Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 2127,   статей на доработке: 286 отклонено статей: 924 
Библиотека
Статьи и журналы | Тарифы | Оплата | Ваш профиль

Вернуться к содержанию

О современном состоянии и налоговом регулировании малых форм хозяйствования в аграрном секторе экономики
Пьянова Марина Владимировна

кандидат экономических наук

доцент, Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации

125993, Россия, г. Москва, Ленинградский проспект, 49

Pianova Marina

PhD in Economics

associate professor of the Tax Policy and Customs Tariff Regulation Department at Financial University under the Government of the Russian Federation

125993, Russia, Moscow, str. Leningradski Prospect, 49

marinapyanova@mail.ru
Аннотация. В статье исследована экономическая роль малых форм ведения бизнеса в сельскохозяйственном производстве. Проанализированы экономические показатели деятельности крестьянских и фермерских хозяйств, их место в обеспечении экономического роста в аграрном секторе, особенности налогообложения. Особое внимание уделено автором оценке распространения и эффективности применения специальных налоговых режимов среди субъектов малого предпринимательства в аграрном секторе, а также характеристике применения сельскохозяйственными товаропроизводителями специальных налоговых режимов. Статья подготовлена в рамках научно-исследовательской работы "Совершенствование налоговых и иных инструментов государственной финансовой поддержки развития аграрного сектора экономики, направленных на импортозамещение и обеспечение продовольственной безопасности". Для исследования применялись методы анализа и синтеза, описания, сравнения, научной абстракции, аналогии, анализа статистических данных и авторские расчеты На основании сравнительной характеристики УСН и ЕСХН выявлены отдельные причины недостаточной привлекательности применения специальных налоговых режимов малыми формами бизнеса в аграрном секторе. Анализ статистических данных, авторские расчеты позволили сделать выводы об увеличении абсолютных сумм налогов, уплачиваемых в связи с применением специальных налоговых режимов, преобладающем удельном весе уплаченных налогов в связи с применением УСН, динамике налоговой нагрузки крестьянских и фермерских хозяйств
Ключевые слова: аграрный сектор, фермерские хозяйства, крестьянские хозяйства, налоговое регулирование, специальные налоговые режимы, сельскохозяйственные товаропроизводители, малое предпринимательство, налоговая нагрузка, государственная поддержка, продовольственная безопасность
DOI: 10.7256/2454-065X.2017.10.24533
Дата направления в редакцию: 29-10-2017

Дата рецензирования: 25-10-2017

Дата публикации: 31-10-2017

Abstract. The article is devoted to the economic role of small business patterns in the agricultural sector. The author of the article examines economic indicators of family-operated farms and farm households as well as their role in the economic growth of the agricultural sector and particularities of their taxation. The author pays special attention to assessing popularity and efficiency of special tax regimes for small businesses in the agricultural sector and describing particular features of special tax regimes used by agricultural producers. The article has been written as part of the research 'Improvement of tax and other instruments of state financial support of the agricultural sector development aimed at import substitution and production safety'. In the course of her research the author has used methods of analysis and synthesis, description, comparison, scientific abstraction, analogy, analysis of statistical data and her own calculations. Based on the comparative analysis of Simplied Tax System and Single Agricultural Tax the author has discovered particular reasons that lower the attractiveness of special tax regimes for small businesses in the agricultural sector. Analysis of statistical data and author's calculations have allowed to make conclusions about the increase in the absolute sums of taxes payable as a result of implementing special tax regimes, prevailing share of paid taxes as a result of applying Simplied Tax System, and growth of the tax burden on family-operated farms and farm households. 

Keywords: food safety, state support, tax burden, small business, agricultural producers, special tax regimes, tax regulation, farm households, family-operated farms, agricultural sector

Сельское хозяйство традиционно является отраслью, регулируемой государством [1, с. 54], поскольку его развитие способно решить целый ряд ключевых задач для экономики России:

- стимулирование и поддержание общего экономического роста;

- обеспечение экологической и продовольственной безопасности;

- в долгосрочной перспективе – сокращение уровня бедности.

Сельскохозяйственные угодья России занимают 191 млн. га, или 2/3 территории страны, в аграрном секторе экономики заняты 37 млн. человек, это около 26% населения. По оценкам международных и российских научных центров, эти цифры свидетельствуют о возможности отечественного агропромышленного комплекса, при определенных условиях, обеспечить продовольственную независимость государства [2, с. 19].

Развитие малого и среднего предпринимательства в аграрном секторе является одной из важнейших задач, стоящих перед экономикой России, и в данный момент вопросу их стимулирования со стороны государства уделяется гораздо большее внимание, чем несколько лет назад [3, с. 20]. По данным Министерства сельского хозяйства России, объемы сельскохозяйственной продукции, производимой в крестьянских (фермерских) хозяйствах и хозяйствах населения, составляют около половины продукции отрасли[1]. Помимо сельскохозяйственного производства малый аграрный бизнес обеспечивает заселение сельских территорий [4, с. 37], занятость сельского населения, осуществляет село- образующие функции, содействует развитию местных бюджетов, сохраняет от деградации земельные ресурсы[2].

Удельный вес крестьянских (фермерских) хозяйств, включая индивидуальных предпринимателей, в производстве сельскохозяйственной продукции постоянно возрастает (табл. 1).

Таблица 1

Объем продукции крестьянских (фермерских) хозяйств[3]

Показатели

Годы

2013

2014

2015

2016

Общий объем произведенной сельхозпродукции, млрд. руб.

