Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 2101,   статей на доработке: 262 отклонено статей: 885 
Библиотека
Статьи и журналы | Тарифы | Оплата | Ваш профиль

Вернуться к содержанию

Английские экспедиции к Магелланову проливу накануне англо-испанской войны 1585–1604 гг.
Михеев Дмитрий Владимирович

кандидат исторических наук

доцент, кафедра всеобщей истории и регионоведения, Псковский государственный университет

180006, Россия, Псковская область, г. Псков, ул. Леона Поземского, 6, каб. 207

Mikheev Dmitry Vladimirovich

PhD in History

Docent, the department of Word History and Area Studies, Pskov State University

180006, Russia, Pskov, Leona Pozemskogo Street 6, office #207

Tankred85@mail.ru
Аннотация. В статье рассматриваются вопросы англо-испанского морского соперничества во второй половине XVI в. Предметом исследования выступили английские попытки проникновения в Ост-Индию и тихоокеанские владения испанцев в годы правления Елизаветы Тюдор через Магелланов пролив, почти не использовавшийся после первой кругосветной экспедиции (1519–1522). Хронологические рамки исследования охватывают период накануне англо-испанской войны 1574-1585 гг. Источниковую базу исследования составили дневники участников экспедиций, английские и испанские официальные донесения. Методологической основой исследования стал историко-генетический метод, позволяющий проследить развитие английских проектов использования маршрута через Магелланов пролив в рассматриваемый период. Успешный исход экспедиции Дрейка и невнятная реакция испанских властей убедили английское правительство в возможности использования «южного маршрута», неподконтрольного испанцам, для торговли со странами Востока. Только реальное испанское присутствие в проливе могло стать препятствием для торговых и грабительских английских экспедиций. Регулярные попытки англичан повторить экспедицию Дрейка послужили дополнительным дестабилизирующим фактором накануне англо-испанской войны.
Ключевые слова: Магелланов пролив, Англия, Испания, Новый Свет, Фрэнсис Дрейк, Эдвард Фентон, Сармьенто де Гамбоа, пиратство, кругосветное путешествие, Великие географические открытия
DOI: 10.25136/2409-868X.2017.12.25129
Дата направления в редакцию: 30-12-2017

Дата рецензирования: 30-12-2017

Дата публикации: 03-01-2018

Статья подготовлена при финансовой поддержке Российского фонда фундаментальных исследований: проект РФФИ 17-31-01041 «Свидетельства современников о кругосветной экспедиции Фрэнсиса Дрейка: перевод и исследование».

Abstract.  
This article examines the questions of Anglo-Spanish maritime rivalry in the second half of the XVI century. The subject of the research is the English attempts to invade the East Indies and Pacific Ocean domains of the Spaniards during the ruling period of Elizabeth Tudor through the Strait of Magellan, which was scarcely used after the first circumnavigation expedition (1519-1522). The chronological framework of the research capture the period just before the Anglo-Spanish War of 1574-1585. The source base contains the journals of the participants of expedition, English and Spanish reports. Methodological base lies in the historical-genetic method that allows tracing the evolution of English projects of using the rout through the Strait of Magellan during the indicated period. Successful outcome of the expedition of Drake and incomprehensible response of the Spanish authorities, convinced the English government in possibility of using the “South route” independent from the Spaniards, for trading with the Eastern countries. Only the actual Spanish presence in the Strait could impede the trade and predatory English expeditions. Regular attempts of the Englishmen to repeat the expedition of Drake served as an additional destabilizing factor prior to the Anglo-Spanish War.
 

Keywords: piracy, Sarmiento de Gamboa, Edward Fenton, Francis Drake, New World, Spain, England, Strait of Magellan, circumnavigation, Age of Discovery

В XVI столетии ведущие европейские державы вступили в противостояние не только на Европейском континенте, но и в далеких заморских колониальных владениях, на протяженных торговых маршрутах, соединявших Старый Свет с богатыми странами Востока и Новым Светом. Наибольший интерес у европейских путешественников и первооткрывателей вызывал поиск наиболее удобного маршрута к богатствам Индии и Китая. Хотя англичане и французы позже подданных католических монархов Испании и Португалии включились в эту гонку, активность их во второй половине XVI столетия приобрела масштабы, угрожавшие испано-португальскому торгово-колониальному господству.

