занятого населения федерального округа);

2. 2014 г. – 28,4 тыс. человек (0,88% занятого населения ДВФО);

3. 2015 г. – 28,5 тыс. человек (0,9% занятого населения ДВФО);

4. 2016 г. – 31,5 тыс. человек (0,99% занятого населения ДВФО).

Наибольшее количество временных трудовых мигрантов отмечается среди жителей Приморского края, Еврейской автономной области и Хабаровского края (таблица 4). При сохранении подобного распределения внутренняя динамика трудовых миграционных потоков носит нестабильный характер. Исключением является только республика Саха (Якутия), население которой в последние годы увеличивает свое представительство (весьма незначительное) среди временно работающих за пределами региона.

Таблица 4. Распределение трудовых мигрантов по субъектам ДВФО, из которых они выезжают (в % к общей численности выезжающих)

Субъект ДВФО

год

2013

2014

2015

2016

ДВФО

100

100

100

100

Республика Саха (Якутия)

0,8

1,1

1,4

2,5

Камчатский край

0

0

0

0

Приморский край

36,5

33,1

37,5

33,6

Хабаровский край

16,7

16,2

13

13,8

Амурская область

9,1

11,6

15,7

13

Магаданская область

2,8

4,6

1,8

4,4

Сахалинская область

0,8

4,6

2,5

3,1

Еврейская автономная область

33,3

28,8

28,1

29,6

Примечание: данные для расчета по Чукотскому автономному округу отсутствуют

Источник: рассчитано авторами по данным Росстата

Несколько иным выглядит распределение внутрироссийских трудовых мигрантов по территориям нахождения их работы (таблица 5).

Таблица 5. Распределение внутрироссийских трудовых мигрантов по территориям нахождения их работы (въезд в федеральные округа, %)

Субъект ДВФО

год

2013

2014

2015

2016

РФ

100

100

100

100

Центральный

60,4

60,0

59,0

62,1

Северо-Западный

10,6

10,1

10,7

9,7

Южный

5,4

4,4

3,8

3,6

Северо-Кавказский

0,8

1,1

0,9

0,8

Приволжский

3,8

4,2

4,3

4,1

Уральский

13,9

14,7

15,2

13,7

Сибирский

2,5

2,9

3,0

3,1

Дальневосточный

2,6

2,6

3,1

2,9

Источник: рассчитано авторами по данным Росстата

Безусловно, наибольшее число временных трудовых мигрантов осуществляет свою трудовую деятельность в г. Москва (в 2016 г. оно составляло 1390,8 тыс. человек). Кроме того, как уже указывалось, значительны трудовые миграционные потоки в г. Санкт-Петербург и Тюменскую область. В Тюменской области следует отметить привлекательность для временных трудовых мигрантов, численность которых в 2016 г. достигла 143,2 тыс. человек, Ханты-Мансийского автономного округа, (в 2013 г. их насчитывалось 97,2 тыс. человек).

Что касается регионов Дальневосточного федерального округа, то, как показывает таблица 6, доля работающих на территории округа граждан России, проживающих в других субъектах РФ, в последние годы увеличивается (в 2016 г. - 78,4 тыс. человек по сравнению с 60,6 тыс. человек в 2013 г.).

Таблица 6. Распределение внутрироссийских трудовых мигрантов по территориям нахождения их работы (въезд в субъекты ДВФО), тыс. человек

Субъект ДВФО

год

2013

2014

2015

2016

Республика Саха (Якутия)

15,9

14,9

21,3

25,4

Камчатский край

8,2

6,3

6,6

6,1

Приморский край

5,4

5,9

6,9

6,8

Хабаровский край

13,5

12,8

15,3

17,5

Амурская область

6,2

5,3

8,2

7,8

Магаданская область

4,0

3,3

4,4

3,0

Сахалинская область

5,5

6,4

8,0

8,5

Еврейская автономная область

0,3

1,0

1,1

0,3

Чукотский автономный округ

1,7

3,2

2,5

2,9

Источник: рассчитано авторами по данным Росстата

Наиболее предпочтительными для временных внутрироссийских трудовых мигрантов являются Республика Саха (Якутия) и Хабаровский край, менее всего привлекательной – Еврейская автономная область. Возможно, в какой-то мере это связано с тем, что в области сохраняется достаточно существенный, по сравнению с другими регионами федерального округа, уровень безработицы (в 2016 г. он составлял 8,2% - наиболее высокое значение показателя для субъектов ДВФО).

Следует отметить, что, несмотря на то, что в целом по ДВФО число въезжающих на работу превышает численность выезжающих, в Приморском крае и Еврейской автономной области наблюдается противоположная тенденция (таблица 7).