3687,0

4319,1

5165,7

5626,0

Продукция КФХ, млрд. руб.

361,3

431,9

573,4

703,3

Доля КФХ в общем объеме произведенной сельскохозяйственной продукции, %

9,8

10,0

11,1

12,5

Так, объем продукции, произведенной в крестьянских (фермерских) хозяйствах, включая ИП, в 2013 году составлял 9,8% общего объема производства, а в 2016 году доля крестьянских (фермерских) хозяйств возросла до 12,5%.

По многим видам продукции малые формы хозяйствования (крестьянские (фермерские) хозяйства, включая ИП, и хозяйства населения) обеспечивают порядка половины общего объема производства продукции в отрасли (табл. 2).

Таблица 2

Структура производства сельскохозяйственной продукции, %

Вид сельскохозяйственной продукции

Годы

2013

2014

2015

2016

Сельскохозяйственные организации

Зерно

74,5

73,7

72,7

71,4

Сахарная свекла

89,6

89,2

89,0

88,1

Семена подсолнечника

70,5

70,1

70,3

68,7

Картофель

10,9

12,1

13,8

13,6

Овощи

16,3

16,5

17,9

18,9

Скот и птица

66,9

69,1

71,1

72,8

Молоко

46,0

46,7

47,8

49,0

Яйца

78,1

77,8

78,5

79,1

Хозяйства населения

Зерно

0,9

1,0

1,0

0,9

Сахарная свекла

0,5

0,5

0,4

0,2

Семена подсолнечника

0,4

0,5

0,4

0,4

Картофель

82,3

80,4

77,6

77,9

Овощи

69,4

69,9

67,0

66,5

Скот и птица

29,8

27,4

25,4

23,8

Молоко

48,1

47,1

45,6

44,0

Яйца

21,2

21,4

20,6

19,9

Крестьянские (фермерские) хозяйства, включая индивидуальных предпринимателей

Зерно

24,6

25,3

26,3

27,7

Сахарная свекла

9,9

10,3

10,6

11,7

Семена подсолнечника

29,1

29,4

29,3

30,9

Картофель

6,8

7,5

8,6

8,5

Овощи

14,3

13,6

15,1

14,6

Скот и птица

3,3

3,5

3,5

3,4

Молоко

5,9

6,2

6,6

7,0

Яйца

0,7

0,8

0,9

1,0

Составлено автором по данным Росстата

Например, в 2016 году производство молока в малых формах хозяйствования составило 51% объема производства молока в хозяйствах всех категорий, при этом производство молока в крестьянских (фермерских) хозяйствах, включая индивидуальных предпринимателей, выросло с 1,8 млн. т в 2013 году до 2,2 млн. т в 2016 году.

Темпы роста производства продукции в крестьянских (фермерских) хозяйствах, включая индивидуальных предпринимателей, опережают темпы роста производства в сельскохозяйственных организациях (таблица 3).

Таблица 3

Индексы производства сельскохозяйственной продукции, в % к предыдущему году[4]

Категория хозяйства

Годы

2013

2014

2015

2016

Сельскохозяйственные организации

108,4

106,7

104,6

107,7

Хозяйства населения

100,3

98,5

99,1

98,5

Крестьянские (фермерские) хозяйства, включая индивидуальных предпринимателей

118,4

110,4

107,6

114,3

По данным Росстата, в 2016 году индекс производства продукции сельского хозяйства в крестьянских (фермерских) хозяйствах, включая индивидуальных предпринимателей, составил 114,3% (в том числе продукции растениеводства - 116,7%, животноводства - 104,7%), в то время как индекс производства продукции сельского хозяйства в сельхозорганизациях в 2016 году составил 107,7%.

Положительная динамика количества зарегистрированных крестьянских и фермерских хозяйств представлена в таблице 4, но если рассматривать ее во взаимосвязи с количеством хозяйств, прекративших свою деятельность, то прослеживается тенденция к сокращению числа сельскохозяйственных производителей.

Таблица 4

Динамика количества крестьянских и фермерских хозяйств в РФ[5]

Показатели

Годы

2012

2013

2014

2015

2016

Количество зарегистрированных КФХ

144096

129750

130412

139506

148479

Количество КФХ, прекративших свою деятельность

149985

189148

210345

228357

246630

Данные представленной таблицы 4 свидетельствуют о том, что количество заре­гистрированных крестьянско-фермерских хозяйств за 5 лет увеличилось до 148 479 единиц. При этом рост числа зарегистрированных субъектов сопровождался значительным увеличением числа предпринимателей, прекративших свою деятельность (в 1,6 раза), количество которых к началу 2017 года составило 246 630 единиц.

По данным Росстата, количество сельскохозяйственных организаций, регулярно получающих убытки, также демонстрирует неустойчивую тенденцию (табл. 5).

Таблица 5

Удельных вес убыточных организаций в общем числе сельскохозяйственных организаций

Показатели

Годы

2013

2014

2015

2016

Количество сельскохозяйственных организаций, ед.

5961

5395

4979

4636

Количество убыточных организаций, ед.

1256

1032

780

732

Удельный вес убыточных организаций, %

21,1

19,1

15,7

15,8

По данным таблицы 5, за период времени с 2013 по 2016 год, количество убыточных организаций в аграрном секторе значительно – на 71% - сократилось, но при этом, следует учитывать и общее сокращение количества сельскохозяйственных организаций – на 28%, а также уменьшение доли убыточных организаций – на 33%. То есть, можно говорить о том, что темпы сокращения числа убыточных организаций существенно превышают темпы уменьшения общего числа сельхозорганизаций, что косвенно свидетельствует об улучшении их показателей деятельности.

