Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 2004,   статей на доработке: 341 отклонено статей: 792 
Библиотека
Статьи и журналы | Тарифы | Оплата | Ваш профиль

Вернуться к содержанию

Они были Главными: контент-анализ воспоминаний создателей советской космонавтики
Гребенченко Ирина Викторовна

научный сотрудник, ГБУК Мемориальный музей Космонавтики

129515, Россия, г. Москва, проспект Мира, 111

Grebenchenko Irina Viktorovna

Researcher at the State Budget Cultural Institution "Cosmonautics Memorial Museum"

111, Prospekt Mira ul,  Moscow, Russia, 129515

grebenchenkoirina@mail.ru

Аннотация.

В работе изучается формирование взаимодействия членов «Совета Главных Конструкторов», коллективного органа, неформального координационного центра, определявшего научно-технические и методические направления развития советской космической отрасли (Сергея Павловича Королёва, Владимира Павловича Бармина, Валентина Петровича Глушко, Николая Алексеевича Пилюгина, Михаила Сергеевича Рязанского и Виктора Ивановича Кузнецова, а также Бориса Евсеевича Чертока и Мстислава Всеволодовича Келдыша), отношений между ними, определяется роль коммуникативного фактора в этом процессе на основе анализа источников личного происхождения (переписки, дневников и воспоминаний) методами контент-анализа и статистического анализа. Данная работа охватывает период до 1966 года, поскольку мы изучаем Совет в первом, «королёвском» составе. Обстановка строжайшей секретности привела к тому, что за более чем шестидесятилетнюю историю развития советской и российской космонавтики о членах Совета писали лишь официальные биографии, однако работ, посвященных ученым как людям, личностям, со своими характерами, судьбами, проблемами, взаимоотношениями, до сих пор не было написано.

Ключевые слова: рабочее взаимодействие, личное взаимодействие, ракета, космонавтика, Королёв, Совет Главных Конструкторов, коммуникативный фактор, манера поведения, контент-анализ, полнотекстовая база данных

DOI:

10.7256/2585-7797.2017.4.24999

Дата направления в редакцию:

17-12-2017


Дата рецензирования:

17-12-2017


Дата публикации:

29-12-2017


Abstract.

The article studies the formation of the “Council of Chief Designers” cooperation that was a collective body and an unofficial coordination center determining technical and methodical course the Soviet space branch followed (Sergey Pavlovich Korolev, Vladimir Pavlovich Barmin, Valentin Petrovich Glushko, Nikolai Alekseevich Pilyugin, Mikhail Sergeevich Ryazanskiy and Viktor Ivanovich Kuznetsov as well as Boris Evseevich Chertok and Mstislav Vsevolodovich Keldysh). The author analyzes their relations and reveals the role of communication for this process on the basis of private sources (letters, diaries and recollections) by means of content-analysis and statistical analysis. The period understudy is the years before 1966 when the Council was in its first “Korolev” composition. In spite of the fact that Soviet and Russian cosmonautics can boast a period of over 60-year development, top secrecy has resulted only in official biographies of the Council members. Works studying them as people, individuals with their own traits, fate and relations have not been written yet. 

Keywords:

rocket, personal interaction, professional interaction, communicative factor , behavior pattern, content-analysis, full-text database, cosmonautics, Korolev, the Council of Chief Designers

Одним из ключевых моментов соперничества между США и СССР в годы «холодной войны» было противостояние в области ракетной техники и освоения космоса. В СССР за создание и запуск ракет отвечал Совет Главных Конструкторов - группа ученых, стоявших у истоков советской космонавтики.

Совет Главных Конструкторов – в некотором смысле уникальное явление для космонавтики. Он начал формироваться в послевоенные годы (1945-1946 гг.) в Германии [1, с. 11.], куда Владимир Павлович Бармин, Валентин Петрович Глушко, Сергей Павлович Королёв, Виктор Иванович Кузнецов, Николай Алексеевич Пилюгин и Михаил Сергеевич Рязанский были направлены для изучения немецкой баллистической ракеты ФАУ-2.