Таблица 7. Межрегиональная трудовая миграция в субъектах ДВФО (тыс. человек)

Субъект ДВФО

Численность занятого населения

+

-

+

-

+

-

+

-

2013

2014

2015

2016

Республика Саха (Якутия)

15,9

0,2

14,9

0,3

21,3

0,4

25,4

0,8

Камчатский край

8,2

0

6,3

6,6

0

6,1

0

Приморский край

5,4

9,2

5,9

9,4

6,9

10,7

6,8

10,6

Хабаровский край

13,5

4,2

12,8

4,6

15,3

3,7

17,5

4,4

Амурская область

6,2

2,3

5,3

3,3

8,2

4,5

7,8

4,1

Магаданская область

4,0

0,7

3,3

1,3

4,4

0,5

3,0

1,4

Сахалинская область

5,5

0,2

6,4

1,3

8,0

0,7

8,5

1,0

Еврейская автономная область

0,3

8,4

1,0

8,2

1,1

8,0

0,3

9,3

Чукотский автономный округ

3,2

2,5

...

2,9

Примечание: "…" - данные отсутствуют; "+" - население, въезжающее на работу в субъект, "-" - население, выезжающее на работу в другие субъекты

Источник: рассчитано авторами по данным Росстата

В целом анализ данных обследования позволяет сделать вывод о том, что для всех регионов России характерны колебания в движении занятого населения, особенно проявляющиеся после 2014 г., что обусловлено, прежде всего, влиянием социально-экономического кризиса. Кроме того, анализ материалов способствовал определению масштабов и географии внутренней трудовой миграции граждан России. Вместе с тем, указанные источники не дают возможности более детально оценить ситуацию в региональном разрезе, поскольку практически отсутствуют данные, позволяющие охарактеризовать:

1. распределение занятого населения, работающего за пределами своего субъекта, по видам экономической деятельности (по всем, а не отдельным субъектам РФ);

2. структуру занятого населения, работающего за пределами своего субъекта, по продолжительности стажа на настоящей работе;

3. возрастно-половую структуру занятого населения по месту нахождения работы;

4. структуру занятого населения по уровню образования и месту нахождения работы и пр.

В итоге, материалы обследований рабочей силы, проводимых Росстатом, позволяют получить первую, приближенную оценку ситуации в сфере временной внутрироссийской трудовой миграции.

Кроме официальной государственной статистики, количественную или качественную информацию о временной трудовой миграции граждан России могут предоставлять данные обследований, осуществляемых структурами, не являющимися субъектами официального статистического учета. Среди них следует прежде всего отметить информационные ресурсы Высшей школы экономики. Весьма известным ресурсом университета является лонгитюдное обследование домохозяйств РМЭЗ НИУ ВШЭ (Российский мониторинг экономического положения и здоровья населения), которое представляет собой серию ежегодных общенациональных репрезентативных опросов на базе вероятностной стратифицированной многоступенчатой территориальной выборки. Обследование ведется с 1994 г. и включает сведения не только о структуре доходов и расходов населения, материальном благосостоянии, здоровье и структуре питания, об образовательном поведении и досуге населения, но также о работе и миграционном поведении (разделы «Миграция» и «Работа»). Однако, несмотря на огромную исследовательскую значимость мониторинга в целом, данные обследования могут выступать только в качестве дополнительного, а не основного источника информации о временной трудовой миграции, поскольку в структуре вопросников не представлены соответствующие пункты.

Таким образом, в настоящее время возможности получения необходимой информации о внутренней трудовой миграции граждан России в основном ограничены официальной статистической отчетностью; проблема сбора исходных данных, необходимых для оценки ее направлений и региональной специфики сохраняется. Тем не менее, анализ материалов рассмотренных источников делает возможным предположить следующее:

1. увеличение объемов временной трудовой миграции отражает постепенное изменение отношения граждан России к пространственной мобильности;

2. наиболее низкий уровень занятости на территории своего региона характерен для субъектов РФ с хорошими транспортными возможностями и приближением к «центрам притяжения» временных внутрироссийских трудовых мигрантов;

3. «центрами притяжения» временных внутрироссийских трудовых мигрантов являются г. Москва, г. Санкт-Петербург и Тюменская область, для которых трудовая миграция является значимой в силу оказания серьезного воздействия на рынок труда;

4. несмотря на увеличение, масштабы временных внутрироссийских трудовых миграционных потоков в отдаленные дальневосточные субъекты РФ остаются незначительными по сравнению с другими регионами страны. Вследствие этого межрегиональная трудовая миграция не обладает достаточным потенциалом для существенного изменения численности населения субъектов ДВФО;

5. временная внутрироссийская трудовая миграция не является весомым фактором развития регионального хозяйства субъектов ДВФО в силу сравнительной малочисленности трудовых мигрантов;

6. Приморский край отличается от других субъектов ДВФО преобладанием населения, выезжающего на работу в другие субъекты, однако имеющиеся данные не позволяют с уверенностью выделить причины выезда и регионы въезда. Известно, что трудовые потоки из дальневосточных регионов в центральные регионы не являются значимыми, возможно, что миграция жителей края осуществляется в пределах ДВФО;

7. развитие аттрактивных точек на территории Приморского края (ТОРов) может способствовать изменению направления трудовых миграционных потоков жителей края с межрегиональных на внутрирегиональные.