Первоначальное испано-португальское соперничество в мире удалось частично урегулировать благодаря двусторонним соглашениям и вмешательству римского понтифика. Начавшиеся вскоре после первого плавания Колумба переговоры увенчались подписанием Тордесильясского договора в 1494 г. Испания, получившая поддержку со стороны папы Александра VI, смогла добиться выгодного для себя размежевания Атлантики. Устанавливалась новая разграничительная линия, которая делила Атлантику от северного полюса к южному по меридиану, проходившему в 370 лигах к западу от островов Зеленого мыса [1, с. 24–25]. Таким образом, Испания закрепляла за собой права на большую часть земель Нового Света, а Португальцы оставляли под своим контролем морской путь вдоль африканского побережья через мыс Доброй Надежды в Индийский океан. Кроме того, в результате соглашения территория открытой к 1500 г. Бразилии также попала под контроль португальцев.

Плавание Фернана Магеллана (1519–1522) вновь заставило испанцев и португальцев сесть за стол переговоров. На этот раз спор двух колониальных держав развернулся вокруг владений в Тихом и Индийском океанах. В 1529 г. в Сарагосе был подписан новый договор, дополнивший положения прежнего испано-португальского соглашения. Испанская сторона за солидную денежную компенсацию соглашалась с линией раздела, позволявшей португальцам закрепить за собой Молуккские острова, однако открытые испанцами Филиппинские острова попадали в сферу влияния Карла V [2, с. 27; 3, с. 396].

Подобное разделение мира двумя державами с самого начала вызвало неодобрение прочих монархов, претендовавших на лидерство в европейской политике. Французскому королю Франциску I в связи с этим приписывается высказывание, о том, что он не видел в завещании Адама указаний о том, что все владения в Новом Свете должны принадлежать только испанцам и португальцам [4, с. 168]. Помимо французов, недовольство свершившимся разделом мира проявляли и англичане, осуществившие несколько попыток найти северный путь в Китай еще в годы правления Генриха VII. Несмотря на протесты испанского посланника, английский король предоставил Джону Каботу право совершать плавания и открывать владения, не принадлежавшие христианским государям в западном, северном и восточном направлениях. Южное исключили, чтобы не обострять отношения с испанцами и португальцами [1, с. 60–61]. Экспедиции Кабота стали первым сигналом и предтечей английской торговой, колониальной и морской экспансии, развернувшейся в годы правления Тюдоров. Пик противостояния со старыми колониальными державами для Англии пришелся на годы правления Елизаветы Тюдор.

В годы правления этой королевы, жители Туманного Альбиона совершали разведывательные, торговые и пиратские экспедиции в самые отдаленные части света, известные на тот момент, пытались создавать первые колонии и совершали важнейшие географические открытия, навсегда вписавшие их имена в историю.

Мы уже упоминали выше об английских попытках найти северный проход в Китай, однако, как показала практика, несмотря на все усилия, найти судоходный пролив, отделявший Атлантику от Тихого океана на севере, тогда так и не удалось. В подобной ситуации англичане обратили внимание на давно известный маршрут, освоенный в прежние годы испанцами в ходе экспедиции Магеллана, но из-за своей сложности и опасности не использовавшийся. Испанцы предпочитали доставлять товары из Тихоокеанского региона к атлантическому побережью по суше, через Панамский перешеек.

