Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 1993,   статей на доработке: 324 отклонено статей: 789 
Библиотека
Статьи и журналы | Тарифы | Оплата | Ваш профиль

Вернуться к содержанию

Сотрудничество КНР и РФ по проблемам безопасности: региональный аспект
У Жочэнь

аспирант, Российский университет дружбы народов (РУДН)

117198, Россия, г. Москва, ул. Миклухо-Маклая, 6

Wu Rochen

post-graduate student of the Department of Theory and History of International Relations at Peoples' Friendship University of Russia

117198, Russia, g. Moscow, ul. Miklukho-Maklaya, 6

wu.rochen@bk.ru
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

Статья посвящена российско-китайскому сотрудничеству в рамках ШОС по проблемам региональной и международной безопасности. Новые глобальные вызовы, возникшие в следствии глубоких трансформаций международной системы после окончания холодной войны, потребовали от Китая и России выработать новые подходы к обеспечению региональной безопасности, что привело к созданию Шанхайской организации сотрудничества, которая на сегодняшний день является эффективным механизмом координации позиций по широкому кругу международных проблем. А китайско-российские отношения стратегического сотрудничества остаются главной движущей силой организации. Методологической основой данной статьи является системно-структурный метод. Системный метод дает возможность изучить строение системы, как совокупности взаимосвязанных элементов, а структурный метод позволяет выявить устойчивые связи внутри данной системы. Слияние этих двух методов в рамках изучения сотрудничества КНР и РФ в ШОС позволило оценить роль и место, которое они занимают внутри системы (организации); изучить их цели и политику на международной арене; выявить общие позиции, которые позволили им продуктивно сотрудничать в ШОС; а также проанализировать взаимодействие ШОС с другими акторами международной системы. Научная новизна исследования определяется проведением всестороннего анализа основных интересов и проблем российско-китайского сотрудничества в рамках ШОС. Автором изучен широкий круг источников на китайском и русском языке, на базе которых сделаны выводы о тенденциях развития отношений КНР и РФ в условиях изменения международной системы.

Ключевые слова: Шанхайская организация сотрудничества, Центральная Азия, многополярный мир, региональная безопасность, гегемонизм, трансформация международной системы, новый международный порядок, три силы зла, демократизация международных отношений, многосторонняя дипломатия

DOI:

10.7256/2454-0641.2018.1.25466

Дата направления в редакцию:

15-02-2018


Дата рецензирования:

15-02-2018


Дата публикации:

13-03-2018


Abstract.

The article explores Russian-Chinese cooperation on regional and international security issues within the SCO framework. The new global challenges that emerged from the profound transformations of the international system after the end of the Cold War demanded that China and Russia develop new approaches to regional security, which led to the establishment of the Shanghai Cooperation Organization that currently is an effective mechanism for coordination of positions on a wide range of international issues. And China-Russia relations of strategic cooperation remain the main driving force of the said organization. The methodological basis of this article is a system-structural method. The system method makes it possibleto study the structure of the system as a set of interrelated elements; the structural method makes it possible to identify stable connections inside the system. The merging of these two methods within the framework of exploration of the PRC and RF cooperation in the SCO allowed the author to assess the role and place they occupy within the system (organization); to study their goals and policies in the international arena; to identify a common ground that enabled them to cooperate productively in the SCO; and also to analyze interaction of the SCO with other actors of the international system. The scientific novelty of the study is determined by a comprehensive analysis of the main interests and problems of Russian-Chinese cooperation within the SCO framework. The author has studied a wide range of sources in Chinese and Russian, on their basis the author makes conclusions on trends in the development of the relations between the PRC and the RF in the context of changes in the international system. 

Keywords:

new international order, international system transformation, hegemony, regional security, multipolar world, Central Asia, Shanghai Cooperation Organization, forces of Evil, international relations democratization, multilateral diplomacy

После завершения холодной войны в мире произошли большие изменения. Распался Советский Союз, на пространстве которого возникли новые независимые государства; США остались единственной сверхдержавой, однако на мировой арене стали появляться новые центры силы; одной из особенностей мира стала региональная интеграция, благодаря которой усилилась роль таких организаций, как ЕС, АСЕАН, АТЭС, НАФТА и т.д. С ускорением процессов глобализации и появлением новых глобальных проблем на передний план в международных отношениях вышло сотрудничество в многостороннем формате, в связи с невозможностью государств самостоятельно противостоять новым вызовам и угрозам. Возникновение международного терроризма как большой угрозы, и объединение мирового сообщества в борьбе с ним стали новой реальностью международных отношений.

