Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 1904,   статей на доработке: 309 отклонено статей: 807 
Библиотека
Статьи и журналы | Тарифы | Оплата | Ваш профиль

Вернуться к содержанию

Практики работы с техническим знанием: эпистемологический анализ
Ястреб Наталья Андреевна

доктор философских наук

доцент, заведующая кафедрой, Вологодский государственный университет

160035, Россия, Вологодская область, г. Вологда, ул. Ленина, 15

Yastreb Natalia Andreevna

Doctor of Philosophy

Docent, the department of Philosophy, Vologda State University

160035, Russia, Vologodskaya oblast', g. Vologda, ul. Lenina, 15, of. kafedra filosofii

zagoskina_narali@mail.ru

Аннотация.

Предметом исследования являются практики производства и применения технического знания, лежащие в основании познавательных ситуаций в области современных технологий и существенно изменившиеся по сравнению с традиционными технологиями. В центре внимания находятся современные технические объекты, а также специфика того знания, которое связано с этими объектами, и изменившиеся по сравнению с предыдущими этапами развития технического познания эпистемические процедуры, имеющие место в сфере современных технологий. Основное внимание уделяется рассмотрению феномена рассмотрения знания как объекта технического исследования. В качестве методологической основы работы выбраны технонаучный подход, в рамках которого знание рассматривается в единстве фундаментальных и прикладных аспектов, а так же эпистемологический анализ. В статье показано, что наиболее существенное изменение познавательной ситуации в современном техническом знании, вызванное развитием современных технологий, состоит в том, что само знание становится техническим объектом. Техническое знание уже не ограничивается сферой конструирования и использования машин и механизмов и должно пониматься в широком смысле как такое знание, которое позволяет получать запланированный результат, основываясь на естественных причинно-следственных связях. Познавательная деятельности в области современных технологий описана как совокупность эпистемических практик, то есть методов работы с техническими объектами, направленных на повышение эффективности того знания, на основе которого они построены. Выявлены и рассмотрены универсальные для современного технического знания эпистемические практики обратного конструирования и циклической верификации.

Ключевые слова: философия техники, эпистемология техники, техническое знание, эпистемическая практика, обратное конструирование, циклическая верификация, технический объект, технология, технонаука, эпистемология

DOI:

10.25136/2409-8728.2018.2.25237

Дата направления в редакцию:

23-01-2018


Дата рецензирования:

23-01-2018


Дата публикации:

22-02-2018


Работа выполнена при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда (РГНФ). Проект № 17-33-01146а2.

Abstract.

The subject of this research is the practices of production and application of the technical knowledge that underlay the cognitive situations in the area of modern technologies and undergone substantial changes if compare to the traditional technologies. The main focus falls on the modern technical objects, as well as the specificity of knowledge related to these objects; and transformed compared to the preceding stages of development of the technical knowledge epistemic procedures that occur in the sphere of modern technologies. Special attention is given to examination of the phenomenon of knowledge as an object of technical research. Methodological foundation includes the technical-scientific approach, in the context of which knowledge is viewed in unity of the fundamental and applied aspects, as well as epistemological analysis. The article demonstrates that the most significant transformation of cognitive situation within the modern technical knowledge caused by the progress of modern technologies consists in the fact that the knowledge itself becomes a technical object. Technical knowledge is no more limited by the sphere of design and use of machinery and mechanism, this must be comprehended in a broad sense, as such knowledge that allows obtaining the planned result based in the causal relationships. Cognitive activity in the area of modern technologies is described as a combination of epistemic practices, in other words, methods of work with technical objects aimed at increasing the efficiency of such knowledge that they are structured upon. The author determines the universal for modern technical knowledge epistemic practices of the reverse engineering and cyclic verification.

Keywords:

technology, technical object, cyclic verification, reverse engineering, epistemic practice, technical knowledge, epistemology of technology, philosophy of technology, technoscience, epistemology

Практики работы с техническим знанием: эпистемологический анализ

Введение

Развитие современных технологий актуализировало и обострило множество философских проблем, связанных с ценностными ориентациями и этическими аспектами существования современного человека, получившего большие возможности для преобразования физических и биологических объектов, своего тела и разума, что нашло отражение в философской критике технического прогресса, широко представленной в отечественной и зарубежной литературе. Однако, помимо гуманитарных и социальных последствий, серьезного философского анализа требуют также появление новых познавательных ситуаций и установок, связанных с производством и использованием современных технологий, в эпистемологическом плане радикально отличающихся от традиционных технических средств.