Первые подробные планы по исследованию возможности использовать Магелланов пролив преподнес королеве Елизавете английский корсар и первооткрыватель Ричард Гренвилл. В 1574 г. им был подготовлен план экспедиции к проливу. О подготовке экспедиции стало известно испанским агентам [5, p. 481]. В условиях улучшения англо-испанских отношений английская королева, к которой обратился Гренвилл, отказалась от осуществления амбициозного предприятия по проникновению в Тихий океан [6, p. 90, 97–98]. Сами испанцы называли его Южным морем или, подчеркивая свою монополию, «Испанским озером».

Возможность осуществления нового проекта появилась спустя несколько лет. Период потепления в англо-испанских отношениях сменился новым кризисом. Восстание в Нидерландах вспыхнуло с новой силой после смерти наместника Луиса де Рекесенса. Взбунтовавшиеся испанские войска разграбили Антверпен, служивший торговыми воротами для английских торговцев на континенте. Новый испанский наместник дон Хуан Австрийский в июле 1577 г. возобновил военные действия, нанеся ряд поражений мятежникам. Планы сводного брата испанского короля по вторжению в Англию после подавления восстания хоть и не получили одобрения Филиппа II, серьезно обеспокоили английских протестантов [7, с. 128–129]. Стабильность у английских границ была нарушена, и отношения двух стран вновь обострялись до предела. К 1577 г. надежда на продолжительный англо-испанский мир заметно пошатнулась.

В 1577 г. под руководством Фрэнсиса Дрейка была подготовлена экспедиция к Магелланову проливу, спонсорами которой выступили виднейшие люди королевства и, возможно, сама королева Елизавета [8, p. 82].

Истинные цели данного предприятия до сих пор вызывают споры. Оригинала патента, выданного Дрейку, не сохранилось. Черновой вариант документа свидетельствует, что задачи, поставленные перед участниками экспедиции были в первую очередь исследовательскими – изучить земли за Магеллановым проливом, попытавшись наладить контакты с правителями земель, неподконтрольных христианским правителям [9, p. 430], т.е. не принадлежавшим испанцам и португальцам. Таким образом, предприятие носило разведывательный характер. В связи с этим С. Ньюталл высказывала предположение, что основной целью Дрейка было исследование тихоокеанского побережья Америки [9, p. XXVI–XXVII]. Э. Тэйлор полагала, что в инструкции говорилось о налаживании торговых связей с населением неизвестного Южного материка – Terra Incognita [10, p. 110–119]. Г. Вагнер придерживался мнения, что экспедиция была призвана наладить торговые связи с Молуккскими островами [11, p. 26–27]. Однако факт отсутствия на кораблях большого количества товаров, необходимых для торговли, опровергает последнюю версию. К. Эндрюс считал, что Дрейку было предписано исследовать тихоокеанское побережье Южной Америки, где могли оставаться независимые индейские государства, с которыми и предполагалось наладить торговые отношения [12, p. 740].

Впрочем, наиболее распространенной всегда являлась идея о том, что экспедиция Дрейка являлась нечем иным, как королевской каперской операцией, призванной отомстить испанцам за притеснения англичан и за обиды, нанесенные королеве Елизавете королем Испании. Эту идею поддерживали в своих работах Д. Корбетт [13, p. 207–209] и Д. Уильямсон [14, p. 187].

Осуществить изложенные выше вероятные цели экспедиции возможно было только попав в Тихий океан, а для этого необходимо было либо перейти Панамский перешеек, либо пересечь Магелланов пролив. Первым вариантом маршрута попытались воспользоваться англичане под командованием Джона Оксенгема, и Дрейк знал об этом, переживая за судьбу своих соотечественников, плененных испанцами [9, p. 47, 161–162, 305]. Сам же королевский корсар, заручившись поддержкой Елизаветы и ее ближайших советников, избрал второй путь.

Впрочем, грабительские цели предприятия лежали на поверхности. Уже в начале XVII в. У. Монсон писал, что истинные намерения Дрейка были «неправедными, злыми и противозаконными. Он намеревался грабить, нарушая мир между правителями, грабить бедных путешественников, проливать кровь невиновных, делать жен вдовами, а детей сиротами» [15, p. 274].