Долгий период враждебности в середине 1990-х гг. закончился улучшением отношений между Китаем и Россией, а в последствие страны смогли вывести их на новый стратегический уровень. Общие проблемы и схожие позиции по широкому кругу международных вопросов сблизили Пекин и Москву, и в 1996 г. страны начали говорить о стратегическом партнерстве. Общей обеспокоенностью для двух государств стало господство США и проблемы безопасности, возникшие вследствие глубоких трансформаций международной системы после холодной войны, поэтому Китай и Россия стали прикладывать совместные усилия по формированию многополярного мира. Важной составляющей этих отношений стало сотрудничество в сфере безопасности. Наиболее заметным примером сближения китайско-российской политики стало создание ШОС.

История создания Шанхайской организации сотрудничества

26 апреля 1996 г. Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Россия и Китай подписали Соглашение об укреплении доверия в военной области в районе границы. Договор предусматривал укрепление дружеских контактов между военнослужащими стран, уведомления о крупномасштабной военной деятельности и присутствие наблюдателей на войсковых учениях [1]. Этот договор стал первым шагом к созданию нового объединения в Центральной Азии — Шанхайской организации сотрудничества. В 1997 г. главы «Шанхайской пятерки» подписали еще один важный договор — Соглашение между о взаимном сокращении вооруженных сил в районе границы договор. В Соглашении стороны договорились:

  • 1. сократить и установить предельные уровни для количества личного состава и боевой техники на границах в географических пределах применения Соглашения;
  • 2. обмениваться информацией о количестве и видах вооруженных сил и военной техники;
  • 3. проводить и принимать инспекции, без права отказа от инспекции [2].

Эти два соглашения сыграли важную роль в урегулирование исторических и пограничных вопросов между Россией и Китаем и заложили базис для дальнейшего укрепления стратегических отношений. В двустороннем формате в 1996 г., во время визита Б. Н. Ельцина в Китай, стороны также подписали Совместную китайско-российскую декларацию, где выразили решимость «развивать отношения равноправного доверительного партнерства, направленного на стратегическое взаимодействие в XXI веке» [3]. В 1997 г. в Москву с визитом прибыл Председатель КНР Цзян Цзэминь, во время которого выдвинул новую концепцию безопасности, которая «отличается от риторики холодной войны» [4]. По итогам визита главы государств подписали Российско-Китайскую совместную декларацию о многополярном мире и формировании нового международного порядка, в которой выразили стремление к миру и безопасности путем двусторонней и многосторонней координации и сотрудничества [5]. Быстрое развитие двусторонних отношений происходило на фоне роста гегемонии США в мире. Москву беспокоило расширение НАТО на Восток, а Китай был не доволен американской политикой в Тайваньском проливе. Российские и китайские официальные лица выступали против вмешательства НАТО в кризис в Косово, против создания Национальной противоракетной обороны в Техасе и вторжения США в Ирак. С середины 1990-х гг. Китай и Россия объединились в борьбе с американским вмешательством в свои внутренние дела. Пекин поддержал Россию в войне против сепаратистов в Чечне, а Россия выразила поддержку позиции Китая по проблеме Тайваня. Так, российско-китайское партнерство стало важным в стремлении двух стран предотвратить любые серьезные изменений в международной и региональной архитектуре безопасности.

Благодаря заключенным соглашениям «Шанхайская пятерка» стала важным механизмом для решения проблем безопасности России, Китая и стран Центральной Азии. К концу 1990-х гг. позиции «Талибан» в Афганистане заметно усилились, и соседние государства все больше беспокоились о возможном распространении этого конфликта за пределы страны. Вместе с талибами активизировались и другие региональные террористические группировки, что стало большой проблемой для всех пяти государств. В 1999–2000 гг. страны провели два саммита, благодаря которым начали складываться механизмы сотрудничества и вырисовываться контуры будущей организации. Четкая структура организации сформировалась в 2001 г., когда к «Шанхайской пятерке» присоединился Узбекистан, и было решено создать Шанхайскую организацию сотрудничества. В совместной декларации страны подчеркнули, что организация не направлена против какой-либо страны, а ее целями являются развитие отношений между государствами в различных областях, поддержание региональной безопасности, в том числе борьба со всеми видами трансграничной преступности, и построение нового справедливого мирового порядка [6].

Подходы Китая и России к международной и региональной безопасности

Террористической атаки 11 сентября показали, что страны, даже такие сильные, как США, в одиночку не смогут справиться с такой проблемой, как терроризм. Близость Афганистана и нестабильная ситуация в Центральной Азии показала, что в современных реалиях создание региональной организации безопасности стало своевременным шагом. Дальнейший процесс институционализации ШОС был обусловлен беспокойством России и Китая проникновением США в Центрально-Азиатский регион, что требовало выработки более конкретных шагов по укреплению сотрудничества и препятствию попадания стран региона в сферу влияния Вашингтона. В 2001 г. на заседании НОАК Цзян Цзэминь выступил с речью, в которой подчеркнул необходимость создания выгодной стратегической позиции на международной арене после терактов в Нью-Йорке и американских военных действий в Афганистане. Он предложил сосредоточить внимание на трех дипломатических аспектах: (1) выстраивание отношений с сильными державами; (2) развитие региональных связей; (3) переход к многосторонней дипломатии. В его речи особое внимание было уделено России, т.к. она является крупнейшим соседом Китая, и китайско-российские отношения становятся очень важными в свете того, что страны разделяют общее видение развития международной системы, идею борьбы с гегемонизмом и «тремя силами зла» — терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом [7].

