Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 2108,   статей на доработке: 271 отклонено статей: 913 
Библиотека
Статьи и журналы | Тарифы | Оплата | Ваш профиль

Вернуться к содержанию

Актуальные проблемы института банкротства граждан в российском законодательстве
Вронская Мария Владимировна

кандидат юридических наук

доцент, ФГОУ ВО "Владивостокский государственный университет экономики и сервиса"

690014, Россия, г. Владивосток, Приморский край, ул. Чапаева, 5

Vronskaya Mariya Vladimirovna

PhD in Law

Associate Professor at the Department of Private Law of Vladivostok State University of Econmics and Service 

690014, Russia, Vladivostok, Primorskii Krai, ul. Chapaeva, 5

m.vronskaya@mail.ru
Аннотация. Предметом исследования данной статьи является изучение законодательства и правоприменительной практики в сфере банкротства граждан с целью выявления актуальных проблем правового регулирования данных правоотношений. Отдельные разделы исследования посвящены проблеме добросовестности исполнения обязанностей финансовым управляющим и злоупотребления гражданами в части сокрытия доходов и имущества от включения в конкурсную массу (значительные затруднения вызывает вопрос реализации имущества должника, в тех случаях, когда имущество находится в общей собственности супругов). Анализ судебной практики позволил сделать вывод от отсутствии единообразного подхода в применении законодательных положений о банкротстве граждан, а также пункта 39 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 13.10.2015 N 45. В ходе исследования используется комплексный подход. Методикой данного исследования является проведение анализа судебной практики, формально-логический метод, соотношения фактического и юридического. За прошедшие 2 года с момента вступления в силу положений института несостоятельности граждан в российскую действительность, обширная практика его применения позволяет дать критическую оценку и выделить актуальные проблемы, препятствующие реализации права, а в некоторых случаях и устранить злоупотребления правом субъектами данных правоотношений. Автор приходит к выводам, что, несмотря относительно эффективное применение в РФ положений института несостоятельности (банкротства) юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, использование данного правового механизма по аналогии применительно к банкротству граждан является поспешным, что в свою очередь обуславливает необходимость модернизации отдельных правовых норм и (или) принятие отдельного разъяснения на уровне Пленума Верховного Суда РФ устанавливающего правовые позиции судов.
Ключевые слова: несостоятельность, банкротство граждан, актуальные проблемы, злоупотребление правом, финансовый управляющий, конкурсная масса, реализация имущества, собственность супругов, судебная практика, совершенство законодательства
DOI: 10.25136/2409-7136.2017.11.24812
Дата направления в редакцию: 22-11-2017

Дата рецензирования: 22-11-2017

Дата публикации: 26-11-2017

Abstract. The article studies legislation and law enforcement practice in the sphere of private bankruptcy in order to detect topical issues of legal regulation of these relations. Some parts of the work consider the problem of responsible performance of obligations by a finance manager and abuses related to concealment of income and property from bankruptcy estate. Forced sale is accompanied with significant difficulties in the case of marital assets. On the basis of judicial practice analysis, the author concludes about the absence of a unified approach to the application of legislative provisions about private bankruptcy and the clause 39 of the resolution of the Supreme Court Plenum of 13.10.2015 No 45. The author uses the complex approach. The research methodology includes judicial practice analysis, the formal-logical method and correlation between the actual and the legal. Over the past two years upon the private bankruptcy institution coming into effect, the practice of its application allows assessing and outlining the topical issues, which hamper implementation of law, and sometimes eradicating law abuses by the subjects of these legal relations. The author concludes that, despite the relatively effective application of corporate bankruptcy and bankruptcy of self-employed persons in Russia, it is too early to apply this mechanism in the same way to private bankruptcy. Some legal norms should be modernized, and (or) a particular interpretation by the Supreme Court Plenum, establishing legal positions of courts, should be adopted. 

