Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 2127,   статей на доработке: 286 отклонено статей: 924 
Библиотека
Статьи и журналы | Тарифы | Оплата | Ваш профиль

Вернуться к содержанию

Социально-психологические потребности и отношение к внешнему облику партнеров, состоящих в зарегистрированном и незарегистрированном браке
Шкурко Татьяна Алексеевна

кандидат психологических наук

доцент, Южный федеральный университет

344038, Россия, Ростовская область, г. Ростов-на-Дону, пр. Михаила Нагибина, 13, оф. 234

Shkurko Tatyana Alekseevna

PhD in Psychology

Associate Professor Social Psychology and Psychology of Personality Department at Southern Federal University

344038, Russia, Rostov Region, Rostov-on-Don, str. Mikhail Nagibin's prospect, 13, of. 234

tk-biz@yandex.ru
Ломова Мария Анатольевна

педагог-психолог, Государственное казенное учреждение социального обслуживания Ростовской области Батайский центр помощи детям

346880, Россия, Ростовская область, г. Батайск, ул. Куйбышева, 165

Lomova Maria

psychologist at Rostov Region Bataisk Child's Emergency Center

346880, Russia, Rostov Region, Bataisk, Kuibyshev's str., 165

ladysinger@mail.ru
Аннотация. Предметом исследования выступили: выраженность социально-психологических потребностей партнеров и их совместимость; отношение к своему внешнему облику и внешнему облику партнера супругов, состоящих в зарегистрированном и незарегистрированном браке. Авторы рассматривают отношение к своему внешнему облику и внешнему облику партнера, выраженность социально-психологических потребностей и их совместимость в качестве факторов легитимизации отношений в паре (заключения официального брака). Эмпирическим объектом исследования выступили 87 супружеских пар (174 человека), состоящих в зарегистрированном и незарегистрированном браке. Возраст респондентов: от 19 до 59 лет. Методики исследования: 1. Авторская анкета «История взаимоотношений в паре»; 2. Методика «Оценочно-содержательная интерпретация своего внешнего облика и его соответствия гендерно-возрастным конструктам» В. А. Лабунской [15]; 3. Цветовой тест отношений А. М. Эткинда (краткий вариант) [1]; 4. Опросник межличностных отношений В. Шутца, адаптированный А. А. Рукавишниковым [24]. Методы анализа данных: критерий Манна-Уитни и критерий Крускалла-Уоллиса. Обнаружены значимые различия в выраженности потребности во включении (на уровне требуемого от других поведения) у женщин, состоящих в зарегистрированном и незарегистрированном браке. Подтвержден вывод о роли совместимости социально-психологических потребностей супругов в легитимизации их отношений. Описан феномен «асимметрии отношения к своему внешнему облику и отношения к нему партнера» у женщин, состоящих в зарегистрированном / незарегистрированном браке. Новизна исследования состоит в выявлении роли социальных потребностей и отношения к своему внешнему облику и внешнему облику партнера в легитимизации отношений мужчины и женщины.
Ключевые слова: совместимость партнёров, внешний облик, отношение, потребность в контроле, социально-психологическая потребность, потребность, брак, зарегистрированный брак, незарегистрированный брак, легитимизация отношений
DOI: 10.7256/2454-0722.2017.4.24530
Дата направления в редакцию: 24-10-2017

Дата рецензирования: 24-10-2017

Дата публикации: 13-11-2017

Работа выполнена при финансовой поддержке Российского научного фонда, проект № 17-­18-­01260.

Abstract. The subject of the research is the socio-psychological needs of partners and their compatibility as well as attitude to their own appearance and appearance of their partners in registered and unregistered marriages. The authors of the article analyze attitude to one's own appearance and partner's appearance, socio-psychological needs and partner compatibility as the factors of legitimizing relations (i.e. becoming officially married). 87 couples (174 men and women) aged 19 - 59 years old participated in the research. The research methods included: 1) The questionnaire 'History of Couple's Relations' offered by the authors of the article; 2) Evaluative Interpretation of One's Appearance and its Conformity to Gender and Age Constructs Inventory offered by V. A. Labunsky; 3) Color Choice Relations Test by A. M. Etkind; 4) Interpersonal Relations Inventory offered by W. Schutz and adapted by A. A. Rukavishnikov. The methods used to analyze data included Mann-Witney Test and Kruskal - Wallis Test. The results of the research demonstrate that there are significant differences in the intensity of the need for control of women who are officially and unofficially married. The authors make a conclusion about the important role of compatibility of socio-psychological needs including legitimizing their relations. The authors also describe the phenomenon of asymmetrical attitudes to one's appearance experienced by an individual and his or her partner as it was demonstrated by oficially and unoficially married women. The novelty of the research is caused by the fact that the authors describe the role of social needs and attitude to one's appearance and appearance of one's partner in the process of legitimizing relations between men and women.  