В 2002 г. в докладе 16-го Национального конгресса КПК говорилось, что Китай и дальше будет углублять дружественные и партнерские отношения с соседями в целях укрепления регионального сотрудничества и безопасности [8. C. 5]. Китай официально объявил о планах по развитию многосторонней дипломатии в соседнем регионе. На саммите ШОС в Шанхае в 2006 г. тогдашний председатель КНР Ху Цзиньтао призвал к построению «гармоничного региона», для чего предложил: (1) заключить долгосрочный договор о добрососедстве и сотрудничестве в ШОС для активизации сотрудничества и оперативного проведения консультаций по международным и региональным делам; (2) улучшить правовые рамки регионального экономического сотрудничества; (3) осуществлять обмены и налаживать связи в таких областях, как культура, образование, наука и техника, спорт, туризм, помощь в случае стихийных бедствий и т.д.; (4) поддерживать открытость работы организации, а также защищать мир во всем мире путем широкого международного сотрудничества и активным обменам с зарубежными странами [9]. В 2008 г. идея «гармоничного региона» легла в основу китайской стратегии «гармоничного мира», важной частью которого стало региональное сотрудничество, в том числе и в рамках ШОС.

Для России ШОС играла и играет важное значение в виду ее «поворота на Восток». Контуры Организации начали вырисовываться, когда во внешней политике Москвы произошли большие изменения. В 1996 г. Е.М. Примаков стал министром иностранных дел. С его приходом стал меняться внешнеполитический курс государства, СНГ и Азия стали одними из приоритетных направлений международных связей РФ. В это же время быстро развиваются отношения с КНР, страны находят общие проблемы и схожие цели на международной арене. В Концепции внешней политики РФ 2000 г. говорится, что «совпадение принципиальных подходов России и КНР к ключевым вопросам мировой политики — одна из базовых опор региональной и глобальной стабильности» [10]. На этой почве складывается каркас будущей организации, в которой Китай и Россия играют главенствующую роль.

Российско-китайское сотрудничество в рамках ШОС

Основой для сотрудничества в рамках ШОС между Россией и Китаем стали несколько проблем международной безопасности. Одним из главных вызовов для двух стран стала проблема продвижения многополярного мира, демократизации международных отношений и формирования нового разумного и справедливого международного порядка. В 2001 г. на передний план международной повестки дня вышла проблема терроризма, и призывы Москвы и Пекина к созданию многополярного мира были на время забыты. Все страны объединились против глобальной проблемы терроризма и оказывали международную поддержку действиям США в борьбе с талибами в Афганистане. Однако в 2002 г., когда Совет Безопасности ООН не одобрил интервенцию США в Ирак, а в 2003 г. Вашингтон принял решение о вторжении в обход санкций ООН, Россия и Китай выступили с решительной критикой таких односторонних действий. В июле 2005 г. страны подписали Совместную декларацию РФ и КНР о международном порядке в XXI веке, не только подтвердив общую позицию, но и призывая международное сообщество работать вместе над созданием нового типа безопасности, основанного на взаимном доверии, взаимной выгоде, равенстве и сотрудничестве. Эти принципы в дальнейшим стали основой «шанхайского духа», который является основным ориентиром развития ШОС. В Декларации также была отмечена позитивная роль региональных организаций в формировании нового международного порядка [11]. В июне 2006 г. Китай и Россия вместе с другими членами ШОС предложили создать «структуру глобальной безопасности нового типа» [12], главным принципом которой станет многополярность международных отношений. Таким образом, идеи, высказанные Китаем и Россией в Совместной декларации, постепенно завоевали признание и поддержку у других стран-членов ШОС.