Помимо них в Совете были и другие ученые, но именно эта шестерка составила первый Совет Главных, так называемый «королёвский» [2], по имени негласного руководителя.

.jpg

Совет главных конструкторов в составе М.С. Рязанского, Н.А. Пилюгина, С.П. Королева, В.П. Глушко, В.П. Бармина, В.И. Кузнецова[10]

Каждый из членов Совета носил звание «главный конструктор», являлся основателем своей школы, разрабатывавшей свое специальное направление. Идеи, рождавшиеся в организациях этих главных конструкторов, могли быть реализованы только с использованием научного потенциала всей страны и на основе мощной промышленности. В сферу влияния Совета Главных втягивались сотни заводов, отраслевых, академических, военных и вузовских научных учреждений.

При работе над такими масштабными проектами, как в космической отрасли, немаловажную роль играют взаимодействие, персональные контакты на уровне высшего звена руководителей.

Целью данного исследования является изучение формирования отношений между членами «Совета главных» (С.П. Королёвым, В.П. Барминым, В.П. Глушко, Н.А. Пилюгиным, М.С, Рязанским и В.И. Кузнецовым, а также Б.Е. Чертоком, являвшимся одним из ближайших помощников Королёва и его заместителем с 1959 года, и М.В. Келдышем [2], президентом Академии Наук СССР, главным теоретиком космонавтики, вошедшим в состав Совета несколько позднее, в 1954 году) в процессе их взаимодействия, определение роли коммуникативного фактора в этом процессе.

Для анализа используются источники личного происхождения, то есть переписка, дневники и воспоминания конструкторов, в которых они упоминают о своей работе и своих коллегах, а также дают оценку деятельности и личности этих коллег. При сборе данных использовались как неопубликованные архивные источники, так и опубликованные (в основном, начиная со второй половины 1980-х гг.) данные, находящиеся в разрозненном виде в различных биографических публикациях и литературе по истории космонавтики. Важным источником является журнал «Вестник Академии Наук», в котором публикуются биографии и воспоминания о тех членах Совета, которые были членами Академии, в честь их юбилеев. Необходимо упомянуть четырёхтомник Б.Е. Чертока «Ракеты и люди» [2], написанный в 1994-1999 гг. Эта книга является, с одной стороны, фундаментальной монографией по истории советской космонавтики, а с другой – содержит воспоминания автора о членах Совета Главных (и к тому же дает подробную автобиографию). Важнейшим источником являются «Нежные письма сурового человека» [3]. Это опубликованная мемориальным домом-музеем С.П. Королёва в 2007 году переписка Сергея Павловича с женой, Ниной Ивановной Королёвой. Письма написаны в период с 1957 по 1965 гг., с космодромов Байконур и Капустин Яр. В них Королёв рассказывает не только о своей работе, но и о своих коллегах и друзьях, о конфликтных ситуациях, о проблемах и об успехах. Следует также отметить книгу официального биографа Королёва - Я.К. Голованова «Королёв: факты и мифы» [4], в которой журналист, проводивший на космодроме Байконур все возможное время, рассказывает об отношении Сергея Павловича к работе и о его общении с людьми.

Методом исследования источников является контент-анализ как инструмент, представляющий собой синтез количественного и качественного подходов к изучению нарративных источников и позволяющий получить более объективные результаты благодаря представлению текста в виде системы семантических категорий и индикаторов. Выбранная нами тема ранее не рассматривалась с использованием методики контент-анализа, что придает исследованию новизну. Контент-анализ выполнен с помощью программы MAXQDA [6].

Для анализа источников была создана полнотекстовая база данных, в которой была сформирована система категорий и индикаторов текстов, которые объединяли понятия, описывающие различные взаимоотношения и персональные характеристики членов Совета Главных.

Полнотекстовая база данных включает около 1,5 млн. слов. Для контент-анализа были отобраны только те фрагменты текста, в которых упоминаются члены Совета Главных Конструкторов. Объем этих фрагментов составил около 221 тысячи слов.