Одной из самых существенных проблем в современном развитии аграрного сектора является его технологическое отставание [5, с. 47]. Обеспеченность отрасли техникой постоянно сокращается, средний возраст машин и оборудования составляет более 10 лет.

Таблица 6

Парк отдельных видов техники сельскохозяйственных организаций

Показатели, тыс. ед.

Годы

2012

2013

2014

2015

Тракторы

276,2

259,7

247,3

233,6

Плуги

76,3

71,4

67,8

64,1

Культиваторы

108,7

102,2

97,8

93,2

Зерноуборочные комбайны

72,3

67,9

64,6

61,4

По данным таблицы 6, обеспеченность российского аграрного сектора техникой значительно отстает от аналогичных показателей государств с развитой экономикой, и неуклонно снижается: парк тракторов сократился за период с 2012 по 2016 год на 15,42%, парк зерноуборочных комбайнов – на 15,08%; обеспеченность плугами и культиваторами – на 15,9% и 14,2% соответственно. Аналогичные негативные тенденции прослеживаются в отношении других видов сельскохозяйственной техники.

Неудивительно, что в современных условиях проблемы государственной поддержки сельскохозяйственных товаропроизводителей [6, с. 28], прежде всего для целей продовольственной безопасности, приобрели особую остроту.

1. Современное российское налоговое законодательство содержит ряд льгот и специальных режимов, которые могут быть использованы малыми формами бизнеса, занятыми в сельском хозяйстве [7, с. 57]: общую систему налогообложения, содержащую налоговые льготы по ряду налогов (ОСН), систему налогообложения для сельскохозяйственных товаропроизводителей (ЕСХН), а также упрощенную систему налогообложения (УСН). Основным преимуществом специальных налоговых режимов является сокращение налоговой нагрузки для малых форм хозяйствования в аграрном бизнесе по сравнению с общей системой налогообложения без учета имеющихся льгот.

Сравнительная характеристика применения действующих режимов налогообложения сельскохозяйственными товаропроизводителями позволяет выявить положительные аспекты и наиболее острые проблемы.

Организации и индивидуальные предприниматели вправе добровольно перейти на уплату единого налога в связи с применением специальных налоговых режимов. Переход на специальные налоговые режимы освобождает сельскохозяйственных товаропроизводителей от исполнения обязанностей по уплате:

× налога на прибыль организаций/доходы физических лиц;

× налога на имущество организаций/физических лиц;

× налога на добавленную стоимость, за исключением НДС, подлежащего уплате при ввозе товаров на таможенную территорию РФ.

Кроме того, сельскохозяйственные товаропроизводители освобождены от административной нагрузки, связанной с исчислением и уплатой налогов. Другие налоги и сборы уплачиваются налогоплательщиками, применяющими специальные налоговые режимы, в общеустановленном порядке. Таким образом, основным достоинством специальных налоговых режимов является номинальное сокращение налоговой нагрузки по сравнению с общей системой налогообложения [8, с. 31].

В действительности же происходит увеличение цены реализации и снижение конкурентоспособности сельскохозяйственной продукции вследствие невозможности получения вычетов по налогу на добавленную стоимость (НДС). Относимая на издержки сумма НДС ведет к искусственному завышению себестоимости сельскохозяйственной продукции, а при дальнейшей реализации готовой продукции конечному потребителю происходит ее удорожание вследствие того, что списанные на себестоимость суммы НДС облагаются тем же налогом у других участников технологического цикла [6, с. 75]. В результате, заявленное достоинство перехода на специальный налоговый режим в виде снижения налоговой нагрузки за счет отмены НДС превращается в его недостаток: большинство организаций и предпринимателей, не являющихся налогоплательщиками НДС, вынуждены реализовывать продукцию либо непосредственно конечному потребителю, либо контрагенту, также применяющему льготную ставку НДС. Освобождение от уплаты НДС не предоставляет налогоплательщикам, применяющим специальные налоговые режимы, право возмещения налога по приобретаемой продукции, сельскохозяйственной технике, семенам, минеральным удобрениям и другому сырью. Одним из направлений решения данной проблемы может выступать предоставление организациям, применяющим общую систему налогообложения, возможности учитывать «входной» НДС при реализации товаров (работ, услуг), приобретенных у организаций – плательщиков ЕСХН или УСН [10, с. 182].

Для применения ЕСХН субъектами аграрного сектора важное значение имеет их правовая идентификация в качестве сельскохозяйственных товаропроизводителей. Налогоплательщиками ЕСХН признаются организации и индивидуальные предприниматели, являющиеся сельскохозяйственными товаропроизводителями и перешедшие на уплату ЕСХН при соблюдении установленных условий и сроков: в общем доходе от реализации товаров (работ, услуг) таких организаций или индивидуальных предпринимателей доля дохода от реализации произведенной ими сельскохозяйственной продукции или выращенной рыбы, включая продукцию её первичной переработки, произведенную из сырья собственного производства и (или) выращенной рыбы, должна составлять не менее 70% [11, с. 383]. Указанный критерий – 70% - приведен в НК РФ исключительно в целях определения круга лиц, имеющих право на применение ЕСХН. В то же время при установлении льгот по некоторым налогам в целях определения статуса сельскохозяйственного товаропроизводителя необходимо обращаться к иным федеральным законам. Например, Федеральные законы «О развитии сельского хозяйства» и «О сельскохозяйственной кооперации» содержат различные определения рассматриваемого понятия, что приводит к определенной неясности в том, могут ли организации или индивидуальные предприниматели применять предусмотренные налоговым законодательством льготы.

