Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 1898,   статей на доработке: 303 отклонено статей: 794 
Библиотека
Статьи и журналы | Тарифы | Оплата | Ваш профиль

Вернуться к содержанию

Цифровое общество: опыт философского осмысления проблемы
Хазиева Наталия Олеговна

кандидат философских наук

старший преподаватель, кафедра социальной философии, Казанский федеральный университет

420008, Россия, республика Татарстан, г. Казань, ул. Кремлевская, 35, ауд. 1602

Khazieva Nataliia Olegovna

PhD in Philosophy

Senior Educator, the department of Social Philosophy, Kazan Federal University

420008, Russia, respublika Tatarstan, g. Kazan', ul. Kremlevskaya, 35, aud. 1602

apotre@mail.ru

Аннотация.

В фокусе данного исследования находится феномен цифрового общества, который являясь объектом многих научных дисциплин, однако, до сих пор остается вне философского анализа. Актуальность данного анализа продиктована необходимостью целостного изучения феномена, панорамного его представления в свете современных социальных изменений. В статье, наряду с «цифровым обществом», анализируются понятия «числовое общество», «числовой мир» и «цифровой мир», «цифровое измерение», устанавливается их родовая взаимосвязь с понятиями «число» и «цифра», а также исследуются мировоззренческие основания, особенности и границы употребления данных понятий. Теоретико-методологической основой исследования являются труды античных, средневековых и современных математиков и философов о числе как инструменте познания мира, общества. Автор преимущественно использует принцип единства исторического и логического анализа, опирается на принцип компаративизма. Сформулирован вывод о том, что цифровое общество есть понятие цифрового общества есть современное состояние информационного общества, в то время как предикат «цифровое» отражает законченное, предельное состояние в развитии общества и мира в целом. Такио образом, современный человек приходит к антиномии – стремлению измерить неизмеряемое.

Ключевые слова: цифровой мир, измерение, гармонизация, цифра, число, числовое общество, цифровое общество, числовой мир, упорядочивание, космос

DOI:

10.7256/2454-0757.2018.4.25383

Дата направления в редакцию:

23-03-2018


Дата рецензирования:

24-03-2018


Дата публикации:

21-04-2018


Abstract.

In the focus of this research is the phenomenon of digital society, which is being the object of multiple scientific disciplines, yet remains outside the philosophical analysis. Relevance of this work is dictated by the need for holistic study of the phenomenon and its panoramic representation in light of the modern social transformations. Alongside the “digital society”, the article also analyzes the concepts of “numerical society”, “numerical world” and “digital world”, “digital measurement”, establishes their generic interconnection with the notions of “number” and “digit”, as well as examines the worldview foundations, peculiarities, and boundaries of their application. The theoretical methodological base contains the works of the ancient, medieval, and modern mathematicians and philosophers on the number as instrument for cognizing the world and society. A conclusion is formulated that digital society is modern state of information society, while the predicate “digital” reflects the complete, ultimate state in development of the society and world as a whole. Thus, a modern human comes to the antinomy – a desire to measure the immeasurable.

Keywords:

ordering, numerical world, digital world, measurement, harmonization, digit, number, numerical society, digital society, cosmos

В начале двадцать первого столетия понятие «цифровое общество» прочно вошло в лексический запас не только повседневности, но и науки. Как правило, данный феномен исследуется экономистами, психологами, педагогами, культурологами преимущественно с точки зрения позитивного или негативного влияния высоких технологий, средств массовой информации, социальных сред общения, процесса оцифровки информации на общество и человека [1]; [2]. Однако за этим можно увидеть изучение лишь некоторых аспектов цифрового измерения социального пространства, в то время как сам феномен цифрового общества остается нераскрытым. Философский анализ данного понятия дает возможность предположить, что цифровое общество есть намного большее, чем общество, погруженное в цифровые технологии. Именно в рамках философского дискурса мы можем задать вопросы о причинах обращения к цифре как к обновленному универсальному мерилу всего мироздания – новейшему «атому» Вселенной; проанализировать социо-культурные предпосылки возникновения необходимости цифрой измерить мир, и в этом случае самого понимания мира , представлений о нем. Сквозь призму философского анализа нам представится возможность по-новому взглянуть на человека и современное общество, определить новые качественные изменения в нем; исследовать причины возникновения очередного зазора между реальностью и представлениями о ней человека.