Keywords: registered marriage, marriage, partner compatibility, appearance, attitude, the need for control, socio-psychological need, need, unregistered marriage, legitimizing relations

Введение

Социально-психологические потребности представляют собой потребности личности, которые формируются и реализуются в процессе ее общения с другими людьми [24, 34, 36]. Система социальных потребностей личности является важнейшим фактором отношений в целом и партнерских отношений в частности. В современной отечественной психологии брак рассматривается как способ удовлетворения потребностей [18], как пространство для удовлетворения базовых потребностей [13]. В исследовании О. А. Сычева [27] показано, что в молодых супружеских парах, как у мужчин, так и у женщин, наиболее существенным фактором удовлетворенности супружескими отношениями является степень удовлетворения базовых психологических потребностей. О. Н. Бельская [3] связывает успешность брачных отношений с обязательным сохранением и подтверждением потребностей партнеров. С. В. Бутусова и Н. А. Филина [4] рассматривают несоответствие потребностей супругов в качестве основы семейных конфликтов. С. И. Голод считает появление альтернативных форм брачно-семейных отношений результатом всплеска «фундаментальных потребностей человека в формотворчестве, в поиске счастья, в такой, казалось бы, инертной и рутинной сфере, которой видится обыденному сознанию семья» [6, с. 104].

Наиболее разработан вопрос влияния социально-психологических потребностей на взаимоотношения в рамках теорий выбора партнера по близким отношениям. Согласно концепции межличностных отношений В. Шутца [34], специфика межличностных взаимоотношений в паре обусловлена тремя базовыми социально-психологическими потребностями: во включении, в контроле и в аффекте. Каждая из этих потребностей удовлетворяется на двух уровнях: 1) на уровне выраженного поведения (желание «давать» партнеру; 2) на уровне требуемого от других поведения (желание «получать» от партнера). Р. Ф. Уинч, автор теории комплементарных потребностей [прив. по 26], утверждает, что человек стремится максимально удовлетворить свои потребности, выбирая партнера, потребности которого будут комплементарны. Р. Сентер, разрабатывая инструментальную теории влечения и любви [прив. по 5], предположил, что люди стремятся выбирать в качестве партнеров тех, чье поведение, а также другие характеристики обеспечивают максимальное удовлетворение их потребностей при минимальных затратах. Подобные представления отражены и в теории последовательных фильтров А. Керкхоффа и К. Дэвиса [прив. по 25]: авторы связывают успешность процесса создания стабильной и крепкой пары с совместимостью потребностей по принципу комплементарности. Современные исследователи связывают процесс удовлетворения потребностей в паре с «продуктивностью отношений» [22]: при гармоничном / негармоничном «взаимообмене» отношения будут наиболее / наименее продуктивными. Также в ряде работ [35, 36] показана особая роль потребности в контроле и зависимости в установлении и развитии межличностных отношений, особенно в системе взаимоотношений в семье.