Упрощенную систему налогообложения имеют право применять организации и предприниматели, если их доходы не превышают 150 млн. рублей в год. Эта сумма подлежит индексации на коэффициент дефлятор, устанавливаемый ежегодно на каждый следующий календарный год и учитывающий изменение потребительских цен на товары (работы, услуги) в Российской Федерации.

На наш взгляд, ЕСХН имеет более жесткие «критерии перехода», по сравнению с УСН, несмотря на отсутствие лимита по размерам экономической деятельности, и ограниченный круг налогоплательщиков, не имеющих право применять специальный налоговый режим [12, с. 320]. Одним из недостатков данного ограничения является необходимость налогоплательщика, во избежание утери права на применение ЕСХН, контролировать уровень выручки от реализации продукции. Если всё-таки законодательно установленный минимальный порог в размере 70 % не достигнут, налогоплательщики обязаны восстановить НДС, рассчитать налог на прибыль организаций или доходы физических лиц, страховые взносы, налог на имущество, и начислить пени.

Перерасчет налоговых обязательств за весь налоговый период, сопровождаемый штрафными санкциями, делает единый сельскохозяйственный налог малопривлекательным с этой точки зрения. Положения, регламентирующие порядок прекращения применения специального налогового режима для плательщиков УСН представляются более либеральными.

Однако возврат на общую систему налогообложения предполагает также следующее увеличение налоговых обязательств:

- неоплаченные доходы по отгрузке в период применения специального налогового режима учитываются в базе по налогу на прибыль;

- остаточная стоимость не полностью списанных в период применения специального налогового режима основных средств и нематериальных активов восстанавливается при переходе на общий режим;

- НДС, уплаченный на ЕСХН или УСН, при переходе на общий режим к вычету не принимается.

У плательщиков ЕСХН в качестве объекта налогообложения применяется доход, уменьшенный на величину произведенных расходов. Как уже было отмечено ранее, объект налогообложения идентичен объекту при применении упрощенной системы налогообложения. Однако порядок определения налоговой базы при ЕСХН имеет свои особенности.

Порядок определения доходов и их классификация унифицированы. Субъекты ЕСХН и УСН, и налогоплательщики, уплачивающие налоги и сборы в соответствии с общей системой налогообложения, учитывают следующие виды доходов:

- доходы от реализации товаров (работ, услуг), определяемые в соответствии со ст. 249, 346.5, 346.15 НК РФ;

- внереализационные доходы, определяемые в соответствии со ст. 250, 346.5, 346.15 НК РФ.

При определении объекта налогообложения не учитываются:

1) доходы, указанные в статье 251 НК РФ;

2) доходы организации, облагаемые налогом на прибыль организаций по налоговым ставкам, отличным от общей ставки – 20%;

3) доходы индивидуального предпринимателя, облагаемые налогом на доходы физических лиц по налоговым ставкам, отличным от общей ставки – 13%.

Расходы сельскохозяйственных товаропроизводителей, применяющих ЕСХН, (статья 346.5, 346.16 НК РФ), исходя из их характера, можно условно разделить на две группы:

1. Общие, характерные для любого вида деятельности, например, материальные расходы; расходы на приобретение, сооружение и изготовление основных средств и нематериальных активов; на ремонт основных средств (в том числе арендованных); арендные (лизинговые) платежи за арендуемое имущество; на оплату труда, выплату компенсаций, пособий по временной нетрудоспособности в соответствии с законодательством Российской Федерации; на обязательное и добровольное страхование; суммы процентов, уплачиваемые за предоставление в пользование денежных средств (кредитов, займов), расходы, связанные с оплатой услуг, оказываемых кредитными организациями; и некоторые другие.

2. Специфические, характерные для сельскохозяйственного производства, например, расходы на приобретение семян, рассады, саженцев и другого посадочного материала, удобрений, кормов, медикаментов, биопрепаратов и средств защиты растений; оплата питания работников, занятых на сельскохозяйственных работах; приобретение молодняка скота, продуктивного скота, молодняка птицы и мальков рыбы; содержание вахтовых и временных поселков; потери от падежа птицы и животных в пределах норм; суммы портовых сборов, расходы на услуги лоцмана; и иные аналогичные расходы.

Признание доходов и расходов для целей налогообложения осуществляется кассовым методом. У налогоплательщиков ЕСХН и УСН могут возникать налоговые риски, обусловленные необходимостью применения кассового метода учета доходов и расходов и особого порядка признания расходов на приобретение основных средств, что требует ведения двойного учета [13, с. 118]. Материальные расходы списываются сразу же после оплаты, а расходы на оплату труда – после расчетов с работниками. Фактически незавершенное производство в налоговом учете отсутствует, но его расчет требуется в соответствии со стандартами бухгалтерского учета.

Сравнительная характеристика расходов, учитываемых при применении ЕСХН и УСН, позволяет сделать ряд заключений. Во-первых, перечни расходов сельскохозяйственных товаропроизводителей, перешедших на ЕСХН или УСН, в обоих случаях являются закрытыми [14, с. 135]. Это значит, что независимо от того, какой специальный налоговый режим применяется, расходы, не обозначенные в этих перечнях, не могут учитываться при определении налоговой базы.

Учитывая, что в целях налогообложения прибыли организаций установлен открытый перечень расходов, применение любого специального режима в отношении расходов, прямо не упомянутых в качестве оснований для уменьшения базы по ЕСХН или УСН, становится невыгодным.

