Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 2006,   статей на доработке: 332 отклонено статей: 800 
Библиотека
Статьи и журналы | Тарифы | Оплата | Ваш профиль

Вернуться к содержанию

Понятие «архетип» в русскоязычных научных публикациях за 2015-16 годы
Львов Денис Владимирович

кандидат философских наук

доцент, Сибирский федеральный университет

660001, Россия, Красноярский край, г. Красноярск, ул. Копылова, 78, оф. 83

Lvov Denis

PhD in Philosophy

Docent, the department of Sociology, Siberian Federal University

660001, Russia, Krasnoyarskii krai, g. Krasnoyarsk, ul. Kopylova, 78, of. 83

devlal86@gmail.com

Аннотация.

Обсуждается использование понятия "архетип" в русскоязычных научных публикациях за 2015-16 годы. Выделены рубрики публикаций, в названии которых присутствует понятие «архетип». Приведена таблица с указанием количества публикаций по рубрикам. Далее произведен последовательный анализ применения понятия «архетип» в каждой рубрике. Выделены практики осмысления данного понятия в рассмотренных исследовательских областях. Делается вывод об удобстве применения понятия "архетип" в исследованиях феноменов, лежащих на границе сознательного и бессознательного аспектов бытия человека. Применен качественно-количественный анализ документов. В качестве единиц анализа были выбраны публикации, отображающиеся в системе поиска сайта научной электронной библиотеки elibrary.ru. Основными результатами представленного исследования являются предложенная таблица с отражением частотности употребления понятия "архетип" в различных областях научных исследований, а также краткая общая характеристика соответствующих практик применения данного понятия. Показано, что основная масса публикаций, содержащих в названии понятие "архетип" приходится на исследования текстов и других культурных феноменов. Также предложены пять основных практик употребления понятия "архетип".

Ключевые слова: архетип, публикации, гуманитарные науки, культура, язык, понятие, бессознательное, Юнг, символ, русский

DOI:

10.7256/2454-0757.2018.3.24562

Дата направления в редакцию:

28-10-2017


Дата рецензирования:

30-10-2017


Дата публикации:

21-03-2018


Abstract.

This article discusses the use of the notion of “archetype” in the Russian-language scientific publications over the period of 2015-2016. The author underlines the headings of publications that contain the notion of “archetype”, provides a table indicating the number of publications in accordance with headings, as well as carries out a gradual analysis of application of the notion of “archetype” in each heading. A conclusion is made on the convenience use of the notion of “archetype” in examination of the phenomena located on the border of the conscious and unconscious aspects of human being. Qualitative quantitative analysis of the documents is applied. As the units of analysis were selected the publications presented in the search engine of the website of the scientific electronic library www.elibrary.ru. The main result of this work is defined by the provided table with reflection of the frequency ratio of use of the notion of “archetype” in various fields of scientific research, as well as brief general characteristic of the corresponding practices of application of this notion. It is demonstrated that the majority of publications containing the notion of “archetype” in the headings is attributed to research of the texts and other cultural phenomena. The author also suggests the five basic practices of using the notion of “archetype”.

Keywords:

unconscious, notion, language, culture, humanities, publications, archetype, Jung, symbol, Russian

Понятие «архетип» используется в современной гуманитаристике и социальных науках очень часто. В этой связи представляется уместным провести анализ практики использования понятия «архетип». При этом широкомасштабный анализ международного контента потребовал бы использования такого объема временных, финансовых, организационных и прочих ресурсов, которыми автор не располагает. Поэтому было решено остановиться исключительно на русскоязычном сегменте.

С этой целью и было предпринято следующее исследование. В качестве единиц анализа были выбраны публикации, отображающиеся в системе поиска сайта научной электронной библиотеки elibrary.ru. Этот ресурс был выбран, так как именно на его базе поддерживается система Российского индекса научного цитирования. Кроме того, доступ к данному ресурсу бесплатен.

Для поиска публикаций были заданы следующие параметры: слово «архетип» в названии и 2015-16 годы публикации. Безусловно, эти параметры чрезвычайно сужают выдаваемый в результатах объем публикаций. Тем не менее, в силу ограниченности имеющихся ресурсов, было решено остановиться именно на таком подходе. Последние два года публикаций были выбраны для сосредоточения на актуальной информации. К тому же предполагалось, что на момент проведения поиска (конец января 2017 г.) в системе elibrary.ru уже отобразились все публикации, сделанные в 2016 г.