Еще одним из важнейших факторов установления и развития отношений в паре выступает внешняя привлекательность, и, в целом, внешний облик партнеров. Отечественными и зарубежными исследователями показано, что отношение к собственной внешности и внешности партнера, включающее в себя элемент оценки, влияет на процессы установления и динамики взаимоотношений, в том числе партнерских [2, 16, 17, 20, 21, 23, 31]. В. А. Лабунской [15-17] показано, что влияние внешнего облика на взаимодействие людей не является односторонним: последнее, в свою очередь, также оказывает влияние на трансформации внешности. Привлекательный внешний облик партнера рассматривается исследователями как один из факторов ценности потенциального супруга [10, 11, 28]. Так, в работах Е. П. Ильина [11] показано, что внешняя привлекательность партнера является одной из ценностей, которая не только важна при вступлении в брак, но и успешно реализуется в браке. В. А. Иванченко и В. В. Щепина [10] зафиксировали следующую закономерность: высокие оценки своего внешнего облика и внешнего облика партнера наиболее важны в первые годы брака для женщин, чем для мужчин. В исследовании Т. В. Евтух [7] также показано, что для брачных партнеров, состоящих в браке меньшее количество времени, более важна внешняя привлекательность супруга, чем для партнеров в более длительных отношениях. Данные, полученные К. Г. Твердоступ [29], свидетельствуют о том, что высокая самооценка внешности сопряжена с наибольшим уровнем удовлетворенности семейной жизнью как у мужчин, так и у женщин. Однако недавнее исследование К. Ма-Келламс [33] показало, что мужчины, внешний облик которых окружающие оценивают как наиболее привлекательный, чаще других разводятся с супругами.

При достаточно большом количестве социально-психологических исследований внешнего облика, особенности внешнего облика партнеров, состоящих в зарегистрированном и незарегистрированном браке, практически не изучены. Такие исследования необходимы в свете того, что доля незарегистрированных брачных союзов увеличивается, а популярность традиционного зарегистрированного брака падает [9, 14]. Западные и отечественные исследователи объясняют данный феномен кризисом института брака, который длится с 90-х гг. прошлого столетия до настоящего времени [8, 12, 19, 32]. Данные изменения делают чрезвычайно актуальным изучение социально-психологических особенностей партнеров, принявших решение о вступлении в зарегистрированный или незарегистрированный брак. В нашем исследовании в качестве таких особенностей мы рассматривали отношение к своему внешнему облику и внешнему облику партнера, а также выраженность социально-психологических потребностей партнеров.

Целью нашего исследования явилось изучение социально-психологических потребностей и отношения к своему внешнему облику и внешнему облику партнера у супругов, состоящих в зарегистрированном и незарегистрированном браке. Предметом исследования выступили: выраженность социально-психологических потребностей партнеров и их совместимость; оценки партнерами различных компонентов своего внешнего облика (оценки лица, телосложения, оформления внешнего облика, выразительного поведения); интегральная оценка своего внешнего облика; эмоциональное, частично неосознаваемое отношение к своему внешнему облику и внешнему облику партнера супругов, состоящих в зарегистрированном и незарегистрированном браке.

В качестве гипотез исследования выступили следующие предположения:

1. Выраженность базовых социально-психологических потребностей, их совместимость, отношение к своему внешнему облику и внешнему облику партнера у супругов, состоящих в зарегистрированном и незарегистрированном браке, могут различаться.

2. Совместимость базовых социально-психологических потребностей у супругов, состоящих в зарегистрированном браке, могут изменяться в связи с увеличением его длительности.

Методы и эмпирический объект исследования

1. Авторская анкета «История взаимоотношений в паре» - для фиксации социально-демографических характеристик участников исследования и стажа семейных отношений.

2. Методика «Оценочно-содержательная интерпретация своего внешнего облика и его соответствия гендерно-возрастным конструктам» В. А. Лабунской [15] – для диагностики оценки супругами различных компонентов своего внешнего облика и внешнего облика партнера, а также интегральных оценок внешнего облика и параметров удовлетворенности им.

3. Цветовой тест отношений А. М. Эткинда (краткий вариант) [1] – для диагностики частично неосознаваемого, эмоционального отношения супругов к своему внешнему облику и внешнему облику партнера (категории «мой внешний облик» и «внешний облик моего партнера»;

4. Опросник межличностных отношений В. Шутца, адаптированный А. А. Рукавишниковым [24] – для диагностики шести базовых социально-психологических потребностей супругов в сферах включения, контроля и любви: потребности принадлежать к различным социальным группам (Ie); потребности контролировать других (Ce); потребности в близких отношениях (Ae); потребности в том, чтобы другие включали субъекта в свою деятельность (Iw); потребности в контроле со стороны других (Cw) и потребности в том, чтобы другие устанавливали близкие отношения (Aw). Также были вычислены объемы интеракций в каждой из сфер (Ie+w, Ce+w, Ae+w), а также коэффициенты совместимости партнеров в браке: 1) в каждой из сфер – включения (KI), контроля (KC) и любви (KA); 2) по различным типам совместимости - коэффициент взаимной совместимости (rK), коэффициент инициации (oK), коэффициент взаимного обмена (xK) в сферах включения, контроля и любви; 3) общий коэффициент совместимости (K – чем ближе к нулю, тем пара совместимее).

