Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 1907,   статей на доработке: 307 отклонено статей: 806 
Библиотека
Статьи и журналы | Тарифы | Оплата | Ваш профиль

Вернуться к содержанию

Интересы и цели Таджикистана и России в Центральной Азии
Забиров Джумахон Вохидович

аспирант, Российский университет дружбы народов (РУДН)

11719, Россия, г. Москва, ул. Миклухо Маклая, 13

Zabirov Dzhumakhon Vokhidovich

Post-graduate student, the department of Theory and History of International Relations, Peoples' Friendship University of Russia

11719, Russia, Moscow, Miklukho Maklaya Street 13

judo_0090@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

Предметом рассмотрения статьи выступают интересы, реализуемые Таджикистаном и Россией в рамках центральноазиатского региона. Подробно анализируются различные категории интересов: национальные, экономические, интересы региональной безопасности. Детально рассмотрены три стратегические цели Республики Таджикистан и роль России в решении вопросов региональной безопасности в рамках Центральной Азии. Актуальность темы обусловлена возрастающими в последние годы темпами региональной интеграции. В этой связи необходимо выявить интересы сторон, их совместимость в рамках двустороннего и многостороннего сотрудничества, место и роль Таджикистана и России в решении региональных вопросов экономики и безопасности. В рамках исследования были использованы общенаучные и частные политологические и исторические методы исследования, основными из которых стали контент- и ивент-анализ. Новизна исследования заключается в том, что в статье впервые комплексно рассматриваются стратегические интересы Таджикистана в контексте его нынешнего экономического положения и возможности экономической интеграции с другими государствами Центральной Азии, которые уже приступили к формированию нового экономического пространства. Основными выводами статьи являются заключения о том, что экономические проблемы Таджикистана решаемы в первую очередь посредством выхода из транспортного тупика, чего возможно достичь лишь путем налаживания сотрудничества с приграничными Узбекистаном и Кыргызстаном, с которыми у Таджикистана имеются разногласия по поводу демаркации государственных границ. Также заключается то, что основным гарантом безопасности региона выступает Россия, под началом которой должны действовать и действуют региональные военно-политические организации.

Ключевые слова: Центральная Азия, Содружество Независимых Государств, ОДКБ, интересы, национальная безопасность, региональная безопасность, сотрудничество, регион, Таджикистан, Россия

DOI:

10.7256/2454-0641.2018.1.25390

Дата направления в редакцию:

07-02-2018


Дата рецензирования:

08-02-2018


Дата публикации:

13-03-2018


Abstract.

The subject of the article is the interests pursued by Tajikistan and Russia within the Central Asian region. The article elaborates on different categories of interests: national, economic, regional security interests. The author closely examines three strategic goals of the Republic of Tajikistan and Russia's role in addressing regional security issues within the Central Asia region. The relevance of the topic is conditioned bythe growing pace of regional integration in recent years. In this regard, the interests of the parties, their compatibility within the framework of bilateral and multilateral cooperation, the place and role of Tajikistan and Russia in addressing regional issues of economy and security should be identified. The research applies general scientific and particular political and historical research methods, mainly content and event analysis. The novelty of the study is that for the first time the article explores strategic interests of Tajikistan  in the context of its current economic situation and the possibility of economic integration with other states of Central Asia that have already begun to form a new economic space. The main conclusion of the article is that the economic problems of Tajikistan can be solved primarily through breaking the transport impasse, which can only be achieved by establishing cooperation with bordering Uzbekistan and Kyrgyzstan, with which Tajikistan has disagreements over demarcation of the state borders. Also, the author concludes that Russia is the main guarantor of security of the region; under its authority the regional military-political organizations should operate and do operate now.

Keywords:

regional security, national security, interests, CSTO, Commonwealth of Independent States, Central Asia, cooperation, region, Tajikistan, Russia

Таджикистан смог выйти из военного кризиса, сохранив территориальную целостность; политическая и экономическая структура государства существенно изменилась: произошло перераспределение власти на местных уровнях, на национальном уровне власть в большем ее объеме и широте получили традиционные продолжатели предшествующей власти, а не оппозиция [1, c. 30]. В последние десятилетия в стране сформировалось уникальное для региона постконфликтное общество. В то же время Таджикистан является государством с наиболее трудной судьбой во всей Центральной Азии. Еще в период СССР Таджикистан был союзной республикой с наиболее низким уровнем жизни, с неразвитой инфраструктурой, высокой рождаемостью, высоким уровнем сохранения традиционных и архаичных общественных институтов.

В этой связи, для развития государства, Правительство определило три стратегические цели:

· обеспечение энергетической независимости;

· обеспечение продовольственной безопасности;

· выведение государства из коммуникационного тупика [2].