Поиск слова «архетип» только в названиях обусловлен соображением, что указание этого понятия в заголовке подчеркивает его важность для текста и предполагает достаточно детальное его рассмотрение. Безусловно, более релевантный анализ может быть произведен только с поиском указанного слова полностью по всем текстам. Но в системе elibrary.ru далеко не всегда содержатся в открытом доступе полнотекстовые файлы. Часто полные тексты публикаций доступны лишь за плату, а во многих случаях доступны только выходные данные. В этой связи, а также в виду уже упомянутой ограниченности ресурсов, было принято решение остановиться на поиске лишь по названиям. Таким образом в отношении процедуры поиска все публикации до определенной степени уравнивались.

С указанными ограничениями был предпринят анализ публикаций, отображающихся в системе поиска сайта elibrary.ru. 31.01.17 на запрос по слову «архетип» в названии публикаций за 2015-16 годы отобразилось 320 позиций. Дальнейшее изучение выявило 5 совпадений – по каким-либо причинам соответствующие публикации отобразились по два раза. Например, статья «Архетип рыбы в русской культуре» Ощепковой А.А. [1]. Таким образом, уникальных публикаций было найдено 315.

Тематика данных публикаций весьма обширна. Для хотя бы приблизительной систематизации весь массив был разбит на условные рубрики. При этом определение тематической принадлежности публикации осуществлялось по ключевым понятиям, задействованным в названиях – вновь по причине уже обозначенной недоступности полнообъемных текстов значительной части исследуемого материала. Только в случае тематической неопределенности названия проводился дополнительный анализ выходных данных публикации (как например: [2]). В результате была получена следующая статистика:

Табл. 1. Распределение по тематике публикаций со словом «архетип» в названии, найденных в базе elibrary . ru за 2015-16 годы

Тематическая рубрика

Количество

Процент

1

Литературоведение и фольклористика

119

37,77

2

Исследования культуры и этносов

55

17,46

3

Искусствоведение

35

11,11

4

Философия

30

9,52

5

Психология и педагогика

28

8,88

6

Реклама, PR, маркетинг

21

6,66

7

Юриспруденция и право

9

2,85

8

Исследования, связанные с религией

7

2,22

9

Архитектура

5

1,58

10

Менеджмент

5

1,58

11

Биология

1

0,3

12

Всего

315

100

Рубрики расставлены в порядке убывания количества публикаций. Публикации, определенные в раздел «литературоведение и фольклористика» объединены, так как имеют в центре внимания исследования текстов. Они же специально выделены в отдельную от «искусствоведения» категорию, чтобы показать их преобладание. В категории же «искусствоведение» объединены публикации, затрагивающие все остальные виды искусств от античной скульптуры до кинематографа. Архитектура выделена особо не только в силу своей большей практичной направленности, но и для объединения в одну категорию всех публикаций, связанных с организацией человеческого пространства.

Как видно из таблицы, понятие «архетип» используется практически только в гуманитаристике (пусть и в самом широком понимании). Единственная публикация по биологии может рассматриваться как пренебрежимое отклонение. С внушительным отрывом первое место занимает рубрика «литературоведение и фольклористика» (более трети всех публикаций). Таким образом, можно заключить, что понятие «архетип» крайне удобно при исследовании художественных текстов.

Видимо, данное понятие очень удобно для описания неких феноменов вообще в областях, связанных с культурой и искусством. Это видно из того, что именно эти рубрики занимают верхние три строчки в списке. Можно сказать, что обсуждаемое понятие отражает какие-то феномены, важные для понимания «второй природы». Уже на этапе такого первого приближения можно сделать вывод, что в понятии «архетип» для русскоязычных (а ресурс elibrary.ru отображает в первую очередь именно русскоязычные публикации) исследователей важен аспект искусственности, обусловленности именно человеческой деятельностью. Иными словами, такой перекос в использовании данного понятия свидетельствует о том, что в русском языке оно обозначает прежде всего специфику человеческого, а не простую кальку с древнегреческого, которую традиционно переводят как «первообраз». Первообразом для копирования или подражания вполне может выступать и естественное, ни в коей мере не зависящее от человека явление. Но коннотации использования понятия «архетип» в проанализированных названиях публикаций, явно подразумевают отсылку к человеку как субъекту. Это приводит к мысли, что как минимум для русскоязычных авторов за понятием «архетип» стоит нечто видоспецифическое для человека. Таким образом, анализ данного понятия может быть полезен для философского осмысления человеческого бытия.

