Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 2080,   статей на доработке: 297 отклонено статей: 802 
Библиотека

Вернуться к содержанию

Полицейская деятельность
Правильная ссылка на статью:

Спорные вопросы в области совершенствования уголовного законодательства, регулирующего привлечение к ответственности за преступления террористической направленности
Шапошников Александр Александрович

старший преподаватель, кафедра уголовного процесса и криминалистики, Санкт-Петербургский военный институт войск национальной гвардии России

198206, Россия, г. Санкт_петербург, ул. Летчика Пилютова, 1

Shaposhnikov Aleksandr Aleksandrovich

Senior lecturer at the Department of criminal law and criminalistics of Saint Petersburg Military Institute of the National Guard Troops

198206, Russia, g. Sankt_peterburg, ul. Letchika Pilyutova, 1

www.myjustice@gmail.com

Аннотация.

Объектом исследования являются некоторые проблемы, связанные с нормативно-правовым регулированием деятельности по противодействию терроризму.Отмечается, что с целью регламентации деятельности по осуществлению противодействия терроризму принят ряд Федеральных законов и иных нормативных правовых актов, регулирующих указанную деятельность, а в свою очередь Уголовным кодексом Российской Федерации установлена ответственность за совершение преступлений террористической направленности, но несмотря на довольно-таки внушительную правовую базу все равно остается ряд проблем в данной области правового регулирования. Методологическая основа курсовой работы включает: системный анализ действующего законодательства и иных нормативно-правовых актов, сравнение, типологизацию, теоретико-правовое прогнозирование Основными выводами проведенного исследования являются положения высказанные автором статьи о том, что возникает необходимость рассмотрения вопроса о закреплении в УК РФ точного, исчерпывающего перечня составов особо тяжких преступлений, совершение которых представляло бы собой посягательство на непосредственно общественную безопасность, понятийный аппарат УК РФ, имеющий непосредственное отношение к доктрине как противодействия терроризму, так и иным особо тяжким посягательствам на национальную безопасность государства, следовало бы привести в соответствие с терминологией и тенденциями развития уголовной ответственности за указанные преступления, закрепленными в международных правовых актах.

Ключевые слова: Терроризм, противодействие терроризму, нормативно-правовое регулирование, экстремизм, ответственность, уголовное право России, правовое регулирование, уголовное право, уголовная ответственность, противодействие экстремизму

DOI:

10.7256/2454-0692.2018.6.24958

Дата направления в редакцию:

11-12-2017


Дата рецензирования:

16-12-2017


Дата публикации:

02-01-2019


Abstract.

The research object is particular problems connected with normative legal regulation of counterterrorism activity. The author notes that a range of federal laws and other legal acts have been adopted to regulate counterterrorism activity. In its turn, the Criminal Code of the Russian Federation establishes responsibility for terrorism offences. However, despite a sound legal basis, some problems still exist in this sphere of legal regulation. The methodological base of the research includes system analysis of the current legislation and other legal acts, comparison, classification, and theoretical and legal prognostication. The author concludes that it is necessary to consider the formalization in the Criminal Code of an exact and full list of compositions of especially grave crimes which can infringe on public safety. The conceptual framework of the Criminal Code related to counterterrorism doctrine and other especially grave crimes against the national security, should be brought in line with the terminology and the tendencies of development of criminal responsibility for these crimes formalized in international legal acts.  

Keywords:

criminal responsibility, criminal law, legal regulation, criminal law of Russia, responsibility, extremism, legal regulation, counter extremism, counterterrorism, Terrorism

Терроризм представляет угрозу международному миру и безопасности, развитию дружественных отношений между государствами, сохранению территориальной целостности государств, их политической, экономической и социальной стабильности, а также осуществлению основных прав и свобод человека и гражданина, включая право на жизнь.

Принимая во внимание значительную опасность терроризма и в ходе целенаправленной деятельности по организации эффективных мер по его предупреждению, международным сообществом активно ведется работа по разработке и принятию ряда нормативных правовых документов, к которым, в первую очередь, следует отнести конвенции Организации Объединенных Наций. В качестве примера можно привести такие документы, как Международная конвенция о борьбе с захватом заложников, Международная конвенция о борьбе с бомбовым терроризмом, Международная конвенция о борьбе с финансированием терроризма, Шанхайская конвенция о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом, Конвенция Совета Европы о предупреждении терроризма и др.

Практически все международные нормативные правовые акты и иные документы содержат в себе упоминание о том, что никакие обстоятельства не могут повлечь за собой оправдание терроризма, какой бы характер и соображения не несло указанное преступление. Также следует отметить, что лица, которые признаны в соответствующем порядке виновными в совершении актов терроризма и других предусмотренных указанными конвенциями преступлений, должны привлекаться к ответственности в соответствии с требованиями действующего законодательства. Стоит упомянуть и о том, что в нормативных правовых актах содержится и указание на то, что при осуществлении мер по предупреждению или пресечению преступлений необходимо принимать во внимание верховенство закона и демократических ценностей, прав человека и основных свобод, а также другие положения международного права.