Система категорий включает «Совет Главных», «Личные отношения», «Рабочее взаимодействие» и «Качества». В ходе работы стало ясно, что применительно к нашей работе система не может быть линейной и для категорий «Совет Главных» и «Качества» были сформированы подкатегории. Для «Совета Главных» созданы подкатегории по именам членов Совета: «Бармин», «Глушко», «Келдыш», «Королёв», «Кузнецов», «Пилюгин», «Рязанский», «Черток». Для категории «Качества» сформированы подкатегории «Манера поведения», «Положительные качества», «Оценка коллег», «Компетентность», «Завышенная самооценка» и «Отрицательные качества».

В свою очередь, подкатегории «Манера поведения» и «Положительные качества» также имеют подкатегории. Это «Приятная» и «Неприятная» для «Манеры поведения» и «Общие» и «Частные» (более личные) характеристики «Положительных качеств».

Далее в программе MAXQDA была проведена семантическая разметка текста и подсчет частот встречаемости категорий и подкатегорий. Например, для категории «Совет Главных» на рис. 1 показаны частоты упоминаний каждого из членов Совета.

1.

Рис. 1. Количество упоминаний членов Совета Главных.

Как видно на гистограмме, количество упоминаний о Королёве значительно преобладает, составляя 64,2% от общего количества упоминаний членов Совета. Суммарное количество упоминаний о других членах Совета равно 3331, что в 1,79 раза меньше количества упоминаний о Королёве (5975).

Одной из главных задач исследования является анализ взаимодействия членов Совета Главных друг с другом. Для выполнения данной задачи в программе MAXQDA была составлена матрица взаимной встречаемости категорий «Бармин», «Глушко», «Келдыш», «Королёв», «Кузнецов», «Пилюгин», «Рязанский» и «Черток». Как видно из табл. 1, наиболее высокая частота совместной встречаемости у пар Королёв-Глушко (228), Королёв-Келдыш (182), Пилюгин-Рязанский (116) и Королёв-Пилюгин (102). Для пары Королёв-Глушко высокая частота встречаемости объясняется давним знакомством двух конструкторов, тесное сотрудничество которых началось ещё в 1933 году. Им приходилось часто встречаться, решая рабочие вопросы, хотя отношения между ними были неровными: «Отношения между Королёвым и Глушко никогда не были дружескими. Конфликт по выбору двигателей для Р-9, начавшийся в 1958 году, в последующем привел к обострению и личных, и служебных отношений, от чего страдали как они оба, так и общее дело» [2]. Что касается пары Королёв-Келдыш, то эта связь также вполне понятна. Главный конструктор и Главный теоретик регулярно обсуждали теоретические и практические проблемы. Оправдана и высокая частота встречаемости пары Пилюгин-Рязанский. Оба занимались вопросами управления космическими аппаратами, что требовало постоянного взаимодействия. Что касается связи Королёв-Пилюгин, существует немало свидетельств их дружеских отношений.

Таблица 1. Матрица совместной встречаемости упоминаний членов Совета Главных

Пилюгин

Королёв

Глушко

Кузнецов

Черток

Рязанский

Келдыш

Бармин

Пилюгин

0

102

58

67

13

116

15

51

Королёв

102

0

228

56

53

80

182

53

Глушко

58

228

0

42

6

38

29

44

Кузнецов

67

56

48

0

13

53

6

43

Черток

13

53

6

13

0

21

3

8

Рязанский

116

80

38

53

21

0

17

49

Келдыш

15

182

29

6

3

17

0

12

Бармин

51

53

44

43

8

49

12

0

2 3

Рис. 2. Взаимодействие Королёва с членами Совета Рис. 3. Взаимодействие Пилюгина с членами Совета

4 5

Рис. 4. Взаимодействие Глушко с членами Совета Рис. 5. Взаимодействие Кузнецова с членами Совета

6 7_02

Рис. 6. Взаимодействие Чертока с членами Совета Рис. 7. Взаимодействие Рязанского с членами Совета

8 9

Рис. 8. Взаимодействие Келдыша с членами Совета Рис. 9. Взаимодействие Бармина с членами Совета

На диаграммах (рис. 2–9) видно, что у всех членов Совета Главных прослеживается тенденция приоритетного взаимодействия с Королёвым, причиной которого является группировка всех Главных вокруг этого центра. Наиболее сильна эта связь с Королёвым у Глушко, Келдыша и Чертока. Что касается последней, она выявляется за счет того, что Черток является автором одного из самых крупных источников и, говоря о Королёве, неизменно говорит и о себе, будучи заместителем Главного Конструктора.