Во-вторых, перечни расходов по УСН и ЕСХН во многом совпадают, но небольшие различия позволяют говорить, что налоговое бремя, относящееся к УСН, превышает бремя, относящееся к ЕСХН. Чисто теоретически видно, что количество статей расходов, которые могут быть учтены при ЕСХН, больше, в основном за счет специфических затрат аграрного производства, таких как оплата питания работников, занятых на сельскохозяйственных работах; приобретение молодняка скота, продуктивного скота, молодняка птицы и мальков рыбы; содержание вахтовых и временных поселков; потери от падежа птицы и животных в пределах норм; суммы портовых сборов, расходы на услуги лоцмана и иные аналогичные расходы. Учитывая, что в целях налогообложения прибыли организаций установлен открытый перечень расходов,[6] применение специального режима в отношении расходов, прямо не упомянутых в качестве оснований для уменьшения базы, становится невыгодным.

В-третьих, немаловажным является включение в состав расходов при упрощенной системе налогообложения расходов на НИОКР, тогда как стимулирование инновационной деятельности налогоплательщика, применяющего единый сельскохозяйственный налог, несколько ограничено: к расходам относятся приобретение и модернизация основных средств, подготовка и освоение новых производств, цехов и агрегатов.

Налоговым периодом ЕСХН является календарный год, отчетным периодом – полугодие. Производственный цикл сельскохозяйственного производства может не совпадать с календарным годом из-за особенностей жизненного цикла растений и животных, сезонности работ и т.д. В отдельных странах Евросоюза налоговый период для сельскохозяйственных производителей охватывает два календарных года. При применении УСН налоговым периодом является также календарный год, отчетными периодами – первый квартал, полугодие и 9 месяцев календарного года.

Ставка ЕСХН составляет 6%, ставка УСН – 15%. Как показывает практика, часть сельскохозяйственных товаропроизводителей предпочитают применять упрощенную систему налогообложения вместо ЕСХН по ряду причин. Одной из таких причин является возможность региональных органов власти снижать ставку налога при применении упрощенной системы налогообложения с 15 % до 5% при объекте налогообложения «доходы минус расходы» и с 6% до 1% при объекте «доходы». При прочих равных условиях, ЕСХН со ставкой 6% менее привлекателен для налогоплательщиков.

В таблице 7 приведены данные о количестве субъектов малого предпринимательства, представляющих отчетность налоговым органам. За период с 2014 по 2016 год количество налогоплательщиков – субъектов малого предпринимательства, применяющих специальные налоговые режимы, возросло более чем на 250 тыс. единиц или на 5,4 процента.

Таким образом, если сравнить количество организаций и индивидуальных предпринимателей, применяющих специальные налоговые режимы с общим количеством действующих микро - и малых предприятий и индивидуальных предпринимателей по данным Росстата (8,5 млн. единиц), то следует сделать вывод о весьма существенном охвате данной категории налогоплательщиков специальными режимами – около 60%.

Более высокими темпами увеличивалось количество налогоплательщиков, избравших УСН (прирост составил 14,5%) и ЕСХН (соответственно 6,1%). Количество налогоплательщиков ЕНВД сократилось на 5,16%. Темпы изменения количества налогоплательщиков в зависимости от организационно-правовой формы заметно различаются.

Таблица 7

Количество налогоплательщиков, применяющих специальные налоговые режимы[7]

Показатели

Всего

в том числе:

единиц

в % к итогу

Организации

ИП

1

2

3

4

5

2014 год

ЕНВД

2144102

45,15

333813

1810289

УСН

2511308

52,88

1314471

1196837

ЕСХН

94014

1,97

23586

70428

Итого:

4749424

100

1671870

3077554

2015 год

ЕНВД

2094209

41,8

313384

1780825

УСН

2818063

56,24

1430331

1387732

ЕСХН

98310

1,96

23381

74929

Итого:

5010582

100

1767096

3243486

2016 год

ЕНВД

2033504

40,61

289364

1744140

УСН

2874817

57,4

1451787

1423030

ЕСХН

99716

1,99

22787

76929

Итого:

5008037

100

1763938

3244099

По всем специальным налоговым режимам количество индивидуальных предпринимателей, уплачивающих единый налог на совокупный доход, растет быстрее, чем количество организаций, работающих на аналогичных условиях. Особенно эта тенденция проявляется в отношении сельскохозяйственных товаропроизводителей, применяющих ЕСХН: количество организаций сократилось на 3,39%, а индивидуальных предпринимателей возросло на 9,23%.

Для оценки степени распространения специальных налоговых режимов среди субъектов малого предпринимательства в аграрном секторе, нами рассчитан показатель – удельный вес организаций, применяющих спецрежимы, в общем количестве организаций или индивидуальных предпринимателей.

Таблица 8

Количество субъектов малого предпринимательства в аграрном секторе, применяющих специальные налоговые режимы в 2016 г.

Показатели

единиц

в %

Всего организаций и ИП по виду деятельности «Сельское хозяйство, охота и лесное хозяйство»

360726

100

Организации

61326

17

ИП

299400

83

В том числе, применяющих специальные налоговые режимы

УСН

14933

4,2

ЕСХН

99716

27,6

Полученные результаты по состоянию на 01.01.20117 года свидетельствуют о том, что третья часть малых организаций и индивидуальных предпринимателей в сельскохозяйственном производстве из 360726работают на условиях уплаты единого налога на совокупный доход. В отношении ЕСХН определено, что из общего количества индивидуальных предпринимателей и крестьянских (фермерских) хозяйств по виду деятельности «Сельское хозяйство, охота и лесное хозяйство», этот специальный налоговый режим применяют примерно четверть (27,6%).

