Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 2055,   статей на доработке: 267 отклонено статей: 867 
Библиотека
Статьи и журналы | Тарифы | Оплата | Ваш профиль

Вернуться к содержанию

Госпитальное завещание: история и современность
Коробко Ксения Игоревна

кандидат юридических наук

заведующий, ФГБОУ ВО "Сыктывкарский государственный университет имени Питирима Сорокина"

167005, Россия, Республика Коми, г. Сыктывкар, ул. Коммунистическая, 25

Korobko Kseniya Igorevna

PhD in Law

Associate Professor at Syktyvkar State University

167005, Russia, Komi Republic, Syktyvkar, ul. Kommunisticheskaya, 25

treshkina@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Иванова Жанна Борисовна

кандидат юридических наук

доцент, Коми республиканская академия государственной службы и управления

167982, Россия, Республика Коми, г. Сыктывкар, ул. Коммунистическая, 11

Ivanova Zhanna Borisovna

PhD in Law

Associate Professor at Komi Republican Academy of Public Service and Management 

167982, Russia, the Republic of Komi, Syktyvkar, ul. Kommunisticheskaya, 11

mgb-pravo@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Аннотация. В настоящей статье изучается вопрос составления завещаний не нотариальным, а альтернативным способом по упрощенным правилам. Особое внимание уделяется историческому анализу госпитальных завещаний, которые в конце 19 века составляли особую группу привилегированных завещаний, подчиненных особым правилам составления и хранения. Авторы статьи подвергли сравнительному анализу условия действительности госпитальных завещаний, составленных в период Российской империи, и завещаний, составленных при чрезвычайных обстоятельствах, в соответствие с действующим в настоящее время в Российской Федерации законодательством. Методологической основой являются общенаучные и частнонаучные методы, такие как сравнительно-исторический, формально-юридический, аналитический, системного анализа, статистический. Научная новизна работы заключается в исследовании изменения содержания завещаний, составленных по упрощенным правилам. Проведенный анализ законодательства, современной судебной практики позволил сделать вывод, что правовое регулирование госпитальных завещаний с определенной степенью преобразования перешло в отечественный Гражданский кодекс и на современном этапе носит название завещаний, составленных при чрезвычайных обстоятельствах.
Ключевые слова: духовное завещание, военные госпитали, военнослужащие, законы Российской империи, исторический анализ, нотариус, чрезвычайные обстоятельства, угроза жизни, свидетели, судебная практика
DOI: 10.7256/2454-0706.2017.11.24611
Дата направления в редакцию: 03-11-2017

Дата рецензирования: 03-11-2017

Дата публикации: 07-12-2017

Abstract. This article examines the question of drawing up the will using the alternative to notarial method under the simplified procedure. Special attention is given to the historical analysis of the last will that in the late XIX century comprised a special group of privileged will subordinate to the drafting and storage regulations. The authors conducted a comparative analysis between the conditions of the last will drawn up in the Roman Empire, and such drafted in rare circumstances in the Russian Empire in accordance with the existing legislation of the Russian Federation. The scientific novelty consists in consideration of the changes in content of the will drawn up under the simplified procedure. Having analyzed the legislation of the present judicial practice, the authors concluded that the legal regulation of the last will with certain transformation passed into the Civil Code of the Russian Federation, and at the present stage qualifies as the will drafted in rare circumstances.  

Keywords: notary, historical analysis, laws of the Russian Empire, military personnel, military hospitals, last will , rare circumstances, threat to life, witnesses, judicial practice

К числу особых духовных завещаний законы Российской империи конца 19 века относили такие, когда граждане, в установленных законом случаях, могли составить завещание, называемое госпитальным. Данная категория завещаний составляла, по мысли законодателя, группу привилегированных завещаний, то есть подчиненных особым упрощенным правилам составления и хранения.