Мы считаем, что наиболее вероятными целями экспедиции было обследование тихоокеанского побережья Америки, лежащего за Магеллановым проливом, и проверка возможности использовать этот маршрут для выхода в Тихий океан. Поиск Южного материка, северного пролива Аниан или посещение Молуккских островов могли быть второстепенными задачами. Все расходы в ходе предприятия планировалось окупить за счет ограбления испанских владений в Новом Свете.

Корабли Дрейка вышли в море 15 ноября 1577 г., однако шторм заставил англичан вернуться в порт Плимута для ремонта. Повторный выход в море состоялся только 13 декабря. Корабли экспедиции направились к Марокканскому побережью и далее к островам Зеленого Мыса, после чего пересекли Атлантику и в апреле 1578 г. достигли побережья Бразилии. Старясь не привлекать к себе излишнего внимания, англичане избегали встреч с португальскими колонистами.

Дрейк готовился к переходу через пролив заранее. На флагманском корабле имелись карты, составленные и приобретенные специально по заказу руководителя экспедиции. Среди книг Дрейка имелись и описания экспедиции Магеллана, на которые он старался ориентироваться в своих действиях [16, p. 48]. Наконец, на островах Зеленого мыса англичанами был захвачен португалец Нуньо да Силва, хорошо знавший атлантическое побережье Южной Америки и согласившийся стать штурманом экспедиции. Осознавая все тяжести перехода через пролив с большой флотилией, Дрейк оставил под своим командованием только три корабля. Остальные суда были разоснащены и разобраны, а их экипажи были распределен между оставшимися кораблями. Символическим ходом со стороны Дрейка стала смена названия флагманского корабля экспедиции. Галеон «Пеликан» получил новое название «Золотая лань». Как полагали сами участники экспедиции, данный шаг должен был польстить одному из организаторов предприятия Кристоферу Хаттону, в гербе которого присутствовала лань [17, p. 71]. Переход через Магелланов пролив начался в августе 1578 г. и первоначально проходил достаточно удачно. 6 сентября англичане вышли в Тихий океан, однако обрушившийся шторм отбросил корабли назад. Плохая погода сохранялась до 28 октября. Во время шторма корабли разделились. Барк «Мэриголд» вместе с 28 членами экипажа погиб в Магелланов проливе [17, p. 79]. Вице-адмиральский корабль «Элизабет» отделился от эскадры и был отброшен в обратно к Атлантике. Капитан корабля Джон Уинтер, имевший натянутые отношения с руководившим экспедицией Дрейком, принял решение не повторять переход через пролив и направился обратно в Англию.

Флагман экспедиции оказался в проливе, отделяющем Огненную землю от Антарктического побережья. Таким образом Дрейк и его люди совершили одно из крупнейших открытий в ходе своего путешествия, доказав, что Огненная земля не является частью Южного материка, а только обширным архипелагом.

Дальнейший путь «Золотой лани» пролегал вдоль тихоокеанского побережья Нового Света. Испанцы оказались абсолютно неподготовлены к отражению нападения в этом регионе, небольшие городки на побережье и корабли, занимавшиеся каботажным плаванием, фактически не имели серьезной защиты, что заметно облегчало грабительские действия Дрейка и его людей [18, с. 156–157]. Немаловажное для нас значения имел и факт заключения торгового соглашения, заключенного Дрейком от имени королевы Елизаветы с правителем острова Тернате о возможности основать в районе Молуккских островов свою торговую факторию [17, p. 137; 19, с. 170].

Таким образом, Фрэнсис Дрейк стал вторым после Магеллана путешественником, который смог преодолеть пролив, отделявший на юге Атлантический и Тихий океаны. Грандиозный успех предприятия возродил интерес к Магелланову проливу как со стороны англичан, так и со стороны испанцев, забывших запереть дверь в свое «Испанское озеро».