Стоит отметить, что в открытых текстах публикаций очень редко дается четкое определение понятию «архетип». Обычно оно используется как общеупотребительное и не требующее детальных разъяснений. Поэтому восстанавливать вкладываемое автором понимание используемого термина приходится из контекста. При этом в силу многозначности исследуемого понятия, обнаруживаемые смыслы могут не совпадать в различных текстах.

Если обратить внимание прежде всего на публикации, обозначенные категорией «литературоведение и фольклористика», то в них очень часто словом «архетип» указывается на встречающиеся в различных художественных текстах общие схемы. Так же, как и в публикациях из иных рубрик, не раз встречается отсылка к К.Г. Юнгу, наследие которого существенно повлияло на рецепцию исследуемого понятия, поставив его в центр самостоятельной методологии. «Однако в современное время, упоминания термина “архетип” свелось к простому обозначению общих мифологических мотивов и структур, применяющихся в любых художественных произведениях литературы без связи с юнгианской философией» - как справедливо замечает Д.А. Батурин [3, с. 177]. Таким образом, в большинстве случаев даже при прямом указании на швейцарского психоаналитика теряется важнейшая для К.Г. Юнга связь с глубинными структурами коллективного бессознательного. В этом смысле употребление понятия «архетип» в данной рубрике в целом следует понимать скорее как указание на нечто общее, сходное, что и выявляется в соответствующих публикациях. При этом зачастую для авторов оказывается не столь важным, какого рода это общее место. Главным становится сам признак подобия.

В публикациях из рубрики «исследования культуры и этносов» часто наблюдается такая же выхолощенность понятия «архетип», которое становится просто ярлыком для обозначения неких общих схем, выявленных авторами. В то же время, видимо, в силу предметной специфики, важным аспектом употребления исследуемого понятия становится указание на коллективный характер обозначаемых им феноменов. Кроме того, используется термин «культурный архетип», добавляемый эпитет в котором не просто подчеркивает предметную область соответствующего исследования, но и нагружает само понятие дополнительной отсылкой к общности опыта, надындивидуальной природе. И здесь снова вполне органично возникают упоминания К.Г. Юнга. Впрочем, часто без подробного разбора понимания архетипов самим швейцарским ученым. В одной публикации и вовсе исследуемое понятие употребляется в сочетании, прямо противоречащем концепции К.Г. Юнга об архетипах как структурах коллективного бессознательного: «Национальное сознание закладывается на генетическом уровне в виде концепции символов и знаков, архетипов сознания, сдерживающих и упорядочивающих мир бытия (мир вещественного) и мир сознания (идеальный мир)» [4, с. 307]. «Архетипы сознания» - пожалуй, для К.Г. Юнга это было бы оксюмороном.

В публикациях из следующей рубрики (посвященной различным видам искусства) более непосредственная рецепция идей швейцарского психоаналитика встречается чаще. Здесь уже можно наблюдать прямые отсылки к классическим юнгианским архетипам. Например, Аниме в статье Т.И. Ерохиной, посвященной гендерным аспектам репрезентации Серебряного века в массовой культуре. Впрочем, и в ней основное внимание уделяется не столько самой Аниме, сколько ее более конкретизированной схеме Персефоны. А далее производится анализ, в рамках которого выделяются общие моменты репрезентаций в массовой культуре. Такие общие аспекты обозначаются понятием «архетип». Конструируется и не встречавшийся у К.Г. Юнга архетип: «мы считаем, что данный архетип Поэта может быть соотнесен с литературным архетипом как исходным образцом» [5, 333]. Характерно при этом обращение к «литературному архетипу» - понятию, перекликающемуся с уже проанализированным выше «культурным архетипом». В публикациях же, посвященных изобразительному искусству, можно встретить термин «визуальный архетип» [6], характеризующий инвариантность определенных форм изображения.

