Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 1930,   статей на доработке: 307 отклонено статей: 745 
Библиотека
Статьи и журналы | Тарифы | Оплата | Ваш профиль

Вернуться к содержанию

"Капитал" К. Маркса в контексте теории символического капитала
Федотова Наталья Геннадьевна

кандидат философских наук

доцент, кафедра теории, истории и философии культуры, Новгородский государственный университет им. Ярослава Мудрого

173015, Россия, г. Великий Новгород, ул. Б.санкт-Петербургская, 41

Fedotova Natalya Gennad'evna

PhD in Philosophy

Docent, the department of Theory, History and Philosophy of Culture, Yaroslav-the-Wise Novgorod State University

173015, Russia, g. Velikii Novgorod, ul. B.sankt-Peterburgskaya, 41

fedotova75@mail.ru

Аннотация.

Одной из тенденций современного общества является экономизм, характеризующийся доминированием экономических категорий, с помощью которых измеряются и оцениваются многообразные практики. Поэтому современный научный дискурс переживает апогей популярности различных «капиталов», в частности, символического капитала, значимость которого заключается в его способности влиять на процессы структурирования реальности за счет доверия, известности, престижа, узнавания кого-либо или чего-либо. Однако, научный потенциал теории символического капитала, приобретающей новые штрихи, не до конца осмыслен, что осложняет развитие новых направлений исследований. В связи с этим, предметом данной работы является концептуальный анализ понятия «капитал» и ключевых свойств, раскрывающих его сущность, которые впервые выявил и обосновал Карл Маркс известном труде «Капитал. Критика политической экономии», а также их корреляция с теорией символического капитала. Оперируя необходимостью теоретической рефлексии сущностных свойств символического капитала, автор проводит сравнительный анализ двух концепций: марксистских положений о капитале и современной теории символического капитала, заложенной еще П. Бурдье. В результате автор раскрывает четыре основных свойства капитала, которые не только составляют теоретический фундамент теории символического капитала, но и приобретают стратегическое значение в прикладном измерении заявленной проблемы. Перед исследователями, в частности, открывается перспектива изучения векторов использования (генерирования, накопления, стратегического конструирования и проектирования) символического капитала в интересах тех или иных держателей – организаций, стран, сфер, людей, а также территорий.

Ключевые слова: капитал, Пьер Бурдье, символически капитал, Карл Маркс, символический капитал места, свойства капитала, экономизм, символические ресурсы, символическое производство, символическая прибыль

DOI:

10.25136/2409-8728.2018.9.24911

Дата направления в редакцию:

06-12-2017


Дата рецензирования:

07-12-2017


Дата публикации:

21-09-2018


Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ и Новгородской области в рамках научного проекта № 17-13-53001 «Символический капитал места как конкурентное преимущество территории»

Abstract.

One of the trends of modern society is the economism, characterized by the dominance of economic categories that help to gauge and asses the multiform practices. Thus, the modern scientific discourse experiences the pinnacle of popularity of the various “capitals”, particularly symbolic capital, which importance lies in its capability to affect the processes of reality structuring through trust, reputation, prestige, and recognition of someone or something. However, the scientific potential of the theory of symbolic capital that attains new traits is yet to be fully apprehended, which complicates the development of new vectors of research. Due to this fact the subject of this study is the conceptual analysis of the term “capital” and key features revealing its essence, which for the first time were discovered and explained by Karl Marx in his famous work “Capital. Criticism of Political Economy”, as well as their correlation with the theory of symbolic capital. Using the need for theoretical reflection of the essential properties of symbolic capital, the author conducts a comparative analysis of the two concepts: Marxist positions on capital and the modern theory of symbolic capital, founded by Pierre Bourdieu. As a result, the author discovers the four main properties of capital that not only comprise the theoretical basis of the theory of symbolic capital, but also attain the strategic importance in the applied dimension of the claimed problem. The researchers face the prospect of studying the vectors of the use (generating, accumulation, strategic design and development) of symbolic capital for benefit of certain holders – organization, countries, spheres, people, and territories.
 

Keywords:

symbolic resources, economism, properties of capital, symbolic capital of place, Karl Marx, symbolic capital, Pierre Bourdieu, capital, symbolic production, symbolic profit

Тенденции современной эпохи формируются под влиянием не только процессов глобализации или информатизации, но и экономизма, который отражается в самых разных аспектах социальной жизни – от повседневных практик человека до стратегий развития территорий. Экономизм приводит, по словам Петра Штомпки [1, с.105], к доминированию экономической активности, экономических целей и экономических критериев над всей социальной жизнью. Кроме того, экономизм выражается в превалировании экономических категорий («ресурсы», «эффективность», «конкурентное преимущество»), которыми измеряются и оцениваются многообразные процессы и явления реальности.