Идея измерения мира и общества числом, безусловно, не нова. Цифра и число во все времена выступали в роли точнейших инструментов измерения и познания мира. С незапамятных времен они рождались в результате повседневной практической деятельности человека: разделении целого на части (разделении добычи) и сложении целого из частей (строительство, изготовление), из познания ритмов природы и человеческого организма, сравнительной практики [3]; а также в результате формирования его мировоззрения. Согласно последнему, древнеиндусские тексты говорят, что сознание человека есть прерывный процесс [4]. В том месте, где была прервана последовательность актов сознания путем йогических и прочих практик, возникает пустота. Эта пустота есть «место», свободное от всего, но способное вместить что угодно. Продленная до бесконечности пустота в череде актов мышления и есть путь в нирвану. Так мы можем заключить, что «пустота», или «ноль» есть, прежде всего, мировоззренческое понятие, со временем перешедшее в область практического его использования [5].

Дальнейшее развитие культуры в целом, а также более тесное сплетение повседневной практики и мировоззрения демонстрирует, с одной стороны, возможность, а с другой – необходимость числового измерения сущего. Так сферическое представление о мироздании и социальная практика античных греков допускали возможность исчерпывающего исчисления бытия, а их понимание природы числа заставляло видеть мир сквозь призму целочисленных пропорций. В случае обнаружения любой числовой неопределенности или бесконечности (типа √2) древнегреческие мыслители приходили в негодование [6],[7, с. 113-435]. Хотя были и нетипичные подходы осмысления мира, например, атомизм древних греков, что, соответственно, вызывало соответствующие нестандартные представления о возможностях его числового измерения: как нечто неисчисляемого, бесконечного. В своеобразной форме подобные идеи о бесконечности мира находят воплощение в представлениях о миропорядке эпохи Средневековья с удвоением мира на посюстороннее и потустороннее сущее. Все, что находится в «подлунном» мире может быть исчислено и познано человеком мыслящим и верующим однозначно; а то, что расположено по ту сторону бытия требует апофатического подхода: бесконечный, неизречимый [8]. И, даже тогда, когда творящему бытию приписываются положительные характеристики (например, 99 имен Всевышнего в Исламе), это не говорит о возможной подлинной его измеримости и познаваемости. Речь лишь о том, что человеку дозволяется свыше, а об остальном остается либо догадываться, либо верить. Именно в это время более явно проявляется некий зазор, некоторое ощущение несоответствия между осмысленной реальностью (и возможными пределами осмысления вообще) и реальностью как таковой. Новое время вновь даровало человечеству надежду на возможность познания истоков и механизмов движения Вселенной – ее исчисления. Будучи уверенным, что мир сотворен с точностью часового механизма (Р. Декарт), и что книга природы написана на языке математики (Г. Галилей) [9], человек Модерна становится вполне способным разгадать загадку бытия, заглянуть в сами истоки жизни и ее механизмы (И. Ньютон), и в будущем сумеет стать причастным акту творения.

Разночтения «закона» взаимодействия частей и целого (общества и мира) в современности сложились два подхода, две противоположные мировоззренческие позиции. Среди приверженцев первой можно назвать, например, К. Э. Циолковского, А. Л. Чижевского, Н. Д. Кондратьева, изучавших влияние космических физических факторов на природные и социально-исторические процессы [10]. Их позиция разделяется современной наукой (например, синергетикой), рассматривающей общество, мир в целом как открытую систему. Противоположной позиции придерживался, к примеру, марксизм, в целом рассматривавший общество как замкнутую, закрытую систему, зависящую в своем функционировании и развитии только от внутренних социальных и геополитических условий. Исходя из таких предположений, можно заключить, что социальные, экономические и политические революции, подчиняясь принципу детерминизма [11], могут быть определены, т.е. сосчитаны.