Таким образом, в наиболее крупных рубриках понятие архетип в большей части случаев (случаи использования в прямом юнгианском значении также встречаются, но являются скорее исключениями) служит просто для фиксации некоей сходности, подобности, становясь просто удобным «общим местом». Возможно, это связано с предметной областью: в большей степени с исследованиями символических, выраженных в обработанном сознанием виде феноменах языка, искусства, культуры в целом

В публикациях, отнесенных к философской рубрике ожидаемо часто и подробно анализируется применение понятия «архетип» в исследованиях различных ученых. Есть также случаи использования понятия «архетип» не как предмета для изучения, а как рабочего родового понятия, служащего для обозначения архаического характера генезиса иных центральных для соответствующего автора феноменов (например, социальной телесности [7]). Но также есть и случаи выделения отдельных архетипов как структурообразующих начал для тех или иных явлений социального бытия (например, доверия [8]). Присутствуют и случаи использования понятия «архетип» просто для характеристики иных важных для автора понятий как тех, которые являются общими схемами в рамках определенной сферы применения (например, понятия всеединства [9]). Тогда употребление понятия «архетип» становится сходным с употреблением этого же понятия в публикациях из ранее проанализированных рубрик.

В публикациях из рубрики «Психология и педагогика» так же, как и в предыдущей, встречаются разборы использования понятия «архетип» в этой области. Так же, как и в предыдущей рубрике встречаются случаи употребления понятия «архетип» как родового по отношению к центральному для соответствующего автора понятию. Кроме того, ожидаемо присутствуют публикации, в которых происходит обращение к понятию «архетип» непосредственно в рамках юнгианской традиции в психологии.

Авторы публикаций, отнесенных в рубрику «Реклама, PR, маркетинг», как правило, не склонны к подробному анализу самого понятия «архетип», используя его при описании тех или иных общих схем, задействованных в процессах массовой коммуникации. При этом такие схемы ассоциируются с теми или иными смыслами, довольно легко распознаваемыми целевыми аудиториями, что относится авторами публикаций к их достоинствам. Часто в публикациях анализируются рекламные сообщения, бренды и имиджи с точки зрения типологизации в соответствии с теми или иными архетипами. При этом происходит как обращение к уже разработанным типологиям (например, К. Пирсон [10]), так и предложение собственных (например, [11]). Также встречается обращение к юнгианским архетипам при анализе конкретных продуктов и сообщений о них (например, ювелирной коллекции «Русская страсть» [12]).

В публикациях, отнесенных к юридической рубрике, понятие «архетип» используется для указания на некие смутные, нечетко определяемые предпосылки возникновения специфики российской правовой системы. При этом, одного только исследуемого понятия оказывается недостаточно, и авторы прибегают к помощи других, столь же размытых, но ставших своеобразными «общими местами» понятий, как например, «менталитет»: «Отечественные исследователи полагают, что важнейшим аспектом анализа базовых оснований правового менталитета в современной России является учет национальных архетипов» [13]. В то же время, есть и случаи выделения конкретных архетипов, лежащих в основе российской юридической системы и понимаемых как некие идеологические схемы (например, архетипы «Москва – Третий Рим», «призвания» и «крещения» [14]) или «исходные ценности» [15, с. 155], оправдывающие соответствующий status quo. Интересно заметить, что почти во всех публикациях из данной рубрики акцентируется именно национальная специфика российского права. Таким образом, понятие «архетип» оказывается тесно связано с этнокультурными феноменами.

В рубриках исследований религии и архитектуры встречается употребление исследуемого понятия в качестве обозначения для целой системы общих для определенной культурной группы схем. Характерны такие словосочетания: «русский культурный архетип» [16] или «православный архетип» [17]. Такое употребление близко случаям из предыдущей рубрики, когда рядом полагается, например, понятие «менталитет». Впрочем, присутствует и уже отмеченная в других рубриках практика употребления понятия «архетип» для обозначения более конкретных общих или схожих для различных явлений структур (например, «архетип православных деревянных храмов» [18]).

В публикациях, отнесенных к рубрике «менеджмент» понятие «архетип» используется как для описания наиболее общих организационных моделей управления [19], так и для характеристики индивидуальных ролевых шаблонов[20].

Таким образом, основываясь на представленном анализе, можно заключить, что понятие «архетип» в современном русскоязычном научном пространстве используется прежде всего в гуманитарных и социальных исследованиях. При этом можно выделить следующие практики осмысления этого понятия:

1. Более или менее последовательное воспроизведение традиции, идущей от К.Г. Юнга, часто с использованием словосочетания «архетип коллективного бессознательного», с соответствующим цитированием трудов швейцарского психолога.