В рамках ЦА Таджикистаном была предложена идея создания Международного Гидроэнергетического Консорциума. В рамках ООН Таджикистан был предложен как экспериментальная страна для реализации проекта «Устойчивая энергия для всех». Чрезвычайно важен в этой связи проект Объединенной Энергетической Системы ЦА, который начал было успешно реализовываться. Однако, после выхода Узбекистана из единого энергетического кольца, Таджикистан был отрезан от сетей региона автоматически. В результате страна в осенне-зимний период испытывала острую нехватку ресурсов [3].

Практически сразу, в 2009 г. была принята программа строительства малых ГЭС: 189 МГЭС с общей мощностью более 100 МВт. В 2011 г. уже была построена единая энергетическая система, которая соединила север и юг страны, что резко повысило доступ населения к энергоресурсам [4]. При этом республика стала располагать большим потенциалом электроэнергии в летний период, но при отсутствии стабильного рынка сбыта, на ГЭС приходилось осуществлять холостой сброс воды.

В мае 2017 г. главы энергетических ведомств пяти государств согласовали проект резолюции о возобновлении ОЭС ЦА. После воссоединения Таджикистана с системой, республика может экспортировать более пяти миллиардов кВт электроэнергии. В июле того же года Усмонали Усмондза, министр энергетики и водных ресурсов РТ, отметил, что возможность соединения энергосетей Таджикистана и Узбекистана изучена специалистами «Барқи Тоҷик», имеется готовность к соединению от подстанции Регар до Узбекистана [5].

Важным аспектом для Таджикистана становится экономическая интеграция. Во внешней торговле республика испытывает существенные проблемы, рост объемов экспорта находится практически на самом низком уровне среди стран ЦА (ниже только Туркменистан) [6, c. 77].

Очевидно, что объемы экспорта крайне малы, что подтверждается рейтингом Всемирного Банка «Международная торговля» (Ведение Бизнеса), в котором Таджикистан на 2017 г. занимает 128 место (однако по сравнению с 2014 г. страна улучшила позиции, тогда она занимала 188 место) [7].

Внутри региона торговая политика государств СНГ (соответственно и ЦА) серьезных ограничений на импорт и экспорт товаров не налагает, соответственно, пошлины по международным меркам сравнительно невысоки. Для Таджикистана, который изолирован от морских путей, важнейшим фактором конкурентоспособности становятся затраты на перевозку грузов. В этой связи жизненно важными экономическими коммуникациями становятся наземные транспортные пути (см. три стратегические цели Таджикистана): в южном направлении через ИРА до Ирана, Индии, Пакистана; в северном направлении – через Казахстан и Кыргызстан до России.

В результате, стремление к повышению конкурентоспобности государства через снижение транспортных издержек может являться мощным фактором к активизации сотрудничества внутри региона. Однако существенным препятствием для развития внешней торговли является уровень развития обслуживающей инфраструктуры. По данным Всемирного банка по Индексу качества логистики за 2016 г. Таджикистан оказался практически в самом низу списка из 163 стран – 156 место, опустившись в рейтинге ниже Туркменистана и Узбекистана [8]. Очевидно, что основными препятствиями на пути эффективной торговли внутри региона является недостаточное качество транспортной и торговой инфраструктуры и неразвитая система логистики.

Однако, в целом ситуация с экономическим сотрудничеством стран региона так же далеко не оптимистична. После первых успехов ЕАЭС, страны-участницы столкнулись с несоответствием ожиданиям, т.к. кумулятивный эффект интеграции на дал желаемого эффекта. Внутрисоюзный оборот не отмечает тенденции к росту. В этой связи Таджикистан не торопится вступать в союз, т.к. по большинству показателей двусторонние отношения с Россией и другими государствами вне региона дают больше возможностей.

Страны ЦА занимают в экспорте Таджикистана незначительную долю, исключение составляет Казахстан (6,4процента). Структура импорта, тем не менее, несколько иная [9]. Здесь страны ЦА занимают немалое место – 23,6 процентов, что позволяет говорить о начинающейся экономической интеграции Таджикистана в регион.

При налаживании коммуникаций и устранении противоречий возможен значительный рост внешней торговли внутри региона. Учитывая низкие пошлины, низкую стоимость транспортных перевозок, внутрирегиональный товарооборот позволит республике улучшить социально-экономическое положение, заняв достойное место в регионе.

Защита государственной границы и решение территориальных споров. Общая протяженность границы республики составляет 4159,6 километров: сухопутная граница – 2900,3 километра; речная – 1240,3 километра; оперная – 19 километров; анклавы – 94,2 километра. Таджикистан граничит с ИРА, КНР, Кыргызской республикой и Узбекистаном. С каждым из данных государств Таджикистан сотрудничает по территориальным и пограничным вопросам [10]. В рамках ЦА Таджикистан решает пограничные вопросы с Кыргызстаном и Узбекистаном. Главным механизмом защиты границы является Национальная Стратегия управления границами Республики Таджикистан и План по ее реализации [11]. Документ и его реализация являются жизненно необходимыми для республики, т.к. по настоящий момент существует немалое количество неурегулированных приграничных вопросов:

Самая сложная ситуация складывается между Таджикистаном, Кыргызстаном и Узбекистаном с максимальной выраженностью противоречий в Ферганской долине. В последние годы постоянно создаются комиссии по демаркации и делимитации границ, но встречи проводятся крайне редко и члены комиссий не могут достичь компромисса.