Другой проблемой, которая легла в основу сотрудничества между Пекином и Москвой, стала защита геополитических интересов. Решительная оппозиция однополярному миру во главе с Соединенными Штатами сопровождалась опасениями по поводу проникновения США в Центральную Азию. После начала антитеррористической операции в Афганистане основное внимание Вашингтон стал уделять построению военных связей с соседними странами, объясняя свой интерес вопросами безопасности и предотвращением «афганизации» среднеазиатских республик [13]. Однако вскоре США начали активно продвигать стратегию геополитической реконструкции, что стало главной причиной волны «цветных революций» на пространстве СНГ. Военное присутствие американских сил в регионе не устраивало Китай и Россию, которые имеют общие границы и свои национальные интересы в Центральной Азии. ШОС стала удобной площадкой для продвижения идей о демократизации международных отношений и противодействию гегемонии и политики силы. Кроме того, механизмы Организации позволили укрепить сотрудничество со странами Центральной Азии и вернуть их в сферу своего влияния. На саммите в Астане в июле 2005 г. страны ШОС решительно отреагировали на сложившуюся ситуацию в регионе. По итогам переговоров государства подписали совместную декларацию, в который было сказано, что они «считают необходимым, учитывая завершение активной фазы антитеррористической операции в Афганистане, чтобы соответствующие участники коалиции определились с конечными сроками временного использования объектов инфраструктуры и пребывания военных контингентов на территориях стран - членов ШОС» [14. С. 147]. Вскоре после этого заявления Узбекистан и Кыргызстан официально потребовали, чтобы Соединенные Штаты вывели свои войска с их территории. Вышеизложенное показывает, что ШОС под эгидой Китая и России начала эффективно противодействовать проникновению США в Среднюю Азию.

Борьба с «тремя силами зла» является третьей проблемой, которая лежит в основе китайско-российского стремления развивать сотрудничество в ШОС. Борьба с терроризмом, сепаратизмом, экстремизмом, а также незаконным оборотом наркотиков и другими трансграничными угрозами, является приоритетным направление с момента образования Организации. Все страны-участницы сталкиваются с данными проблемами у себя дома, а с ростом влияния ИГИЛ стала расти обеспокоенность большим количеством добровольцев из государств ШОС, которые воюют в Сирии на стороне террористов. В связи с этим, сотрудничество в этой сфере играет важную роль в обеспечении безопасности и стабильности в регионе. Контртеррористическое сотрудничество ШОС началось на заре его создания. 15 июня 2001 г., когда была создана ШОС, пять государств-членов подписали Шанхайскую конвенцию о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом. В ней была определена концепция «трех зол» и взаимные обязательства сторон. В 2004 г. было создана Региональная антитеррористическая структура (РАТС), основной задачей которой стало оказание помощи государствам-членам в совместном обеспечении национальной и региональной безопасности в рамках ШОС. В 2009 г. на Екатеринбургском саммите страны подписали Конвенцию ШОС против терроризма, что стало новым рубежом в области антитеррористического правового сотрудничества. В 2015 г. была принята Программа сотрудничества в борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом на 2016—2018 гг. Кроме того, в 2012 г. Афганистан получил статус наблюдателя в ШОС, что стало важным шагом, т.к. нестабильность в Афганистане и базирующиеся на территории страны группировки являются главной проблемой в дестабилизации ситуации в Центральной Азии и активизации местных террористических групп. В 2017 г. на саммите ШОС представители России призвали Афганистан активнее сотрудничать с РАТС.

Проблемы российско-китайского сотрудничества в рамках ШОС

Тесное сотрудничество России и Китая и их общая позиция по поводу глобального мироустройства заставили некоторых западных аналитиков предсказать неизбежные столкновения между китайско-российским альянсом и Соединенными Штатами в будущем. Однако они также отмечают, что между Пекином и Москвой существуют проблемы, которые поднимают вопрос о долговечности этого «альянса» [15. Р. 127]. Особенно часто о судьбе ШОС стали говорить после 2014 г., однако и до этого в рамках организации прослеживалось расхождение между Россией и Китаем по некоторым вопросам.

Главным вопросом здесь являются различные подходы двух стран к дальнейшему развитию организации. Россия делает больший акцент на сферу безопасности и стремиться к созданию сильного противовеса Западу. На саммите в 2014 г. было выдвинуто предложение о слиянии ШОС и ОДКБ, что окончательно бы решило вопрос о статусе организации как сильного регионального конкурента НАТО. Однако Китай довольно сдержанно отнесся к заявлению, т.к. Пекин видит траекторию развития ШОС как организацию с сильным экономическим уклоном. В связи с этим Китай активно продвигает идею об экономической интеграции ШОС. Параллельно Китай налаживает сотрудничество с центральноазиатскими республиками в различных сферах экономики. Основой для налаживания связей стали большие запасы природных ресурсов стран региона. Китай, который сильно зависит от нестабильного и далекого Ближнего Востока, видит в Центральной Азии перспективное направление в его политике по диверсификации поставщиков энергоресурсов. Кроме того, Средняя Азия — большой рынок сбыта для китайских товаров. Поэтому экономическая составляющая ШОС является чрезвычайно важным и выгодным направлением для Китая. В 2016 г. премьер-министр КНР Ли Кэцян выдвинул идею о создании зоны свободной торговли ШОС к 2020 г., а также банка и фонда развития организации. В этот раз уже российская сторона прохладно восприняла это предложение, и, хотя официальные лица не исключили такой возможности, тем не менее, премьер-министр РФ Д. А. Медведев довольно туманно высказался о перспективах дальнейшей работы в этом направлении [16].