В означенном ряду попыток разных культур измерить мир цифрой заметно выделяется современный этап. Мы можем сказать, что почти не осталось сфер жизни человека, не подчиненных «цифровому измерению». Благодаря техническим средствам сегодня предельно широко реализована возможность цифрового измерения мира, что находит свое отражение в глобальной оцифровке всех областей бытия человека и общества. И, как следствие, жизнь различных отрядов человечества начинает существовать как организм, подчиненный единому плану (например, ежегодный план по нефтедобыче, план по количеству спортсменов на участиев Олимпийских играх от различных стран и т. п.). Таким образом, цифровое общество есть современная стадия развития общества, в котором в качестве важнейшей ценности выступает не информация вообще, а, прежде всего, ее цифровой формат, способы оцифровки, методы кодирования и передачи информации.

Одна из важных философских и теоретико-методологических проблем связана с необходимостью уточнения понятий цифрового общества и числового, общества измеренного числом. В обыденном сознании число и цифра используются как синонимы. Однако дальнейшее исследование требует строгого (прежде всего, формально-логического) разведения этих понятий, как по объему, так и по содержанию. Понятие цифрового общества отсылает нас к пониманию цифры как того атома, с которого начинается мир. Цифра это есть некий нематериальный эквивалент всего и вся, первооснова, коренящаяся в истоках бытия. Числовое общество есть более широкое понятие. Оно предполагает возможность счета, вычислений, исчислений. Количество комбинаций из цифр конечно (чуть более 1010 = 10 миллиардов комбинаций), из чисел – бесконечно. Следовательно, цифровое общество ограничено конечным числом комбинаций. Последнее может найти выражение в представлении общества и мира как конечного, исчисляемого, упорядоченного множества, т. е. некоторого конечного объема информации, который можно представить в виде нулей и единиц. Числовой мир – бесконечен; он способенадекватнее отразить все многообразие и сложность социальных отношений, всю полноту и разнообразие действительности. Цифра безлика, число многогранно и мировоззренчески более плотно вплетено в жизненную канву действительности. Числовой мир, сформированный желанием измерить числом мир и заключенный в числовых выражениях и числовых соотношениях (не есть ли последнее – мировоззрение современного ученого, пытающегося заключить мир в единую формулу?! [12]) изначально мы можем противопоставить цифровому миру, миру, переведенному на язык нуля и единицы. Мир невозможен без так называемых фундаментальных мировых констант: заряд электрона, Π, постоянные Планка, Больцмана и др., скорость света в вакууме, гравитационная постоянная и многие другие, которые являются по преимуществу иррациональными числами, т. е. без округления не переводимыми на язык цифр.

Если взглянуть на действительность сквозь призму числа, то мы получим мир, измеряемый числом – числовой мир, и его часть – числовое общество. Так как числовой мир бесконечен, многогранен, многообразен, беспределен, то числовое общество, наследующее родовые свойства числового мира, является также многогранным, содержащим все многообразие своих вариантов, а значит оно само бесконечное и беспредельное. Объявляя одно неисчисляемым, мы тем самым, хотим того или нет, переносим данное качество на другое: если общество представлено во всем своем многообразии и сложности связей и отношений, то мир не может быть однозначно определен, т. к. общество есть его неотъемлемая часть; и наоборот, если в обществе преобладают мнения о законченности, ограниченности мира, то общество должно наследовать данный признак как часть целого.

Хотя понятие «цифровое общество» человеку ближе (о чем, в частности, говорит исторически закрепившееся в сознании представление о числе как о некотором «атоме» Вселенной), однако за использованием понятия числового общества скрывается более полная красочная картина действительности, многогранная, объемная конструкция. Об этом нам говорят и результаты исследований логицизма – одного из основных современных направлений математики и философии математики, сводящего исходные понятия математики к элементам логики, по сути своей, бинарной системе и операциями, определенными над этим двухэлементным множеством [13]. Такие попытки потерпели неудачу на поле точных математических понятий и формул. Всю глубину, сложность и непредсказуемость социальных отношений и самого человека тем более невозможно представить в булевой алгебре. Возможно, с подобного рода сложностями сталкиваются создатели искусственного интеллекта: можно запрограммировать поведение робота при виде мячика, но пока нельзя выработать собственное отношение робота к футболу.