Для анализа характера взаимодействия членов Совета в программе MAXQDA была построена матрица связей между членами Совета и категориями «рабочее взаимодействие» и «личные отношения».

Таблица 2. Матрица совместной встречаемости упоминаний членов Совета Главных с «отношениями»

личные отношения

рабочее взаимодействие

Пилюгин

15

49

Королёв

25

77

Глушко

53

126

Кузнецов

30

69

Черток

334

852

Рязанский

33

82

Келдыш

56

145

Бармин

20

55

10 Рис. 10. Соотношение «личных» и «рабочих» отношений с членами Совета

Для сопоставимости данные на диаграмме (рис.10) были приведены к стопроцентному показателю. На рис. 10 отчетливо видно явное преобладание рабочего взаимодействия над личными отношениями по всем столбцам. При этом члены Совета Главных поддерживали дружеские отношения, о чем красноречиво свидетельствуют слова С.П. Королева из писем жене: «Мои друзья большие молодцы. Все же наша «могучая кучка» это сила. Я счастлив и бесконечно рад чести работать с моими товарищами» [3, с. 94].

Следует отметить, что наименее коммуникабельным является Борис Евсеевич Черток. Это объясняется, в первую очередь, тем, что в собственных воспоминаниях Борис Евсеевич пишет преимущественно о работе, а в воспоминаниях других членов Совета Главных Черток появляется довольно редко, поскольку, будучи заместителем Королёва, а не собственно членом Совета Главных, исключается из рассказов о деятельности Совета.

Важной задачей данного исследования является также выявление личностных характеристик каждого из членов Совета. Для этого в программе MAXQDA была создана матрица совместной встречаемости упоминаний членов Совета Главных конструкторов с категориями личных и рабочих качеств (табл. 3).

Таблица 3. Матрица совместной встречаемости упоминаний членов Совета Главных и «личных качеств»

Черток

Рязанский

Пилюгин

Кузнецов

Королёв

Келдыш

Глушко

Бармин

Сумма

Неприятная манера поведения

4

3

8

2

73

6

13

0

109

Приятная манера поведения

13

19

36

18

306

50

63

14

519

Частные положительные качества

8

3

8

5

130

16

6

2

178

Общие положительные качества

26

32

74

38

640

75

78

17

980

Оценка коллег

7

13

25

19

183

22

25

3

297

Компетентность

17

31

53

28

542

70

76

14

831

Завышенная самооценка

0

0

4

3

34

2

9

0

52

Отрицательные качества

9

8

32

12

218

28

28

8

343

Сумма

84

109

240

125

2126

269

298

58

3309

Чтобы определить, какие связи в этой таблице являются статистически значимыми, необходимо было учесть, что объемы текстов, соответствующих разным категориям, заметно различаются. Для оценки того, насколько различаются частоты одной категории в полном тексте и в семантическом поле другой категории, удобно использовать t-критерий Стьюдента (или t-статистику).

Т-критерий для одной выборки позволяет проверить гипотезу о значимости величины отклонения выборочного значения (среднего или доли) от значения в генеральной совокупности. В так называемых одновыборочных t-критериях наблюдаемое значение, вычисленное по выборке (в данном случае частота встречаемости анализируемой категории в мини-тексте, определяемом другой, первичной категорией), сравнивается с ожидаемым (т.е. с некоторым гипотетическим, или теоретическим) значением (в данном случае с частотой встречаемости анализируемой категории в основном тексте).

Таким образом, проверяется гипотеза о том, что различие абсолютной частоты встречаемости анализируемой категории в основном тексте и в мини-тексте (в семантическом поле другой категории) является случайным и лежит в допустимых пределах для выбранного уровня значимости. Если уровень значимости равен 0,1 (соответствующий доверительной вероятности 0,90), допустимы значения t-критерия, не превышающие 1,6 по модулю.