Что же касается Российской Федерации, то стоит в первую очередь отметить, что правовая основа противодействия терроризму базируется на таких нормативно-правовых актах, как Конституция Российской Федерации, общепризнанные принципы и нормы международного права, международные договоры Российской Федерации, Федеральный закон от 25 июля 2002 г. N 114-ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности", Федеральный закон от 6 марта 2006 г. N 35-ФЗ "О противодействии терроризму" и другие нормативные правовые акты, направленные на противодействие терроризму. [1].

В нашем государстве с целью уголовно-правовой регламентации деятельности по осуществлению противодействия терроризму, а также в интересах выполнения международных обязательств Уголовным кодексом Российской Федерации установлена ответственность за совершение преступлений, предусмотренных статьями 205, 205.1, 205.2, 205.3, 205.4, 205.5, 206, 208, 211, 220, 221, 277, 278, 279, 360 и 361.

Несмотря на внушительную нормативно-правовую базу, регламентирующую деятельность по осуществлению противодействия терроризму, у судов все равно возникает определенный круг вопросов, вытекающих из несовершенства действующего законодательства, при рассмотрении таких уголовных дел как о террористическом акте (статья 205 УК РФ), содействии террористической деятельности (статья 205.1 УК РФ), публичных призывах к осуществлению террористической деятельности или публичном оправдании терроризма (статья 205.2 УК РФ), прохождении обучения в целях осуществления террористической деятельности (статья 205.3 УК РФ), об организации террористического сообщества и участии в нем (статья 205.4 УК РФ), организации деятельности террористической организации и участии в деятельности такой организации (статья 205.5 УК РФ), организации незаконного вооруженного формирования или участии в нем (статья 208 УК РФ). В связи с вышеизложенным, а также в целях обеспечения единства судебной практики Пленумом Верховного Суда Российской Федерации, на основании и руководствуясь статьей 126 Конституции Российской Федерации было издано Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 9 февраля 2012 г. N 1 "О некоторых вопросах судебной практики по уголовным делам о преступлениях террористической направленности", которое разъясняло порядок применения и толкования правовых норм, касающихся противодействия терроризму. В указанном Постановлении были приведены подробные разъяснения по вопросам рассмотрения уголовных дел о преступлениях террористической направленности в целом, и в частности, было обращено внимание на следующие положения:

  1. Действия (угроза их совершить) должны квалифицироваться как террористический акт (ст. 205 УК РФ), только в том случае, если у лица имелась непосредственная цель воздействовать на принятие решений органами власти или международными организациями. Ответственность, в соответствии с вышеуказанным Постановлением, должна наступать тогда, когда опасность тяжких последствий (в т. ч. гибели человека, значительного имущественного ущерба) была реальной.
  2. В том случае, когда, в совершении террористического акта задействована организованная группа, следует действия, участвовавших в нем всех ее членов, квалифицировать без применения ссылки на ст. 33 УК РФ про виды соучастников.
  3. Действия всех, без исключений, участников незаконного вооруженного формирования, банды, преступного сообщества или преступной организации, совершивших террористический акт, следует квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 205, 208, 209 или 210 УК РФ.
  4. Под финансированием терроризма, помимо всего прочего, следует понимать и такие действия как сбор любых материальных средств с осознанием того факта, что указанные средства в последующем будут предназначаться для осуществления соответствующих целей.
  5. Если лицо непосредственно содействует террористической деятельности путем осуществления действий по финансированию незаконного вооруженного формирования, то дополнительная квалификация, при рассмотрения уголовного дела по такой статье как финансирование терроризма не требуется.
  6. Под склонением, вербовкой или иным вовлечением в совершение преступлений террористической направленности следует понимать публичные призывы к террористической деятельности, под руководством незаконного вооруженного формирования и участия в нем.

Следует отметить, что многие авторы приходят к единому мнению, касательно определения объекта террористического акта – объектом террористического акта как преступного деяния является общественная безопасность, как правило, в научной литературе именуемая общей [2].

Стоит принимать во внимание и тот факт, что некоторыми учеными, занимающимися исследованием такого явления как терроризм, не исключается возможность совершения террористического акта путем бездействия [3], то есть исполнитель данного преступления не совершает определенных действий, которые, как правило, непосредственно связанны с осуществлением его профессиональной деятельности и в свою очередь должны обеспечить общественную безопасность. Как правило такие ситуации сами по себе встречаются очень редко, но все же опасность возникновения их определенно существует. В качестве примера можно привести сотрудника атомной электростанции, который не принимает необходимых, зависящих от его профессиональных умений технологических мер, предотвративших бы неконтролируемые выбросы и дальнейшее распространение радиации. Принимая во внимание вышесказанное отдельными учеными и было предложено слово "действия" заменить на "деяние"[4].