В исследовании приняли участие 174 человека: 87 супружеских пар, состоящих в зарегистрированном (100 человек, 50 пар) и незарегистрированном (74 человека, 37 пар) браке от 5 месяцев до 30 лет. Возраст респондентов: 19 - 59 лет.

Результаты исследования

Первой эмпирической задачей являлся сравнительный анализ выраженности социально-психологических потребностей и их совместимости у партнеров, состоящих в зарегистрированном и незарегистрированном браке. В одной из наших предыдущих работ [30] мы описывали первые результаты, полученные на части выборки (70 человек – 35 семей, 24 из которых состояли в официальном и 11 – в неофициальном браке). В данной статье приводятся окончательные результаты исследования. Сравнительный анализ выраженности изучаемых потребностей у партнеров, состоящих в зарегистрированном и незарегистрированном браке, по критерию Манна-Уитни, без учета гендерного фактора, не показал каких-либо значимых различий [30]. Далее мы применили критерий Манна-Уитни отдельно для мужчин и женщин и выявили различия в выраженности одной из базовых социально-психологических потребностей (потребности во включении) и объема интеракций в сфере включения только у женщин, состоящих в зарегистрированном и незарегистрированном браке (см. таблицу 1).

Таблица 1

Значимые различия выраженности базовых социально-психологических потребностей и объема интеракций у женщин, состоящих в зарегистрированном и незарегистрированном браке

(по результатам U-критерия Манна-Уитни)

Параметр

Значение критерия

Уровень значимости

Женщины, состоящие в зарегистрированном браке

Женщины, состоящие в незарегистрированном браке

Iw

651,500

0,016

38,53

51,39

Ie+w

686,500

0,039

39,23

50,45

Примечание к таблице 1. Iw – потребность во включении в различные социальные группы со стороны других людей; Ie+w – объем интеракций в сфере включения.

Обнаружено, что потребность во включении со стороны других людей (Iw), а также объем интеракций в сфере включения (показатель Ie+w) значительно выше у женщин, которые находятся с партнером в незарегистрированном браке: эти женщины имеют более выраженную потребность в социальном интересе со стороны других людей, ожидают инициативу в социальных контактах от других, имеют высокую интенсивность поведения, направленную на удовлетворение потребности во включении.

Сравнительный анализ коэффициентов совместимости базовых социально-психологических потребностей у партнеров, состоящих в зарегистрированном и незарегистрированном браке по U-критерию Манна-Уитни на выборке из 174 человек подтвердил полученные ранее результаты [30], подтвердив роль совместимости партнеров в сфере контроля для легитимизации брака (см. таблицу 2).

Таблица 2

Значимые различия совместимости базовых социально-психологических потребностей у партнеров, находящихся в зарегистрированном и незарегистрированном браке (по результатам U-критерия Манна-Уитни)

Параметр

Значение критерия

Уровень значимости

Партнеры, состоящие в зарегистрированном браке

Партнеры, состоящие в незарегистрированном браке

rKC

676,500

0,032

39,03

50,72

xKC

541,000

0,001

36,32

54,38

KC

638,000

0,014

38,26

51,76

rK

581,000

0,003

37,12

53,30

xK

638,500

0,014

38,27

51,74

K

648,000

0,017

38,46

51,49

Примечание к таблице 2. rKC – коэффициент взаимной совместимости в сфере контроля; xKC – коэффициент взаимного обмена в сфере контроля; KC – совместимость в сфере контроля; rK – общий коэффициент взаимной совместимости; xK – общий коэффициент взаимного обмена; K – итоговый показатель совместимости в паре.

Полученные результаты позволяют заключить, что пары, состоящие в зарегистрированном браке, более совместимы – общая совместимость (показатель К) у партнеров в официальном браке значительно выше (чем ниже значение коэффициента, тем выше совместимость).