Если t не превышает критического значения, различие наблюдаемой и ожидаемой частот на соответствующем уровне доверительной вероятности не дает оснований отклонить гипотезу о случайном различии частот, следовательно, констатируется отсутствие семантической связи между анализируемой и первичной категориями. Эта методика реализована в программе TACT (Text Analysis Computer Tools) [7] [8, с. 133–141].

В данном исследовании в программе MS Excel для матрицы совместной встречаемости упоминаний членов Совета Главных с «качествами» рассчитаны значения t-критерия для определения статистической значимости полученных частот. В табл. 4 цветом (фиолетовый цвет характеризует положительную оценку, сиреневый, соответственно, отрицательную) выделены статистически значимые результаты, для которых значения для t-статистики по абсолютной величине больше 1,6, что соответствует доверительной вероятности 90%, свидетельствующей, что полученный результат нельзя объяснить случайными причинами. Для М.В. Келдыша, Н.А. Пилюгина и М.С. Рязанского статистически значимых связей с качествами не выявлено, оценки данных персонажей максимально нейтральны. Положительная характеристика дается В.П. Бармину, у него выявлена высокая связь с «приятной манерой поведения»: «Бармин был очень справедливым человеком. Он не любил отказывать людям, ему это было трудно делать, не любил расставаться с людьми. Между главными конструкторами всегда были уважительно-доверительные отношения до конца жизни» [1, c. 168].

С категорией «частные положительные оценки» также высокая связь и у Б.Е. Чертока: «Борис Евсеевич Черток – кладезь мудрости и профессионального совершенства, как ученый крупного масштаба, выдающийся и разносторонний инженер, блестящий и талантливый руководитель, умелый, я бы сказал, талантливый воспитатель, человек высокой чести, честности, строгости, принципиальности, широкой души, неиссякаемой энергии, сочетаемой с добротой, человеколюбием, чуткостью и обаянием. Ему присущи также тонкое понимание и проявление жизненного задора, юмора, ничто человеческое ему не чуждо» [5, с. 170].

Положительную характеристику получил также В.И. Кузнецов. У него присутствует сильная положительная связь с категорией «оценка коллег»: «У Виктора Ивановича было какое-то изумительно доверчивое отношение к людям, к товарищам, которое располагало к нему. Кузнецов ладил со всеми. Виктор Иванович обладал самым ценным даром – талантом прекрасного, интеллигентного, доброго и справедливого человека и удивительной способностью – он умел слушать своего собеседника. В спорах никогда не навязывал своего решения в категорической форме. Он находил слова, которые не обижали собеседника, не унижали его достоинства или профессиональной гордости. Его редко видели сердитым. Он мог аргументированно доказать свою правоту, и «бушующим, выходящим из берегов» представить его было невозможно. Такая сдержанность восхищала. Чаще его видели улыбающимся, смотрящим на жизнь весело, с интересом, он видел вокруг себя больше света, чем тени. Эта способность очень располагала к нему. Умные, знающие люди вызывают уважение, но гораздо больше привлекает светлая душа, доброе отношение к жизни. В Кузнецове сочеталось и то и другое. Вера в лучшее, видимо, придавала ему уверенность в работе. Виктор Иванович всегда оставался очень гостеприимным, щедрым человеком, готовым прийти на помощь каждому» [1, c 274].