Существенно осложняет ситуацию наличие этнических анклавов: в Баткенской области Кыргызстана имеются анклавы Западная Калача и Ворух, являющиеся частью Таджикистана (причем анклавы расположены в двадцати километрах от государственной границы Таджикистана) [12, c. 16-26]. Дорога через анклав Ворух является единственной транспортной магистралью, которая соединяет Кыргызстан и Ляйлякский район Кыргызстана. Практически все пограничные территории анклава Ворух являются уже несколько десятков лет источником межгосударственных конфликтов Кыргызстана и Таджикистана. Основная причина – борьба за ресурсы, поливную воду и орошаемые земли.

Государственная граница проходит вдоль населенных пунктов и дорог, где таджикские и кыргызские села располагаются в шахматном порядке, что существенно усложняет процессы демаркации и делимитации. Также ситуация усугубляется постоянными спорами населения по вопросам доступа к земле и поливной воде. Учитывая постоянно растущее население и нехватку земельных участков, ситуация в будущем может привести к серьезным конфликтам межэтнического характера. Тем более, что росту конфликтного потенциала очень способствует сложное социально-экономическое положение во многих приграничных населенных пунктах.

Неурегулированность вопроса делимитации провоцирует приграничные столкновения. В частности, за период 2012-2015 гг. вдоль границы произошло 78 столкновений [13]. Столкновения сопровождаются массовыми драками, поджогами домов, перекрытием автодорог и т.д. Нередко ситуация осложняется тем, что в столкновения вовлекаются пограничные войска, что отражается на эскалации противоречий. В январе 2014 г. произошла перестрелка с применением тяжелого вооружения, в июле конфликт повторился. Проблема несогласованности усугубляется тем, что обе стороны апеллируют к разным несочетаемым источникам, выпущенным в разные годы.

В таджикско-узбекских отношениях основной проблемой является наличие мнения в среде научной элиты Таджикистана об исторической принадлежности Самарканда и Бухары, которые рассматриваются с точки зрения колыбели таджикской культуры и этноса [14]. Однако на настоящий момент соотношение таджиков в Узбекистане не превышает 4,8 процента [15].

Таким образом, в странах ЦА, которые наиболее перспективны для Таджикистана в отношении экономической интеграции, складываются с республикой непростые отношения, спровоцированные приграничными противоречиями. Формирующаяся сложная экономическая, социальная, политическая ситуация не способствует развитию коммуникаций и торговли.

Интересы совместного водопользования: пресная вода и электроэнергия. Напряженность отношений между Таджикистаном и Узбекистаном остается не только в связи с нерешенностью территориальных вопросов, но и с вопросами, касающимися статус-кво Рогунской ГЭС. На территории Таджикистана расположено более 60 процентов водных запасов региона и значительных запасов пресной воды в ледниках [16, c. 17]. Таджикистан стремится использовать водные ресурсы в первую очередь для выработки электроэнергии, т.к. не имеет возможности импортировать ее в больших объемах. В настоящее время до 98,8 процентов электроэнергии в республике вырабатывается на ГЭС. В этой связи, учитывая стремление к экономической интеграции, Таджикистан стремится превратить водные ресурсы в ресурс для продажи. Со своей стороны, Узбекистан придерживается точки зрения, что характер эксплуатации трансграничных рек должен быть преимущественно ирригационный, т.к. наращивание мощности ГЭС на территории Таджикистана приводит к снижению поступаемой в Узбекистан воды, негативно отражаясь на сельском хозяйстве.

Также негативной тенденцией, существенно усложняющей поиск компромисса по водным и энергоресурсам в ЦА, является стремительное таяние ледников Таджикистане, являющихся основными источниками пресной воды [17, c.123-125]. Одновременно в связи с ростом численности населения потребление воды постоянно растет. Огромные запасы воды теряются в связи с использование устаревших методов орошения. Соответственно, конфликт из-за водных ресурсов имеет все перспективы приобрести затяжной характер.

Интересы и цели национальной и региональной безопасности. Сущность подхода Таджикистана к решению вопросов безопасности состоит в предотвращении конфликтов невоенными способами. Реализация такого подхода в ЦА является, в связи с региональными особенностями, сложным и длительным процессом, требующим колоссальных усилий от всех стран региона. С точки зрения экспертов из Таджикистана, диалог по вопросам безопасности на уровне региона может быть реализован на следующих основаниях [18, c. 24]:

· достижение совместными усилиями согласованной оценки угроз и вызовов в ЦА;

· разработка общих для всех стран региона подходов к пониманию реалий обстановки в системе безопасности и источников возможной военной опасности;

· преодоление политических разногласий путем переговоров всех стран региона;

· разработка общих решений, определение всех возможных и наиболее эффективных способов и методов урегулирования конфликтов и споров.