Keywords: perfection of legislation, judicial practice, marital assets, forced sale, bankruptcy estate, financial manager, abuse of law, actual problems, private bankruptcy, insolvency

Нормы о банкротстве граждан, не имеющих статуса индивидуального предпринимателя введены в действие около полутора лет назад. За столь непродолжительный период времени выявился ряд проблем, связанных с применением указанных положений. А возрастающая статистика обращения к институту банкротства граждан заставляет особое внимание уделить необходимости совершенствования отдельные положений данного института. Согласно данным статистики банкротства физических лиц по состоянию на 17 апреля 2017 года, приведенным в Таблице 1, имеем следующие показатели [1].

Таблица 1 – Динамика процедур банкротства граждан

15 апреля 2017

15 марта 2017

Процедура реализации имущества

23 776

21 577

Процедура реструктуризации долга

8 452

7 894

Всего процедур банкротства

32 228

29 471

Таким образом, на основе данных, приведенных в Таблице 1, можно сделать вывод о нарастании темпов обращения граждан к институту несостоятельности, а значит, необходимости устранения проблем в действии положений норм о банкротстве физических лиц.

Между тем, проблемы можно выделить на разных стадиях проведения мероприятий банкротства и в отношении различных участников отношений по несостоятельности.

Уже на стадии обращения в арбитражный суд с заявлением о признании гражданина банкротом, заявитель сталкивается с проблемой правильного формирования пакета документов для подачи заявления в суд и сложностью внесения денежных средств на вознаграждение финансового управляющего. Статья 213.4 Закона о банкротстве устанавливает большой перечень документов, которые должны быть оформлены определенным образом и быть получены в специальные сроки, установленные Законом о банкротстве. Невыполнение требований влечет оставление заявления должника без движения, что затягивает момент рассмотрения его заявления, а соответственно, и введения процедуры банкротства. У большинства должников нет средств для оплаты услуг лиц, которые бы помогли правильно оформить и получить все необходимые документы. Представляется, что можно упростить процедуру получения многочисленных выписок и справок у уполномоченных государственных органов, например, возможностью передачи данных обязанностей в ведение суда, который имеет право запрашивать информацию у любых организаций и структур, но во избежание злоупотребления данным правом со стороны должников, следует предоставлять такую возможность только определенным группам должников – социально незащищенным гражданам, инвалидам, пенсионерам. Введение возможности получения пакета документов для подачи заявления о несостоятельности в многофункциональных центрах, также позволило бы решить данную проблему. Финансовым аспектом проблемы подачи заявления о несостоятельности является необходимость внесения средств на оплату процедуры банкротства. Несмотря на то, что законодателем установлена сумма в размере 25 000 рублей на выплату вознаграждения, на самом деле стоимость банкротства в зависимости от проводимых мероприятий может составлять от 50 000 до 300 000 тысяч рублей. Для граждан, которые обращаются к несостоятельности нет денежных средств для погашения таких расходов.

С другой стороны, финансовые управляющие не заинтересованы в назначении на процедуры банкротства граждан, так как вознаграждение могут получить только после завершения процедуры, которая может длиться более трех лет, при этом вкладывать свои денежные средства для оплаты опубликования объявлений, обязательных при банкротстве, почтовые и иные расходы, пока в конкурсную массу должника не поступят денежные средства, полученные от реализации имущества. Это порождает злоупотребления со стороны финансового управляющего и возможность скрытых договоренностей о дополнительном финансировании процедуры банкротства «в конверте».