Полученные данные позволяют понять специфику совместимости партнеров в зарегистрированном браке. Во-первых, это совместимость в сфере контроля: выраженное поведение в сфере контроля одного партнера соответствует требуемому поведению в этой же сфере другого партнера - один дает столько контроля, сколько нужно другому (показатель rKC); партнеры подобны с точки зрения интенсивности контактов в сфере контроля, то есть имеют сходные представления относительно того, насколько интенсивно стоит контролировать других людей (показатель xKC). Итоговый коэффициент совместимости в сфере контроля (КС) представляет собой сумму коэффициентов совместимости, инициации и взаимного обмена в этой сфере. Данный показатель также выше в группе участников исследования, состоящих в зарегистрированном браке.

Во-вторых, это совместимость по типу комплементарности (показатель rK) и подобия (показатель xK), вне зависимости от конкретных сфер реализации потребностей.

Таким образом, на достаточно большой выборке нами доказаны значимые различия партнеров, состоящих в зарегистрированном и незарегистрированном браке, с точки зрения совместимости их социальных потребностей. Но является ли высокая совместимость потребностей партнеров в зарегистрированном браке причиной его регистрации или следствием межличностного взаимодействия в официально зарегистрированном браке? Примененный нами критерий Манна-Уитни не дает ответа на этот вопрос, а лишь фиксирует значимые различия. Это дало основание выдвинуть вторую гипотезу исследования, проверка которой позволила бы выяснить, является ли высокая совместимость потребностей партнеров в браке фактором его легитимизации (регистрации брака в соответствии с законами Российской Федерации), или следствием его легитимизации.

Для доказательства второй гипотезы мы разделили супругов, состоящих в зарегистрированном браке, на 3 подгруппы на критерию «длительность брака»: 1 гр. – 0,5 -10 лет (в нее вошли 56 человек: 28 мужчин и 28 женщин); 2 гр. – 11-20 лет (22 человека: 11 мужчин и 11 женщин); 3 гр. – 21-30 лет (22 человека: 11 мужчин и 11 женщин). Для анализа данных был применен H-критерий Крускала-Уоллиса (см. таблицу 3).

Таблица 3

Значимые различия совместимости базовых социально-психологических потребностей у партнеров с различной длительностью зарегистрированного брака

(по результатам Н-критерия Крускала-Уоллиса)

Параметр

Значение критерия

Ур. знач.

Средний ранг 1 гр. (длит. брака от 0,5 до 10 лет)

Средний ранг 2 гр. (длит. брака от 11 до 20 лет)

Средний ранг 3 гр. (длит. брака от 21 года до 30 лет)

rK

6,339

0,042

44,57

53,68

62,41

xK

9,352

0,009

44,00

51,32

66,23

K

12,753

0,002

41,36

63,32

60,95

Примечание к таблице 3. rK – общий коэффициент взаимной совместимости; xK – общий коэффициент взаимного обмена; K – итоговый показатель совместимости в паре.

Три из шести показателей совместимости оказались «чувствительны» к такому фактору, как «длительность брака». Из таблицы 3 видно, что с увеличением длительности брака три показателя совместимости повышаются (rK, xK, K), что свидетельствует о снижении совместимости с увеличением длительности зарегистрированного брака. Из этого следует, что высокая совместимость потребностей партнеров (взаимная совместимость и взаимный обмен – в терминологии В. Шутца), а также высокая общая совместимость потребностей супругов (вне зависимости от какой-либо сферы их реализации или типа совместимости) в зарегистрированном браке не является его следствием, а характеризует первые этапы совместной жизни. Совместимость же в сфере контроля (показатели rKC, xKC, КС) не изменяется в связи с длительностью брака, что позволяет рассматривать ее как фактор легитимизации отношений в браке, а не как следствие.