Традиционная технология включала преимущественно орудия, инструменты и производительный аппарат, а главными техническими объектами, с которыми зачастую отождествлялась вся техника, были машины и механизмы, инструментальные по сути и внешние по отношению к человеку [8, 9]. Вместе с тем, свойства и возможности, которые обнаруживают сегодняшние технологии, размывают границы между материальным и нематериальным, как в случае компьютерных программ; живым и неживым, искусственным и естественным, что демонстрируют современные биотехнологии; природным, техническим и социальным. Указанные особенности приводят к тому, что технология перестает быть внешней и нейтральной по отношению к человеку. Направленность современных технологий на человека, их человекомерность и встраиваемость в наши познавательные и повседневные практики определяет необходимость поиска новых эпистемологических подходов к описанию сложившегося многообразия технологий, включенных в жизненный мир современного человека.

Современное техническое знание является не только знанием о материальных объектах и способах работы с ними, но и знанием о знании, то есть само знание становится объектом технического исследования, что определяет предмет исследования — специфику производства и применения современного технического знания.

Понятие технического знания

Для определения технического знания термин «знание» можно использовать подход, принятый в когнитивных науках, где под ним понимается селективная, упорядоченная, определенным способом полученная и оформленная информация, имеющая социальное значение и признаваемая в качестве именно знания определенными социальными субъектами и обществом в целом [2]. Специфика технического знания в том, что оно конструируется и используется для решения конкретных задач. С учетом этого, техническое знание можно определить как такое знание, которое позволяет получать запланированный результат, основываясь на естественных причинно-следственных связях. Различные виды и формы такого знания могут иметь свою содержательную и структурную специфику, но техническим его делает возможность получения с его помощью предполагаемого человеком результата.

Современное техническое знание представляет собой особый, не сводимый к естественнонаучному, вид знания, который обязательно включает функциональную и процедурную составляющие; имеет особые критерии истинности, такие как эффективность и безопасность, а также собственную структуру, включающую теоретические концепты, нормы и предписания, дескриптивные знания, праксиологические, в том числе неявные, компоненты, функциональные и структурные правила, а также социально-технические знания.

Большая часть технических знаний воплощается в виде реальных материальных систем, в результате чего исходные предпосылки, идеи и концепции проявляют себя в конструктивных или функциональных аспектах существования и работы технических объектов. Такой подход связан с отказом философии техники, прежде всего эпистемологии технонауки, от рассмотрения технологии как приложения знания и расширением сферы технического до всей материальной культуры. Технология начинает трактоваться как «онтологически и эпистемологически предшествующая науке (теории), как практически-перцептивный контекст, опосредующий теоретическую активность» [5, c. 13]. Д. Айди определяет технику как «эпистемологический двигатель», как разнообразные «тела», «включенные в познавательную ситуацию и маркирующие воплощенное знание» [6, c. 54].

Неоднородность технического знания в целом и гетерогенность конвергентных технологий в частности, обусловили выбор технонаучного подхода для анализа эпистемологических аспектов исследуемой области. В концепции технонауки происходит синтез «знания что» и «знания как», а в классическую триаду задач науки «описание – объяснение – понимание» встраиваются проектирование и прогнозирование. Концепция технонауки фиксирует поворот науки к практике, признает неотделимость знания от материальных условий его производства, обращает внимание на гетерогенность современного технического знания.

Концепция эпистемических практик

Современные технологии чаще всего не развиваются как единое цельное взаимосвязанное знание, которое можно бы было описать комплексной непротиворечивой эпистемологической концепцией. Скорее, по утверждению Д. Айди, «технология — это всего лишь открытое множество конкретных форм практики, которые невозможно привести к общему знаменателю» [10, p. 4], а сама наука, отмечает он, «предстает в качестве “технонауки, встроенной в жизненный мир и производящей знание через технологии”» [Ibid].