2. Использование понятия «архетип» для обозначения тех или иных структур, встречающихся в эмпирическом материале соответствующей области знания и обладающих некой формальной схожестью. При этом зачастую для авторов оказывается не столь важным, какого рода эта схожесть. Главным становится сам признак подобия. Здесь также характерно использование уточняющих словосочетаний, например, «культурный архетип».

3. Использование понятия «архетип» для тех или иных схем, выраженных в вербальных или визуальных символах и являющихся по мысли авторов системообразующими для определенной большой группы объектов, служащих в том числе и как культурные маркеры разграничения этих групп. В этом случае можно отметить сходство с юнгианским термином «архетипический образ».

4. Понятие «архетип» как родовое, служащее для отнесения исследуемых соответствующими авторами феноменов к архаическому по происхождению классу.

5. Указание с помощью понятия «архетип» на некие смутные, нечетко определяемые предпосылки возникновения специфики в той или иной изучаемой области.

Выявленные особенности использования данного понятия позволяют зафиксировать интерес исследователей к видоспецифической для человека сфере, находящейся на границе между так называемыми «первой и второй природами». Человек как животное является частью первой, породившей его природы. Человек как животное подчиняется ее законам, что проявляется на физическом, химическом, физиологическом и даже частично психическом и социальном (если иметь в виду инстинкты как базис психики и межличностных, а также элементарных внутригрупповых, во многом уже социальных отношений) уровнях.

Человек как существо не просто социальное, но еще и имеющее мощнейший инструмент второй сигнальной системы, речи, языка как символической системы с неизбежностью через абстрагирование отчуждается от изначально окружающей его природы, начинает ее преобразовывать: часто не столько сам приспосабливается к внешней среде. Сколько приспосабливает ее под собственные нужды. В этом проявляется «вторая природа», прежде всего соотносящаяся с оперирующим символами сознанием.

Таким образом, человек постоянно находится на границе двух универсумов: естественного и символического. К первому мы приспосабливаемся прежде всего бессознательной стороной своей психики – изначально как раз инстинктами. Ко второму мы обращаем светоч своего сознания, в наиболее концентрированной форме проявляющегося в абстрактно-понятийном мышлении.

Но для целостности личности человека необходимо наличие некоей связующей нити. Кроме того, «вторая природа», достигнув достаточного развития, становится еще одной стихией, к которой человеку требуется приспосабливаться. На внешнем уровне это проявляется в существенном увеличении (по сравнению даже с приматами) сроков, требуемых для подготовки индивида к самостоятельной жизни, возникновении социальных институтов воспитания и образования.

Также это необходимо должно было сказаться и на коллективном глубоко-психическом уровне. Закрепление успешных коллективно опробованных программ у животных происходит в форме безусловных инстинктов.

Но в силу принципиального отличия много более пластичной символической «второй природы» жесткое программирование в безусловных инстинктах оказалось бы непродуктивным. И была освоена новая система: закреплялись лишь наиболее общие схемы, тогда как их конкретное наполнение оставалось открытым индивидуальному и социальному опыту, продуцируемому в рамках той или иной культуры. Опять же подобные системы в психике животных уже были многократно опробованы ранее: вспомнить хотя бы феномен импринтинга.

Таким образом, успешно воссоединялись животный и культурно-символический универсумы человека. Можно предположить, что проанализированное использование понятия «архетип» в научных публикациях отражает интерес исследователей к феноменам, порожденным именно такого рода соединением. При этом, представляется интересным вновь обратиться к концепциям К.Г. Юнга, который как раз и предлагал отграничить друг от друга общие схемы, закрепляемые в коллективной психике на бессознательном уровне (обозначенные им как архетипы), и их конкретно-символические наполнения, варьирующие от культуры к культуре (обозначенные как архетипические образы).