С онтологической точки зрения предикат «числовое» или «измеримое числом» способно адекватнее отразить мир в целом и общество, в частности, поскольку оно позволяет избежать исчерпанности. А с точки зрения гносеологии мы всегда должны находиться в поиске истины, что соответствует позициям философии в целом и ее принципу диалектического развития. Так строится современная наука, которая определяет космос (Вселенную) как единое целое и называет в качестве необходимых для его изучения такие подходы как: концепция коэволюционного развития мира, теория хаоса, теория синергетики, когда изучаемая система предполагается открытой, содержащей точки флуктуаций и бифуркаций и отрицающей существование однозначных факторов, определяющих все возможные варианты изменений в системе.

Из вышеизложенного мы можем заключить, что с одной стороны, понятие цифрового общества есть современное состояние информационного общества, трансформированного в новый единый организм в поле глобального и универсального времени-пространства, существующий и развивающийся согласно единым ритмам, что предельно раздвигает горизонты представлений о Земле как общем доме людей. И в то же время предикат «цифровое» отражает некоторое законченное, предельное состояние в развитии общества и мира в целом. Человек, стремящийся представить жизнь как чувственно воспринимаемое целое, воплощенное, к примеру, в виртуальной реальности, априори представляет мир законченным, ограниченным. Такой мир всегда будет иметь конец (как временной, так и пространственный), предел, до которого можно будет добраться (как до конца любой компьютерной игры). С другой стороны, обращаясь к числу как способу постижения реальности, человек не только предполагает, но и утверждает бесконечность мира. Именно так, пробираясь сквозь коридор мировоззренческих противоречий, современный человек приходит к антиномии – стремлению измерить неизмеряемое. Его внутренняя интенция встречается с реальностью: интуитивное ощущение бесконечности и неисчерпанности мира и всего многообразия социальных отношений сталкивается с техническими, логическими и вполне обыденными ограничениями (как пример, проблема создания искусственного интеллекта).