Подобная неоднородность на современном этапе характерна не только для технического знания, но и для других областей. Так, Л. А. Микешина, анализируя неклассическую теорию познания, вводит термин «синтез когнитивных практик», отражающий соединение различных, зачастую рассматривавшихся как противоположные, познавательных подходов и традиций в гуманитарном знании. К таким практикам она относит «”лингвистический поворот”, при котором теория познания заменяется теорией значения и некоторыми другими учениями о языке; феноменологические подходы к познанию; герменевтический опыт, выраженный в общей теории понимания и интерпретации; практики деконструктивизма и постмодернизма» [3, c. 49-50]. Такой подход, при котором теоретические направления теории познания рассматриваются как практики, а описание разнородной познавательной реальности становится возможным благодаря их многообразию, представляется полезным не только для описания гуманитарного знания.

Для построения модели, применимой для технического знания, необходимо учесть его специфические особенности. Важнейшими критериями истинности технического знания являются его практическая полезность и эффективность, а одной из основных особенностей современных технологий выступает их знаниевая нагруженность. Исходя из этого, анализ технического знания целесообразно проводить через соединение эпистемологического и праксиологического подходов. Конвергентные технологии сочетают способы и приемы взаимодействия с физическими объектами и методы работы со знанием и информацией.

Если когнитивные практики направлены на знание и его получение, то в технической области в познавательных ситуациях, как правило, присутствует взаимодействие и с техническим объектом, и с тем знанием, которое лежит в его основе. Для описания этой особенности познавательных ситуаций в сфере современных технологий мы введем термин «эпистемические практики», под которым будем понимать методы и приемы работы с техническими объектами, результатом применения которых является повышение эффективности технического знания, реализованного в этих объектах . Общей целью любых эпистемических практик работы с техническим знанием, таким образом, является приближение к истине, понимаемой как эффективность. Примером такой практики может служить графическая интерпретация, которая позволят делать исходные данные более информативными и облегчает процесс получения знания.

В широком смысле они могут быть поняты как любая работа со знанием, подразумевающая повышение его эффективности. При таком подходе эпистемическими практиками могут служить, например, графическое представление, моделирование, апробация. В узком смысле таким термином можно обозначить процессы и методики работы с конкретным видом знания в условиях решения технических задач, специфичные именно для него, позволяющие повысить эффективность исходного знания. Однако в каком бы смысле мы не использовали этот термин, отличительным признаком эпистемической практики является то, что она применяется к уже имеющемуся знанию и направлена на повышение эффективности применения этого знания.

Эпистемические практики оценки истинности технического знания

В силу своих особенностей техническое знание зачастую не может быть в полной мере теоретически обосновано, поэтому в его производстве, опосредованном деятельностью, изначально сложился ряд специфических эпистемических практик. И если для классического инженерного знания такие приемы и методы, как, например, методики решения изобретательских задач, известны и описаны в инструкциях, нормативных документах, то в случае сложных современных, в том числе конвергентных технологий такие эпистемологически-праксиологические комплексы еще предстоит выявить и описать. Однако уже сейчас мы можем видеть такие практики в тех областях конвергентных технологий, которые к настоящему времени получили наибольшее развитие.

В широком смысле технический объект может быть понят как следствие избыточности физических законов, которые позволяют существовать гораздо большему количеству объектов, чем то, которое возникает в природе естественным образом. То есть суть любой технической практики состоит в использовании тех же законов, по которым существуют природные объекты, для создания новых систем, самостоятельно не возникающих по тем или иным обстоятельствам. Т.е. практически любая техническая деятельность может быть рассмотрена как эпистемическая практика, соединяющая знание (образ, идею, замысел) и материальный субстрат. Причем знанием эти идеи или замыслы делает именно возможность их воплощения. В связи с этим ключевым моментом для описания эпистемических практик как в области нано- или биотехнологий, так и техники в целом является выявление и прояснение возможностей существования технических объектов.

Как уже было указано выше, целью эпистемических практик является повышение эффективности технического знания, т.е. приближение его к истине. Рассмотрим практики, связанные с оценкой истинности технического знания.

На практике невозможно определить, действительно ли модель, лежащая в основе технического объекта, соответствует реальности, или она просто фиксирует отдельные проявления, следствия физических законов. Знание, воплощенное в техническом объекте, носит синтетический характер, объединяя множество фундаментальных и прикладных знаний, поэтому практически невозможно однозначно указать, что фиксируется в опыте — правило или частный случай. В данном случае верификация выступает и как процедура оценки готового результата, и как этап технического познания.