Библиография
1.
Борисова, Л. М. и др. Межрегиональные миграционные потоки: эмпирический анализ / Л. М. Борисова, Н. В Ионикан, Ю. С. Нехорошев // Известия Томского политехнического ун-та.-2013.-Т. 323.-№ 6.-С. 47.
2.
Валентей, Д. И. Маятниковая миграция сельского населения. – М.: Финансы и статистика, 1981. – 88 с.
3.
Воробьева, О. Д. и др. Трудовая миграция: организация выборочных наблюдений (методологические подходы) / О. Д. Воробьева, А. В. Топилин, А. А. Гребенюк, Т. В. Лебедева. — М.: Изд-во «Экон-Информ», 2015.-83 с.
4.
Зайончковская, Ж. А. О трудовой миграции // Социальная сфера: проблемы и суждения / Высшая школа экономики.-М., 2002. – С. 138-143.
5.
Ионцев, В. А. Международная миграция // Миграция населения. Вып. 3. Приложение к журналу «Миграция в России» / под общ. ред. О. Д. Воробьевой.-М., 2001.-112 с.
6.
Карачурина, Л. Б. Внутрироссийская трудовая миграция: распространенность и география перемещений //Экономическое развитие России. – 2013.-Т.20.-№7. – С. 45-49.
7.
Логинова, Л. В. Межрегиональные миграционные процессы в современной России: тенденции и проблемы управления / Л. В. Логинова, О. В. Понукалина // Вестник Саратовской государственной юридической академии. – 2015.-№6. – С.222-229.
8.
Мкртчян, Н. В. Миграционная мобильность в России: оценки и проблемы анализа // SPERO.-2009.-№ 11.-С. 149-164.
9.
Миграционная подвижность населения в СССР/ под ред. Б. С. Хорева, В. М. Моисеенко.-М.: Статистика, 1974. – 160 с.
10.
Миграция населения. Теория и практика исследования : Приложение к журналу «Миграция в России». Вып. 1 / под общ. ред. О. Д. Воробьевой – М., 2001. – 176 с.
11.
Рязанцев, С. В. Трудовая миграция в странах СНГ и Балтии: тенденции, последствия, регулирование.-М.: Формула права, 2007.-576 с.
References (transliterated)
1.
Borisova, L. M. i dr. Mezhregional'nye migratsionnye potoki: empiricheskii analiz / L. M. Borisova, N. V Ionikan, Yu. S. Nekhoroshev // Izvestiya Tomskogo politekhnicheskogo un-ta.-2013.-T. 323.-№ 6.-S. 47.
2.
Valentei, D. I. Mayatnikovaya migratsiya sel'skogo naseleniya. – M.: Finansy i statistika, 1981. – 88 s.
3.
Vorob'eva, O. D. i dr. Trudovaya migratsiya: organizatsiya vyborochnykh nablyudenii (metodologicheskie podkhody) / O. D. Vorob'eva, A. V. Topilin, A. A. Grebenyuk, T. V. Lebedeva. — M.: Izd-vo «Ekon-Inform», 2015.-83 s.
4.
Zaionchkovskaya, Zh. A. O trudovoi migratsii // Sotsial'naya sfera: problemy i suzhdeniya / Vysshaya shkola ekonomiki.-M., 2002. – S. 138-143.
5.
Iontsev, V. A. Mezhdunarodnaya migratsiya // Migratsiya naseleniya. Vyp. 3. Prilozhenie k zhurnalu «Migratsiya v Rossii» / pod obshch. red. O. D. Vorob'evoi.-M., 2001.-112 s.
6.
Karachurina, L. B. Vnutrirossiiskaya trudovaya migratsiya: rasprostranennost' i geografiya peremeshchenii //Ekonomicheskoe razvitie Rossii. – 2013.-T.20.-№7. – S. 45-49.
7.
Loginova, L. V. Mezhregional'nye migratsionnye protsessy v sovremennoi Rossii: tendentsii i problemy upravleniya / L. V. Loginova, O. V. Ponukalina // Vestnik Saratovskoi gosudarstvennoi yuridicheskoi akademii. – 2015.-№6. – S.222-229.
8.
Mkrtchyan, N. V. Migratsionnaya mobil'nost' v Rossii: otsenki i problemy analiza // SPERO.-2009.-№ 11.-S. 149-164.
9.
Migratsionnaya podvizhnost' naseleniya v SSSR/ pod red. B. S. Khoreva, V. M. Moiseenko.-M.: Statistika, 1974. – 160 s.
10.
Migratsiya naseleniya. Teoriya i praktika issledovaniya : Prilozhenie k zhurnalu «Migratsiya v Rossii». Vyp. 1 / pod obshch. red. O. D. Vorob'evoi – M., 2001. – 176 s.
11.
Ryazantsev, S. V. Trudovaya migratsiya v stranakh SNG i Baltii: tendentsii, posledstviya, regulirovanie.-M.: Formula prava, 2007.-576 s.