Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 2108,   статей на доработке: 271 отклонено статей: 913 
Библиотека
Статьи и журналы | Тарифы | Оплата | Ваш профиль

Вернуться к содержанию

Становление исторической информатики в России: первые шаги историков на пути «микрокомпьютерной революции»
Бородкин Леонид Иосифович

доктор исторических наук

член-корреспондент РАН, профессор, заведующий кафедрой, Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова (МГУ)

119991, Россия, г. Москва, Ломоносовский проспект, 27, корп. 4, исторический факультет МГУ

Borodkin Leonid Iosifovich

Doctor of History

Professor, Historical Information Science Department, Faculty of History, Lomonosov Moscow State University,  corresponding member of the Russian Academy of Sciences 

27-4, ul. Lomonosovskii Prospekt, g. Moscow, Russia, 119991. History Faculty of Lomonosov Moscow State University

borodkin-izh@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Аннотация. Статья посвящена 25-летию ассоциации «История и компьютер» (АИК), объединившей специалистов из России и стран ближнего зарубежья, работавших на стыке истории и информационных технологий. Объектом статьи является процесс формирования данного сообщества в первой половине 1990-х гг. Инициатива создания ассоциации исходила, с одной стороны, от Совета Международной ассоциации “History and Computing” (АНС), ее президента проф. Манфреда Таллера, а с другой – от группы российских специалистов, имевших опыт применения ЭВМ в задачах анализа статистических источников и разработки архивов машиночитаемых исторических данных, участников «квантитативной революции», оказавшей заметное влияние на дальнейшее развитие целого ряда областей исторического знания. Материалы статьи отражают процесс формирования основного поля деятельности исторической информатики - создания и использования в исследовательской практике электронных версий исторических источников всех видов. Статья имеет историографический характер, в ней используется историко-генетический подход, связывающий в данном случае историческую информатику с квантитативной историей (по материалам периодики АИК 1990-х гг.). На этих материалах воссоздаются основные события начального периода становления данного междисциплинарного сообщества, отражена атмосфера позитивного профессионального взаимодействия как в среде АИК, так и в рамках международного сообщества АНС. Впервые раскрыт информационный потенциал материалов Информационного бюллетеня ассоциации "История и компьютер" для анализа начального периода становления научного сообщества "История и компьютер".
Ключевые слова: историческая информатика, информационные технологии, История и компьютер, квантитативная история, базы данных, искусственный интеллект, базы знаний, статистический анализ, исследовательские проекты, источнико-ориентированный
DOI: 10.7256/2585-7797.2017.3.24709
Дата направления в редакцию: 12-11-2017

Дата рецензирования: 13-11-2017

Дата публикации: 17-11-2017

Abstract. The article is dedicated to the 25th anniversary of the History and Computer Association (HCA) that united Russian and foreign specialists working within the interdisciplinary filed of history and information technologies. The article concentrates on the development of this association in the first half of the 1990s. The idea to create the association came, on the one hand, from the Council of the International Association “History and Computing” (АНС), its president professor Manfred Thaller, and, on the other hand, from a group of Russian specialists who had used computers to analyze statistical sources and create digital archives of historical data and participants of “quantitative revolution” that had a great influence on a number of historical fields. The article data demonstrate the formation of the main research domain of historical information science that is creation and use of electronic versions of historical sources. The article is of a historiographic character and employs historical and genetic approach joining historical information science with quantitative history (following HCA periodicals of the 1990s). These materials provide for reconstructing the initial stage of this interdisciplinary community. One can see the atmosphere of positive professional cooperation within HCA and international АНС as a whole. It is the first time when the information value of the HCA bulletin is studied to analyze the HCA initial stage.

Keywords: information technologies, History and Computing , quantitative history, databases , artificial intellect , knowledge bases, statistical analysis, research projects, source-oriented, historical information science

В ноябре 1992 года, 25 лет назад, в России была учреждена и получила государственную регистрацию ассоциация «История и компьютер» (АИК) - в статусе межрегиональной общественной организации. С тех пор под эгидой АИК были проведены более 30 международных научных конференций и семинаров, опубликованы 60 выпусков периодических изданий АИК и более 20 томов трудов Ассоциации.

Учреждение АИК произошло в контексте начавшейся во второй половине 1980-х гг. «микрокомпьютерной революции», которая привела к институционализации международного научного сообщества, складывавшегося на стыке истории и компьютерных технологий. В 1986 г. была создана Международная ассоциация “History and Computing” (AHC). В начале 1990-х гг. лидеры АНС (и прежде всего ее лидер – проф. Манфред Таллер) инициировали процесс включения в деятельность этого международного сообщества историков стран Восточной Европы. В 1992 г. в АНС вошла новая ветвь – Ассоциация «История и компьютер» (АИК), объединившая специалистов по исторической информатике из России и стран СНГ (с центром на Истфаке МГУ). Термин “историческая информатика”, впервые прозвучавший на русском языке в начале 1990-х годов [1, с.2], дал название этому междисциплинарному направлению в России.

Думается, что главным итогом 25-летней деятельности Ассоциации можно считать формирование и развитие профессионального сообщества, постепенно вышедшего на лидерские позиции в данной области исторической науки (имея в виду европейский контекст).

Основным каналом коммуникаций в сообществе АИК в течение первого десятилетия его существования был «Информационный бюллетень ассоциации “История и компьютер”». Сегодня, вспоминая четвертьвековой путь, пройденный АИК, хочется еще раз ощутить атмосферу первых лет становления АИК - периода, который «отцы-основатели» Ассоциации называют романтическим. В этом нам помогут материалы выпусков упомянутого бюллетеня АИК начала 1990-х гг. Ниже приводятся тексты этих материалов (в их оригинальном виде, без какой-либо правки).

Международный симпозиум в Зальцбурге

"High-Tech History Workshop - East and West"

(Информационный бюллетень ассоциации “История и компьютер”, №4, декабрь 1992)

24-26 января 1992 г. в Зальцбурге (Австрия) состоялся международный симпозиум по координации исследований в области исторической информатики в странах Западной и Восточной Европы - "High-Tech History Workshop - East and West". Организаторами симпозиума были Международная ассоциация "History and Computing" (AHC), Институт историко-социальных исследований им. Людвига Больцмана (Зальцбург-Вена), Институт истории им. Макса Планка (Геттинген), Институт истории Зальцбургского университета. В работе симпозиума принимали участие около 30 специалистов по исторической информатике из Австрии, Великобритании, Венгрии, Голландии, Норвегии, Польши, Словении, СНГ, ФРГ, Чехословакии. Работой сессий симпозиума руководили президент Международной ассоциации "History and Computing" д-р Манфред Таллер, проф. Герхард Ботц (Зальцбургский университет), и д-р Герхард Яритц (Австрийская академия наук, г. Кремс).