В связи с этим можно говорить об эпистемической практике циклической, или рекурсивной, верификации. Суть ее состоит в чередовании процессов реализации исходной модели, дальнейшей ее апробации и корректировки с учетом полученных результатов, за которой вновь следуют реализация, апробация, корректировка и т.д. Основной аргумент против такого способа оценки истинности состоит в том, что «процесс сопоставления содержания и факта бесконечен» [4, c. 134], однако именно в отношении технического знания в большинстве случаев он снимается заданием конкретных, к сожалению, часто субъективных требований. Предел циклической верификации задается конкретными условиями, в которых осуществляется решение задачи, например указанием допустимого интервала погрешности или срока сдачи проекта. Именно тщательность верификации на этапе отладки является не только методологическим требованием, но и своеобразным этическим принципом в технических науках, вводя этическое измерение в эпистемические практики работы с техническим знанием.

Помимо оценки истинности базовой, универсальной эпистемической практикой работы с техническим знанием выступает его извлечение, или обратная реконструкция. Рассмотрение технического объекта как формы представления, воплощения знания предполагает возможность обратного конструирования (reverse engineering), то есть эпистемологической редукции объекта до отдельных концептуальных положений, лежащих в его основе. Парадигма обратного конструирования, зародившаяся в 80-х гг. XX в., позволила вывести на новый уровень понимание природы технического знания и по-новому поставила эпистемологические проблемы, связанные с репрезентацией, интерпретацией, извлечением знаний.

В рамках данного подхода эпистемологическая деятельность субъекта в техническом познании и деятельности разделяется на две принципиально разные формы, а именно прямое конструирование (forward engineering) и обратное конструирование (reverse engineering). Прямое конструирование предполагает дедуктивный процесс перехода от теоретических положений к моделям и реальным объектам, для него характерно «продвижение от высокого уровня абстракции и логики к проектированию и физическому воплощению системы» [9, p. 14]. Этапы такого познания различаются степенью абстракции и включают составление технического задания как общей постановки проблемы, указания целей, границ использования объекта; проектирование (от рисунка и чертежа до расчетов и построения моделей); реализацию, то есть физическое воплощение, тестирование и внедрение технической системы.

Обратное конструирование направлено на исследование готового технического объекта с целью выявления знаний, заключенных в нем. Оно включает анализ системных элементов и их взаимосвязей; определение концептов, базовых идей, на которых основана система; ее описание «в другой форме и на более высоком уровне абстракции» [1, c. 15]. Практика обратного конструирования в настоящее время востребована рядом научных направлений, прежде всего связанных с эвристической аналитикой вредоносного программного обеспечения и разработкой вычислительных машин высокой производительности. При этом оказалось, что свойство машин быть формой представления знаний имеет принципиальное значение для физической организации и работы таких систем.

Таким образом, если в классической схеме познания технический объект является результатом, то при обратном конструировании он представляет собой начальную точку исследования, а результатом служат выявленные модели, методы, инженерные идеи, физические, математические (например, геометрические) знания и даже историко-культурные основания. Этот процесс подобен классическому научному познанию, когда через исследование объектов происходит выделение общих закономерностей, но имеет свои отличительные черты, которые и составляют специфику технического знания. Вместе с тем такой потенциал технических объектов в настоящее время крайне мало востребован частными науками и философией. Извлечение знаний, зафиксированных в форме технического объекта, представляет собой сложную эпистемическую практику, для рассмотрения которой нет универсальных методов и алгоритмов, но ее решение может значительно расширить горизонты понимания природы, человека и общества.

Заключение

Предложенный в работе эпистемологический подход не только не исключает, но и может стать основой ценностных, гуманитарных и этических исследований конвергентных технологий и их влияния на современного человека, так как в основе познавательной деятельности в этой области лежат ценностно нагруженные принципы и идеи, исследование которых может способствовать преодолению негативных для современного человека последствий технологического развития.

На основе проведенного анализа можно сделать ряд выводов:

- наиболее существенное изменение познавательной ситуации в современном техническом знании, вызванное развитием современных технологий, состоит в том, что само знание становится техническим объектом;

- техническое знание уже не ограничивается сферой конструирования и использования машин и механизмов и должно пониматься в широком смысле как такое знание, которое позволяет получать запланированный результат, основываясь на естественных причинно-следственных связях;

- познавательная деятельности в области современных технологий может быть описана как совокупность эпистемических практик, то есть методов работы с техническими объектами, направленных на повышение эффективности того знания, на основе которого они построены;

- универсальными для современного технического знания являются эпистемические практики обратного конструирования, то есть исследования технического объекта с целью выявления знаний, заключенных в нем, при помощи анализа системных элементов и их взаимосвязей, определения концептов, базовых идей, на которых основана система, и циклической верификации, состоящей в чередовании процессов реализации исходной модели, дальнейшей ее апробации и корректировки с учетом полученных результатов.