В.П. Глушко и С.П. Королёв получили противоречивые характеристики коллег. Противоречивость В.П. Глушко выявлена в соответствии с наличием сильной положительной связи с категорией «завышенная самооценка» и сильной отрицательной связи с категорией «частные положительные качества», а также сильной связи с категорией «приятной манерой поведения»: «Считаю его выдающимся человеком и противоречивым деятелем, главные проявления его - очень любил и ценил себя, основные задачи жизни - заботиться о своем престиже, значимости себя как человека и деятеля. Все это любыми методами, проявлениями жестокости» [5, c. 172], «Валентин Петрович, в темно-зеленом строгом костюме, со Звездой Героя, резво, по-мальчишески, бежит по склону в ров, что-то ищет, срывает красный цветок, вдергивает в петлицу и, лучезарно улыбаясь, поднимается наверх. Это тот Глушко, которого побаиваются и перед которым всегда подтягиваются? Ну и ну... А ведь мы его не знаем – его ранимости, наверное, от вечно висящей над ним возможности дискриминации, неверного толкования слов и поступков, самого его характера. В своей бесконечной, поистине космической, преданности делу, непонятной иногда сверхответственности» [1, c. 219–220].

Что касается С.П. Королёва, у него выявлена статистически значимая связь с категорией «частные положительные качества» и сильная отрицательная связь с категорией «приятная манера поведения» при обсуждении использования камер сгорания: «– И куда же мы на такой штуке полетим? – спросил Кузнецов, задумчиво разглядывая в Подлипках эскизы будущей машины. – Как куда? – весело отозвался Королёв. – Куда хотите! На Луну, например!»[4], «[Н.П.] Голунского (заместителя начальника отдела № 19, который работал над службами телеизмерений – И.Г. ) и его товарищей от высылки с полигона спасло отсутствие специалистов для их замены накануне ответственного пуска. Поэтому Королёв вынужден был ограничиться угрозой в случае каких-либо ещё замечаний в поведении «отправить всю эту шайку в Москву по шпалам». Угроза отправки за какую-либо провинность «в Москву по шпалам» была у Королёва выражением крайнего возмущения. Но иногда он взрывался ещё сильнее: «Отправляйтесь в машбюро, напечатайте приказ о вашем увольнении без выходного пособия и принесите мне на подпись!» Если виновный возвращался и протягивал Королёву отпечатанный на бланке приказ, он рвал его и громко, чтобы все трепетали, кричал: «Вы что, хотите дома чай с вареньем пить? Немедленно на работу!» Потом он общался с провинившимся как ни в чем не бывало. Окружающие, посмеиваясь над героем очередного инцидента, пугали, что теперь не попасть ему в ближайший год в Москву ни по шпалам, ни другими видами транспорта» [2].

Таблица 4. Значения t-статистики для табл. 3

.jpg_03

Отметим, что при анализе частотных характеристик личных и рабочих качеств членов Совета Главных Конструкторов отсутствуют полностью отрицательные характеристики. Из восьми человек трое – М.В. Келдыш, Н.А. Пилюгин и М.С. Рязанский – имеют нейтральные характеристики, ещё трое – В.П. Бармин, В.И. Кузнецов и Б.Е. Черток получают положительную характеристику, и только сложные характеры двух наиболее ярких представителей Совета – В.П. Глушко и С.П. Королёва, являющихся бесспорными лидерами, объясняют противоречивые характеристики этих ученых.

Как следует из проведенного анализа, Совет Главных Конструкторов был не просто уникальным коллективом ученых и инженеров, делающих общую работу, а являлся творческим союзом талантливых людей со своими достоинствами и недостатками, которые влияли не только на личные, но и на рабочие отношения между членами коллектива.

На основе данной работы можно прийти к выводу, что Совет Главных Конструкторов сыграл решающую, по своей сути, роль в истории советской космонавтики на ее первом, «королёвском» этапе. Легендарные секретные конструкторы, будучи скрытыми от общества, благодаря своей деятельности совершили то, что, казалось, было невозможным. Конструкторские бюро, возглавляемые на первом этапе лишь шестью гениальными учеными-инженерами, сумели не только улучшить немецкую баллистическую ракету ФАУ-2, но и создать отечественную космическую ракету, запустить искусственные спутники Земли, а затем и человека отправить в космический полет.