Исходя из данных оснований, актуальнейшей задачей становится углубление конструктивного диалога в области политики и в социальной сфере [19, c. 137-161]. При этом, несмотря на все возможности и способы обеспечения региональной безопасности, Таджикистан должен в первую очередь опираться на собственные национальные приоритеты и интересы, рассчитывать на собственные силы.

Рост угроз терроризма, наркоторговли, торговли людьми, незаконная миграция усугубляют внутреннюю неустойчивость государства, снижая уровень национальной безопасности. Все эти вызовы и угрозы приобрели в последние годы новое значение не только для безопасности Таджикистана, но и для всего региона в целом.

Позиция Таджикистана в системе безопасности ЦА определяется рядом факторов, оказывающих влияние на республику после обретения независимости [20, c. 17].

Идеологический фактор. Интересы группировок в руководстве республики и интересы таджикской оппозиции расходились (покуда оппозиция существовала в конструктивном варианте) разительно. Первые ориентировались на Россию, вторые – на мусульманский мир. В то же время, оба взгляда не отражали реальную действительность внешнеполитической сферы, соответственно формируя неэффективную, не отвечающую национальным интересам политику. Одновременная направленность в совершенно противоположные стороны создавала напряженность во внешней политике.

Геополитический фактор более важен для политики, несмотря на то, что находился длительное время в подчиненном положении. Однако именно геополитика должна доминировать, отражая реальное местоположение государства, особенности внешнеполитических, экономических, культурных связей, готовность других государств прийти на помощь в случае необходимости, уровень реальных угроз со стороны других государств и т.д.

Очевидно, что основными акторами во внешнеполитической деятельности Таджикистана должны стать страны ЦА в обязательной «связке» с Россией и Афганистаном, как наиболее близким «соседом», с которым у республики общие не только границы, но и культурно-исторические корни.

Чрезвычайную значимость в условиях стремительно набирающих силу экстремистских и террористических тенденциях во всем мире приобретает участие Таджикистана в военно-политических региональных организациях (ШОС, ОДКБ, СВМДА). Из всех организаций для Таджикистана стратегически важным является участие в ОДКБ. Россия доминирует в организации и по политическому значению, и по военной мощи, в связи с чем постоянно оказывает мощную поддержку коллективной безопасности в ЦА, что предотвращает распространение вызовов и угроз на всю территорию региона [21].

Являясь буферной зоной для защиты региональной безопасности, барьером на пути распространения незаконного наркотрафика, терроризма, республика подвергается опасности в максимальной степени. Еще в 2003 г. Э. Рахмон предложил создать всеобщую антитеррористическую коалицию и «пояс безопасности» вокруг ИРА, что вызвало единодушное одобрение всех государств региона [22]. Однако следует четко понимать, что даже вместе собственные возможности стран ЦА не соответствуют масштабам угроз и вызовов региональной безопасности. В этой связи политическая, экономическая и особенно военная поддержка России совершенно необходима [23].

Россия во внешнеполитической деятельности активно отстаивает позиции в ЦА, начиная еще с XVII в. XXI век создал новую геополитическую ситуацию в регионе – образование новых независимых государств. В Стратегии национальной безопасности РФ указано, что государство будет продолжать наращивать сотрудничество с участниками СНГ в сфере взаимной безопасности, включая совместные мероприятия по противодействию общим угрозам и вызовам: экстремизму и международному терроризму, незаконной миграции, транснациональной преступности, незаконному обороту наркотиков [24]. Главными первоочередными задачами является устранение данных угроз со стороны ИРА, противодействие дестабилизации обстановки в ЦА и Закавказье.

При этом, если Запад с его коллективизмом может в теории без большого ущерба занять индифферентную позицию по отношению к ЦА, то Россия позволить себе такого не может в силу объективных причин. Погружающаяся во внутренние конфликты, находящаяся в стагнации ЦА в любом случае окажет мощное воздействие на национальные интересы и национальную безопасность РФ. Любое из пяти государств, в случае развития неблагоприятной ситуации, спровоцирует подрыв региональной стабильности и рост угроз и вызовов для России.

В регионе Россия имеет интересы и цели практически во всех сферах общества.

Геополитические интересы. Для России необходимо иметь стабильное стратегическое положение в ЦА, т.к. это облегчает доступ к Востоку и обеспечивает присутствие на территориях, являющихся сферой интересов безопасности. Таким образом, геополитические интересы России в регионе можно свести к трем направлениям: обеспечение стабильности путем создания договоров о сотрудничестве со странами региона; использование особенностей геополитического положения стран региона для решения ряда практических вопросов; достижение ключевой роли России в регионе. Такие цели ставят перед Россией определенные задачи:

· обеспечение безопасности южных границ государства;

· использование эффективных многосторонних механизмов взаимодействия; использование энергоресурсов региона;

· развитие военного сотрудничества;

· усиление экономической интеграциисо странами региона и т.д.