В центре внимания научной программы симпозиума были вопросы создания теории исторической информатики; сопоставления возможностей стандартного (коммерческого) и специального ("source-oriented") программного обеспечения; разработки и функционирования больших баз данных по материалам исторических источников. Одно из заседаний было посвящено вопросам преподавания университетских курсов исторической информатики и компьютерных приложений в истории. Специалисты из разных стран обменялись информацией о состоянии дел в данной области в их университетах и научных центрах. Обсуждая перспективы дальнейшего сотрудничества, участники симпозиума пришли к общему мнению о необходимости создания в странах Восточной Европы национальных ассоциаций, которые вошли бы в качестве коллективных членов в Международную ассоциацию "History and Computing", существующую с 1986 г. (см. Бюллетень, №1). Членами этой ассоциации является более 1000 исследователей из 15 стран, объединенных в национальные ассоциации. Эта Международная ассоциация стала одной из крупнейших профессиональных ассоциаций историков. Возможными направлениями такого сотрудничества могут стать: постоянный обмен информацией (журнал и сборники статей, издаваемых ассоциацией АНС, информационные бюллетени национальных ассоциаций, описания баз данных и исследовательских проектов); участие в различных рабочих группах и конференциях АНС; стандартизация программного обеспечения и разработка единых критериев описаний баз данных при подготовке общего каталога архивов машиночитаемых данных; организация в дальнейшем совместных исследовательских проектов и т.д.

Вся работа симпозиума была отмечена атмосферой полного взаимопонимания специалистов по исторической информатике из разных стран Европы.

Л.И.Бородкин, Т.Л.Моисеенко, И.Р.Рафи-Заде

"Новые информационные технологии в исторических исследованиях и образовании"

(Ужгород, 11-14 июня 1992 г.)

(Информационный бюллетень ассоциации “История и компьютер”, №4, декабрь 1992)

Международный симпозиум "High-Tech History Workshop - East and West", состоявшийся в январе 1992 г. в Зальцбурге (Австрия), положил начало активным контактам стран Западной и Восточной Европы в области исторической информатики. Инициатива в развитии этих контактов исходила от Международной Ассоциации "History & Computing" (особую роль здесь играет ее президент, д-р Манфред Таллер). Первым конкретным шагом на этом пути явилось проведение в Ужгороде в июне 1992 г. Международного семинара по использованию новых информационных технологий в исторических исследованиях и образовании. Организаторами семинара являлись Закарпатская ассоциация молодых историков и Исторический факультет МГУ им.М.В. Ломоносова (в лице лаборатории исторической информатики).

В работе семинара приняли участие 40 специалистов из Австрии, Азербайджана, Белоруссии, Великобритании, Венгрии, Нидерландов, Норвегии, Польши, России, Словении, Украины, ФРГ, Чехо-Словакии.

На семинаре обсуждались следующие темы:

- базы данных в исторических исследованиях: достоинства и недостатки работы со стандартным программным обеспечением;

- программное обеспечение, ориентированное на исторические источники;

- экспертные системы и базы знаний в исторических исследованиях;

- новые программы статистического анализа исторических источников;

- компьютерные технологии в анализе нарративных источников;

- компьютерный анализ изображений, гипертекст и мультимедиа;

- компьютеры в обучении историческим дисциплинам;

- проблемы преподавания курса исторической информатики;

- применение компьютерных методов анализа информации в конкретных исторических исследованиях.

В течение трех дней работы семинара были обсуждены около 30 сообщений; многие участники демонстрировали оригинальное программное обеспечение (местные организаторы создали для этого хорошие условия). Для большинства сообщений и дискуссий были характерны конструктивность и заинтересованность. Следует отметить, что программа семинара не предусматривала параллельной работы нескольких секций, так как каждое сообщение представляло интерес практически для всех участников (при этом на каждом заседании был "полный сбор", так что многим не удалось ознакомиться с достопримечательностями Ужгорода). Интенсивности работы семинара способствовало и то, что заседания шли только на английском языке, без потери времени на перевод.

Семинар проходил в обстановке хорошего взаимопонимания между коллегами из разных стран, в дружеской атмосфере не только во время заседаний, но и в редкие свободные минуты. Может быть закономерно, что именно в этой атмосфере возникли несколько плодотворных идей: о проведении осенней школы по исторической информатике в МГУ (при поддержке Международной Ассоциации "History & Computing"), об организации в России ассоциации "История и компьютер".

Приятно отметить конструктивность стиля деятельности научного сообщества в области исторической информатики - обе эти идеи уже реализованы: в октябре с.г. успешно прошла первая Московская международная осенняя школа "Историческая информатика: европейская модель", а в ноябре официально зарегистрирована Ассоциация "История и компьютер".

Космический мост Sovam Teleport:

электронная связь советских и американских клиометристов

(Информационный бюллетень ассоциации “История и компьютер”, №5, март 1992)

В сентябре 1991 г. советские и американские специалисты по применению количественных методов и ЭВМ в исторических исследованиях получили в свое распоряжение новое эффективное средство коммуникации - электронную почту (E - Mail). Высокоскоростной компьютерный спутниковый канал связи Москва - Сан-Франциско соединил компьютеры исторического факультета Нью-Йоркского университета (SUNY) в Платтсбурге и лаборатории исторической информатики кафедры источниковедения исторического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова. Таким образом, годовая подготовка представителей двух университетов, связанная с решением финансовых и технических проблем, завершилась результативно. Основную роль здесь сыграли наши американские коллеги из Нью-Йоркских университетов - профессор Кэрол Леонард (SUNY) и профессор Джеффри Бердс (Рочестерский университет), которым мы благодарны за финансовую, техническую и организационную поддержку.

Что же дает пользователям этот космический мост и как он устроен?

Подробно об этом можно прочесть в журнале "Вычислительная техника и ее применение", 1990 г., № 5. Мы дадим лишь основные сведения. На советском "конце" этого канала связи (испытания его завершились в 1990 г.) находится Всесоюзный институт автоматизированных систем (ВНИИПАС), выполняющий также функции национального центра автоматизированного обмена информацией с зарубежными сетями ЭВМ и банками данных. На американском - некоммерческая организация "Сан-Франциско - Москоу телепорт".

Каждый абонент создаваемой сети (она называется "PANDORA") должен установить внутри своего персонального компьютера электронное устройство - модем, с помощью которого дискретные сигналы, идущие от компьютера, преобразуются и через обычный телефонный канал транслируются на передающую станцию в подмосковный центр спутниковой связи (если речь идет об абоненте из России). Далее, "отразившись" от американского спутника связи "Интелсат", сигнал принимается в Сан-Франциско и по каналам связи поступает на компьютер адресата. Каждый абонент электронной почты имеет специальный шифр-адрес, по которому система находит компьютер адресата. Как показывает наш опыт, послать текст в Нью-Йоркский университет и получить на него ответ можно в течении получаса.