Среди таких категорий следует назвать и понятие «капитал», популярность которого растет, что подтверждает появление в научных исследованиях самых разных «капиталов» - интеллектуальных, корпоративных, культурных и прочих. Между тем, в рамках научного дискурса, направленного на осмысление специфики структурирования социокультурной реальности, особое значение принадлежит символическому капиталу как важнейшей категории, маркирующей специфику информационного общества.

Само понятие «символический капитал» в науку ввел известный французский исследователь Пьер Бурдье, который теоретически обосновал и показал его эвристичность для исследования социальных и политических процессов. Значимость теории символического капитала подтверждается диапазоном научных исследований, которые сосредоточены не только в рамках социальной философии [2], но и при изучении политических процессов [3], территориальной идентичности [4] и т.д.

Между тем, научный потенциал теории символического капитала до конца не осмыслен, что осложняет развитие ее новых векторов и препятствует расширению репертуара объектов исследования в данном направлении. В частности, не до конца изученными остаются сущностные свойства функционирования символического капитала как определенного типа капитала вообще, что затрудняет возможности его прикладного изучения (генерирования, накопления, стратегического конструирования и проектирования) в интересах тех или иных держателей – организаций, сфер, территорий и пр. Отсюда, актуализируется необходимость анализа теоретических положений концепта «капитал» и, прежде всего, положений известного немецкого мыслителя XIX века, автора труда «Капитал» Карла Маркса, в котором он впервые выявил и обосновал ключевые свойства, обуславливающие сущность капитала. В связи с этим, проведем концептуальный анализ понятия «капитал» и определим его сущностные свойства путем обращения к одноименной работе К.Маркса, а также проведем корреляции полученных теоретических положений с теорией символического капитала.

Понятие «капитал» (от лат. «capitalis» – главный, основной), как известно, возникло в русле экономического знания, первоначально оно было связано с материальным благом и интерпретировалось в имущественном контексте. Однако, благодаря появлению «Капитала» К. Маркса, данный концепт получил социальную направленность. При помощи материалистической и диалектической концепции исторического процесса К. Маркс объяснил появление капиталистического общества, а сам капитал был концептуализирован им с помощью анализа производственных отношений.

Во-первых , К. Маркс обосновал утверждение, что капитал – это «самовозрастающая стоимость» [5, с.121], т.е. стоимость, которая приносит прибавочную стоимость. Говоря иначе, капитал имеет важнейшее свойство, которое и характеризует его сущность - капитал приносит доход. Причем у К.Маркса капитал имеет определенную экономическую (материалистическую) трактовку. Что касается символического капитала, то его сущность раскрывается скорее в противопоставлении материальному характеру капитала и объясняется ценностной (условной) природой. Так, П. Бурдье, опираясь на критику некоторых положений марксизма, проанализировал современные формы господства путем выявления логики их образования с помощью концепции символического капитала. Если К. Маркс делает акцент на производственных отношениях, которые и выступают экономическим императивом, то с позиции П.Бурдье, деятельность, связанная с производством чего-либо, не может рассматриваться только лишь в контексте экономического императива, поскольку нередко мы наделяем ее некоторой ценностью, условием, например, в рамках чувства долга перед теми или иными людьми. Рассматривая выполнение одной и той же деятельности на ранних этапах развития общества, например, обработку земли, с разных позиций, мы можем увидеть не только реализацию экономических функций, т.е. экономику земельных участков, но и выполнение таких функций, которые не является в прямом смысле экономически выгодными, а скорее выполняют символическое назначение (в частности, отдавая дань к старейшинам данного поселения или подчиняясь чести выполнения данной деятельности). В результате, отрицаемый в экономических трактатах, «неузнанный в качестве капитала (одной из основ такого признания может быть признательность – в смысле благодарности за благодеяния), - это и есть символически капитал» [6, с.230].