Одной из основных целей России в ЦА является борьба с религиозным экстремизмом и терроризмом, который поддерживают негосударственные политические и религиозные структуры в ЦА, Пакистане, ИРА и ряде других стран Ближнего Востока [25, c. 26]. Показательно, что лидеры центральноазиатских республик больше тяготеют к либерализации со стороны России, чем к перспективе размещения военных баз США на их территории, т.к. подобные действия Вашингтона не устранят угрозу со стороны ИРА, но вполне могут дестабилзировать обстановку в регионе.

Интерес обеспечения безопасности государственной границы существует, в первую очередь, с Казахстаном, с которым у России общие границы в двенадцати субъектах. Причем границы проходят и по промышленно развитым регионам: Челябинская область, Самарская область, Омская, Волгоградская и др. Иными словами, граница с Казахстаном отличается сосредоточением огромного промышленного потенциала, крупнейших городов, стратегических коммуникаций и т.д. В этой связи вызывает озабоченность факт возможности предоставления Казахстаном порта «Актау» для транзита грузов НАТО в Афганистан и обратно[26, c. 263-265]. Ситуация, безусловно, не критическая, учитывая российское военное присутствие в Казахстане. Но расширение военного присутствия НАТО и Пентагона может нарушить хрупкую архитектуру каспийской безопасности.

Интересы коллективной безопасности. Острая проблема для России – вывод коалиционных сил из ИРА. В этой связи Президент РФ В.В. Путин высказался следующим образом: «…международный военный контингент под эгидой НАТО не решил поставленных задач. Террористическая и наркоугроза, исходящая из Афганистана, не снижается. Объявив об уходе из этой страны в 2014 г., американцы занимаются созданием там и в соседних государствах военных баз без внятного мандата, целей и сроков их функционирования. Нас это, не устраивает». При этом позиция Президента очень жесткая – ИРА должна решить свои проблемы самостоятельно (при поддержке России). Однако, последние события свидетельствуют, что США не собираются покидать Афганистан. В январе 2017 г. 300 морских пехотинцев США вернулись в оплот Талибана – провинцию Гильменд. Уходу США из ИРА препятствует ряд факторов:

· сложные отношения с Тегераном;

· претензии на влияние Пакистана, Индии, России, что ослабляет степень влияния США;

· соседство ядерной державы – Пакистана, который Д. Трамп называет «полунестабильным государством». Получение талибами ядерного оружия может иметь катастрофические последствия.

Военная безопасность региона, в которой Россия играет ведущую роль. Связи России идут по линии ОДКБ с Кыргызстаном, Казахстаном, Таджикистаном. В этих странах располагаются российские военные базы. На всех этапах взаимодействия с СНГ усилия России также были сосредоточены на тактике нераспространения оружия массового поражения, противодействию терроризма, развитию системы ПВО СНГ, миротворческой деятельности (урегулирование конфликтов на территории СНГ), совершенствовании совместной боевой и оперативной подготовки.

Как отмечалось выше, экономические интересы переплетаются с геополитическими – для большего контроля над ситуацией в регионе, а также для более устойчивого роста экономики, прежде всего необходима тесная экономическая интеграция стран региона между собой и с Россией.

Трудовые ресурсы можно использовать, например, как в самой России, так и созданием в регионе трудоемких производств, которые будут ориентированы на поставки товаров в Россию. Например, в Кыргызстане имеется развитое швейное производство, ориентированное в значительной степени на российского потребителя;

Емкий рынок ЦА имеет большой потенциал роста, открывающий возможности для экспансии российского экспорта, производства и банков;

На руку также и сохранившиеся местами еще с советских времен старые кооперационные связи.

Со стороны стран региона к России существует высокий уровень доверия в сравнении со странами Европы и США. Общий язык коммуникаций, общая понятная бизнес-среда, нередко родственные связи и т.д. также идут на пользу процессу интеграции региона. Консолидация российской диаспоры является важной для России в странах региона, с которыми можно рассчитывать на полномасштабную интеграцию (Кыргызстан, Казахстан, Таджикистан).