В настоящее время абонентами сети SOVAM TELEPOR являются десятки организаций, среди них: в США - университеты в Нью-Йорке, Принстоне и Беркли, Массачусетский технологический институт, Университеты Гарварда и Стэнфорда, газеты "Washington Post" и "New York Times", IREX, NASA и др.; в СНГ - МГУ, Новосибирский и Харьковский университеты, МАИ, Президиум АН РАН, Секретариат Верховного Совета России, Институты АН РАН: Институт проблем управления, Институт социологии, Институт США и Канады, Институт космических исследований, Институт атомной физики, ИМЭМО и др.

Надо сказать, что в США компьютерная связь становится одним из наиболее распространенных способов коммуникации: каждый второй компьютер (а их в стране около 40 млн.) снабжен модемом. Преимущества этой формы связи - в скорости, надежности передачи информации, относительной дешевизне. Пользователь может передавать предварительно набранный текст, получать информацию, хранящуюся в многочисленных банках данных. Через компьютерную связь можно получить справку, обзор новостей, передать большой файл - статью, библиографию, исследование. Еще одна перспективная область применения электронной почты - обмен программами для ЭВМ. Программа может быть заказана в банке программ при помощи каталога. Подключив к телефонному каналу свой персональный компьютер, можно переписать ее на жесткий диск.

Как отмечает президент фирмы "Globnet", создавшей линию компьютерной спутниковой связи СССР - США, "Университеты двух стран могут теперь соглашение о взаимном пользовании созданными банками данных. Это открывает новые горизонты для исследований. Можно проводить научные семинары и конференции через компьютеры, знакомить друг друга с содержанием диссертаций и сразу же получать отзывы. В общем, пройдет еще немного времени, и мы уже не сможем представить себе, как могли обходиться без такой связи."

Эта связь уже сегодня дает ощутимые плоды. Так, благодаря установленной ранее, в 1990 году (через другую систему) компьютерной связи между лабораторией МГИАИ (А.К. Соколов и Н.П. Яковлев) и лабораторией Калифорнийского университета в Риверсайде (Р. Рэнсом и А. Гетти) удалось оперативно решить ряд проблем при организации советско-американского симпозиума в Калифорнии весной 1991 г.

Важно отметить, что пользователи сети Sovam-Teleport могут общаться и с адресатами самой популярной в научном мире сети BITNET (об этом, а также о других компьютерных сетях см. обзор в данном номере Бюллетеня) Абоненты BITNETа находятся в десятках стран; это, например, половина членов Клиометрического общества США. В режиме "электронной почты" адресату нет необходимости находиться в ожидании у своего компьютера. Включив ЭВМ, адресат набирает код обращения к системе и получает извещение о наличии (или отсутствии) свежих "писем". Некоторые из них он распечатывает на принтере, на другие отвечает сразу, с клавиатуры.

Наш почтовый электронный адрес: BORODKIN@SOVUSA.COM

Абонентская плата для советских пользователей сети Sovam - Teleport пока не слишком высока. Будем надеяться, что этот космический канал связи будет доступным для нас и в будущем.

Л.И. Бородкин

II ОСЕННЯЯ ШКОЛА ПО ИСТОРИЧЕСКОЙ ИНФОРМАТИКЕ,

или что такое "curfew"

(Информационный бюллетень ассоциации “История и компьютер”, №11, декабрь 1994)

После успеха первой международной школы "Историческая Информатика: Европейская Модель-92", проведенной на истфаке МГУ в октябре 1992 г., и ее преподаватели - специалисты из четырех стран Западной Европы, и организаторы из МГУ были единодушны в стремлении провести эту школу (первую в Восточной Европе) и в следующем году. Подготовительный этап прошел на подъеме - студентов и аспирантов, желающих прослушать курсы по новым методам исторического исследования, оказалось еще больше, чем в прошлом году; истфак МГУ создал необходимые условия для работы школы; президент Международной Ассоциации "History & Computing" проф. Манфред Таллер оказал поддержку для приезда в Москву восьми преподавателей из Англии, Германии, Голландии и Норвегии. Однако, события в Москве, имевшие место 3-4 октября 1993 г., введенное затем чрезвычайное положение, комендантский час поставили под сомнение возможность проведения школы с 12 октября. Об этом организаторы школы сообщили преподавателям немедленно, используя возможности электронной почты. Столь же оперативно, в течение 6-7-го октября, все восемь преподавателей прислали из четырех стран свои "электронные письма", в которых они решительно подтвердили свое намерение приехать в Москву в назначенный ранее срок. Общее настроение отражает послание Манфреда Таллера, который написал, что не приедет только в том случае, если будет закрыт аэропорт Шереметьево или действие комендантского часа будет распространено на 24 часа в сутки.

Несмотря на непредсказуемость обстановки в Москве, все восемь преподавателей прибыли к открытию школы, работа которой обе недели проходила в условиях чрезвычайного положения. Организаторам школы пришлось познакомиться со словом "curfew" - комендантский час, наличие которого, впрочем, не повлияло на возможности общения преподавателей и студентов школы как во время занятий, так и после них. Каждый из преподавателей выполнил большой объем педагогической работы - по 24 часа в неделю (не считая затрат времени на консультации). Преподаватели оставили студентам разработанные ими методические материалы и пособия, передали для использования в компьютерном классе истфака МГУ оригинальное программное обеспечение и компоненты компьютерного оборудования. Кевин Шурер и Астри Андрессен подарили студентам книги по исторической демографии и исторической антропологии. Около 70 студентов и аспирантов МГУ (а также несколько участников из других вузов) получили международные сертификаты об успешном окончании школы.

Содержательной была встреча преподавателей школы с руководством Исторического факультета МГУ, которая завершилась заключением договора о сотрудничестве между истфаком МГУ и Международной Ассоциацией "History & Computing" (AHC), подписанного деканом, академиком РАН Ю.С. Кукушкиным и президентом AHC проф. М. Таллером. В одном из пунктов договора стороны подтвердили свое желание сделать международную осеннюю школу в МГУ ежегодной.

Л.И.Бородкин

Из Манчестера в Москву на автофургоне:

российско-британское сотрудничество в действии

(Информационный бюллетень ассоциации “История и компьютер”, №11, июнь 1994)

В этой заметке я хотел бы кратко рассказать о беспрецедентной акции международного сотрудничества в области исторической информатики, проведенной летом-осенью 1993 г. нашими британскими коллегами из Манчестерского (Метрополитен) университета MMU. Речь идет об инициативе, родившейся после VI конференции британской ассоциации "History and Computing", в которой мне довелось участвовать в марте 1993 г., и ориентированной на безвозмездную передачу (дар) компьютерной техники британских университетов на исторические факультеты ряда российских университетов.