В соответствие со ст. 1081 т. X ч.1 Свода законов Российской империи в госпиталях военных, сухопутных и морских, домашние духовные завещания, по желанию больных офицеров или нижних чинов составленные, считаются действительными, если они будут подписаны госпитальным священником, дежурным врачом или ординатором и дежурным офицером. Подобным этому образом составляются духовные завещания и в других госпиталях публичных; а там, где нет дежурных офицеров, вместо них завещание должно быть подписано смотрителем госпиталя или лицом, заведующим госпиталем. При этом в госпиталях сухопутных, если священник почему-либо не прибудет, то к засвидетельствованию завещаний приглашается сестра милосердия или другое лицо из находящихся в госпитале, в морских же врачебных заведениях, где нет священника или дежурного офицера, или умирает больной иноверец, для действительности духовного завещания, оно должно быть подписано, кроме дежурного врача, еще двумя свидетелями и служащих при госпитале чинов, или же, если больной пожелает, и другими лицами, не принадлежащими к госпиталю [6, с. 93].

Необходимо отметить, что толкование ст. 1081 Свода законов Российской империи было неоднозначным. Так, например, Шершеневич Г.Ф. относит к субъектам госпитальных завещаний исключительно военнослужащих [8, с. 494]. Противоположной точки зрения придерживался Э.Э. Гей, ссылающийся на указание ст. 1081 о прочих «публичных» госпиталях, под которыми и следовало понимать гражданские больницы и иные государственные лечебные заведения. Указанный автор считал, что субъектами госпитальных завещаний могли быть любые лица, находящиеся на излечении [2, с. 111].

Хотелось бы отметить, что госпитальные завещания не получили своего широкого применения. Так, Э.Э. Гей отмечал, что по справке одной из больниц Петрограда за последнее десятилетие количество совершаемых в ней госпитальных завещаний составляет около десяти в год [7, с. 63].

Завершая исторический анализ, хотелось бы отметить, что содержание российского положения о госпитальных завещаниях имеет существенное отступление от своего образца. Госпитальное завещание в российском праве имеет характер совершенно отличный от того, который ему присущ во французском и в других европейских законодательствах. Как во французском, так и в других европейских законодательствах — итальянском, германском, госпитальное завещание являлось видом завещания походного.

В походе или приравниваемых к нему условиях, лица, управомоченные на совершение завещаний в особой сокращённой форме, пользовались привилегиями совершения завещания в упрощенной форме. Соответственно, будучи больными или раненными, граждане могли составить духовное завещание в госпитале или приравненных к нему учреждениях [5].

В действующем в настоящее время Гражданском кодексе Российской Федерации (далее — ГК РФ) в несколько ином виде содержатся рассмотренные нами правила, применяемые в Российской империи [3].

Так, распорядиться имуществом на случай смерти можно только путем совершения завещания по правилам ст.1129 ГК РФ. Согласно п.1 ст.1129 ГК РФ гражданин, который находится в положении, явно угрожающем его жизни, и в силу сложившихся чрезвычайных обстоятельств лишен возможности совершить завещание в соответствии с правилами статей 1124 - 1128 ГК РФ, может изложить последнюю волю в отношении своего имущества в простой письменной форме. Изложение гражданином последней воли в простой письменной форме признается его завещанием, если завещатель в присутствии двух свидетелей собственноручно написал и подписал документ, из содержания которого следует, что он представляет собой завещание.

Для полноты нашего исследования, приведем следующий пример из судебной практики. Так, 24 октября в результате ухудшения состояния здоровья вследствие хронической болезни умерла Е.

23 октября Е. в присутствии двух свидетелей составила в простой письменной форме завещание на имя С., по которому завещала ей все свое имущество.

По словам нотариуса 18 октября последняя по просьбе Е. осуществила выезд к ней на дом для беседы и составления проекта завещания. В завещании Е. хотела завещать все принадлежащее ей ко дню смерти имущество С.