Также интересным является вопрос распределения единовременного вознаграждения финансового управляющего между освобожденным от исполнения обязанностей и вновь назначенным финансовым управляющим [2, с.149]. Законом о банкротстве предусмотрены случаи, когда арбитражный управляющий может обратиться в суд с заявлением об освобождении от возложенных на него обязанностей, либо на основании решения собрания кредиторов или заявления кредитора арбитражный суд может отстранить арбитражного управляющего от обязанностей. В обоих случаях возникает проблема распределения вознаграждения между освобожденным от обязанностей и назначенным финансовыми управляющими. Представляется, что есть несколько возможных вариантов решения данного вопроса. Так как было бы неправильно возлагать на должника дополнительные расходы на вознаграждение еще одного финансового управляющего, ввиду невыполнения своих обязанностей его предшественника, либо другим причинам, по которым финансовый управляющий снимает с себя полномочия, то целесообразно разделить вознаграждение за одну процедуру между финансовыми управляющими. Тут возникает вероятность, что проблематично будет найти другого финансового управляющего, учитывая, что и без того небольшое вознаграждение нужно разделить с предыдущим управляющим. Представляется, что есть следующие варианты распределении вознаграждения: лишить вознаграждения финансового управляющего, если он недобросовестно исполнял свои обязанности и поэтому был отстранен; распределить вознаграждение пропорционально сроку исполнения обязанностей; распределить вознаграждение пропорционально мероприятиям, выполненным в ходе процедуры и их вкладу в формирование конкурсной массы должника или достижении целей процедуры банкротства. На наш взгляд, в целях стимулирования финансовых управляющих добросовестно выполнять свои обязанности, правильным является подход, при котором управляющий, недобросовестно выполнявший свои обязанности, лишается вознаграждения, а в случае добровольного сложения своих полномочий добросовестного финансового управляющего, вознаграждение должно распределяться пропорционально внесенному вкладу в достижение целей процедуры несостоятельности.

Несоразмерность высокой ответственности финансового управляющего, жестких наказаний за неправомерные действия при банкротстве, большого объема работы и низкого вознаграждения делают непривлекательными дела о банкротстве граждан для финансовых управляющих.

Злоупотребление правом возможно также и со стороны должника. Законодатель ставил цель создания положений, которые бы обеспечивали добросовестное сотрудничества должника с судом, финансовым управляющим и кредиторами, что является способом недопущения злоупотребления правом. Следствием сотрудничества должника и финансового управляющего является создание предпосылок для информационной открытости, что потенциально должно позволить предотвратить сокрытие должником каких-либо обстоятельств, которые могут отрицательно повлиять на возмож­ность максимально полного удовлетворения требований кредиторов, затруднить разрешение судом вопросов, возникающих при рассмо­трении дела о банкротстве, или иным образом воспрепятствовать рассмотрению дела [3, с.78]. Но при этом зачастую финансовый управляющий не может проконтролировать поступления наличных денежных средств за оплату труда, если должник не трудоустроен официально. Также не всегда удается выявить факты наличия сделок, которые совершены с целью выведения имущества в преддверии банкротства.

Финансовый управляющий обязан проводить финансовый анализ должника, а также анализ признаков преднамеренного или фиктивного банкротства, но формы, разработанные для юридических лиц, не подходят гражданам, так как у них нет бухгалтерской отчетности, на основе которой рассчитываются коэффициенты, позволяющие сделать указанные выводы.

Значительные затруднения вызывает вопрос реализации имущества должника, особенно, если имущество находится в общей собственности супругов. В таком случае, по правилам семейного и гражданского законодательства необходимо выделить долю должника в праве на имущества и лишь затем обращать на нее взыскание. В связи с этим возникает ряд проблем, обусловленным характером режима совместной собственности супругов, раздел которой относится к компетенции судов общей юрисдикции, что ведет к затягиванию сроков процедуры банкротства, а также возможность для злоупотреблений со стороны должника, так как суды общей юрисдикции могут не владеть информацией о готовящемся или введенном банкротстве в отношении одного из супругов, а также не имеют опыта раздела имущества между супругами, один из которых или оба являются должниками. Вероятность раздела имущества, при котором возможен вывод имущества в пользу другого супруга или несовершеннолетних детей, в таком процессе повышается, а, следовательно, повышается риск нарушения прав кредиторов на возмещение своих требований. Законодатель установил, что из конкурсной массы исключаются имущество, на которое не может быть обращено взыскание в соответствии с гражданским процессуальным законодательством. К такому имуществу относится в том числе и единственное пригодное для проживания жилье, но, если в семье должника имеется, к примеру, две квартиры, право собственности на которые разделены между супругами или в случае развода бывшими супругами, возникает вероятность злоупотребления правом должника, что приводит к искусственному уменьшению конкурсной массы.