Надо сказать, что текущее состояние британской экономики отнюдь не является блестящим, и гуманитарные факультеты английских университетов, мягко говоря, не перегружены компьютерами (хотя, конечно, обеспечены техникой лучше, чем наши университеты). В этой ситуации еще большую симпатию может вызвать инициатива д-ра Мэри Моррис, руководителя секции локальной истории департамента гуманитарных и социальных исследований Манчестерского университета (MMU). Весной и летом 1993 г. она и ее студенты-выпускники MMU Вероника Хортон и Даррен Йейтс провели огромную работу, установив контакты с большим числом британских университетов и колледжей с целью собрать компьютерное оборудование для передачи в Россию, по линии сотрудничества британской ассоциации АНС и нашей ассоциации "История и компьютер". Выяснилось, что речь может идти об используемой в настоящее время, но не самой новой технике (как выяснилось позже, в ряде случаев - весьма высокого качества). Установив, что несколько университетов и колледжей готовы представить компьютерное оборудование для данного проекта, Mэри Моррис и ее коллеги предприняли немало усилий для доставки техники в Манчестер, ее тестирования и комплектования, а также для решения множества организационных проблем, связанных с их доставкой в Россию. Оказалось, что оптимальный вариант - привезти компьютеры на автофургоне, преодолев несколько тысяч километров, с пересечением границ четырех государств. Обеспечение этого сложного путешествия потребовало привлечения не только добровольных помощников, но и спонсоров (индивидуальных, благотворительных и коммерческих), консультантов и т.д. Ниже приводится их список, любезно представленный нам Мэри Моррис.

Путь из Манчестера до границы Финляндии и России занял несколько дней, и вот 4 сентября - Выборг, пограничный пункт, где мы (автор этих строк и проф. С.Г. Кащенко, зав. кафедрой источниковедения С.-Петербургского ун-та) встречаем голубой "вэн" - симпатичный автофургон, в кабине которого сидели Мэри Моррис, Даррэн и Вероника - уставшие, но радостные. Далее - встреча с деканом истфака СПбГУ, проф. Фрояновым, 2-дневное знакомство с городом и 2-дневное путешествие по трассе Петербург-Москва. Встречи в МГУ - с деканом истфака, акад. Кукушкиным, в лаборатории исторической информатики, знакомство с Москвой.

Итог дружественной акции британских коллег - 3 партии компьютерного оборудования, переданного на исторические факультеты МГУ, С-Петербургского и Алтайского ун-тов. Так, на истфаке МГУ на базе компьютерной сети, включающей сервер и 14 терминалов, полученных из Оксфордского университета, удалось оборудовать второй компьютерный класс; это позволит существенно расширить возможности преподавания исторической информатики и самостоятельных занятий для студентов и аспирантов факультета.

Но главный итог - это углубление российско-британских контактов в области исторической информатики - человеческих, профессиональных, межуниверситетских. Во время пребывания английских коллег в Москве были намечены конкретные планы дальнейшего сотрудничества с Манчестерским университетом. Совет Ассоциации "Историк и компьютер" выражает признательность Мэри Моррис, ее британским коллегам и организациям, поддержавшим проведение этой акции доброй воли.

Л.И.Бородкин

P.S. В этом же номере Бюллетеня были опубликованы «путевые записки» двух студентов Манчестерского университета, участников этой необычной дружественной акции поддержки сообщества АИК со стороны британских коллег. Ниже эти тексты приводятся в сокращенном варианте.

VeronicaHorton: Операция "Белка"

После интенсивного курса по информационным технологиям, который я прослушала на первом курсе колледжа, я снова столкнулась с компьютерной технологией уже при изучении истории как участник проекта создания баз данных по материалам переписей в SESCU - South East Cheshire Studies Unit (Манчестерский Университет MMU). Я обеспечивала информационную часть работы со студентами и переводила источники в базы данных на персональном компьютере, используя систему Windows.

В начале этого года я получила возможность побывать на ежегодной конференции Британской национальной Ассоциации "History and Computing" в Йоркском университете, где встретила многих выдающихся историков и начала понимать, как много возможностей открывает применение компьютеров в истории. Я была рада познакомиться на конференции с несколькими специалистами по исторической географии, которые, как и я, придерживались мнения, что при изучении прошлого, его людей и событий, одинаково важны и временной и пространственный аспекты исследования.

Собственно, именно интерес к пространственной истории привлек мое внимание в докладу д-ра Л.Бородкина, и чем больше я слушала его, тем больше понимала, что исследовательские проблемы, с которыми сталкивается мы, очень похожи на те, которые решает Лаборатория исторической информатики в МГУ. Однако, в процессе обсуждения доклада Л.Бородкина в Йорке, я стала понимать, что эти проблемы сочетаются с теми текущими изменениями в политической, экономической и культурной жизни, которые сейчас происходят в России и влияют на состояние системы образования в России.

Возвращаясь с конференции, я подумала, что можно было бы передать несколько компьютеров для российских коллег, пользуясь дружественными контактами британской и российской ассоциаций AHC, и эта мысль послужила той искрой, из которой разгорелось пламя, получившее название "Операция "Белка" (Это название дружественная акция британских коллег получила с учетом того, что белка является символом графства, из которого направился в Россию английский фургон; игрушечная меховая белка, проделав длинный путь из Англии в Москву, находится теперь в Лаборатории исторической информатики МГУ. - Прим. ред.). Затем последовали несколько месяцев подготовки и переговоров с SECSU и британской AHC в поисках моральной и материальной поддержки, а также с д-ром Бородкиным с тем, чтобы понять наиболее неотложные нужды российских коллег, и с множеством английских университетов, которые мы старались убедить нам помочь. Долгие телефонные разговоры, отправка большого числа почтительных и дипломатичных писем привели к тому, что ряд университетов выделили компьютеры для нашего проекта. Когда мы ездили, собирая эти компьютеры, по скоростным магистралям и сельским дорогам, нам довелось испытать множество опасных приключений. Когда мы в очередной раз вернулись обратно в SECSU и разгрузили фургон, то увидели, что комната выглядит как настоящий склад компьютеров. Неделя за неделей и день за днем, постоянно сталкиваясь с бюрократическими сложностями, мы, тем не менее, собирали технику, протирали и паковали компьютеры. И наконец настал день, когда Manchester Van Hire, наш синий фургон начал загружаться коробками с компьютерами и прочим снаряжением для путешествия.

Наконец, фургон загрузили, и наше путешествие началось; к вечеру мы намеревались прибыть в Колчестер и остановиться в кемпинге. Мы прибыли в Parkstone Quay в Уорвиче, где, как нам показалось, потратили бесконечное время в бесплодных поисках таможни. Все же нам удалось получить все необходимые документы и билеты и продолжить путь.