Библиография
1.
Ощепкова, А.А. Архетип рыбы в русской культуре / А.А. Ощепкова // VIII кирилло-мефодиевские чтения "славянское слово в контексте времени». Межвузовский сборник научно-методических статей. Ишим: филиал ФГБОУ ВПО "Тюменский государственный университет" в г. Ишиме, 2016. С. 101-106.
2.
Тихонов, А.В. Архетип / А.В. Тихонов, Ю.Е. Дуберман // Социология управления: теоретико-прикладной толковый словарь. М.: КРАСАНД, 2015. С. 28-29.
3.
Батурин, Д.А. Фэнтезийный неомиф в контексте теории архетипов К.Г. Юнга / Д.А. Батурин // Новая наука: опыт, традиции, инновации. Стерлитамак: ООО «Агентство международных исследований», 2016. № 2. С. 177-180.
4.
Пшеничная, В.В. Проблема проявления архетипов в национальном сознании / В.В. Пшеничная, Э.Р. Гатиатуллина // Современные проблемы управления природными ресурсами и развитием социально-экономических систем. Материалы XII международной научной конференции (Москва, 07 апреля 2016 г.). М.: Московский университет им. С.Ю. Витте, 2016. С. 307-312.
5.
Ерохина, Т.И. Гендерные архетипы «серебряного века» в массовой культуре / Т.И. Ерохина // Ярославский педагогический вестник. Ярославль: ЯГПУ им. К.Д. Ушинского, 2016. № 5. С. 329-334.
6.
Николенко, Н.Н. Традиционный орнамент номадов как визуальный архетип / Н.Н. Николенко // Universum: филология и искусствоведение. М.: ООО «Международный центр науки и образования», 2015. № 9-10. URL: http://7universum.com/ru/philology/archive/item/2655 (дата обращения: 18.02.2017).
7.
Гутов, Е.В. Трансформация архетипов социальной телесности / Е.В. Гутов // Культура, наука, образование: проблемы и перспективы. Материалы V Международной научно-практической конференции (г. Нижневартовск, 09 — 10 февраля 2016 года). Нижневартовск: Нижневартовский государственный университет, 2016. С. 329-332.
8.
Сюткина, Е.В. Архетип отца в системе формирования доверия в обществе / Е.В. Сюткина, О.С. Солодухина // Векторы психологической безопасности современного общества: доверие и субъективное благополучие. Материалы VII международного симпозиума (Екатеринбург, 14-15 июля 2016 г.). Екатеринбург: Гуманитарный университет, 2016. С. 71-74.
9.
Давыдова, Т.Р. Категория всеединства как архетип русской философии и социологии / Т.Р. Давыдова, Р.Х. Касимов // Электронный научно-практический журнал культура и образование [Электронный ресурс] Режим доступа: http://vestnik-rzi.ru/2015/01/2848 (дата обращения: 19.02.2017).
10.
Габриелян, Т.О. Роль архетипа в визуально-графической типологии бренд / Т.О. Габриелян // Вестник кемеровского государственного университета культуры и искусств. Кемерово: Кемеровский государственный университет культуры и искусств, 2016. № 1. С. 88-94.
11.
Чжан, Ц. Исследование архетипов в китайской телерекламе / Ц. Чжан, С.П. Толкачев // Образование и наука в современных условиях. Чебоксары: ООО "Центр научного сотрудничества "Интерактив плюс", 2016. № 2-2. С. 29-31.
12.
Туран, Н.К. К вопросу об изучении архетипов и мифов в рекламе (на примере деятельности ювелирного дома «freywille») / Н.К. Туран // Молодой ученый. Казань: ООО «Издательство Молодой ученый», 2015. № 9. С. 1269-1274.
13.
Емелькина, И.В. Специфика закона и права в российском (русском) архетипе / И.В. Емелькина// Мир науки и образования. Саранск: Мордовский гуманитарный институт, 2016. № 1. [Электронный ресурс] Режим доступа: http://elibrary.ru/download/elibrary_25609785_22327706.pdf (дата обращения: 24.02.2017).
14.