Символическим капиталом, по мнению П. Бурдье, является капитал доверия, капитал связей, это репутация, доброе имя, честь [6, с. 223]. Он подчеркивал, что символический капитал по своей природе связан с авторитетом, доверием, который одновременно служит «и оружием в переговорах, и гарантией заключенного соглашения» [6, с. 226]. При этом, по П. Бурдье, экономический (материальный) и символический капиталы неразрывно связаны между собой, ведь нередко экономическую гарантию дает «добрая слава» и «союзники» [6, с. 232]. Иллюстрацией данной мысли может послужить пример, когда положительная репутация фирмы является гарантией ее экономической активности и, по этой причине, неотъемлемым компонентом маркетинговых стратегий организации. С другой стороны, символический капитал, как следует из положений П. Бурдье, есть особая форма другого капитала, включая и экономический капитал: это «капитал в любой его форме, представляемой (то есть воспринимаемой) символически в связи с неким знанием или, точнее, узнаванием или неузнаванием» [7, с. 60].

Возвращаясь к К.Марксу и учитывая вышесказанное, заметим, что такое сущностное свойство капитала, как возможность приносить доход, характерно и для символического капитала. Действительно, прибыль может быть представлена не только в материальном эквиваленте, но и в символическом. В этом случае в качестве символической прибыли будут выступать значимость, ценность, известность, престиж, доверие и пр., которые, собственно, и отражают ключевую особенность символического капитала как одного из типов капитала вообще. Например, то, что люди доверяют торговой марке или политическому лидеру – это не что иное, как символическая прибыль, которая может оказывать существенное влияние и на экономические, и на политические процессы (рост продаж или легитимность власти).

Во-вторых, в своей работе «Капитал» К. Маркс рассматривает такое свойство капитала, которое способствует появлению доходности. Это свойство заключается в том, что капитал как таковой должен быть инкорпорирован в определенные, по К.Марксу – производственные, отношения. Капитал, согласно К. Марксу, это «процесс кругооборота, проходящий различные стадии… капитал можно понять лишь как движение, а не как вещь, пребывающую в покое» [5, с.121]. Иными словами, получить доход мы сможем лишь в том случае, если капитал «работает», т.е. если капитал находится не в состоянии покоя, а включен в какой-либо процесс и, как правило, данным процессом выступает производство. Данное свойство характерно и для символического капитала, который также будет приносить доход лишь в случае включения его в те или иные отношения, хотя спектр таких отношений разнообразнее и не ограничен только производственными отношениями.

Вместе с тем, современный научный дискурс, «окрашенный» экономизмом, нередко опирается на понятие «ресурсы» при анализе функционирования капитала. Самые разные ресурсы (финансовые, интеллектуальные, социальные и пр.) при условиях, о которых пишет К. Маркс, начинают приносить доход, а значит, превращаются в капитал. В качестве символических могут выступать ресурсы, которые потенциально обладают значимостью или ценностью (например, диплом об окончании ВУЗа, археологическая находка) для тех или иных людей или социальных групп (соискателя, туристов) и они могут стать символическим капиталом, если будут включены в определенные отношения, актуализирующие данные значения. Например, уникальный объект культуры можно рассматривать как символический ресурс, но когда он будет включен в производственные отношения (культурный туризм), т.е. будет преобразован в то, что приносит доход, он может считаться частью символического капитала данного города.

Но символический капитал может начать приносить доход и в том случае, если он включен в другие отношения, которые можно лишь с оговоркой назвать производственными, хотя они, тем не менее, будут способствовать его накоплению (функция прибавления капитала будет в данном случае основной). В частности, процесс, который обеспечивает рост символического капитала, П. Бурдье называет процессом демонстрации капитала: «демонстрация сим­волического капитала (всегда весьма дорогостоящая в эко­номическом плане) составляет, вероятно, повсеместно, один из механизмов, благодаря которым капитал идет к капиталу» [6, с.235]. Символический капитал накапливается и генерируется лишь в неразрывной связи с социальными оценками, культурными нормами или стереотипами, которые подлежат изменению. В современных условиях демонстрация символического капитала, меняющая отношение к чему-либо или кому-либо, может осуществляться с помощью различных коммуникативных и маркетинговых технологий (от рекламы и брендинга до создания событий и впечатлений) и направлена на обеспечение формирования символического капитала.

В-третьих, и этоследует из предыдущего пункта, такая динамичность связана с тем, что К.Маркс называет превращением: «капитал - это превращенные в капитал средства производства, которые сами по себе столь же мало являются капиталом, как золото или серебро сами по себе - деньгами» [8, с.381]. В рамках превращения происходит преобразование средств производства в капитал.