Путешествие по Швеции и Финляндии было интересным, но довольно обычным для меня - я хорошо знаю Скандинавию, так как жила в Дании. Первые мои незабываемые впечатления относятся к российской границе и российской таможне. Это было похоже на кино, когда Даррен мчался в одном направлении, мы - в другом, и мне все время казалось, что я сейчас увижу съемочную команду, но всего-на-всего это был процесс заполнения таможенных деклараций и осмотра таможенниками содержимого нашего фургона. Я все же беспокоилась, что д-р Бородкин ждет нас не на границе, а в Выборге, и мне казалось, что двигаясь по совершенно незнакомой дороге, мы обязательно заблудимся и не встретимся с ним. Мы дружно с облегчением вздохнули, увидев проф. Кащенко и Бородкина на контрольно-пропускном пункте Выборга.

Мои самые яркие впечатления от всего увиденного в Москве и Петербурге - это огромные размеры увиденного: широкие дороги, высокие здания и очень большие города. Хочется надеяться, что наш небольшой вклад поможет обучению российских студентов новым информационным технологиям. Осуществление нашей акции показало нам, что Россия становится неотъемлемой частью Европы.

Darren Yates: Компьютеры едут в Москву

Пока я не поступил к колледж, я никак не связывал историю и компьютер, может быть потому, что эти предметы не связаны в английских школах. Впервые я узнал об использовании компьютера в этой области на первом курсе. У нас было несколько факультативов по истории, в их числе - Historical Computing. Поскольку я давно интересовался компьютерами, я решил, что в этом стоит разобраться. И я убедился, что использование компьютера - весьма эффективный способ изучения и постижения истории.

Но полностью я осознал преимущества работы с компьютером в истории, занимаясь в Манчестерском Университете MMU. Одной из основных целей этой исследовательской и преподавательской группы является перевод материалов переписей в формат баз данных. Таким образом, исследователи могут использовать компьютерные данные вместо исходных ветхих или трудно читаемых рукописных источников.

Я включился в проект компьютерной поддержки университетских историков России, когда Мэри и Вероника вернулись с конференции Британской АНС в Йорке с рассказом о проблемах в области применения компьютеров в исторических исследованиях, с которыми сталкиваются русские коллеги. Обсуждая эти проблемы, мы решили попробовать помочь им. Хотя я понимал, как важно было бы помочь, сначала мне казалось, что трудно будет сделать что-то существенное. Но когда мы встретили понимание британской ветви АНС и нашего собственного университета, я почувствовал, что мы можем сделать достаточно много. Я привез несколько компьютеров из Лондона в тот ужасный час пик, который бывает лишь по пятницам, когда у водителя в центре города просто волосы встают дыбом. В основном мне пришлось обзванивать различные фирмы в поисках спонсоров для проекта.

Когда мы наконец отправились, загрузив свой фургон, никто из нас даже не представлял того, что нас ожидает в Швеции, не говоря уже о России. Многие предупреждали нас о тех ужасах, с которыми мы столкнемся в России. Единственное, что оказалось реальностью, это - ужасные российские дороги!!! Меня больше всего поразили в России ее размеры. Англия маленькая страна, и нам трудно было представить действительные размеры России, хотя некоторое представление о них дают ее города. Поразила меня также красота зданий как в Петербурге, так и в Москве, и я надеюсь, что скоро эти города смогут по праву превратиться в значительнейшие туристские и деловые европейские города.

Оглядываясь на историю нашего проекта, я считаю, что самое удивительное, с чем мы встретились, - это доброжелательный отклик множества тех людей, к которым мы обращались за помощью, и хотя некоторые не могли нам реально помочь, они желали нам всяческого успеха. Это, я полагаю, отразилось и на количестве полученных нами компьютеров. Сначала нам казалось, что было бы прекрасно собрать 20 машин, и то, что мы привезли их больше, было просто невозможно себе представить. Я чувствую значение этого проекта в том, что он поможет в улучшении образования многих студентов в России, а эти образованные люди помогут развитию своей страны, так как без хорошей системы образования никакая страна не может рассчитывать на успешное развитие. Кроме того, наш проект укрепляет дружеские связи, которые существуют между Россией и Великобританией в течение уже многих столетий.

Ассоциация "История и компьютер": первые плоды международного сотрудничества

(Информационный бюллетень ассоциации “История и компьютер”, №11, июнь 1994)

Создание в 1992 г. ассоциации "История и компьютер" (АИК) открыло возможности для включения специалистов из России и других стран СНГ в систему международного сотрудничества, сложившуюся в этой активно развивающейся области. Всего за два года получены впечатляющие результаты сотрудничества АИК с Международной ассоциацией "History & Computing" (IAHC) и ее национальными "ветвями". В этой небольшой заметке мы лишь "пунктиром" обозначим основные направления этого сотрудничества.

1. При поддержке AHC на историческом ф-те МГУ в 1992 и 1993 гг. проведены две осенние школы по исторической информатике с участием преподавателей из четырех стран Западной Европы (см. 8-й и 11-й выпуски Бюллетеня). Более 90 студентов и аспирантов получили сертификаты об успешном окончании школы. Один из результатов проведения школ - передача в пользование АИК источнико-ориентированного программного обеспечения, разработанного в Германии, Голландии, Норвегии (системы KLEIO, SOCRATES, CenSys и др.).

2. Совместно с IAHC проведена международная конференция в Ужгороде с участием 40 специалистов по исторической информатике из 13 стран Европы (в том числе - половина из стран СНГ).

3. По результатам Ужгородской конференции в Геттингене (ФРГ) изданы два сборника статей - один на русском, другой на английском языках.

4. При поддержке австрийской, британской, голландской и скандинавской "ветвей" AHC два десятка членов АИК участвовало в семи международных конференциях и симпозиумах, включая VIII Международную конференцию AHC в Австрии; шестеро аспирантов и молодых ученых участвовали в международных летних школах по применению новых информационных технологий в исторических исследованиях.

5. В результате дружественной акции со стороны британской "ветви" AHC исторические ф-ты трех российских университетов получили компьютерное оборудование.

6. В соответствии с договором о сотрудничестве между АИК и ассоциацией Нижних Стpан VGI (представленной голландскими университетами и голландским архивом МЧД по истории) получены компьютеры новых моделей для Белорусского госуниверситета, Гуманитарной академии ВС РФ, Института российской истории РАН. Произведено полное обновление компьютерного оборудования лаборатории исторической информатики Исторического ф-та МГУ (включая 4 мощных компьютера (486), уникальный оверхед nSight, note-book, лазерный принтер и т.д.).

7. На базе указанного договора лабораторией истоpической инфоpматики МГУ получено значительное количество новых зарубежных книг по использованию новых инфоpмационных технологий в исторических исследованиях и в смежных областях, а также периодических изданий (этот поток литературы продолжается).