Мамычев, А.Ю. Архетипы государственной власти в правосознании современных граждан РФ / А.Ю. Мамычев, М.К. Филиппова // Актуальные проблемы современного права. Сборник научных трудов. Хабаровск: Тихоокеанский государственный университет, 2016. С. 325-329.
15.
Кочетков, В.В. Конституционализм и архетипы русской власти (casus 1906 года) / В.В. Кочетков // Российский журнал правовых исследований. М., 2015. № 1. С. 155-163.
16.
Грибунин, В.В. Архетип страдания в русской культуре: религиозный аспект / В.В. Грибунин // Основные тенденции государственного и общественного развития россии: история и современность. Хабаровск: Тихоокеанский государственный университет, 2016. № 1. С. 31-38.
17.
Грибунин, В.В. Трансформация русского православного архетипа в советский период / В.В. Грибунин, Д.И. Канарский // Основные тенденции государственного и общественного развития россии: история и современность. Хабаровск: Тихоокеанский государственный университет, 2016. № 1. С. 91-95.
18.
Пермиловская, А.Б. Деревянный православный храм как воплощение этнокультурного архетипа русской традиционной культуры / А.Б. Пермиловская // Ярославский педагогический вестник. Ярославль: ЯГПУ им. К.Д. Ушинского, 2016. № 2. С. 245-250
19.
Глазунова, В.В. Применение архетипов систем в формировании инновационного потенциала организации / В.В. Глазунова // Науковедение. М.: Издательский центр "Науковедение", 2016. Т. 8, № 2. [Электронный ресурс] Режим доступа: http://naukovedenie.ru/PDF/84EVN216.pdf (дата обращения: 24.02.2017).
20.
Сирина, Н.Ф. Системные архетипы в управлении предприятием железнодорожного транспорта / Н.Ф. Сирина, Т.И. Бушуева // Современные научные исследования и инновации. М.: Международный научно-инновационный центр, 2016. № 5. С. 94-99.
References (transliterated)
1.
Oshchepkova, A.A. Arkhetip ryby v russkoi kul'ture / A.A. Oshchepkova // VIII kirillo-mefodievskie chteniya "slavyanskoe slovo v kontekste vremeni». Mezhvuzovskii sbornik nauchno-metodicheskikh statei. Ishim: filial FGBOU VPO "Tyumenskii gosudarstvennyi universitet" v g. Ishime, 2016. S. 101-106.
2.
Tikhonov, A.V. Arkhetip / A.V. Tikhonov, Yu.E. Duberman // Sotsiologiya upravleniya: teoretiko-prikladnoi tolkovyi slovar'. M.: KRASAND, 2015. S. 28-29.
3.
Baturin, D.A. Fenteziinyi neomif v kontekste teorii arkhetipov K.G. Yunga / D.A. Baturin // Novaya nauka: opyt, traditsii, innovatsii. Sterlitamak: OOO «Agentstvo mezhdunarodnykh issledovanii», 2016. № 2. S. 177-180.
4.
Pshenichnaya, V.V. Problema proyavleniya arkhetipov v natsional'nom soznanii / V.V. Pshenichnaya, E.R. Gatiatullina // Sovremennye problemy upravleniya prirodnymi resursami i razvitiem sotsial'no-ekonomicheskikh sistem. Materialy XII mezhdunarodnoi nauchnoi konferentsii (Moskva, 07 aprelya 2016 g.). M.: Moskovskii universitet im. S.Yu. Vitte, 2016. S. 307-312.
5.
Erokhina, T.I. Gendernye arkhetipy «serebryanogo veka» v massovoi kul'ture / T.I. Erokhina // Yaroslavskii pedagogicheskii vestnik. Yaroslavl': YaGPU im. K.D. Ushinskogo, 2016. № 5. S. 329-334.
6.
Nikolenko, N.N. Traditsionnyi ornament nomadov kak vizual'nyi arkhetip / N.N. Nikolenko // Universum: filologiya i iskusstvovedenie. M.: OOO «Mezhdunarodnyi tsentr nauki i obrazovaniya», 2015. № 9-10. URL: http://7universum.com/ru/philology/archive/item/2655 (data obrashcheniya: 18.02.2017).
7.
Gutov, E.V. Transformatsiya arkhetipov sotsial'noi telesnosti / E.V. Gutov // Kul'tura, nauka, obrazovanie: problemy i perspektivy. Materialy V Mezhdunarodnoi nauchno-prakticheskoi konferentsii (g. Nizhnevartovsk, 09 — 10 fevralya 2016 goda). Nizhnevartovsk: Nizhnevartovskii gosudarstvennyi universitet, 2016. S. 329-332.