Обеспокоенные возможностью повторения кругосветки Дрейка, испанские власти согласились с планом, предложенным выдающимся морским офицером и первооткрывателем Педро Сармьенто де Гамбоа. Он предлагал запереть проход из Атлантики в Тихий океан, создав в районе Магелланова пролива испанскую колонию. В 1581 г. в район пролива были направлены колонисты во главе с де Гамбоа, объявленным губернатором новой колонии, им было предписано организовать постоянное поселение и крепость, строительство которых началось после трудного путешествия только в 1584 г. [14, p. 219]. Численность жителей Номбре де Хесус и Сьюдад дель Рей Дон Фелипе насчитывала несколько сотен человек [20, p. 270–274; 21, p. 305, 328]. Впрочем, не получая снабжения и подкреплений, колония в Магеллановом проливе быстро пришла в упадок и обезлюдела. Сармиенто, направившийся обратно в Испанию, был захвачен английскими каперами и несколько лет провел в плену в начале у англичан, а затем у французских гугенотов [22, с. 116–117].

Одновременно с испанскими попытками закрепиться в проливе, англичане пытались повторить успех первой английской кругосветной экспедиции, использовав южный маршрут для мирных торговых экспедиций к островам пряностей. Испанский посол неоднократно отмечал, что англичане обсуждают новый «Индийский проект», стремясь повторить путь, проделанный Дрейком, и достичь Ост-Индии и Молуккских островов [23, p. 10, 75, 101]. Бернардино де Мендоса отмечал, что основным инициатором новой экспедиции выступал граф Лейстер, предложивший королеве снарядить флот в 10 кораблей под командованием Дрейка, чтобы отплыть к Молуккским островам. Отношения двух государств вновь балансировали на грани войны и мира.

На этом фоне Елизавета уже отказалась от идеи использовать дона Антониу для ведения скрытой войны против испанцев. Король Филипп четко дал понять, что военная помощь претенденту на португальский престол будет расцениваться как объявление войны. В своем письме Мендосе, испанский монарх отмечал, что «если королева не желает нарушить мир со мной (королем Испании – Д.М.), [она должна понимать], если дон Антониу покинув ее страну, направится в любой из наших доминионов или причинит вред любому из наших подданных, я буду рассматривать это как объявление войны» [23, p. 160]. Фактически, любая весомая поддержка португальского претендента на престол могла привести к войне с Испанией [24, p. 134]. Угрозы Филиппа II несомненно оказали влияние на политику королевы в рассматриваемый период. Однако отказываться от идеи совершить торговую экспедицию к Молуккским островам англичане не желали.

В 1581 г. началась подготовка экспедиции к Молуккским островам во главе с Эдвардом Фентоном, успевшим отметиться в ходе экспедиций Фробишера в поисках северного прохода в Тихий океан. Кроме того, предполагалось, что корабли экспедиции посетят португальские фактории в Индии, но после того как стало известно, что они подчинились Филиппу II, было решено ограничиться султаном Тернате [14, p. 215]. В мае 1582 г. корабли под общим командованием Фентона вышли в море. Флагманом экспедиции был «Галеон Лейстер» (400 тонн). В экспедиции приняли участие Джон Дрейк и Уильям Хокинс (племянник Джона Хокинса – Д.М.). Вероятно, они представляли основных пайщиков предприятия – Фрэнсиса Дрейка и братьев Хокинсов. Кроме того, молодой Джон Дрейк, сопровождавший дядю в ходе кругосветной экспедиции, имел важный опыт успешного путешествия по предполагавшемуся маршруту в 1577–1580 гг.

Во время экспедиции Фентона и его спутников преследовали неудачи. У бразильского побережья он подвергся атаке испанской эскадры и, потеряв надежду добраться до Молуккских островов, принял решение вернуться в Англию в июне 1583 г. Однако многие его спутники были недовольны решением руководителя экспедиции, рассчитывая повторить грабительский рейд Дрейка. Джон Дрейк отказался возвращаться на Родину и направился на своем корабле далее на юг. В устье Рио Плате он потерпел крушение и попал в руки к испанцам [14, p. 216]. На родину Джон Дрейк так и не вернулся, оставшись в Испанской Америке.