Библиография
1.
Айер А. Д. Язык, истина и логика / А. Айер // Логос. – 2007. – № 1 (52). – С. 61–72.
2.
Глик Д. Информация. История. Теория. Поток / Джеймс Глик; пер. с английского М. Кононенко. – Москва: АСТ: CORPUS, 2013. – С. 16.
3.
Микешина Л. А. Философия познания. Полемические главы / Л. А. Микешина. – М.: Прогресс-Традиция, 2002. – 624 с.
4.
Никоненко С. В. Аналитическая философия: основные концепции / С. В. Никоненко. – СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2007. – 546 с.
5.
Столярова О. Е. «Исследования науки и технологии» (STS): Философское введение / О. Е. Столярова. [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://www.hse.ru/data/662/515/1239/text.doc (дата обращения 26.01.2016).
6.
Столярова О. Е. Идентичность киборгов: Обзор материалов конференции «Cyborgidentities» О. Е. Столярова // Социальные и гуманитарные науки. Отечественная и зарубежная литература. Сер. 3, Философия. – М., 2000. – № 2. – С.45–63.
7.
Черникова И. В. Трансформация концепта «знание» в постнеклассической науке / И. В. Черникова // Вестник Томского государственного университета. – 2007. – № 2. – С. 70–75.
8.
Чешев В. В. Техническое знание: монография / В. В. Чешев. – Томск: Изд-во Том. гос. архит.-строит. ун-та, 2006. – 267 с.
9.
Chikofsky E., Cross J. Reverse engineering and design recovery: A taxonomy / E. Chikofsky, J. Cross // IEEE Software. – № 7(1), January 1990. – P. 13 – 17.
10.
Ihde D. Expanding hermeneutics: visualism in science / D. Ihde. – Evanston (Ill.), 1999. – 216 p.
References (transliterated)
1.
Aier A. D. Yazyk, istina i logika / A. Aier // Logos. – 2007. – № 1 (52). – S. 61–72.
2.
Glik D. Informatsiya. Istoriya. Teoriya. Potok / Dzheims Glik; per. s angliiskogo M. Kononenko. – Moskva: AST: CORPUS, 2013. – S. 16.
3.
Mikeshina L. A. Filosofiya poznaniya. Polemicheskie glavy / L. A. Mikeshina. – M.: Progress-Traditsiya, 2002. – 624 s.
4.
Nikonenko S. V. Analiticheskaya filosofiya: osnovnye kontseptsii / S. V. Nikonenko. – SPb.: Izd-vo S.-Peterb. un-ta, 2007. – 546 s.
5.
Stolyarova O. E. «Issledovaniya nauki i tekhnologii» (STS): Filosofskoe vvedenie / O. E. Stolyarova. [Elektronnyi resurs]. Rezhim dostupa: https://www.hse.ru/data/662/515/1239/text.doc (data obrashcheniya 26.01.2016).
6.
Stolyarova O. E. Identichnost' kiborgov: Obzor materialov konferentsii «Cyborgidentities» O. E. Stolyarova // Sotsial'nye i gumanitarnye nauki. Otechestvennaya i zarubezhnaya literatura. Ser. 3, Filosofiya. – M., 2000. – № 2. – S.45–63.
7.
Chernikova I. V. Transformatsiya kontsepta «znanie» v postneklassicheskoi nauke / I. V. Chernikova // Vestnik Tomskogo gosudarstvennogo universiteta. – 2007. – № 2. – S. 70–75.
8.
Cheshev V. V. Tekhnicheskoe znanie: monografiya / V. V. Cheshev. – Tomsk: Izd-vo Tom. gos. arkhit.-stroit. un-ta, 2006. – 267 s.
9.
Chikofsky E., Cross J. Reverse engineering and design recovery: A taxonomy / E. Chikofsky, J. Cross // IEEE Software. – № 7(1), January 1990. – P. 13 – 17.
10.
Ihde D. Expanding hermeneutics: visualism in science / D. Ihde. – Evanston (Ill.), 1999. – 216 p.