8.
Syutkina, E.V. Arkhetip ottsa v sisteme formirovaniya doveriya v obshchestve / E.V. Syutkina, O.S. Solodukhina // Vektory psikhologicheskoi bezopasnosti sovremennogo obshchestva: doverie i sub''ektivnoe blagopoluchie. Materialy VII mezhdunarodnogo simpoziuma (Ekaterinburg, 14-15 iyulya 2016 g.). Ekaterinburg: Gumanitarnyi universitet, 2016. S. 71-74.
9.
Davydova, T.R. Kategoriya vseedinstva kak arkhetip russkoi filosofii i sotsiologii / T.R. Davydova, R.Kh. Kasimov // Elektronnyi nauchno-prakticheskii zhurnal kul'tura i obrazovanie [Elektronnyi resurs] Rezhim dostupa: http://vestnik-rzi.ru/2015/01/2848 (data obrashcheniya: 19.02.2017).
10.
Gabrielyan, T.O. Rol' arkhetipa v vizual'no-graficheskoi tipologii brend / T.O. Gabrielyan // Vestnik kemerovskogo gosudarstvennogo universiteta kul'tury i iskusstv. Kemerovo: Kemerovskii gosudarstvennyi universitet kul'tury i iskusstv, 2016. № 1. S. 88-94.
11.
Chzhan, Ts. Issledovanie arkhetipov v kitaiskoi telereklame / Ts. Chzhan, S.P. Tolkachev // Obrazovanie i nauka v sovremennykh usloviyakh. Cheboksary: OOO "Tsentr nauchnogo sotrudnichestva "Interaktiv plyus", 2016. № 2-2. S. 29-31.
12.
Turan, N.K. K voprosu ob izuchenii arkhetipov i mifov v reklame (na primere deyatel'nosti yuvelirnogo doma «freywille») / N.K. Turan // Molodoi uchenyi. Kazan': OOO «Izdatel'stvo Molodoi uchenyi», 2015. № 9. S. 1269-1274.
13.
Emel'kina, I.V. Spetsifika zakona i prava v rossiiskom (russkom) arkhetipe / I.V. Emel'kina// Mir nauki i obrazovaniya. Saransk: Mordovskii gumanitarnyi institut, 2016. № 1. [Elektronnyi resurs] Rezhim dostupa: http://elibrary.ru/download/elibrary_25609785_22327706.pdf (data obrashcheniya: 24.02.2017).
14.
Mamychev, A.Yu. Arkhetipy gosudarstvennoi vlasti v pravosoznanii sovremennykh grazhdan RF / A.Yu. Mamychev, M.K. Filippova // Aktual'nye problemy sovremennogo prava. Sbornik nauchnykh trudov. Khabarovsk: Tikhookeanskii gosudarstvennyi universitet, 2016. S. 325-329.
15.
Kochetkov, V.V. Konstitutsionalizm i arkhetipy russkoi vlasti (casus 1906 goda) / V.V. Kochetkov // Rossiiskii zhurnal pravovykh issledovanii. M., 2015. № 1. S. 155-163.
16.
Gribunin, V.V. Arkhetip stradaniya v russkoi kul'ture: religioznyi aspekt / V.V. Gribunin // Osnovnye tendentsii gosudarstvennogo i obshchestvennogo razvitiya rossii: istoriya i sovremennost'. Khabarovsk: Tikhookeanskii gosudarstvennyi universitet, 2016. № 1. S. 31-38.
17.
Gribunin, V.V. Transformatsiya russkogo pravoslavnogo arkhetipa v sovetskii period / V.V. Gribunin, D.I. Kanarskii // Osnovnye tendentsii gosudarstvennogo i obshchestvennogo razvitiya rossii: istoriya i sovremennost'. Khabarovsk: Tikhookeanskii gosudarstvennyi universitet, 2016. № 1. S. 91-95.
18.
Permilovskaya, A.B. Derevyannyi pravoslavnyi khram kak voploshchenie etnokul'turnogo arkhetipa russkoi traditsionnoi kul'tury / A.B. Permilovskaya // Yaroslavskii pedagogicheskii vestnik. Yaroslavl': YaGPU im. K.D. Ushinskogo, 2016. № 2. S. 245-250
19.
Glazunova, V.V. Primenenie arkhetipov sistem v formirovanii innovatsionnogo potentsiala organizatsii / V.V. Glazunova // Naukovedenie. M.: Izdatel'skii tsentr "Naukovedenie", 2016. T. 8, № 2. [Elektronnyi resurs] Rezhim dostupa: http://naukovedenie.ru/PDF/84EVN216.pdf (data obrashcheniya: 24.02.2017).
20.
Sirina, N.F. Sistemnye arkhetipy v upravlenii predpriyatiem zheleznodorozhnogo transporta / N.F. Sirina, T.I. Bushueva // Sovremennye nauchnye issledovaniya i innovatsii. M.: Mezhdunarodnyi nauchno-innovatsionnyi tsentr, 2016. № 5. S. 94-99.