Возвращаясь к вопросу нормативно-правовой регламентации противодействия терроризму то следует отметить, что Конституция РФ содержит в себе указание на то, что уголовное законодательство находится в ведении Российской Федерации, вследствие чего все предложения о внесении изменении и дополнении в УК РФ в обязательном порядке должны быть рассмотрены Государственной Думой. Также стоит принять во внимание тот факт, что законодателем было принято решение отказаться от использования такого неопределенного критерия особо тяжких преступлений и отнести их к категории посягательств на национальную безопасность, трактующихся как "преступления террористического характера". Следовало рассмотреть вопрос о закреплении в УК РФ точного, исчерпывающего перечня составов особо тяжких преступлений, совершение которых представляло бы собой посягательство на непосредственно общественную безопасность.

В работах многих ученых, занимающихся анализом судебной практики, можно увидеть выводы о том, что судебная практика по уголовным делам, связанным с террористической деятельностью, показывает, что понятийный аппарат УК РФ, имеющий непосредственное отношение к доктрине как противодействия терроризму, так и иным особо тяжким посягательствам на национальную безопасность государства, следовало бы привести в соответствие с терминологией и тенденциями развития уголовной ответственности за указанные преступления, закрепленными в международных правовых актах. [5].

В связи с этим активно проводятся мероприятия по внесению предложений об уточнении ряда норм, содержащихся в Общей и Особенной частей УК РФ. В качестве примера можно привести предложение об отмене сроков давности привлечения к уголовной ответственности при совершении террористических преступлений, повлекших смерть многих людей, в свою очередь данное предложение потребует уточнения редакции ст. 78 УК РФ.

Стоит отметить, что за последние несколько лет наблюдается тенденция к росту показателя совершенных особо тяжких преступлений, объектом которых является общественная и национальная безопасность, данный факт ставит вопрос о том, как повысить ответственность за предупреждение совершения указанных преступлений среди граждан из чего вытекает необходимость уточнения действующих положений УК РФ, которые предусматривают ответственность за такие действия или бездействие как недонесение об известных готовящихся или совершенных особо тяжких преступлениях против национальной безопасности, что в свою очередь должно рассматриваться как укрывательство преступлений. Профессором С.В. Бородиным было вынесено предложение о внесении поправок в примечание к ст. 316 УК РФ "Укрывательство преступлений", освобождающее от ответственности родственников обвиняемого. Стоит полагать что приведенное положение не должно распространяться на заранее не обещанное укрывательство преступлений, предусмотренных ст. 205, 206, 208, 211, 277, 280, 282.1, 282.2 и 360 УК РФ [5].

Также нельзя и не упомянуть о том, что ряд проблем возникает в связи с тем, что в настоящее время действует запрет применения судом таких высших мер наказания как смертной казни и пожизненного лишения свободы в связи с истечением сроков давности. Многими учеными и специалистами в данной области не раз отмечалось, что действующие нормы, содержащиеся в ч. 4 ст. 78 и в ч. 5 ст. 79 УК РФ следовало бы исключить в части касающейся дел о совершении особо тяжких преступлений против национальной безопасности при отягчающих обстоятельствах. Стоит отметить, что многие выдвигаемые предложения были обсуждены и рассмотрены Пленумом Верховного Суда. Но, в соответствии с действующим законодательством, лишь парламент страны имеет право принять окончательное решение об их учете.

Библиография
1.
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 9 февраля 2012 г. N 1 "О некоторых вопросах судебной практики по уголовным делам о преступлениях террористической направленности" // "Российская газета" от 17 февраля 2012 г. N 35
2.
Агапов П.В. Бандитизм: социально-политическое, криминологическое и уголовно-правовое исследование. Саратов, 2002.
3.
См.: Комарова М.А. Терроризм в уголовном праве России: дис. ... канд. юрид. наук. М., 2003. С. 81.
4.
Шевченко И.В. Уголовная ответственность за террористическую деятельность. М., 2011. С. 51.
5.
В.П. Кашепов О противодействии уголовно-правовыми средствами вызовам и угрозам преступных посягательств на внутреннюю безопасность "Журнал российского права", 2010 г., N 3
References (transliterated)
1.
Postanovlenie Plenuma Verkhovnogo Suda RF ot 9 fevralya 2012 g. N 1 "O nekotorykh voprosakh sudebnoi praktiki po ugolovnym delam o prestupleniyakh terroristicheskoi napravlennosti" // "Rossiiskaya gazeta" ot 17 fevralya 2012 g. N 35
2.
Agapov P.V. Banditizm: sotsial'no-politicheskoe, kriminologicheskoe i ugolovno-pravovoe issledovanie. Saratov, 2002.
3.
Sm.: Komarova M.A. Terrorizm v ugolovnom prave Rossii: dis. ... kand. yurid. nauk. M., 2003. S. 81.
4.
Shevchenko I.V. Ugolovnaya otvetstvennost' za terroristicheskuyu deyatel'nost'. M., 2011. S. 51.
5.
V.P. Kashepov O protivodeistvii ugolovno-pravovymi sredstvami vyzovam i ugrozam prestupnykh posyagatel'stv na vnutrennyuyu bezopasnost' "Zhurnal rossiiskogo prava", 2010 g., N 3