Решением вышеуказанной проблемы может являться банкротство семьи, ведь зачастую оба супруга имеют долги перед кредиторами, в таком случае инициация банкротства отдельно для каждого из супругов ведет только к усложнению процедуры как в отношении сроков ее проведения, так и в отношении выполняемых мероприятий, ведь двум разным финансовым управляющим приходится подавать заявления в суд о выделе доли в праве на имущество, которое впоследствии включается в конкурсную массу должника. Для должников супругов такой подход также является невыгодным, ведь банкротство каждого из них по отдельности влечет дополнительные расходы и может вести только к затягиванию процедуры банкротства, а значит, и отдаление момента избавления от «долговой ямы».

Одной из значимых проблем, влияющей на цели, которые преследует процедура банкротства является реализация имущества по ценам, существенно ниже рыночных. Представляется, что низкие цены продажи имущества должника на торгах обусловлены отсутствием информационного распространения о проводимых торгах. Конечно, сведения о предстоящих торгах по продаже имущества должника размещаются в газете «Коммерсантъ», на сайте Единого федерального реестра сведений о банкротстве, в некоторых случаях в местной газете по месту жительства должника, но данные ресурсы, хоть доступны и открыты для всех лиц, известны в большей части лишь профессиональному сообществу людей, связанных с торгами и банкротством. Таким образом, большая часть населения не осведомлена о проводимых торгах, тем самым лишена возможности принять в них участие. Если лицо и знает о торгах и изъявляет желание принять в них участие, то сталкивается со сложной процедурой сбора и предъявления документации для участия в торгах, что также отпугивает потенциальных покупателей. Таким образом, при упрощении процедуры предоставления документации для подачи заявки на участие в торгах по продаже имущества должника-гражданина, а также достаточное информационное освещение таких торгов будет способствовать участию в торгах по продаже имущества должника большего числа лиц, а, следовательно, вероятность продажи имущества по цене соответствующей отчету об оценке возрастет, что будет удовлетворять интерес кредиторов на получение большего возмещения своих требований.

Еще одной проблемой является неясное изложение самих положений о банкротстве граждан, которое по-разному применяется и в судебной практике. Так, пункт 2 статьи 213.25 Закона о банкротстве устанавливает, что «по мотивированному ходатайству гражданина и иных лиц, участвующих в деле о банкротстве гражданина, арбитражный суд вправе исключить из конкурсной массы имущество гражданина, на которое может быть обращено взыскание по исполнительным документам и доход от реализации которого существенно не повлияет на удовлетворение требований кредиторов. Общая стоимость имущества гражданина, которое исключается из конкурсной массы в соответствии с положениями настоящего пункта, не может превышать десять тысяч рублей» [4]. Пункт 39 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 13.10.2015 N 45 "О некоторых вопросах, связанных с введением в действие процедур, применяемых в делах о несостоятельности (банкротстве) граждан" (далее – Постановление Пленума № 45) разъясняет, что суды должны учитывать необходимость обеспечения справедливого баланса между имущественными интересами кредиторов и личными правами должника на достойную жизнь [5]. В судебной практике же встречается довольно разнообразное толкование указанных положений Закона о банкротстве и Постановления Пленума № 45.

Так, определением Арбитражного суда Новосибирской области от 14 декабря 2015 года было решено исключить из конкурсной массы должника денежные средства, необходимые для проживания должника и членов его семьи, в размере 32 336 рублей ежемесячно. Должник мотивировал свое заявление об исключении денежных средств в указанной сумме из конкурсной массы необходимостью приобретения продуктов питания, оплаты коммунальных услуг и содержании лиц, находящихся на его иждивении из расчета: 11 372,00 рубля – величина прожиточного минимума в Новосибирской области за 2 квартал 2015 года, 10 964,00 рублей – величина прожиточного минимума для детей, 10 000,00 рублей – выплата нетрудоспособной матери, согласно нотариально заверенному алиментному соглашению. Удовлетворяя данное заявление суд руководствовался необходимостью сохранения должного уровня существования должника и лиц, находящихся на его иждивении [6].