Число наших зарубежных коллег, активно участвующих в указанных формах сотрудничества, исчисляется несколькими десятками. Совет АИК очень признателен всем им, и, в особенности, Манфреду Таллеру, Вольфгангу Леверманну, Питеру Доорну, Лену Брере, Хейко Тьялсма, Йоргену ван ден Бергу, Герману Дидериксу, Онно Боонстра, Кевину Шуреру, Мэри Моррис, Чарльзу Харви, Питеру Денли, Дину Хопкину, Яну Олдерволлу, Астри Андресен, Герхарду Ботцу, Герхарду Яритцу, Инго Кропачу, Питеру Тайбенбахеру и многим другим.

Не следует, однако, думать, что сотрудничество АИК с международной ассоциацией AHC и ее ветвями представляет собой "улицу с односторонним движением". Так, АИК участвует в разработке одной из подсистем рабочей станции историка (Historical Workstation), базирующейся на возможностях системы KLEIO (речь идет о программном обеспечении StanFEP, предназначенном для сопряжения формата данных, принятого в KLEIO, с другими форматами хранения текстовых структур). Проводится апробация возможностей отечественных программ оптического распознавания русских текстов, сканируемых для ввода в компьютер; результаты представляют интерес для специалистов из разных стран. АИК готовится к проведению в 1994 г. международного семинара под эгидой AHC (на базе Алтайского госуниверситета), посвященного сопоставлению возможностей пакетов статистических программ в исторических приложениях. Этот список можно продолжить.

Новые возможности для плодотворного международного сотрудничества в области исторической информатики открываются в 1994 г. в связи с развертыванием двух проектов с участием шести университетов стран СНГ и ряда университетов и научных институтов стран ЕС.

Л.И.Бородкин

Методы искусственного интеллекта: новые горизонты исторического познания

(Информационный бюллетень ассоциации “История и компьютер”, №5, март 1992)

В последние десятилетия в связи с развитием методов формализации и квантификации в исторических исследованиях стало уже традиционным отмечать известное противопоставление "машинных" и "человеческих" процедур исторического познания. В то время как первые считаются жесткими, тесно связанными со структурой источника, вторые во многом используют интуицию исследователя, внеисточниковое знание.

Совершенно неожиданно для многих в последние годы намечается сооружение моста между этими подходами, и "несущими конструкциями" этого моста служат методы искусственного интеллекта (ИИ) одного из наиболее актуальных и активно развивающихся направлений кибернетики. Надо отметить, что значительно раньше исследования по ИИ привлекли внимание представителей смежных гуманитарных и социальных наук - политологов, психологов, лингвистов, социологов и др.

Чем объяснить интерес гуманитариев к такой, казалось бы, далекой области науки, ориентированной на моделирование и автоматизацию некоторых аспектов интеллектуальной деятельности человека - создание "разумных" автоматов, интеллектуальных роботов, доказательство теорем на ЭВМ, моделирование человеческих эвристик и т.д.?

Дело в том, что если начальный этап работ по ИИ был направлен на создание автономных от человека и даже конкурирующих с ним автоматизированных систем, то в течении последнего десятилетия исследования в области ИИ развивались в рамках новой парадигмы, выдвинувшей на первый план проблему представления в ЭВМ человеческих личностных знаний. Разработанная в итоге концепция человеко-машинной интеллектуальной системы более адекватно отражает нынешний тип взаимодействия человека с ЭВМ, чем традиционное понятие ИИ (Ю.А. Шрейдер, 1988г.).

Основным достижением работ по ИИ в последние 10-15 лет является когнитологическая программа построения интеллектуальных систем. По определению Ю.А. Шрейдера, когнитология, или инженерия знания (knowledge engineering) - это профессиональная область человеческой деятельности, связанная с выявлением и представлением человеческих знаний для использования в интеллектуальных системах.

Имея в виду перспективы применения новых методов в исторических исследованиях, выделим прежде всего два направления на стыке ИИ и когнитологии. Это, во-первых, когнитивные компьютерные модели понимания текста, и, во-вторых, экспертные системы.

Когнитивные модели понимания текста: вычислительная герменевтика?

Весьма перспективными для исследований по политической истории представляются специальные методики анализа политических текстов, ориентированные на реконструкцию политического мышления. В нашей стране это направление разрабатывается В.М. Сергеевым и связанной с ним группой исследователей, которые подвергли когнитологическому анализу исторические тексты целого ряда политических деятелей.

Достаточно полное представление об опыте зарубежных разработок в этой области дает сборник статей, выпущенный в конце 1990 г. Институтом США и Канады АН СССР (отв. редактор В.М. Сергеев). "Когнитивные исследования за рубежом (Идеи и методы искусственного интеллекта в изучении политического мышления)". Полученный в последнее десятилетие опыт показывает, что тенденция к объективизации гуманитарного знания, начавшись с использования контент-анализа и, затем, когнитивного картирования, продолжается на новом этапе, связанном с компьютерным моделированием способов анализа текста, используемых человеком. Здесь возникает неожиданная "стыковка" новых, "суперсовременных" подходов с традиционными герменевтическими методами анализа текста, имеющими корни в работах Хайдеггера, Рикера, Гадамера. Интеграция герменевтических идей в ИИ осуществляется в форме заимствования отдельных эвристик. Первое характерное заимствование связано с самой идеей герменевтического круга - анализ частей с точки зрения целого и, далее, целого с точки зрения частей; оно реализовано в компьютерной программе "бутстрепинга", используемой при построении баз знаний и когнитивных моделей. Важную роль в этом процессе "переноса" играет специфика герменевтической парадигмы, акцентирующей внимание на включенность текста в рамках диалога (В.М. Сергеев, А.Н. Баранов, 1990). Далее, один из принципов герменевтического подхода, заключающийся в том, что интерпретация каждого текста осуществляется с учетом истории интерпретации других текстов того же объекта, реализован в известной компьютерной системе "РЕЛАТУС", которая является системой искусственного интеллекта для представления и анализа текстов на английском языке. Она используется не только для анализа структуры политических выступлений, но и для построения когнитивных моделей, основанных на семантическом содержании этих текстов. С этой целью используются новейшие алгоритмы синтаксического, лексического, референциального анализа, обработки семантических сетей и технологии представления знаний (А.В. Беляев, 1990). В настоящее время компьютерная система "РЕЛАТУС" способна обрабатывать страницу текста за одну-две минуты.

Таким образом, создаваемая " вычислительная герменевтика" является одним из наиболее перспективных направлений развития интеллектуальных систем, извлекающих информацию из текста. Этот подход обеспечивает воспроизводимость результатов и создает возможности для компьютерной обработки больших массивов текстов, вводимых в ЭВМ на естественном языке, без какой либо предварительной кодировки.