Эта ситуация также восходит к другой проблеме в российско-китайских отношениях в рамках ШОС, а именно к соперничеству двух государств в Центральной Азии. Для России Центрально-Азиатский регион является зоной жизненных интересов, и, кроме того, находится вблизи ее границ. Это традиционная сфера влияния РФ, и Москва болезненно относится к любым попыткам иностранных держав расширить свою деятельность в этом регионе. Китай уже стал ключевым торговым партнером стран региона, и его позиции здесь заметно укрепились после начала конфронтации России и Запада в связи с ситуацией в Украине. Экономическая экспансия Китая вызывает большие опасения у Москвы, в связи с чем она пытается блокировать любые проекты, которые могут усилить китайское влияние в регионе. Эта ситуация стала одной из причин стремления России к более активному вовлечению Индии в деятельность организации. С одной стороны, членство Индии заметно дополнит экономическое взаимодействие и взаимодействие в области безопасности, с другой стороны, ограничит растущее влияния Китая в регионе [17]. Пекин долгое время противостоял вступлению Индии в ШОС из-за растущей геополитической конкуренции между двумя азиатскими гигантами, выступая за кандидатуры Пакистана и Ирана. Тем не менее, когда Индия и Пакистан в 2017 г. стали членами ШОС, Китай заявил, что это событие придаст новый импульс дальнейшему развитию организации и поможет улучшить отношения между этими странами [18].

Еще одной проблемой сотрудничества Китая и России в ШОС, которая вызывает все большую обеспокоенность в последние годы, является расхождение в методах борьбы за сохранение региональной безопасности. Одним из базовых принципов внешней политики Китая является невмешательство во внутренние дела других государств. Если же ситуация требует внешнего контроля, то интервенция должна проводиться под эгидой ООН. Россия также разделяет эту позицию, и принцип невмешательства прописан во всех концепциях внешней политики РФ. Москва последовательно выступала против стороннего участия в конфликтах в Ираке, Ливии и Сирии, а также вмешательства США в политические процессы в странах СНГ. Однако события в Грузии в 2003 г., в Украине в 2004 г. и в Кыргызстане в 2005 г., а также последующий конфликт в Абхазии и Южной Осетии в 2008 г. и на Востоке Украины в 2014–2015 гг., которые Москва рассматривает как попытки США дестабилизировать ситуацию регионе, заставили российских политиков выработать более жесткую политику в этом отношении, которая основывается на реалистcкой парадигме международных отношений. Китай, в целом, также с большим беспокойством отнесся к волне «цветных революций», а также к арабской весне, однако это повлияло только на его внутреннюю политику. Когда в августе 2008 г. разгорелся российско-грузинский конфликт, ни Китай, ни другие члены ШОС не поддержали позицию России в этом вопросе. И хотя официально Пекин не осудил действия России, тем не менее, в российских и китайских научных кругах была слышна сдержанная критика в отношении реакции друг друга на эти события. В частности, китайские исследователи отмечали «некоторое негативное влияние на ШОС, в связи с тем, что большинство государств-членов Организации страдают от проблемы сепаратизма» [19. C. 31]. А российские эксперты писали, что китайская сторона стала демонстрировать некоторую дистанцированность от позиции России [20. C. 11].

Подобной была реакция Китая и на российско-украинский конфликт. Официальный представитель МИД КНР Цинь Ган во время пресс-конференции с журналистами на вопрос об позиции Китая по поводу кризиса в Украине заявил, что «мы придерживается принципа невмешательства во внутренние дела, а также уважения международного права и общепризнанных норм, регулирующих международные отношения», однако, что касается вышеуказанного конфликта, то тот следует учитывать «исторические факты и сложность украинского вопроса» [21]. Когда в 2014 г. в СБ ООН было голосование за признание референдума о независимости Крыма, Китай воздержался от голосования. Тем не менее, Пекин не выступил с критиков российских действий и не поддержал западные санкции против России. Что касается ШОС, то в декларации по итогам саммита в Душанбе в сентябре 2014 г. страны поддержали проект Москвы по переговорному процессу и заявили, что «главы государств выступают за скорейшее восстановление мира на Украине и … полного урегулирования кризиса в этой стране» [22]. Тем самым страны заняли нейтральную позицию, тем не менее, подчеркнув важную роль Москвы в разрешении конфликта.