В определении Арбитражного суда республики Саха (Якутия) от 29 апреля 2016 года суд по-иному подошел в разрешении заявления о выделении средств из конкурсной массы, указав на приоритет специальных норм о несостоятельности перед общими нормами, когда удовлетворил заявление в части исключения из конкурсной массы средств в размере 10 000 рублей ежемесячно, ссылаясь на статью 213.25 Закона о банкротстве. При этом отклонил утверждение, что в соответствии с общими нормами не может быть обращено взыскание на денежные средства, составляющие прожиточный минимум должника [7].

Восемнадцатый арбитражный апелляционный суд в постановлении от 11 октября 2016 года указал, что денежные средства на общую сумму не менее установленной величины прожиточного минимума должника не подлежат включению в конкурсную массу должника в связи с императивным требованием закона и специального обращения в арбитражный суд для их исключения из конкурсной массы не требуется, так как финансовый управляющий обязан самостоятельно учитывать данные положения закона [8].

Исходя из анализа указанных примеров из судебной практики, представляется, что суды не выработали единообразную позицию по определенным положениям о банкротстве граждан и в различных субъектах Российской Федерации один и тот же вопрос разрешается по-разному. Таким образом, не ясно каким образом финансовый управляющий обязан выполнять свои обязанности, действуя добросовестно и разумно, если нет определенности среди применения отдельных норм о несостоятельности граждан в правоприменительных органах.

Вышеизложенное позволяет сделать выводы о необходимости дальнейшего реформирования этого важнейшего для экономической жизни государства и граждан, института. Проблемы применения по аналогии тождественных положений несостоятельности (банкротства) юридических лиц, требуют выработки самостоятельных механизмов, что должно выразиться в модернизации отдельных правовых норм и (или) принятии отдельного разъяснения на уровне Пленума Верховного Суда РФ устанавливающего правовые позиции судов.