Экспертные системы: моделирование знаний профессионалов – экспертов

Второе перспективное для исторических исследований направление работ по ИИ связано с феноменом экспертных систем (ЭС), рассматриваемых как наиболее значительное практическое достижение в области ИИ. Экспертная система - это компьютерная система, в которую включены знания специалистов о некоторой проблемной области и которая в пределах этой области способна принимать экспертные решения.

Структура ЭС состоит из трех основных блоков: 1) база данных; 2) база знаний (БЗ) - модель знаний эксперта, представленных в виде особых правил ("продукций"), имеющих логическую форму "если ..., то..."; 3) "решатель проблем" (РП), иногда называемый "машина логического вывода". Принципиально новым открытием, обусловившим широкий практический успех ЭС, было создание БЗ, позволивших представить профессиональные знания специалистов-экспертов в некоторой области. ЭС целесообразно применять при анализе слабо структурированных проблем, где логика действий достаточно запутана, а профессионал опирается на интуицию. Поэтому следует собирать и моделировать знания профессионалов-экспертов, представлять их в виде логических правил (используются еще так называемые фреймы, тезаурусы и другие средства моделирования знаний) (Ю.А. Шрейдер, 1988).

Для каких областей исторических исследований возможности ЭС кажутся наиболее перспективными? На наш взгляд, это прежде всего вспомогательные исторические дисциплины. Например, ЭС, вобравшая в себя знания опытного палеографа, может стать незаменимым помощником для историка, работающего со средневековыми рукописями.

Интересную экспертную систему для проведения топонимических исследований разработал Ю.Е. Храмов (1991 г.). Эта система, получившая название ГИДРОНИМИКОН, предназначена для анализа гидронимов Восточной Славии (Белоруссии, Украины и Европейской России). В качестве програмной оболочки ГИДРОНИМИКОНа было использовано средство создания экспертных систем ЛОТА, включающее блок распознавания образов и процедуры дедуктивного вывода (подробно об этой системе см. материал Ю.Е. Храмова в данном номере Бюллетеня).

Развитие методологии ЭС привело к использованию в "машине логического вывода" концепций теории нечетких множеств, что создало возможности для более гибкого и адекватного представления знаний эксперта. Такой подход реализован в известной ЭС "REVEAL" (П. Джонс, 1987). Другой вариант реализации процедуры обучения в блоке распознавания предложен нами при разработке системы АМСОР, включающей нечеткие решающие правила (Л.И. Бородкин, 1986 г.). Эта система использовалась при решении задач аграрной типологии Европейской России конца XIX - начала XX вв. (И.Д. Ковальченко, Л.И. Бородкин, 1988).

В заключение отметим, что достижения когнитологии и ИИ, с одной стороны, порождают возможности создания новых информационных технологий в исторических исследованиях; с другой стороны, эти достижения акцентируют внимание на возможностях формализации и актуализации высокопрофессионального историко-гуманитарного знания. Может быть, пришло время для преодоления противостояния, выраженного в афористической форме еще "отцом" кибернетики Норбертом Винером: "Человеку - человеческое, а вычислительной машине - машинное". [2, c.82-83].

Л.И.Бородкин

HOMO FABER

(Информационный бюллетень ассоциации “История и компьютер”, №18, июль 1996 г.)

Человек-созидатель. Эти слова, как мне кажется, наиболее емко отражают личность Ивана Дмитриевича Ковальченко, безвременно ушедшего от нас 13 декабря 1995 г. В небольшом по объему тексте трудно сколько-нибудь полно изложить свои чувства и мысли по поводу кончины выдающегося историка, ученого с мировым именем, сделавшего так много для развития целого ряда научных направлений.

Я познакомился с Иваном Дмитриевичем в 1971 г., когда по его инициативе в Институте истории СССР АН СССР была открыта Лаборатория по применению математических методов и ЭВМ в исторических исследованиях. С первой же встречи я ощутил масштаб его личности, и последующие 25 лет общения с ним укрепили это ощущение. Это был человек с характером, особенно если понимать это в духе Канта ("характер состоит в способности действовать согласно принципам") или в духе Гете ("характер заключается в энергичном стремлении к достижению поставленных перед собою целей"). Иван Дмитриевич был прирожденным лидером, и это качество, в сочетании с его талантом исследователя, создало возможности для формирования научной школы.

Может быть, лучше говорить даже о школах, созданных им - в области квантитативной истории; источниковедения и историографии; методологии исторического познания; аграрной (или, шире - экономической) истории. Я рассматриваю создание научной школы Ковальченко как главный, наиболее значительный итог его жизни. Есть немало крупных ученых, но, к сожалению, редко кому из них удается создать Школу, активно развивающую научное направление, включающую десятки и сотни учеников и последователей. Школу, получившую признание в своей стране и за рубежом. Ивану Дмитриевичу - удалось.

Однажды, лет 10 назад, в разговоре на общие темы я спросил Ивана Дмитриевича о том, к чему у него душа лежит больше - к конкретно-историческим исследованиям или к методологии; к источниковедению или к экономической истории (понимая, что в его работе историка-исследователя все эти компоненты взаимосвязаны). Не раздумывая, он ответил: “Если одним словом - то к методологии”. Может быть, это было связано с его настроем в то время (он как раз кончил работу над своей капитальной книгой - "Методы исторического исследования"); мне же кажется, что при всей широте своих научных интересов он в последние 30 лет своей жизни всегда тяготел к проблемам методологии и методики исторического исследования. Об этом говорят и названия новых его работ, опубликованных в последние годы. Корни этого увлечения надо искать в его юношеском периоде - сотрудники кафедры Ивана Дмитриевича помнят его рассказ о том, что по окончании школы он собирался учиться физике, но, пройдя войну, почувствовал необходимость разобраться в закономерностях исторического развития, причинах и последствиях исторических событий.

Думается, не случайно Иван Дмитриевич стал основоположником нового направления в советской исторической науке, связанного с применением количественных методов в исторических исследованиях (позднее это направление стали называть квантитативной историей). Этому способствовали и присущее ему чувство нового, и его убежденность в том, что развитие истории как научной дисциплины должно быть связано с применением точных методов, и его организаторский талант. Он был "интегратором", человеком, который умел объединять коллег, находить единомышленников, показывать им перспективу. Надо сказать, что он прекрасно разбирался в людях, знал их слабые и сильные стороны и умел использовать последние для пользы общего дела, для развития нового направления. Вообще, трудно себе представить, как развивалась бы в 60-80-е годы советская клиометрика, не будь у нее такого лидера, каким был И.Д. Ковальченко. Именно благодаря его научному авторитету, его сильным позициям в академическом мире стало возможным все то, что ассоциируется со становлением и развитием этого научного направления. Достаточно упомянуть здесь создание (при Отделении истории АН СССР) Комиссии по применению математических методов и ЭВМ в исторических исследованиях, лабораторий данного профиля в академических институтах и университетах; проведение всесоюзных школ-семинаров молодых ученых; организацию в 1979 г. постоянно действующего всесоюзного семинара по применению количественных методов в исторических исследованиях (по сути, это был международный семинар: за 15 лет на нем выступили с докладами около 30 зарубежных ученых); введение рубрики "методы исторического исследования" в ведущем историческом журнале страны, в классификаторе специальностей ВАК. Иваном Дмитриевичем был разработан лекционный курс "Количественные методы в исторических исследованиях", под его редакцией в 1984 г. был издан первый в СССР учебник по этой новой дисциплине, выпущены в 70-90-е гг. в издательстве "Наука" десять сборников в серии "Математические методы в исторических исследованиях". А сколько десятков диссертаций данного профиля было защищено в ученом Совете на Истфаке МГУ, председателем которого он был! Можно только догадываться, какая титаническая организаторская работа стоит за этим (далеко не полным) списком дел.