Библиография
1.
От Туркестана к Центральной Азии: политическое будущее региона.-М.: Научный эксперт, 2016. – С. 30.
2.
Три стратегические цели [электронный ресурс] // Официальный сайт МИД Таджикистана. – режим доступа: http://mfa.tj/?l=ru&cat=96&art=221 (дата обращения 25.09.2017)
3.
Юлдашев А. Страны Центральной Азии вновь объединятся в единую энергосистему [электронный ресурс] / А. Юлдашев // Медиа группа «ASIA-Plus» (Душанбе, Таджикистан). – 16.05.2017. – режим доступа: https://news.tj/news/tajikistan/economic/20170516/strani-tsentralnoi-azii-vnov-obedinyatsya-v-edinuyu-energosistemu (дата обращения 23.09.2017)
4.
Обзор энергетического сектора Республики Таджикистан [электронный ресурс]//Официальный сайт МИД республики Таджикистан. – режим доступа: http://mfa.tj/?l=ru&cat=28&art=201 (дата обращения 25.09.2017)
5.
Таджикистан готов возобновить поставки электроэнергии странам-соседям [электронный ресурс] // Eurasia Daily. – 26.07.2017. – режим доступа: https://eadaily.com/ru/news/2017/07/26/tadzhikistan-gotov-vozobnovit-postavki-elektroenergii-stranam-sosedyam (дата обращения 25.09.2017)
6.
Национальный доклад о человеческом развитии: Таджикистан: доступ к ресурсам для человеческого развития [электронный ресурс] // ПРООН. – Душанбе.2015. – С. 77. – режим доступа: http://www.undp.org/content/dam/tajikistan/docs/projects/democratic_governance/UNDP_TJK_MHDT_2014_Rus_.pdf (дата обращения 26.09.2017)
7.
Таджикистан [электронный ресурс] // Официальный сайт Всемирного Банка. – режим доступа: http://russian.doingbusiness.org/data/exploreeconomies/tajikistan (дата обращения 23.09.2017)
8.
Full LPI Dataset: 2007, 2010, 2012, 2014, 2016 [электронный ресурс] // Официальный сайт Всемирного банка. – режим доступа: https://lpi.worldbank.org (дата обращения 26.09.2017)
9.
Внешний сектор [электронный ресурс] // Агентство по статистике при Президенте республики Таджикистан. – режим доступа: (дата обращения 26.09.2017)
10.
Территориальные и пограничные вопросы [электронный ресурс] // Официальный сайт МИД республики Таджикистан. – режим доступа: http://mfa.tj/?l=ru&cat=80&art=125 (дата обращения 24.09.2017)
11.
Национальная Стратегия управления границами Республики Таджикистан и План по её реализации [электронный ресурс] // Официальный сайт МИД республики Таджикистан-режим доступа: http://mfa.tj/?l=ru&cat=8&art=169 (дата обращения 26.09.2017)
12.
Стащук Ю.В. Особенности проявления приграничных противоречий между Центральноазиантскими странами СНГ / Ю.В. Стащук // Псковский регионологический журнал. – 2011.-№ 12. – С. 16-26.
13.
Фасхутдинов Г. Киргизия-Таджикистан: граница расходится по старым швам [электронный ресурс]/Г. Фасутдинов, А. Токмаков // DeutscheWelle. – 16.12.2015. – режим доступа: http://www.dw.com/ru/киргизия-таджикистан-граница-расходится-по-старым-швам/a-18920950 (дата обращения 24.09.2017)
14.
Рахмон пообещал отобрать у Каримова Самарканд [электронный ресурс] // Лента.ру. – 10.12.2009. – режим доступа: https://lenta.ru/news/2009/12/10/president/ (дата обращения 26.09.2017)
15.
Демографическая ситуация в Республике Узбекистан [электронный ресурс] // Официальный сайт Государственного комитета Республики Узбекистан по статистике. – 04.08.2017. – режим доступа: (дата обращения 26.09.2017)
16.
Махмадов П.А. Проблемы безопасности Республики Таджикистан и их особенности в условиях трансформации общества/П.А. Махмадов // Автореферат. дисс. к.п.н. – Душанбе. 2014. – С. 17.
17.
Махмадов П.А. Независимость и политическая трансформация в развитие осударства / П.А. Махмадов // Сб. мат. респ. конференции 25 октября 2012г. XVI Сессии Верховного Совета Республики Таджикистан и развитие политики государства.-Душанбе, 2012.-С. 123-125.
18.
Насретдинов Д.И. Внешняя политика республики Таджикистан в контексте проблем региональной безопасности Центральной Азии (1991-2011 гг.) /Д.И. Насретдинов // Автореферат дисс. к.и.н. – Москва. 2013. – С. 24.
19.