После провала экспедиции Фентона проекты нового плавания к Магелланову проливу были временно отложены, однако уже в 1584 г. началась подготовка флота, во главе которого решено было поставить Фрэнсиса Дрейка, давно не принимавшего участия в столь дальних путешествиях. Отношения Англии и Испании после раскрытия заговора Трокмортона и высылки испанского посла из страны находились в плаченом состоянии. Впрочем, о войне или даже о грабительском рейде речи не шло. В Англии велась подготовка двух частных предприятий, санкционированных и спонсировавшихся королевой, носивших мирный характер. Первое – очередная экспедиция, подготовленная У. Рэли к его новой колонии Виргиния. Второе – крупная морская экспедиция к Молуккским островам, подобная экспедиции Фентона. Однако тот факт, что возглавлял вторую экспедицию Дрейк, внушал испанцам серьезные опасения. Среди пайщиков предприятия значились королева, вложившая 10000 фунтов, Ф. Дрейк, братья Хокинсы, граф Хаттон, Уолтер Рэли. Бернардино де Мендоса, направленный послом во Францию, пристально следил за событиями на Туманном Альбионе. 22 февраля 1585 г. он сообщал, что «королева выдала Дрейку патент на экспедицию; кроме того она предоставила 20000 фунтов... 24 больших корабля и 20 пинас, готовятся в Лондоне и на западе страны... Дрейк планирует выйти с 2000 человек, намереваясь перехватить флоты вашего Величества прежде, чем они встретятся в Гаване. Если он не добьется успеха, то высадится у Номбре-де-Диос...» [25, p. 532].

7 апреля 1585 г. английский дипломат Ричард Хаклюйт сообщал из Парижа, что «слухи о флоте Рэли, и особенно о подготовке сэра Фрэнсиса Дрейка, очень обеспокоили испанцев…» [25, p. 141]. Экспедиция, впрочем, несмотря на все опасения испанцев, должна была носить мирный характер. Насколько это вообще было возможным, если ее руководителем был Дрейк.

В середине апреля испанские агенты в Англии сообщали, что экспедиция Дрейка отсрочена «в связи с нехваткой денег» [25, p. 520]. Однако последовавшие события привели сложившуюся ситуацию к началу открытого военного конфликта. Опасаясь, что эскадра Дрейка на самом деле должна служить для перехвата Серебряного флота, Филипп II поддался на уговоры своих советников и согласился с реквизицией иностранных судов в испанских портах. Среди арестованных кораблей оказались и английские. В результате торговцы, в прежние годы выступавшие за мир с Испанией, потребовали от королевы начать военные действия или выдать репрессалии. Корабли, подготовленные Дрейком для перехода через Магелланов пролив к Молуккским островам, были использованы в 1585–1586 гг. для совершения опустошительного рейда вдоль атлантического побережья Испании и владений Филиппа II в Новом Свете. В совокупности с поддержкой, которую Елизавета оказала мятежникам в Нидерландах, новая экспедиция Дрейка спровоцировала начало открытого вооруженного конфликта.

Таким образом, успех экспедиции Дрейка, доказавшего вслед за Магелланом возможность использования южного маршрута из Атлантики в Тихий океан, спровоцировал рост интереса к проектам подобного рода на Туманном Альбионе. Попытки испанцев закрепиться в районе пролива, чтобы подтвердить свои притязания на данный маршрут, оказались безрезультатными. Подготовка целого ряда экспедиций к Магелланову проливу отразилась на росте англо-испанских противоречий и подтолкнула две монархии к началу затяжного военного конфликта. Последующие экспедиции совершались англичанами уже в военных условиях и преследовали не торговые, а в первую очередь грабительские цели, полностью оправданные в условиях начавшейся войны.