Трудности на этом пути возникали разные, некоторые требовали умения "держать удар" отнюдь не академического толка. Вот, например, эпизод, имевший место на одной из всесоюзных конференций в 1983 г., как раз после выхода в свет сборника "Количественные методы в советской и американской историографии", редактором которого был Иван Дмитриевич. Один из участников конференции, доктор наук, процитировал с высокой трибуны следующую фразу из вступительной статьи к сборнику: "...публикация данного сборника - убедительное свидетельство возможности плодотворного и взаимовыгодного научного сотрудничества ученых-обществоведов СССР и США", после чего обратился в зал с риторическим вопросом: "Интересно, какие плоды сотрудничества с нашим идеологическим врагом пожинает уважаемый член-корр. АН СССР ?". Сборник был у меня в портфеле, и я попросил слова, отметив для начала, что негоже обрывать цитату, вторая часть которой звучала так: "...несмотря на принципиальную разницу их мировоззренческих и политических взглядов". Далее пришлось по пунктам доказывать несостоятельность критики методологии многомерного статистического анализа, применение которого привело нас с Иваном Дмитриевичем "к антиленинской концепции типологии аграрного строя России". Сейчас это может показаться кому-то курьезом, а тогда члену-корреспонденту АН СССР ученому пришлось объясняться в высоких инстанциях.

Более десятка работ, опубликованных у нас и за рубежом, Иван Дмитриевич написал в соавторстве со мной. Роли соавторов были определены достаточно четко: я отвечал за методическую часть работы, Иван Дмитриевич - за все остальное. Это, конечно, не означает, что он не вникал в "методическую кухню", а я не интересовался содержательной стороной. Отнюдь. Иван Дмитриевич серьезно вникал в тонкости используемого метода, стремился для начала понять его "на пальцах", проникнуть в его логику. Работать с ним было интересно. Надо было видеть, как загорались его глаза после нескольких минут изучения машинной выдачи, когда он видел в ней подтверждение своей интуитивной гипотезы. Мы могли долго, часами обсуждать интерпретацию полученных результатов. У него был вкус к работе со статистическими данными, ему доставляло удовольствие составление больших таблиц с колонками цифр, почерпнутых из различных источников. Эти таблицы передавались мне неизменно в аккуратной форме, с тщательно выписанными цифрами (с характерным для его почерка наклоном влево).

Я видел рабочие столы нескольких крупных ученых. По моим наблюдениям, они бывают либо завалены горой бумаг, либо, наоборот, выглядят очень аккуратно. На рабочем столе Ивана Дмитриевича (и дома, и на работе) всегда был четкий порядок. Думаю, это отражало упорядоченность, основательность его натуры.

* * *

Будучи человеком принципов, Иван Дмитриевич не был при этом догматиком. Он всегда был в курсе новых подходов - как в смысле методического арсенала, так и в смысле методологических концепций (здесь стоит отметить характерное название последней опубликованной статьи Ивана Дмитриевича [3, с.23]). Мне запомнилась фраза Ивана Дмитриевича, произнесенная им на первой лекции своего курса по методологии истории в сентябре 1989 г.: "Метод - это интеллектуальная машина для производства знаний". На протяжении всего нескольких лет (в 80-е годы) Иван Дмитриевич кардинально расширил свой методический инструментарий, введя в него такие сложные методы, как кластер анализ с использованием нечетких множеств, моделирование динамики переходных процессов на основе аппарата марковских цепей и т.д. Эти методы мы использовали, например, в совместных исследованиях по аграрной типологии России, по изучению социальных процессов в крестьянской среде. На очереди было использование методов искусственного интеллекта для изучения политических текстов начала ХХ века, но этим планам не суждено было сбыться.

У Ивана Дмитриевича можно было учиться многому. Например, выдержке, умению держать себя даже в острых, критических ситуациях. А ведь он обладал живой, эмоциональной натурой, сильной внутренней реакцией. Я не всегда был согласен с ним, но и в случаях несогласия мне было важно понять его точку зрения, выяснить логику его аргументации.

Это был не просто умный человек, это был мудрый человек. Коллеги Ивана Дмитриевича ценили его советы в вопросах как научных, так и житейских. Его уважали все - и сторонники, и противники. Люди моего поколения между собой его называли ИВАН - и в этом имени для нас всегда была та высокая простота, которая, быть может, выше любого официального звания.

Он ставил перед собой крупные, сложные задачи и стремился решить их капитально. О нем можно было сказать: "Aquila non captat muscas" ("Орел не ловит мух" (лат.)).

Нам будет не хватать Ивана Дмитриевича. Это только говорится, что незаменимых людей нет. Но остались его книги, его ученики, последователи, коллеги, осталась его Школа. Есть кому продолжить его Дело.

Л.И. Бородкин

Библиография
1.
Бородкин Л.И. Историческая информатика: горизонты 90-х годов // Информационный бюллетень Комиссии по применению математических методов и ЭВМ в исторических исследованиях при отделении истории РАН, № 4, 1992.
2.
Винер Н. Творец и робот.М.,1966.
3.
Ковальченко И.Д. Сущность и особенности общественно-исторического развития (Заметки о необходимости обновленных подходов) //Исторические записки. Вып.1 (119). М., 1995.
References (transliterated)
1.
Borodkin L.I. Istoricheskaya informatika: gorizonty 90-kh godov // Informatsionnyi byulleten' Komissii po primeneniyu matematicheskikh metodov i EVM v istoricheskikh issledovaniyakh pri otdelenii istorii RAN, № 4, 1992.
2.
Viner N. Tvorets i robot.M.,1966.
3.
Koval'chenko I.D. Sushchnost' i osobennosti obshchestvenno-istoricheskogo razvitiya (Zametki o neobkhodimosti obnovlennykh podkhodov) //Istoricheskie zapiski. Vyp.1 (119). M., 1995.