Николайчук И.А. ОДКБ, афганский фактор и стабильность в Центрально-Азиатском регионе (исследование комплекса ключевых проблем безопасности региона с позиций политической медиаметрии) / И.А. Николайчук // Проблемы национальной стратегии. – 2015.-№4. – С. 137-161.
20.
Мурод С. Афганский фактор во внешней политике республики Таджикистан: история, приоритеты и перспективы (1992-2015 гг.)/С. Мурод // Автореферат дисс. к.и.н. – Душанбе. 2017. – С. 17.
21.
Ищенко Р. Путин в Средней Азии: причины активности Кремля [электронный ресурс]/Р. Ищенко // РИА новости. – 29.02.2017.-режим доступа: https://ria.ru/analytics/20170228/1488964191.html (дата обращения 24.09.2017)
22.
Указ Президента РФ от 31.12.2015 N 683 "О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации" [электронный ресурс] // Официальный сайт компании Консультант Плюс. – режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_191669/61a97f7ab0f2f3757fe034d11011c763bc2e593f/ (дата обращения 24.09.2017)
23.
Осули К. Цели и интересы России в Центральной Азии: настоящее и будущее [электронный ресурс]/К. Осули // ИноСМИ.ru. – 05.03.2014. – режим доступа: http://inosmi.ru/middle_asia/20140305/218193884.html (дата обращения 24.09.2017)
24.
Казахстан готов предоставить под базу НАТО порт Актау на Каспийском море [электронный ресурс] // Военный обозреватель. – 30.04.2013. – режим доступа: http://warsonline.info/geostrategiya/kazachstan-gotov-predostavit-pod-bazu-nato-port-aktau-na-kaspiyskom-more.html (дата обращения 23.09.2017)
25.
Рекута А.Л. Военно-дипломатическая деятельность Российской Федерации по обеспечению безопасности Центрально-Азиатского региона в конце XX-начале XXI века/А.Л. Рекута // Автореферат дисс. к.п.н. – Москва. 2006. – 26 с.
26.
Сыздыкова Ж.С. Геополитические интересы России в Центральной Азии/Ж.С. Сыздыкова // Теория и практика общественного развития. – 2013.-№ 8. –С. 263-265
References (transliterated)
1.
Ot Turkestana k Tsentral'noi Azii: politicheskoe budushchee regiona.-M.: Nauchnyi ekspert, 2016. – S. 30.
2.
Tri strategicheskie tseli [elektronnyi resurs] // Ofitsial'nyi sait MID Tadzhikistana. – rezhim dostupa: http://mfa.tj/?l=ru&cat=96&art=221 (data obrashcheniya 25.09.2017)
3.
Yuldashev A. Strany Tsentral'noi Azii vnov' ob''edinyatsya v edinuyu energosistemu [elektronnyi resurs] / A. Yuldashev // Media gruppa «ASIA-Plus» (Dushanbe, Tadzhikistan). – 16.05.2017. – rezhim dostupa: https://news.tj/news/tajikistan/economic/20170516/strani-tsentralnoi-azii-vnov-obedinyatsya-v-edinuyu-energosistemu (data obrashcheniya 23.09.2017)
4.
Obzor energeticheskogo sektora Respubliki Tadzhikistan [elektronnyi resurs]//Ofitsial'nyi sait MID respubliki Tadzhikistan. – rezhim dostupa: http://mfa.tj/?l=ru&cat=28&art=201 (data obrashcheniya 25.09.2017)
5.
Tadzhikistan gotov vozobnovit' postavki elektroenergii stranam-sosedyam [elektronnyi resurs] // Eurasia Daily. – 26.07.2017. – rezhim dostupa: https://eadaily.com/ru/news/2017/07/26/tadzhikistan-gotov-vozobnovit-postavki-elektroenergii-stranam-sosedyam (data obrashcheniya 25.09.2017)
6.
Natsional'nyi doklad o chelovecheskom razvitii: Tadzhikistan: dostup k resursam dlya chelovecheskogo razvitiya [elektronnyi resurs] // PROON. – Dushanbe.2015. – S. 77. – rezhim dostupa: http://www.undp.org/content/dam/tajikistan/docs/projects/democratic_governance/UNDP_TJK_MHDT_2014_Rus_.pdf (data obrashcheniya 26.09.2017)
7.
Tadzhikistan [elektronnyi resurs] // Ofitsial'nyi sait Vsemirnogo Banka. – rezhim dostupa: http://russian.doingbusiness.org/data/exploreeconomies/tajikistan (data obrashcheniya 23.09.2017)
8.
Full LPI Dataset: 2007, 2010, 2012, 2014, 2016 [elektronnyi resurs] // Ofitsial'nyi sait Vsemirnogo banka. – rezhim dostupa: https://lpi.worldbank.org (data obrashcheniya 26.09.2017)
9.
Vneshnii sektor [elektronnyi resurs] // Agentstvo po statistike pri Prezidente respubliki Tadzhikistan. – rezhim dostupa: (data obrashcheniya 26.09.2017)
10.