Библиография
1.
Статистика банкротств физических лиц на 15 апреля 2017 года [Электронный ресурс] // Финздор. Банкротсво физических лиц. – Режим доступа: https://finzdor.ru/Analitic/Mainmon.aspx.
2.
Якубенко Н.А. Фиксированная сумма вознаграждения финансового управляющего в делах о банкротстве физических лиц / Н.А. Якубенко // Вестник магистратуры. – 2017. – № 2-1. – С. 149-150.
3.
Калюжная М.С. Злоупотребление правом при банкротстве гражданина / М.С. Калюжная // Актуальные проблемы современного законодательства: мат. IV Междунар. науч.-практ. конф., Москва, МФЮА, 27.04.2016 г. / отв. ред. А.Г. Забелин. – Москва: Изд-во МФЮА, 2016. – С. 76-82.
4.
О несостоятельности (банкротстве): федеральный закон РФ от 26.10.2002 г. № 127-ФЗ (ред. от 13.07.2015) [Электронный ресурс] // СПС «Консультант Плюс». – Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_39331/.
5.
О некоторых вопросах, связанных с введением в действие процедур, применяемых в делах о несостоятельности (банкротстве) граждан: постановление Пленума Верховного Суда РФ от 13.10.2015 г. № 45[Электронный ресурс] // СПС «Консультант Плюс». – Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_187354/.
6.
Исключить из конкурсной массы имущество гражданина. Арбитражный суд Новосибирской области. Определение по делу № А45-20610/2015 [Электронный ресурс] // Кадарбитр. – Режим доступа: https://kad.arbitr.ru/PdfDocument/4549b453-531a-464c-a16c-dc1330470c91/A45-20610-2015_20151207_Opredelenie%20(rezoljutivnaja%20chast).pdf.
7.
Об исключении имущества из конкурсной массы. Арбитражный суд Республики Саха (Якутия). Определение по делу № А58-754/2016 [Электронный ресурс] // Кадарбитр. – Режим доступа: https://kad.arbitr.ru/PdfDocument/d0575249-f1b3-4b9e-b61c-7966640d19af/A58-754-2016_20160429_Opredelenie.pdf.
8.
Оставить без изменения определение первой инстанции, а жалобу без удовлетворения. Восемнадцатый арбитражный апелляционный суд. Постановление по делу А47-13101/2015 [Электронный ресурс] // Кадарбитр. – Режим доступа: https://kad.arbitr.ru/PdfDocument/eab1301a-958e-4fbf-8905-6123755b3baf/A47-13101-2015_20161011_Postanovlenie%20apelljacionnoj%20instancii.pdf.
References (transliterated)
1.
Statistika bankrotstv fizicheskikh lits na 15 aprelya 2017 goda [Elektronnyi resurs] // Finzdor. Bankrotsvo fizicheskikh lits. – Rezhim dostupa: https://finzdor.ru/Analitic/Mainmon.aspx.
2.
Yakubenko N.A. Fiksirovannaya summa voznagrazhdeniya finansovogo upravlyayushchego v delakh o bankrotstve fizicheskikh lits / N.A. Yakubenko // Vestnik magistratury. – 2017. – № 2-1. – S. 149-150.
3.
Kalyuzhnaya M.S. Zloupotreblenie pravom pri bankrotstve grazhdanina / M.S. Kalyuzhnaya // Aktual'nye problemy sovremennogo zakonodatel'stva: mat. IV Mezhdunar. nauch.-prakt. konf., Moskva, MFYuA, 27.04.2016 g. / otv. red. A.G. Zabelin. – Moskva: Izd-vo MFYuA, 2016. – S. 76-82.
4.
O nesostoyatel'nosti (bankrotstve): federal'nyi zakon RF ot 26.10.2002 g. № 127-FZ (red. ot 13.07.2015) [Elektronnyi resurs] // SPS «Konsul'tant Plyus». – Rezhim dostupa: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_39331/.
5.
O nekotorykh voprosakh, svyazannykh s vvedeniem v deistvie protsedur, primenyaemykh v delakh o nesostoyatel'nosti (bankrotstve) grazhdan: postanovlenie Plenuma Verkhovnogo Suda RF ot 13.10.2015 g. № 45[Elektronnyi resurs] // SPS «Konsul'tant Plyus». – Rezhim dostupa: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_187354/.
6.
Isklyuchit' iz konkursnoi massy imushchestvo grazhdanina. Arbitrazhnyi sud Novosibirskoi oblasti. Opredelenie po delu № A45-20610/2015 [Elektronnyi resurs] // Kadarbitr. – Rezhim dostupa: https://kad.arbitr.ru/PdfDocument/4549b453-531a-464c-a16c-dc1330470c91/A45-20610-2015_20151207_Opredelenie%20(rezoljutivnaja%20chast).pdf.
7.
Ob isklyuchenii imushchestva iz konkursnoi massy. Arbitrazhnyi sud Respubliki Sakha (Yakutiya). Opredelenie po delu № A58-754/2016 [Elektronnyi resurs] // Kadarbitr. – Rezhim dostupa: https://kad.arbitr.ru/PdfDocument/d0575249-f1b3-4b9e-b61c-7966640d19af/A58-754-2016_20160429_Opredelenie.pdf.
8.
Ostavit' bez izmeneniya opredelenie pervoi instantsii, a zhalobu bez udovletvoreniya. Vosemnadtsatyi arbitrazhnyi apellyatsionnyi sud. Postanovlenie po delu A47-13101/2015 [Elektronnyi resurs] // Kadarbitr. – Rezhim dostupa: https://kad.arbitr.ru/PdfDocument/eab1301a-958e-4fbf-8905-6123755b3baf/A47-13101-2015_20161011_Postanovlenie%20apelljacionnoj%20instancii.pdf.