Выводы

Проведенный анализ сотрудничества КНР и РФ в ШОС по вопросам международной безопасности позволяет сделать вывод, что российско-китайские отношения стратегического партнерства, которые являются ядром организации, возникли в 1990-е гг. как ответ на новые глобальные вызовы и угрозы. Однополярный мир во главе с единственной сверхдержавой, появление проблемы терроризма и активное вмешательство США в политические процессы двух государств и близлежащие регионы стали базисом для развития российско-китайского союза в рамках ШОС. На сегодняшний день организация представляет региональную структуру безопасности, направленную на формирование нового международного порядка, укрепление отношений между государствами-участницами и совместную борьбу с трансграничными угрозами. Несмотря на общность долгосрочных стратегических целей, в отношениях Китая и России, как двух сильных региональных игроков, неизбежно появляются некоторые конфликты интересов. Так, у стран разное видение на будущее организации, на отношения со странами Центральной Азии и на методы обеспечения региональной безопасности. Тем не менее, государства продолжают рассматривать друг друга как близких партнеров, а сотрудничество в рамках ШОС как эффективный механизм для укрепления регионального влияния и реализации своих национальных интересов.

Библиография
1.
Соглашение между Республикой Казахстан, Кыргызской Республикой, Российской Федерацией, Республикой Таджикистан и Китайской Народной Республикой об укреплении доверия в военной области в районе границы // Законодательство стран СНГ. URL: https://base.spinform.ru/show_doc.fwx?rgn=3879 (дата обращения 08.02.2018).
2.
Соглашение между Республикой Казахстан, Кыргызской Республикой, Российской Федерацией, Республикой Таджикистан и Китайской Народной Республикой о взаимном сокращении вооруженных сил в районе границы. // Министерство юстиции Республики Казахстан. URL: https://tengrinews.kz/zakon/parlament_respubliki_kazahstan/mejdunapodnyie_otnosheniya_respubliki_kazahstan/id-Z980000243_/ (дата обращения 08.02.2018).
3.
Совместная Российско-Китайская декларация. // Электронный фонд правовой и нормативно-технической документации. URL: http://docs.cntd.ru/document/1901175 (дата обращения 08.02.2018).
4.
江泽民:为建立公正合理的国际新秩序而共同努力 [Цзян Цзэминь: Совместная работа над созданием справедливого и разумного нового международного порядка]. // 人民日报 [Жэньминь жибао]. URL: http://cpc.people.com.cn/GB/64184/64186/66687/4494350.html (дата обращения 08.02.2018).
5.
中俄关于世界多极化和建立国际新秩序的联合声明(1997年4月) [Российско-Китайская совместная декларация о многополярном мире и формировании нового международного порядка]. // 中国中央电视台版权所有 [Центральное телевидение Китая]. URL: http://www.cctv.com/special/903/6/70494.html (дата обращения 08.02.2018).
6.
Хартия Шанхайской организации сотрудничества. // Администрация Президента России. URL: http://kremlin.ru/supplement/3450 (дата обращения 08.02.2018).
7.
江泽民:营造有利战略态势,增强国家战略能力 [Цзян Цзэминь: необходимо создать благоприятную стратегическую ситуацию и укрепить национальные стратегические возможности]. // 国家新闻出版 [Национальная пресса]. URL: http://www.ccpph.com.cn/ebook/B_01005673_001/ops/chapter_ 00040.html (дата обращения 08.02.2018).
8.
Masuda M. China’s SCO Policy in the Regional Security Architecture. — Tokyo, 2010. — 24 p.
9.
胡锦涛在上合组织成员国元首理事会第六次会议上的讲话 [Выступление Ху Цзиньтао на шестом заседании Совета глав государств-членов ШОС]. // 中华人民共和国外交部 [Министерство иностранных дел КНР]. URL: http://www.mfa.gov.cn/chn//pds/ziliao/zyjh/t258102.htm (дата обращения 08.02.2018).
10.
Концепции внешней политики РФ 2000 от 10 января 2000 г. // Независимая газета. URL: http://www.ng.ru/world/2000-07-11/1_concept.html (дата обращения 08.02.2018).
11.