Territorial'nye i pogranichnye voprosy [elektronnyi resurs] // Ofitsial'nyi sait MID respubliki Tadzhikistan. – rezhim dostupa: http://mfa.tj/?l=ru&cat=80&art=125 (data obrashcheniya 24.09.2017)
11.
Natsional'naya Strategiya upravleniya granitsami Respubliki Tadzhikistan i Plan po ee realizatsii [elektronnyi resurs] // Ofitsial'nyi sait MID respubliki Tadzhikistan-rezhim dostupa: http://mfa.tj/?l=ru&cat=8&art=169 (data obrashcheniya 26.09.2017)
12.
Stashchuk Yu.V. Osobennosti proyavleniya prigranichnykh protivorechii mezhdu Tsentral'noaziantskimi stranami SNG / Yu.V. Stashchuk // Pskovskii regionologicheskii zhurnal. – 2011.-№ 12. – S. 16-26.
13.
Faskhutdinov G. Kirgiziya-Tadzhikistan: granitsa raskhoditsya po starym shvam [elektronnyi resurs]/G. Fasutdinov, A. Tokmakov // DeutscheWelle. – 16.12.2015. – rezhim dostupa: http://www.dw.com/ru/kirgiziya-tadzhikistan-granitsa-raskhoditsya-po-starym-shvam/a-18920950 (data obrashcheniya 24.09.2017)
14.
Rakhmon poobeshchal otobrat' u Karimova Samarkand [elektronnyi resurs] // Lenta.ru. – 10.12.2009. – rezhim dostupa: https://lenta.ru/news/2009/12/10/president/ (data obrashcheniya 26.09.2017)
15.
Demograficheskaya situatsiya v Respublike Uzbekistan [elektronnyi resurs] // Ofitsial'nyi sait Gosudarstvennogo komiteta Respubliki Uzbekistan po statistike. – 04.08.2017. – rezhim dostupa: (data obrashcheniya 26.09.2017)
16.
Makhmadov P.A. Problemy bezopasnosti Respubliki Tadzhikistan i ikh osobennosti v usloviyakh transformatsii obshchestva/P.A. Makhmadov // Avtoreferat. diss. k.p.n. – Dushanbe. 2014. – S. 17.
17.
Makhmadov P.A. Nezavisimost' i politicheskaya transformatsiya v razvitie osudarstva / P.A. Makhmadov // Sb. mat. resp. konferentsii 25 oktyabrya 2012g. XVI Sessii Verkhovnogo Soveta Respubliki Tadzhikistan i razvitie politiki gosudarstva.-Dushanbe, 2012.-S. 123-125.
18.
Nasretdinov D.I. Vneshnyaya politika respubliki Tadzhikistan v kontekste problem regional'noi bezopasnosti Tsentral'noi Azii (1991-2011 gg.) /D.I. Nasretdinov // Avtoreferat diss. k.i.n. – Moskva. 2013. – S. 24.
19.
Nikolaichuk I.A. ODKB, afganskii faktor i stabil'nost' v Tsentral'no-Aziatskom regione (issledovanie kompleksa klyuchevykh problem bezopasnosti regiona s pozitsii politicheskoi mediametrii) / I.A. Nikolaichuk // Problemy natsional'noi strategii. – 2015.-№4. – S. 137-161.
20.
Murod S. Afganskii faktor vo vneshnei politike respubliki Tadzhikistan: istoriya, prioritety i perspektivy (1992-2015 gg.)/S. Murod // Avtoreferat diss. k.i.n. – Dushanbe. 2017. – S. 17.
21.
Ishchenko R. Putin v Srednei Azii: prichiny aktivnosti Kremlya [elektronnyi resurs]/R. Ishchenko // RIA novosti. – 29.02.2017.-rezhim dostupa: https://ria.ru/analytics/20170228/1488964191.html (data obrashcheniya 24.09.2017)
22.
Ukaz Prezidenta RF ot 31.12.2015 N 683 "O Strategii natsional'noi bezopasnosti Rossiiskoi Federatsii" [elektronnyi resurs] // Ofitsial'nyi sait kompanii Konsul'tant Plyus. – rezhim dostupa: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_191669/61a97f7ab0f2f3757fe034d11011c763bc2e593f/ (data obrashcheniya 24.09.2017)
23.
Osuli K. Tseli i interesy Rossii v Tsentral'noi Azii: nastoyashchee i budushchee [elektronnyi resurs]/K. Osuli // InoSMI.ru. – 05.03.2014. – rezhim dostupa: http://inosmi.ru/middle_asia/20140305/218193884.html (data obrashcheniya 24.09.2017)
24.
Kazakhstan gotov predostavit' pod bazu NATO port Aktau na Kaspiiskom more [elektronnyi resurs] // Voennyi obozrevatel'. – 30.04.2013. – rezhim dostupa: http://warsonline.info/geostrategiya/kazachstan-gotov-predostavit-pod-bazu-nato-port-aktau-na-kaspiyskom-more.html (data obrashcheniya 23.09.2017)
25.
Rekuta A.L. Voenno-diplomaticheskaya deyatel'nost' Rossiiskoi Federatsii po obespecheniyu bezopasnosti Tsentral'no-Aziatskogo regiona v kontse XX-nachale XXI veka/A.L. Rekuta // Avtoreferat diss. k.p.n. – Moskva. 2006. – 26 s.
26.
Syzdykova Zh.S. Geopoliticheskie interesy Rossii v Tsentral'noi Azii/Zh.S. Syzdykova // Teoriya i praktika obshchestvennogo razvitiya. – 2013.-№ 8. –S. 263-265