Распределение поступлений единого налога по видам специальных режимов представлено в таблице 9.

Ее данные свидетельствуют о преобладании доли поступлений от налогоплательщиков, применяющих специальный налоговый режим УСН. Так, по итогам 2016 года она составила около 54%. В то же время, если рассматривать поступления от специальных налоговых режимов только по виду деятельности «Сельское хозяйство, охота и лесное хозяйство», то преобладают налоговые поступления от ЕСХН, причем удельный вес этих поступлений неуклонно возрастает – от 1,22% в 2014 году до 5,86% по состоянию на апрель 2017 года.

Таблица 9

Структура поступления платежей по налогам на совокупный доход[8]

Показатели, тыс. руб.

2014

2015

2016

04.2017

Всего по специальным налоговым режимам

387 681 649

552 671 027

490 187 175

101 658 239

ЕСХН

4 712 899

7 430 601

10 400 781

5 950 663

удельный вес, %

1,22

1,35

2,12

5,86

УСН всего

229 316 372

254 163 775

264 416 830

66 777 768

удельный вес, %

59,15

45,99

53,94

65,69

УСН по ВЭД «Сельское хозяйство, охота и лесное хозяйство»

2 127 581

1 513 539

1 858 382

1 949 563

удельный вес, %

0,55

0,27

0,38

2,0

Обратная ситуация складывается по категории налогоплательщиков, переведенных на УСН: доля налоговых поступлений колеблется от 45 до 65%, но если рассматривать налогоплательщиков, занимающихся сельскохозяйственным производством, то наблюдается тенденция снижения заинтересованности налогоплательщиков в применении данного специального налогового режима. Учитывая, что абсолютное большинство в данной категории налогоплательщиков составляют индивидуальные налогоплательщики 83%, можно сделать вывод о создании для них достаточно благоприятного налогового климата в виде УСН.

Анализ изменений абсолютной суммы налоговых поступлений по специальным налоговым режимам в сельском хозяйстве и доли в совокупных налоговых поступлениях в целом по специальным налоговым режимам, свидетельствует о положительной динамике данных показателей. Однако темпы прироста удельного веса отстают от темпов прироста абсолютной суммы, что позволяет сделать вывод о более низких темпах роста поступлений от малого бизнеса в сельском хозяйстве по сравнению с ростом налоговых поступлений в целом специальным налоговым режимам. Полученные данные можно интерпретировать по- разному: с одной стороны, это свидетельствует о снижении налоговой нагрузки на субъектов малого предпринимательства, а с другой, отражает неадекватность прироста налоговых поступлений увеличению количества налогоплательщиков.

Большое значение имеет анализ распределения малых предприятий по видам экономической деятельности, что создает эмпирическую базу для подготовки предложений по налоговому стимулированию [15, с. 29] малых форм хозяйствования в аграрном бизнесе. Для исследования данного аспекта использованы статистические сведения об удельном весе налоговых поступлений по специальным налоговым режимам в разрезе видов экономической деятельности, представленные в таблице 10.

Таблица 10

Удельный вес налоговых поступлений по специальным налоговым режимам по состоянию на 1.01.2017[9]

Виды экономической деятельности

Удельный вес, %

ВСЕГО по России

3,41

В том числе по видам экономической деятельности

- сельское хозяйство, охота и лесное хозяйство

13,89

- текстильное и швейное производство

7,95

- обработка древесины и производство изделий из дерева и пробки, кроме мебели

20,74

- металлургическое производство и производство готовых металлических изделий

0,91

- Операции с недвижимым имуществом, аренда и предоставление услуг

7,15

- организация отдыха и развлечений

5,48

Данные таблицы 10 свидетельствуют о степени распространения специальных налоговых режимов у организаций и индивидуальных предпринимателей различных видов экономической деятельности. Чем большая доля налоговых поступлений по специальным налоговым режимам в общей сумме поступлений по данному виду экономической деятельности, тем больше налоговых льгот получено организациями и индивидуальными предпринимателями в этой сфере. Сравнение следует вести как по видам экономической деятельности, так и со средним показателем по России. Итак, в среднем по России, поступления от специальных налоговых режимов по состоянию на 01.01.2017 года занимают 3,41 %, а по обработке древесины и производство изделий из дерева и пробки, кроме мебели – 20,74%; сельское хозяйство, охота и лесное хозяйство -13,89%.

В отношении сельского хозяйства следует отметить, что относительно высокий показатель 13,89% (относительно средней по России и других видов деятельности) складывается с одной стороны использованием двух видов специальных режимов (ЕСХН и УСН), а с другой стороны в условиях предоставления значительных преференций крупным сельхозтоваропроизводителям (возможность исчислять налог на прибыль по ставке 0%, получение возмещения по НДС из бюджета). При этом следует подчеркнуть, что сельхозтоваропроизводители, применяющие специальные налоговые режимы, не являются налогоплательщиками НДС, откуда в отрасли «возникают» огромные суммы возмещения НДС – это отдельная проблема.

В исследовании субъектов малого предпринимательства, важное значение отводится оценке их налоговой нагрузки. Для этих целей используются различные показатели: абсолютная сумма уплаченных налогов и относительные показатели (отношение суммы уплаченных или начисленных к различным экономическим показателям (доходам, добавленной стоимости, чистой прибыли и др. показателей их деятельности. В настоящем исследование представлен глубокий анализ налоговой нагрузки для организаций, применяющих УСН и ЕСХН.