Библиография
1.
Магидович И. П., Магидович В. И. Очерки по истории географических открытий. Том II. М.: Просвещение, 1983. – 399 с.
2.
История внешней политики Испании. М.: Международные отношения, 2014. – 536 с.
3.
История Испании.Том1. С древнейших времен до конца XVII века. М.: «Индрик», 2012. – 696 с.
4.
Копелев Д. Н. Раздел Океана в XVI – XVIII веках: истоки и эволюция пиратства. СПб. Крига, 2013. – 736 с.
5.
Calendar of Letters and State Papers Relating to English Affairs, Preserved Principally in the Archives of Simancas / Ed. by M. Hume. Vol. II. 1568 – 1579. L.: Public Record Office, 1894. – 742 p.
6.
Rowse A. L. Sir Richard Grenville of the Revenge: An Elizabethan Hero. L.: Jonathan Cape, 1937. – 365 p.
7.
Дмитриева О. В. Елизавета I: Семь портретов королевы. М.: Янус-К, 1998. – 248 с.
8.
Kelsey H. Sir Francis Drake: The Queen’s Pirate. L.: Yale University Press, 1998. – 566 p.
9.
New Light on Drake: A Collection of Documents Relating to His Voyage of Circumnavigation, 1577 – 1580 / Ed. by Z. Nuttall. L.: Hakluyt Society, 1914. – 443 p.
10.
Taylor E. G. R. Tudor Geography, 1485–1583. L.: Methuen and Co., 1930. – 290 p.
11.
Wagner H. R. Sir Francis Drake’s Voyage around the World. San Francisco: J. Howell, 1926. – 543 p.
12.
Andrews K. R. The Aims of Drake’s Expedition of 1577 – 1580 // The American Historical Review. 1968. Vol. 73. № 3. – P. 724-740.
13.
Corbett J. S. Drake and Tudor Navy. Vol. I. N.-Y.: Burt Franklin, 1899. – 415 p.
14.
Williamson J. A. The Age of Drake. L.: A. & C. Black, 1938. – 400 p.
15.
The Naval Tracts of Sir William Monson in Six Books / Ed. by M. Oppenheim. Vol. IV. L.: Navy Records Society, 1913. – 442 p.
16.
Whitfield P. Sir Francis Drake.L.: Brit. libr., 2004. – 160 p.
17.
The World Encompassed by Sir Francis Drake / Ed. by W. S. W. Vaux. L.: Hakluyt Society, 1854. – 295 p.
18.
Михеев Д. В. Развитие испанской оборонительной системы в Новом Свете накануне Англо-Испанской войны // Метаморфозы истории. 2017. Вып. 9. С. 149–162.
19.
Губарев В. К. Фрэнсис Дрейк. М.: Молодая гвардия, 2013. – 374 с.
20.
Hakluyt R. The Principal Navigations, Voyages, Traffiques & Discoveries of the English Nation Made by Sea or Over-land. Vol. 11. Glasgow: J. MacLehose and Sons, 1904. – 458 p.
21.
Narratives of the Voyages of Pedro Sarmiento de Gam-boa to the Straits of Magellan. L.: Hakluyt Society, 1895. – 417 p.
22.
Михеев Д. В. Попытки мирного урегулирования в первые годы Англо-Испанской войны (1585–1604 гг.) // Псковский военно-исторический вестник. 2016. Вып. 2. С. 112–118.
23.
Calendar of Letters and State Papers Relating to English Affairs, Preserved Principally in the Archives of Simancas / Ed. by M. Hume. Vol. III. 1580 – 1587. L.: Public Record Office, 1896. – 720 p.
24.
McDermott J. England and the Spanish Armada. The Necessary Quarrel. L.: Yale University Press, 2005. – 411 p.
25.
Calendar of State Papers, Domestic Series, Elizabeth, Addenda, 1580 – 1625. L.: Longman & Co., 1872. – 811 p
References (transliterated)