Сущность символического капитала также раскрывается в этом свойстве, однако, в соответствии с иной логикой. Казалось бы, П. Бурдье рассматривает символический капитал в его противопоставлении с экономическим (материальном) капиталом. Так, характеризуя двойной полуоборот капитализации, он пишет, что «материальный капитал конвертируется в капитал символический, а тот в свою очередь подлежит конвертации в капитал материальный» [6, с.232]. Следует заметить, что в данном случае это все тот же марксизм и провозглашенная К.Марксом формула производства капитала (деньги-товар-деньги), благодаря которой деньги, в ходе движении этого цикла, «превращаются в капитал, становятся капиталом и уже по своему назначению представляют собой капитал» [9, с.158]. Данная формула у П. Бурдье имеет более приемлемую для описания символического капитала форму: деньги вкладываются в признание, доверие, которое, собственно говоря, приносит деньги.

Превращение и кругооборот капитала наиболее эффективно раскрывается и через понятие «конвертируемость». Любой капитал ценен благодаря его возможности конвертации. Но для символического капитала подобная конвертируемость ценна вдвойне, поскольку возможность конвертации, или превращения символического в материальное, и является одним из важнейших характерных свойств символического капитала. Например, когда организация вкладывает деньги в имидж, то это не что иное, как формирование символического капитала (доброго имени, престижа, положительной репутации) с целью его дальнейшей конвертации в материальные блага, которые и приносит позитивный имидж организации.

Следует также сказать, что в наши дни этот процесс мы можем связать с маркетингом, который нередко направлен как раз на стимулирование конвертируемости символического капитала фирм, товаров, услуг и пр. В рамках маркетинга используются различные способы продвижения, как правило, образов и стереотипов, которые символически прикрепляются к объекту маркетинговых операций. А приобретая товары и услуги, мы иногда расплачиваемся материальными средствами за часть символического капитала, который в итоге конвертируется в деньги (доверие к производителю, известная марка и пр.) и который нередко выражен в бренде.

В-четвертых , и это самое важное, К. Маркс пишет: «капитал – это не вещь, а определенное, общественное, принадлежащее определенной исторической формации общества, производственное отношение, которое представлено в вещи и придает этой вещи специфический общественный характер» [9, с.381]. Следовательно, капитал, если трактовать его шире материалистических взглядов, не сводится к предмету или образу, а подразумевает собой то отношение, которое люди придают этому предмету, образу, насколько они значимы для общества.

Таким образом, следует заключить, что К. Марксу удалось раскрыть сущностную характеристику капитала, которая заключается в отношении к самым разным практикам, вещам, идеям, или в символическом эквиваленте объектов социального и экономического обмена.

Несмотря на то, что современные представления о капитале все-таки поменялись, все же смысловой фундамент, заложенный К.Марсом, остался тем же. Сегодня под капиталом, в самом широком контексте, понимают ресурсы, проносящие прибыль. Однако, как утверждают современные экономисты, одной из сущностных черт современного капитала, функционирующего в условиях информационного, постиндустриального общества, является расширение его содержания, включающего теперь нематериальные виды капитала: социального, человеческого, венчурного капитала, которые теперь играют определяющую роль в росте конкурентоспособности, росте стоимости и пр. [10, с.47].

Действительно, условия информационного общества актуализируют такие виды капитала, которые обладают мобильностью, конвертируемостью, нематериальным, гибким и динамичным характером. Среди них и символический капитал как особое состояние капитала, приносящего доход в виде доверия, значимости, узнаваемости, ценности и пр. Не случайно символическая политика и символический менеджмент так популярны в самых разных сферах деятельности. Благодаря своей ценностной природе, символический капитал нередко оказывает решающее воздействие на экономические процессы, а его потенциал заключен в возможности влияния за счет образов, культурных кодов, стереотипов, социальных норм и впечатлений на развитие конкурентной борьбы между организациями, регионами, людьми.

В заключении отметим, что оперируя рассмотренными свойствами капитала, которые раскрывают его сущность, у исследователя появляются перспективы более глубокого анализа, в том числе и прикладного изучения, символического капитала. Его концептуальные грани гораздо шире тех, что были раскрыты П. Бурдье и они не ограничиваются сферой политики. В частности, речь идет о новом направлении исследований символического капитала, который, как и капитал вообще, может принадлежать личности, стране, организации и любому другому держателю капитала. В качестве держателя символического капитала можно рассматривать определенное место, территорию (город, регион и пр.), которое и получает символическую прибыль от его использования. В таком случае, «символический капитал места – это совокупность значений (смыслов), которые обеспечивают локальному месту узнавание, известность, престиж, доверие к нему со стороны различных социальных групп» [11, с.68]. Данный тип символического капитала будет обладать всеми теми сущностными свойствами, которые обосновал К. Маркс и о которых сказано выше.