Советское государство долгие годы лидировало в космической гонке именно благодаря деятельности «звездной шестерки», которая работала сообща и, несмотря на наличие неизбежных «шероховатостей» в отношениях, как и в любом другом коллективе, была весьма работоспособна и успешна. Изучение того, как формировалось взаимодействие членов «Совета Главных», показывает, что важную роль в этом процессе играл коммуникативный фактор. В первую очередь следует отметить главенствующую роль Сергея Павловича Королёва. Королёв, являясь своеобразным центром не только для Совета Главных Конструкторов, но и для советской космонавтики в целом, своей энергией и стремлением покорить космос обеспечил первенство Советского Союза в развитии космических программ. Как сказал его заместитель Б.Е. Черток: «Если бы не Королёв, Гагариным стал бы американец»[9].

Таким образом, проведенное контент-аналитическое исследование источников личного происхождения позволило расширить наше представление о профессиональном и личном взаимодействии членов Совета Главных. Важно подчеркнуть, что, несмотря на все трудности и спорные вопросы, совместная конструктивная рабочая деятельность для членов Совета Главных, бесспорно, оставалась приоритетной и определяла его ведущую роль в развитии отечественной космонавтики в рассматриваемый период.

Автор выражает благодарность И.М. Гарсковой, к.и.н., доценту кафедры исторической информатики МГУ им. М.В. Ломоносова за полезные консультации и советы.

Библиография
1.
Белоглазова Е.Т. Совет главных.-М.: Патриот, 2007. – 373 с.
2.
Черток Б.Е. Ракеты и люди. В 4-х кн.-М.: Машиностроение, 1999 [Электронный ресурс] режим доступа: http://royallib.com/book/chertok_boris/raketi_i_lyudi.html
3.
Нежные письма сурового человека: из архива Мемориального дома-музея академика С. П. Королёва. – М.: Робин, 2007. – 384 с.
4.
Голованов Я.К. Королёв: факты и мифы. – М.: Наука, 1994. – 1200 с.
5.
Е.Ф. Рязанов // РГАНТД. – Ф. 38. – Оп. 4. – Д. 48.
6.
MAXQDA: The ART of Data Analysis [El. resource] – Mode of access: http://www.maxqda.de/
7.
TACT: Text Analysis Computing Tools [El. resource] – Mode of access: http://projects.chass.utoronto.ca/tact/
8.
Историческая информатика. М., 1996. 400 с.
9.
Век Бориса Чертока // Культура / [Электронный ресурс] режим доступа: http://portal-kultura.ru/articles/science/vek-borisa-chertoka-/?print=Y&CODE=vek-borisa-chertoka
10.
Ракетно-космическая корпорация «Энергия» им. С.П. Королева. [Электронный ресурс] режим доступа: http://epizodsspace.airbase.ru/bibl/energia46-96/01.html
References (transliterated)
1.
Beloglazova E.T. Sovet glavnykh.-M.: Patriot, 2007. – 373 s.
2.
Chertok B.E. Rakety i lyudi. V 4-kh kn.-M.: Mashinostroenie, 1999 [Elektronnyi resurs] rezhim dostupa: http://royallib.com/book/chertok_boris/raketi_i_lyudi.html
3.
Nezhnye pis'ma surovogo cheloveka: iz arkhiva Memorial'nogo doma-muzeya akademika S. P. Koroleva. – M.: Robin, 2007. – 384 s.
4.
Golovanov Ya.K. Korolev: fakty i mify. – M.: Nauka, 1994. – 1200 s.
5.
E.F. Ryazanov // RGANTD. – F. 38. – Op. 4. – D. 48.
6.
MAXQDA: The ART of Data Analysis [El. resource] – Mode of access: http://www.maxqda.de/
7.
TACT: Text Analysis Computing Tools [El. resource] – Mode of access: http://projects.chass.utoronto.ca/tact/
8.
Istoricheskaya informatika. M., 1996. 400 s.
9.
Vek Borisa Chertoka // Kul'tura / [Elektronnyi resurs] rezhim dostupa: http://portal-kultura.ru/articles/science/vek-borisa-chertoka-/?print=Y&CODE=vek-borisa-chertoka
10.
Raketno-kosmicheskaya korporatsiya «Energiya» im. S.P. Koroleva. [Elektronnyi resurs] rezhim dostupa: http://epizodsspace.airbase.ru/bibl/energia46-96/01.html