Совместная декларация РФ и КНР о международном порядке в XXI веке. // Министерство иностранных дел РФ. URL: http://www.mid.ru/ru/maps/cn/-/asset_publisher/WhKWb5DVBqKA/content/id/412066 (дата обращения 08.02.2018).
12.
Декларация пятилетия Шанхайской организации сотрудничества. // Администрация Президента России. URL: http://kremlin.ru/supplement/3711 (дата обращения 08.02.2018).
13.
Hill F. The United States and Russia in Central Asia: Uzbekistan, Tajikistan, Afghanistan, Pakistan, and Iran. // The Brookings Institution. URL: https://www.brookings.edu/on-the-record/the-united-states-and-russia-in-central-asia-uzbekistan-tajikistan-afghanistan-pakistan-and-iran/ (accessed: 08.02.2018).
14.
Василенко В.И., Василенко В.В., Потеенко А.Г. Шанхайская организация сотрудничества в региональной системе безопасности (политико-правовой аспект). — Москва: Проспект, 2014. — 192 с.
15.
Lanteigne M. Russia, China and the Shanghai Cooperation Organization: Diverging Security Interests and the ‘Crimea Effect. // Russia's Turn to the East: Domestic Policymaking and Regional Cooperation. — Verlag: Springer International Publishing, 2018. — P. 119—138.
16.
В рамках ШОС может быть создана зона свободной торговли, заявил Медведев. // РИА Новости. URL: https://ria.ru/world/20171201/1510028932.html (дата обращения 08.02.2018).
17.
Grossman D. hina Will Regret India's Entry Into the Shanghai Cooperation Organization. // The RAND Corporation. URL: https://www.rand.org/blog/2017/07/china-will-regret-indias-entry-into-the-shanghai-cooperation.html (accessed: 08.02.2018).
18.
外交部就习近平出访举行中外媒体吹风会 [Брифинг для китайских и иностранных СМИ в МИД КНР]. // 新华网 [Синьхуа]. URL: http://www.xinhuanet.com/politics/2017-06/05/c_1121090644.htm (дата обращения 08.02.2018).
19.
吴梦雨 [У Мэнюй]. 上海合作组织框架下中国与中亚地区反恐安全合作的研究 [Исследование сотрудничества между Китаем и Центральной Азией в области борьбы с терроризмом в рамках Шанхайской организации сотрудничества]. — Шанхай, 2015. — 61 с.
20.
Портяков В. Российско¬китайские отношения в 2008 году // Проблемы Дальнего Востока. — 2009. — № 1. — С. 6–18.
21.
年3月4日外交部发言人秦刚主持例行记者会 [Gресс-конференция официального представителя МИД КНР Цинь Гана. 4.03.2014]. // 中华人民共和国驻以色列大使馆 [Посольство КНР в Израиле]. URL: http://www.fmprc.gov.cn/ce/ceil/chn/fyrth/t1133994.htm (дата обращения 08.02.2018).
22.
Душанбинская декларация глав государств – членов Шанхайской организации сотрудничества. // Администрация Президента России. URL: http://kremlin.ru/supplement/4750/print (дата обращения 08.02.2018).
References (transliterated)
1.
Soglashenie mezhdu Respublikoi Kazakhstan, Kyrgyzskoi Respublikoi, Rossiiskoi Federatsiei, Respublikoi Tadzhikistan i Kitaiskoi Narodnoi Respublikoi ob ukreplenii doveriya v voennoi oblasti v raione granitsy // Zakonodatel'stvo stran SNG. URL: https://base.spinform.ru/show_doc.fwx?rgn=3879 (data obrashcheniya 08.02.2018).
2.
Soglashenie mezhdu Respublikoi Kazakhstan, Kyrgyzskoi Respublikoi, Rossiiskoi Federatsiei, Respublikoi Tadzhikistan i Kitaiskoi Narodnoi Respublikoi o vzaimnom sokrashchenii vooruzhennykh sil v raione granitsy. // Ministerstvo yustitsii Respubliki Kazakhstan. URL: https://tengrinews.kz/zakon/parlament_respubliki_kazahstan/mejdunapodnyie_otnosheniya_respubliki_kazahstan/id-Z980000243_/ (data obrashcheniya 08.02.2018).
3.
Sovmestnaya Rossiisko-Kitaiskaya deklaratsiya. // Elektronnyi fond pravovoi i normativno-tekhnicheskoi dokumentatsii. URL: http://docs.cntd.ru/document/1901175 (data obrashcheniya 08.02.2018).
4.
江泽民:为建立公正合理的国际新秩序而共同努力 [Tszyan Tszemin': Sovmestnaya rabota nad sozdaniem spravedlivogo i razumnogo novogo mezhdunarodnogo poryadka]. // 人民日报 [Zhen'min' zhibao]. URL: http://cpc.people.com.cn/GB/64184/64186/66687/4494350.html (data obrashcheniya 08.02.2018).
5.