Далее представлен анализ динамики абсолютных сумм единого налога на совокупный доход в расчете на одного налогоплательщика.

Таблица 11

Среднегодовая сумма единого налога на совокупный доход в расчете на одного налогоплательщика за 2014-2016 гг., тыс. руб.[10]

Показатели

УСН

ЕСХН

Объект: доходы

Объект: доходы-расходы

Организации

ИП

Организации

ИП

Организации

ИП

2014 год

203,48

96,86

64,58

56,17

173,27

19,40

2015 год

194,90

106,13

66,55

57,05

307,24

32,07

2016 год

209,58

112,97

76,91

65,97

372,26

37,50

Полученные данные, приведенные в таблице 11, свидетельствуют о следующих тенденциях:

1. По данным за 2014 год наиболее высокий уровень единого налога на совокупный налог приходится на организации, применяющие УСН по объекту «доходы». Почти в 3 раза меньше сумма уплаченного налога организациями, переведенными на УСН по объекту «доходы - расходы».

В свою очередь, организации, применяющие ЕСХН, платят в полтора - два раза больше тех, кто работает на УСН с объектом «доходы», и в три – пять раз больше тех, кто работает по системе налогообложения УСН с объектом «доходы – расходы». Аналогичным образом складываются отмеченные соотношения за весь анализируемый период. Таким образом, можно сделать вывод об относительной дифференциации в налогообложении. Самая высокая нагрузка предусмотрена для налогоплательщиков, применяющих ЕСХН.

2. Налоговая нагрузка по УСН по объекту «доходы-расходы» несущественно выше у индивидуальных предпринимателей по сравнению с организациями, применяющими тот же режим. Можно предположить, что объект «доходы-расходы» для налогоплательщика более предпочтительнее, несмотря на большие затраты по ведению бухгалтерского учета и налоговой отчетности. Что касается индивидуальных предпринимателей, то платят больше единый налог также налогоплательщики, применяющие УСН с объектом «доходы». Однако разница не такая существенная, и составляет не разы, а около 30-40%.

3. По всем специальным налоговым режимам абсолютная налоговая нагрузка по единому налогу значительно выше у организаций. Следовательно, режим ЕСХН для индивидуальных налогоплательщиков наиболее предпочтителен.

[1] www.mcx.ru

[2] Статья подготовлена в рамках научно-исследовательской работы "Совершенствование налоговых и иных инструментов государственной финансовой поддержки развития аграрного сектора экономики, направленных на импортозамещение и обеспечение продовольственной безопасности"