Следовательно, открывается перспектива исследования закономерностей функционирования символического капитала места (территории), который обладает и сущностными свойствами капитала и в тоже время определенной спецификой прибыли, особенностями генерировании и использования данного капитала в интересах его держателя. При этом накопление символического капитала места сводится к процессу повышения значимости места (положительного образа, репутации), которое в итоге непосредственно влияет на коммерческий или социальный успех тех или и иных городов, институтов, практик или людей, которые там проживают. Данная проблема приобретают особую актуальность в наши дни, в условиях растущей конкуренции территорий за привлечение социальных, интеллектуальных, инвестиционных, креативных и прочих видов ресурсов.

Библиография
1.
Штомпка П. Социология социальных изменений. М.,1996.
2.
Гравер А.А. Символические капиталы путинской России в мир-системе XXI века: опыт изучения // Вестник Томского государственного университета. Философия. Социология. Политология. 2010. № 3 (11). С. 99-118.
3.
Демидова М.А. Социально-философское обоснование теории символического капитализма // Философия права. 2015. № 4 (71). С. 20-23.
4.
Федотова Н.Г. Территориальная идентичность как символический ресурс региона // Вестник НовГУ. Серия «Гуманитарные науки». 2015. № 7(90). С.105-109.
5.
Маркс К. Капитал. Том 2, Кн.2: Процесс обращения капитала // Маркс К., Энгельс Ф., Сочинения. Изд.2. Т. 24. М., 1961.
6.
Бурдье П. Практический смысл. СПб, 2001.
7.
Бурдье П. Формы капитала // Экономическая социология. Электронный журнал. 2002. Том 3. № 5. С. 60-74
8.
Маркс К. Капитал. Том 3, Кн.3: Процесс капиталистического производства, взятый в целом // Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. Изд. 2. Т. 25, Часть 2. М., 1962.
9.
Маркс К. Капитал Том 1, Кн. 1: Процесс производства капитала // Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. Изд.2. Т. 23. М., 1960.
10.
Данилин В.Н, Данилина Е.И., Горелов В.И. Развитие капитала как экономической категории. Макроэкономика// Проблемы современной экономики. 2010. № 4. С.46-52.
11.
Федотова Н.Г. Роль медиакоммуникаций в формировании символического капитала места // Международный журнал исследований культуры. 2017. № 2 (27). С. 65-76.
References (transliterated)
1.
Shtompka P. Sotsiologiya sotsial'nykh izmenenii. M.,1996.
2.
Graver A.A. Simvolicheskie kapitaly putinskoi Rossii v mir-sisteme XXI veka: opyt izucheniya // Vestnik Tomskogo gosudarstvennogo universiteta. Filosofiya. Sotsiologiya. Politologiya. 2010. № 3 (11). S. 99-118.
3.
Demidova M.A. Sotsial'no-filosofskoe obosnovanie teorii simvolicheskogo kapitalizma // Filosofiya prava. 2015. № 4 (71). S. 20-23.
4.
Fedotova N.G. Territorial'naya identichnost' kak simvolicheskii resurs regiona // Vestnik NovGU. Seriya «Gumanitarnye nauki». 2015. № 7(90). S.105-109.
5.
Marks K. Kapital. Tom 2, Kn.2: Protsess obrashcheniya kapitala // Marks K., Engel's F., Sochineniya. Izd.2. T. 24. M., 1961.
6.
Burd'e P. Prakticheskii smysl. SPb, 2001.
7.
Burd'e P. Formy kapitala // Ekonomicheskaya sotsiologiya. Elektronnyi zhurnal. 2002. Tom 3. № 5. S. 60-74
8.
Marks K. Kapital. Tom 3, Kn.3: Protsess kapitalisticheskogo proizvodstva, vzyatyi v tselom // Marks K., Engel's F. Sochineniya. Izd. 2. T. 25, Chast' 2. M., 1962.
9.
Marks K. Kapital Tom 1, Kn. 1: Protsess proizvodstva kapitala // Marks K., Engel's F. Sochineniya. Izd.2. T. 23. M., 1960.
10.
Danilin V.N, Danilina E.I., Gorelov V.I. Razvitie kapitala kak ekonomicheskoi kategorii. Makroekonomika// Problemy sovremennoi ekonomiki. 2010. № 4. S.46-52.
11.
Fedotova N.G. Rol' mediakommunikatsii v formirovanii simvolicheskogo kapitala mesta // Mezhdunarodnyi zhurnal issledovanii kul'tury. 2017. № 2 (27). S. 65-76.