После возвращения в нотариальную контору нотариусом было подготовлено указанное завещание, однако оно не было удостоверено в связи со смертью Е.

Удовлетворяя требование об установлении факта совершения завещания в чрезвычайных обстоятельствах, суд исходил из того, что возникновением стремительно развивающегося осложнения состояния здоровья Е., не позволяющего совершить завещание в установленном порядке, подтвержден факт изложения последней воли наследодателем в чрезвычайных обстоятельствах [4].

В данном случае гражданка Е., будучи больной, выразила волю составить завещание. Его проект был составлен нотариусом. С одной стороны, можно рассуждать, что такое завещание возможно назвать госпитальным. С другой стороны, обращаясь к правовому регулированию госпитальных завещаний в российской империи, необходимо наличие условия, что воля завещателя должна быть выражена в госпитале, больнице или в походных условиях. В нашем случае завещание было составлено дома у завещателя. На наш взгляд, рассмотренный нами случай госпитальным завещанием назвать затруднительно.

Вместе с тем, согласно п.1 ч.1 ст.1127 ГК РФ завещание граждан, находящихся на излечении в больницах, других стационарных лечебных учреждениях, удостоверенные главными врачами, их заместителями по медицинской части или дежурными врачами этих больниц, госпиталей, директорами или главными врачами домов для престарелых и инвалидов приравнивается к нотариально удостоверенным.

Опять же, обращаясь к судебной практике, рассмотрим другой пример [1].

31 июля умерла Д., после смерти которой открылось наследство в виде квартиры и доли в праве собственности на общее имущество дома.

Х. представила нотариусу завещание от имени Д., совершенное в городской клинической больнице в день смерти Д. ее директором. Согласно данного завещания, Д. все свое имущество завещала Х.

Завещание содержит подписи завещателя Д., директора городской клинической больницы, а также подписи В., М. и А.

Однако, постановлением нотариуса от 26 октября было отказано в выдаче свидетельства о праве на наследство на заявленное имущество в связи с тем, что совершение данного нотариального действия противоречит закону, а именно форма и порядок совершения указанного завещания не соответствуют требованиям законодательства.

15 февраля решением районного суда в удовлетворении требований об оспаривании нотариальных действий Х. отказано, поскольку представленное заявителем завещание не соответствовало требованиям законодательства.

Исходя из ответа главного врача указанной больницы, Д. находилась на излечении в период с 13 по 31 июля на стационарном лечении с диагнозом хронический активный гепатит, хронический панкреатит, печеночно-почечная недостаточность, асцит, двухсторонняя очаговая бронхопневмония, застойное полнокровие сосудов корней легких, отечная жидкость в нижних долях обеих легких, некрозы в канальцевом эпителии коркового слоя в правой и левой почки, рубцы в обеих почках.

Суд принял решение об отказе в удовлетворении заявления о признании завещания действительным и признании наследником по завещанию. В решение он указал, что истец не представила доказательств того, что Д. 13 июля находилась в ситуации, когда завещание не могло быть составлено в установленной законом форме и имелись основания для составления завещания в условиях чрезвычайности.

Кроме того, суд исходил из того, что А., являлась директором больницы и руководителем православной общины "Спас". То есть А., удостоверившая завещание, не являлась лицом, полномочным удостоверять завещание, поскольку круг лиц, имеющих такое право, определен пп. 1 п. 1 ст. 1127 ГК РФ. Следовательно, она не могла в силу закона удостоверять завещание больного Д.

В рассматриваемом случае истец Х. должна была пригласить лицо, уполномоченное на удостоверение завещаний, тем самым соблюсти положения ч. 1 ст. 1127 ГК РФ, поскольку удостоверение завещания лицом, не имеющим на это полномочий, не позволяет признать соблюденной форму завещания.