1.
Magidovich I. P., Magidovich V. I. Ocherki po istorii geograficheskikh otkrytii. Tom II. M.: Prosveshchenie, 1983. – 399 s.
2.
Istoriya vneshnei politiki Ispanii. M.: Mezhdunarodnye otnosheniya, 2014. – 536 s.
3.
Istoriya Ispanii.Tom1. S drevneishikh vremen do kontsa XVII veka. M.: «Indrik», 2012. – 696 s.
4.
Kopelev D. N. Razdel Okeana v XVI – XVIII vekakh: istoki i evolyutsiya piratstva. SPb. Kriga, 2013. – 736 s.
5.
Calendar of Letters and State Papers Relating to English Affairs, Preserved Principally in the Archives of Simancas / Ed. by M. Hume. Vol. II. 1568 – 1579. L.: Public Record Office, 1894. – 742 p.
6.
Rowse A. L. Sir Richard Grenville of the Revenge: An Elizabethan Hero. L.: Jonathan Cape, 1937. – 365 p.
7.
Dmitrieva O. V. Elizaveta I: Sem' portretov korolevy. M.: Yanus-K, 1998. – 248 s.
8.
Kelsey H. Sir Francis Drake: The Queen’s Pirate. L.: Yale University Press, 1998. – 566 p.
9.
New Light on Drake: A Collection of Documents Relating to His Voyage of Circumnavigation, 1577 – 1580 / Ed. by Z. Nuttall. L.: Hakluyt Society, 1914. – 443 p.
10.
Taylor E. G. R. Tudor Geography, 1485–1583. L.: Methuen and Co., 1930. – 290 p.
11.
Wagner H. R. Sir Francis Drake’s Voyage around the World. San Francisco: J. Howell, 1926. – 543 p.
12.
Andrews K. R. The Aims of Drake’s Expedition of 1577 – 1580 // The American Historical Review. 1968. Vol. 73. № 3. – P. 724-740.
13.
Corbett J. S. Drake and Tudor Navy. Vol. I. N.-Y.: Burt Franklin, 1899. – 415 p.
14.
Williamson J. A. The Age of Drake. L.: A. & C. Black, 1938. – 400 p.
15.
The Naval Tracts of Sir William Monson in Six Books / Ed. by M. Oppenheim. Vol. IV. L.: Navy Records Society, 1913. – 442 p.
16.
Whitfield P. Sir Francis Drake.L.: Brit. libr., 2004. – 160 p.
17.
The World Encompassed by Sir Francis Drake / Ed. by W. S. W. Vaux. L.: Hakluyt Society, 1854. – 295 p.
18.
Mikheev D. V. Razvitie ispanskoi oboronitel'noi sistemy v Novom Svete nakanune Anglo-Ispanskoi voiny // Metamorfozy istorii. 2017. Vyp. 9. S. 149–162.
19.
Gubarev V. K. Frensis Dreik. M.: Molodaya gvardiya, 2013. – 374 s.
20.
Hakluyt R. The Principal Navigations, Voyages, Traffiques & Discoveries of the English Nation Made by Sea or Over-land. Vol. 11. Glasgow: J. MacLehose and Sons, 1904. – 458 p.
21.
Narratives of the Voyages of Pedro Sarmiento de Gam-boa to the Straits of Magellan. L.: Hakluyt Society, 1895. – 417 p.
22.
Mikheev D. V. Popytki mirnogo uregulirovaniya v pervye gody Anglo-Ispanskoi voiny (1585–1604 gg.) // Pskovskii voenno-istoricheskii vestnik. 2016. Vyp. 2. S. 112–118.
23.
Calendar of Letters and State Papers Relating to English Affairs, Preserved Principally in the Archives of Simancas / Ed. by M. Hume. Vol. III. 1580 – 1587. L.: Public Record Office, 1896. – 720 p.
24.
McDermott J. England and the Spanish Armada. The Necessary Quarrel. L.: Yale University Press, 2005. – 411 p.
25.
Calendar of State Papers, Domestic Series, Elizabeth, Addenda, 1580 – 1625. L.: Longman & Co., 1872. – 811 p