[3] Составлено автором по данным Росстата

[4] Составлено автором по данным Росстата

[5] Составлено автором по данным ФНС России

[6] Налоговый кодекс РФ, статья 252

[7] Составлено автором по данным ФНС России

[8] Составлено автором по отчетам ф. № 1-НМ, раздел 3

[9] Рассчитано автором по данным отчета ф. № 1-НОМ

[10] Рассчитано автором по данным отчетов ф. 1-НМ, раздел 3

Библиография
1.
Пьянова М.В. К вопросу о налогообложении сельскохозяйственных товаропроизводителей // Налоги и налогообложение. – 2012.-№1 (91). – с. 51-57.
2.
Губина В.С. Инвестиции как важнейший фактор развития сельскохозяйственной отрасли//Актуальные вопросы экономических наук.-2013.-№ 35. – с. 147-153.
3.
Пьянова М.В. Налоговое стимулирование инвестиций в аграрный сектор в условиях импортозамещения сельскохозяйственной продукции// Национальные интересы: приоритеты и безопасность. – 2015.-№14 (299). – с. 15-21.
4.
Мигашкина Е.С. Налоговая поддержка аграрного сектора экономики в России// В сборнике: Стратегия развития АПК и сельских территорий: перспективные идеи и конкурентоспособные технологии Материалы международной научно-практической конференции, посвященной 50-летию ФГБНУ ВНИОПТУСХ. Ответственный за выпуск: Р.Х. Адуков.-2015. – с. 36-39.
5.
Гашенко И.В. Сущность, принципы и специфика налогового регулирования АПК в России//Налоги и налогообложение.-2015.-№ 1. –с. 44-51. DOI: 10.7256/1812-8688.2015.1.14298
6.
Мельникова Н.П. К вопросу о повышении эффективности налоговых инструментов стимулирования инвестиционной деятельности// В сборнике: Вопросы теории и практики налогообложения Сборник научных статей. Под общей редакцией Л.И. Гончаренко. – Москва.-2016. – с. 26-31.
7.
Тихонова А.В. Значение налоговых льгот и государственных субсидий для стимулирования агропромышленного комплекса России//Финансовая аналитика: проблемы и решения.-2015.-№ 7 (241). – с. 52-60.
8.
Пинская М.Р. Налоговые меры государственной поддержки экономического роста в сельском хозяйстве//Налоги и финансы.-2016.-№1. – с. 29-35.
9.
Пинская М.Р., Тихонова А.В. Гармонизация НДС и единого сельскохозяйственного налога//Белорусский экономический журнал.-2015.-№ 3(72).-с. 72-78.
10.
Савина О.Н., Саркисян Э.П. Налог на добавленную стоимость при упрощенной системе налогообложения: право выбора уплаты// Налоги и налогообложение.-2016.-№ 2. – с. 179-189.
11.
Налоги и налоговая система Российской Федерации// Учебник и практикум. Сер. 58 Бакалавр. Академический курс (1-е изд.) – Москва. – 2016. – 541 с.
12.
Пьянова М.В. К вопросу об эффективности применения ЕСХН сельскохозяйственными товаропроизводителями// В сборнике: Экономическая безопасность: проблемы, перспективы, тенденции развития Материалы III Международной научно-практической конференции. В 2-х частях.-2016. – с. 313-327.
13.
Тихонова А.В. Об основополагающих принципах государственной поддержки сельского хозяйства// Национальные интересы: приоритеты и безопасность.-2016.-№ 6 (339). – с. 111-121.
14.
Устойчивое развитие налоговой системы Российской Федерации в условиях глобальных изменений// Монография. Под общей ред. Л. И. Гончаренко. – М.: Издательско-торговая корпорация «Дашков и К». – 2017. – 582 с.
15.
Тихонова А.В. Возможности использования данных официальной статистической и налоговой отчетности в анализе эффективности налоговых льгот// Налоги-журнал. – 2017.-№ 3. – с. 27-32.
References (transliterated)
1.
P'yanova M.V. K voprosu o nalogooblozhenii sel'skokhozyaistvennykh tovaroproizvoditelei // Nalogi i nalogooblozhenie. – 2012.-№1 (91). – s. 51-57.
2.
Gubina V.S. Investitsii kak vazhneishii faktor razvitiya sel'skokhozyaistvennoi otrasli//Aktual'nye voprosy ekonomicheskikh nauk.-2013.-№ 35. – s. 147-153.
3.
P'yanova M.V. Nalogovoe stimulirovanie investitsii v agrarnyi sektor v usloviyakh importozameshcheniya sel'skokhozyaistvennoi produktsii// Natsional'nye interesy: prioritety i bezopasnost'. – 2015.-№14 (299). – s. 15-21.
4.
Migashkina E.S. Nalogovaya podderzhka agrarnogo sektora ekonomiki v Rossii// V sbornike: Strategiya razvitiya APK i sel'skikh territorii: perspektivnye idei i konkurentosposobnye tekhnologii Materialy mezhdunarodnoi nauchno-prakticheskoi konferentsii, posvyashchennoi 50-letiyu FGBNU VNIOPTUSKh. Otvetstvennyi za vypusk: R.Kh. Adukov.-2015. – s. 36-39.
5.
Gashenko I.V. Sushchnost', printsipy i spetsifika nalogovogo regulirovaniya APK v Rossii//Nalogi i nalogooblozhenie.-2015.-№ 1. –s. 44-51. DOI: 10.7256/1812-8688.2015.1.14298
6.
Mel'nikova N.P. K voprosu o povyshenii effektivnosti nalogovykh instrumentov stimulirovaniya investitsionnoi deyatel'nosti// V sbornike: Voprosy teorii i praktiki nalogooblozheniya Sbornik nauchnykh statei. Pod obshchei redaktsiei L.I. Goncharenko. – Moskva.-2016. – s. 26-31.
7.
Tikhonova A.V. Znachenie nalogovykh l'got i gosudarstvennykh subsidii dlya stimulirovaniya agropromyshlennogo kompleksa Rossii//Finansovaya analitika: problemy i resheniya.-2015.-№ 7 (241). – s. 52-60.
8.
Pinskaya M.R. Nalogovye mery gosudarstvennoi podderzhki ekonomicheskogo rosta v sel'skom khozyaistve//Nalogi i finansy.-2016.-№1. – s. 29-35.
9.
Pinskaya M.R., Tikhonova A.V. Garmonizatsiya NDS i edinogo sel'skokhozyaistvennogo naloga//Belorusskii ekonomicheskii zhurnal.-2015.-№ 3(72).-s. 72-78.
10.
Savina O.N., Sarkisyan E.P. Nalog na dobavlennuyu stoimost' pri uproshchennoi sisteme nalogooblozheniya: pravo vybora uplaty// Nalogi i nalogooblozhenie.-2016.-№ 2. – s. 179-189.
11.
Nalogi i nalogovaya sistema Rossiiskoi Federatsii// Uchebnik i praktikum. Ser. 58 Bakalavr. Akademicheskii kurs (1-e izd.) – Moskva. – 2016. – 541 s.
12.
P'yanova M.V. K voprosu ob effektivnosti primeneniya ESKhN sel'skokhozyaistvennymi tovaroproizvoditelyami// V sbornike: Ekonomicheskaya bezopasnost': problemy, perspektivy, tendentsii razvitiya Materialy III Mezhdunarodnoi nauchno-prakticheskoi konferentsii. V 2-kh chastyakh.-2016. – s. 313-327.
13.
Tikhonova A.V. Ob osnovopolagayushchikh printsipakh gosudarstvennoi podderzhki sel'skogo khozyaistva// Natsional'nye interesy: prioritety i bezopasnost'.-2016.-№ 6 (339). – s. 111-121.
14.
Ustoichivoe razvitie nalogovoi sistemy Rossiiskoi Federatsii v usloviyakh global'nykh izmenenii// Monografiya. Pod obshchei red. L. I. Goncharenko. – M.: Izdatel'sko-torgovaya korporatsiya «Dashkov i K». – 2017. – 582 s.
15.
Tikhonova A.V. Vozmozhnosti ispol'zovaniya dannykh ofitsial'noi statisticheskoi i nalogovoi otchetnosti v analize effektivnosti nalogovykh l'got// Nalogi-zhurnal. – 2017.-№ 3. – s. 27-32.