Подходя к итогам нашего исследования, стоит отметить, что на современном этапе для признания завещания совершенным в чрезвычайных обстоятельствах необходимо наличие ряда условий:

- подтверждение факта чрезвычайных обстоятельств, которые не позволяют гражданину совершить завещание в обычной форме;

- составление завещания гражданином лично в письменной форме;

- содержание документа должно представлять собой завещание;

- присутствие двух свидетелей при составлении завещания.

Стоит обратить внимание на то, что ГК РФ не раскрывает содержания "чрезвычайных обстоятельств". Поэтому ими могут быть внешние факторы, когда люди оказываются отрезанными от внешнего мира либо иным образом угроза жизни исходит извне. Также могут быть и случаи, в которых чрезвычайными обстоятельствами могут быть тяжкое заболевание либо травма как результат несчастного случая, аварии, преступного посягательства и т.д. В том и другом случае ситуация по ряду причин не позволяет оформить завещание в обычном порядке.

Наличие чрезвычайных обстоятельств в каждом конкретном случае устанавливается судом с учетом степени реальной опасности для жизни человека, оказания ему необходимой, в том числе медицинской, помощи, а также возможности приглашения нотариуса или иного лица, имеющего право удостоверения завещания.

Несоблюдение правил удостоверения завещания свидетельствует о невыполнении обязательных правил о процедуре его удостоверения, прямо предусмотренных в качестве оснований недействительности завещания.

По мнению авторов, правовое регулирование госпитальных завещаний с определенной степенью преобразования перешло в отечественный Гражданский кодекс. И это справедливо, поскольку наличие такого альтернативного института позволяет гражданам в момент обстоятельств, которые несут угрозу жизни и не позволяют заверить завещание у нотариуса или у уполномоченного лица, выразить свою волю в отношении имущества после своей смерти.

Библиография
1.
Апелляционное определение Нижегородского областного суда от 22.11.2016 по делу № 33-14241/2016// СПС Консультант Плюс
2.
Гей Э.Э. О госпитальных завещаниях // Журнал Министерства юстиции. 1916. № 7.
3.
Гражданский кодекс Российской Федерации (часть третья) от 26.11.2001 № 146-ФЗ // Российская газета. № 233. 2001.
4.
Определение Верховного Суда РФ от 16.08.2016 № 18-КГ16-101 // СПС Консультант Плюс
5.
Право // Еженедельная юридическая газета. 1915 г. № 5 – 1 февраля.
6.
Свод законов Российской империи. Санкт-Петербург. Русское книжное товарищество «Деятель». 1912.
7.
Смирнов С.А. Развитие института наследования по завещанию в Российской империи в 1835-1917 гг. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва. 2012.
8.
Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. М. 1995.
References (transliterated)
1.
Apellyatsionnoe opredelenie Nizhegorodskogo oblastnogo suda ot 22.11.2016 po delu № 33-14241/2016// SPS Konsul'tant Plyus
2.
Gei E.E. O gospital'nykh zaveshchaniyakh // Zhurnal Ministerstva yustitsii. 1916. № 7.
3.
Grazhdanskii kodeks Rossiiskoi Federatsii (chast' tret'ya) ot 26.11.2001 № 146-FZ // Rossiiskaya gazeta. № 233. 2001.
4.
Opredelenie Verkhovnogo Suda RF ot 16.08.2016 № 18-KG16-101 // SPS Konsul'tant Plyus
5.
Pravo // Ezhenedel'naya yuridicheskaya gazeta. 1915 g. № 5 – 1 fevralya.
6.
Svod zakonov Rossiiskoi imperii. Sankt-Peterburg. Russkoe knizhnoe tovarishchestvo «Deyatel'». 1912.
7.
Smirnov S.A. Razvitie instituta nasledovaniya po zaveshchaniyu v Rossiiskoi imperii v 1835-1917 gg. Dissertatsiya na soiskanie uchenoi stepeni kandidata yuridicheskikh nauk. Moskva. 2012.
8.
Shershenevich G.F. Uchebnik russkogo grazhdanskogo prava. M. 1995.