中俄关于世界多极化和建立国际新秩序的联合声明(1997年4月) [Rossiisko-Kitaiskaya sovmestnaya deklaratsiya o mnogopolyarnom mire i formirovanii novogo mezhdunarodnogo poryadka]. // 中国中央电视台版权所有 [Tsentral'noe televidenie Kitaya]. URL: http://www.cctv.com/special/903/6/70494.html (data obrashcheniya 08.02.2018).
6.
Khartiya Shankhaiskoi organizatsii sotrudnichestva. // Administratsiya Prezidenta Rossii. URL: http://kremlin.ru/supplement/3450 (data obrashcheniya 08.02.2018).
7.
江泽民:营造有利战略态势,增强国家战略能力 [Tszyan Tszemin': neobkhodimo sozdat' blagopriyatnuyu strategicheskuyu situatsiyu i ukrepit' natsional'nye strategicheskie vozmozhnosti]. // 国家新闻出版 [Natsional'naya pressa]. URL: http://www.ccpph.com.cn/ebook/B_01005673_001/ops/chapter_ 00040.html (data obrashcheniya 08.02.2018).
8.
Masuda M. China’s SCO Policy in the Regional Security Architecture. — Tokyo, 2010. — 24 p.
9.
胡锦涛在上合组织成员国元首理事会第六次会议上的讲话 [Vystuplenie Khu Tszin'tao na shestom zasedanii Soveta glav gosudarstv-chlenov ShOS]. // 中华人民共和国外交部 [Ministerstvo inostrannykh del KNR]. URL: http://www.mfa.gov.cn/chn//pds/ziliao/zyjh/t258102.htm (data obrashcheniya 08.02.2018).
10.
Kontseptsii vneshnei politiki RF 2000 ot 10 yanvarya 2000 g. // Nezavisimaya gazeta. URL: http://www.ng.ru/world/2000-07-11/1_concept.html (data obrashcheniya 08.02.2018).
11.
Sovmestnaya deklaratsiya RF i KNR o mezhdunarodnom poryadke v XXI veke. // Ministerstvo inostrannykh del RF. URL: http://www.mid.ru/ru/maps/cn/-/asset_publisher/WhKWb5DVBqKA/content/id/412066 (data obrashcheniya 08.02.2018).
12.
Deklaratsiya pyatiletiya Shankhaiskoi organizatsii sotrudnichestva. // Administratsiya Prezidenta Rossii. URL: http://kremlin.ru/supplement/3711 (data obrashcheniya 08.02.2018).
13.
Hill F. The United States and Russia in Central Asia: Uzbekistan, Tajikistan, Afghanistan, Pakistan, and Iran. // The Brookings Institution. URL: https://www.brookings.edu/on-the-record/the-united-states-and-russia-in-central-asia-uzbekistan-tajikistan-afghanistan-pakistan-and-iran/ (accessed: 08.02.2018).
14.
Vasilenko V.I., Vasilenko V.V., Poteenko A.G. Shankhaiskaya organizatsiya sotrudnichestva v regional'noi sisteme bezopasnosti (politiko-pravovoi aspekt). — Moskva: Prospekt, 2014. — 192 s.
15.
Lanteigne M. Russia, China and the Shanghai Cooperation Organization: Diverging Security Interests and the ‘Crimea Effect. // Russia's Turn to the East: Domestic Policymaking and Regional Cooperation. — Verlag: Springer International Publishing, 2018. — P. 119—138.
16.
V ramkakh ShOS mozhet byt' sozdana zona svobodnoi torgovli, zayavil Medvedev. // RIA Novosti. URL: https://ria.ru/world/20171201/1510028932.html (data obrashcheniya 08.02.2018).
17.
Grossman D. hina Will Regret India's Entry Into the Shanghai Cooperation Organization. // The RAND Corporation. URL: https://www.rand.org/blog/2017/07/china-will-regret-indias-entry-into-the-shanghai-cooperation.html (accessed: 08.02.2018).
18.
外交部就习近平出访举行中外媒体吹风会 [Brifing dlya kitaiskikh i inostrannykh SMI v MID KNR]. // 新华网 [Sin'khua]. URL: http://www.xinhuanet.com/politics/2017-06/05/c_1121090644.htm (data obrashcheniya 08.02.2018).
19.
吴梦雨 [U Menyui]. 上海合作组织框架下中国与中亚地区反恐安全合作的研究 [Issledovanie sotrudnichestva mezhdu Kitaem i Tsentral'noi Aziei v oblasti bor'by s terrorizmom v ramkakh Shankhaiskoi organizatsii sotrudnichestva]. — Shankhai, 2015. — 61 s.
20.
Portyakov V. Rossiisko¬kitaiskie otnosheniya v 2008 godu // Problemy Dal'nego Vostoka. — 2009. — № 1. — S. 6–18.
21.
年3月4日外交部发言人秦刚主持例行记者会 [Gress-konferentsiya ofitsial'nogo predstavitelya MID KNR Tsin' Gana. 4.03.2014]. // 中华人民共和国驻以色列大使馆 [Posol'stvo KNR v Izraile]. URL: http://www.fmprc.gov.cn/ce/ceil/chn/fyrth/t1133994.htm (data obrashcheniya 08.02.2018).
22.
Dushanbinskaya deklaratsiya glav gosudarstv – chlenov Shankhaiskoi organizatsii sotrudnichestva. // Administratsiya Prezidenta Rossii. URL: http://kremlin.ru/supplement/4750/print (data obrashcheniya 08.02.2018).