Библиография
1.
Цифровое общество в контексте развития личности: сборник статей Международной научно – практической конференции (10 декабря 2016 г., г. Уфа). – Уфа: АЭТЕРНА, 2016. – 189 с.
2.
Цифровое общество как культурно-исторический контекст развития человека: сборник научных статей и материалов международной конференции «Цифровое общество как культурно-исторический контекст развития человека, 11-13 февраля 2016, Коломна / под общ. ред. Р. В. Ершовой. – Коломна: Государственный социально-гуманитарный университет, 2016 – 443 с.
3.
Найдыш В. М. Наука древнейших цивилизаций. Философский анализ / В. М. Найдыш. – М.: Альфа-М, 2012. – 576 с.
4.
Для западной традиции это совершенно неприемлемо, в противном случае Декарт не сумел бы сказать свое знаменитое: «Мыслю, следовательно, существую».
5.
Пятигорский А. М. Введение в изучение буддийской философии (девятнадцать семинаров) / А. М. Пятигорский. – М.: Новое литературное обозрение, 2007. – 288 с.
6.
Жмудь Л. Я. Пифагор и его школа (ок. 530 — ок. 430 гг. до н. э.) / Л. Я. Жмудь. – Ленинград: Наука, 1990. – 193 с.
7.
Ван Дер Варден Б. Л. Пробуждающаяся наука I. Математика древнего Египта, Вавилона и Греции / Б. Л. Ван Дер Варден. – М.: Государственное издательство физико-математической литературы, 1959. – 456 с.
8.
Лосский В. Н. Апофатическое богословие в учении святого Дионисия Ареопагита // Вопросы саморазвития человека. Междисциплинарный теоретико-методологический сборник под ред. В.Данченко. Вып. 2, Киев, 1990 [Электронный ресурс. Дата обращения: 05.02.2018] http://ligis.ru/psylib/090417/books/vsr0290/index.htm.
9.
Дмитриев И. С. Упрямый Галилей / И. С. Дмитриев. – М.: Новое литературное обозрение, 2015. – 848 с.
10.
Чижевский А. Л. Солнечный пульс жизни / Сост. А. Л. Голованов. – М.: АЙРИС-пресс, 2015. – 352 с.
11.
Ленин В. И. Детская болезнь "левизны" в коммунизме / В. И. Ленин. – М.: ЛКИ, 2010. – 130 с.
12.
Гаррет Лиси: Восьмимерная модель Вселенной [Электронный ресурс. Дата обращения: 05.02.2018] https://www.ted.com/talks/garrett_lisi_on_his_theory_of_everything?language=ru#t-440881.
13.
Перминов В. Я. Философия и основания математики / В. Я. Перминов. – М.: Прогресс-Традиция, 2001. – 320 с.
References (transliterated)
1.
Tsifrovoe obshchestvo v kontekste razvitiya lichnosti: sbornik statei Mezhdunarodnoi nauchno – prakticheskoi konferentsii (10 dekabrya 2016 g., g. Ufa). – Ufa: AETERNA, 2016. – 189 s.
2.
Tsifrovoe obshchestvo kak kul'turno-istoricheskii kontekst razvitiya cheloveka: sbornik nauchnykh statei i materialov mezhdunarodnoi konferentsii «Tsifrovoe obshchestvo kak kul'turno-istoricheskii kontekst razvitiya cheloveka, 11-13 fevralya 2016, Kolomna / pod obshch. red. R. V. Ershovoi. – Kolomna: Gosudarstvennyi sotsial'no-gumanitarnyi universitet, 2016 – 443 s.
3.
Naidysh V. M. Nauka drevneishikh tsivilizatsii. Filosofskii analiz / V. M. Naidysh. – M.: Al'fa-M, 2012. – 576 s.
4.
Dlya zapadnoi traditsii eto sovershenno nepriemlemo, v protivnom sluchae Dekart ne sumel by skazat' svoe znamenitoe: «Myslyu, sledovatel'no, sushchestvuyu».
5.
Pyatigorskii A. M. Vvedenie v izuchenie buddiiskoi filosofii (devyatnadtsat' seminarov) / A. M. Pyatigorskii. – M.: Novoe literaturnoe obozrenie, 2007. – 288 s.
6.
Zhmud' L. Ya. Pifagor i ego shkola (ok. 530 — ok. 430 gg. do n. e.) / L. Ya. Zhmud'. – Leningrad: Nauka, 1990. – 193 s.
7.
Van Der Varden B. L. Probuzhdayushchayasya nauka I. Matematika drevnego Egipta, Vavilona i Gretsii / B. L. Van Der Varden. – M.: Gosudarstvennoe izdatel'stvo fiziko-matematicheskoi literatury, 1959. – 456 s.
8.
Losskii V. N. Apofaticheskoe bogoslovie v uchenii svyatogo Dionisiya Areopagita // Voprosy samorazvitiya cheloveka. Mezhdistsiplinarnyi teoretiko-metodologicheskii sbornik pod red. V.Danchenko. Vyp. 2, Kiev, 1990 [Elektronnyi resurs. Data obrashcheniya: 05.02.2018] http://ligis.ru/psylib/090417/books/vsr0290/index.htm.
9.
Dmitriev I. S. Upryamyi Galilei / I. S. Dmitriev. – M.: Novoe literaturnoe obozrenie, 2015. – 848 s.
10.
Chizhevskii A. L. Solnechnyi pul's zhizni / Sost. A. L. Golovanov. – M.: AIRIS-press, 2015. – 352 s.
11.
Lenin V. I. Detskaya bolezn' "levizny" v kommunizme / V. I. Lenin. – M.: LKI, 2010. – 130 s.
12.
Garret Lisi: Vos'mimernaya model' Vselennoi [Elektronnyi resurs. Data obrashcheniya: 05.02.2018] https://www.ted.com/talks/garrett_lisi_on_his_theory_of_everything?language=ru#t-440881.
13.
Perminov V. Ya. Filosofiya i osnovaniya matematiki / V. Ya. Perminov. – M.: Progress-Traditsiya, 2001. – 320 s.