Следующей эмпирической задачей являлся сравнительный анализ самооценок компонентов своего внешнего облика, интегральных оценок внешнего облика и удовлетворенности своим внешним обликом, а также эмоционального, частично неосознаваемого отношения к своему внешнему облику и внешнему облику партнера у мужчин и женщин, состоящих в зарегистрированном и незарегистрированном браке. Самооценки компонентов своего внешнего облика, полученные с помощью методики «Оценочно-содержательная интерпретация своего внешнего облика и его соответствия гендерно-возрастным конструктам» В. А. Лабунской, рассматривались нами как осознаваемый уровень отношения к своему внешнему облику и внешнему облику партнера, а эмоциональное отношение к своему внешнему облику и внешнему облику партнера, диагностированное с помощью Цветового теста отношений А.М. Эткинда – как неосознаваемый уровень отношения. К полученным данным также был применен критерий Манна-Уитни.

На осознаваемом уровне (на уровне фиксируемых партнерами оценок компонентов внешнего облика) нами не обнаружено значимых различий отношения к своему внешнему облику и внешнему облику партнера у мужчин и женщин, состоящих в зарегистрированном и незарегистрированном браке.

Однако на неосознаваемом уровне между группами женщин, состоящих в зарегистрированном и незарегистрированном браке, было обнаружено различие по категории «Мой внешний облик» (см. таблицу 4). Эмоциональное, частично неосознаваемое отношение к своему внешнему облику менее позитивное у женщин, состоящих в зарегистрированном браке, и напротив, собственный внешний облик более принимается, положительно оценивается женщинами, состоящими в незарегистрированном браке.

Таблица 4

Значимые различия отношения к своему внешнему облику (МВО) у женщин, состоящих в зарегистрированном и незарегистрированном браке (по результатам U-критерия Манна-Уитни)

Пар-р

Значение критерия

Ур. знач.

Женщины, состоящие в зарегистрированном браке

Женщины, состоящие в незарегистрированном браке

МВО

238,000

0,05

22,65

30,35

В группах мужчин, состоящих в зарегистрированном и незарегистрированном браке, различий по данному параметру обнаружено не было. Однако были выявлены различия по категории «Внешний облик моего партнера» (см. таблицу 5).

Таблица 5

Значимые различия отношения к внешнему облику партнера (ВОП) у мужчин, состоящих в зарегистрированном и незарегистрированном браке (по результатам U-критерия Манна-Уитни)

Пар-р

Значение критерия

Ур. знач.

Мужчины, состоящие в зарегистрированном браке

Мужчины, состоящие в незарегистрированном браке

ВОП

231,000

0,045

30,62

22,38

Согласно данным таблицы, эмоциональное, частично неосознаваемое отношение к внешнему облику партнера выше в группе мужчин, состоящих в зарегистрированном браке.

Таким образом, у женщин обнаружен феномен, названный нами «асимметрия отношения к своему внешнему облику и отношения к нему партнера». Данный феномен состоит в том, что женщины, состоящие в официальном, зарегистрированном браке, менее позитивно относятся к своему внешнему облику, чем женщины в незарегистрированном браке; при этом их мужья, напротив, относятся к внешнему облику супруги более позитивно, чем мужчины, состоящие в незарегистрированном браке.

Обсуждение результатов

Проведенное исследование демонстрирует важнейшую роль социально-психологических потребностей и их совместимости в легитимизации отношений мужчины и женщины. Анализ динамики совместимости потребностей в связи с длительностью официального брака позволил доказать, что высокая совместимость потребностей характеризует начальные этапы официального брака и далее только снижается, что позволяет рассматривать высокую совместимость потребностей партнеров в браке как фактор легитимизации, а не как следствие официальной регистрации отношений.

Описана специфика совместимости потребностей партнеров в зарегистрированном браке: это совместимость с сфере контроля и совместимость по типу комплементарности и подобия. Полученные данные подтверждают особую роль потребности в контроле в установлении и развитии близких эмоциональных отношений [35, 36].

Впервые исследовано отношение к своему внешнему облику и внешнему облику партнера у мужчин и женщин, «ассоциированное» с типом брака (зарегистрированный/незарегистрированный). Показано, что на уровне осознаваемых партнерами оценок компонентов внешнего облика различий между супругами, состоящими в зарегистрированном и незарегистрированном браке, нет. Но на неосознаваемом уровне функционирования отношений, доступном для диагностики проективным методикам (Цветовой тест отношений А.М. Эткинда), нами обнаружен феномен «асимметрии отношения к своему внешнему облику и отношения к нему партнера». Этот феномен заключается в том, что женщины, состоящие в зарегистрированном браке, менее позитивно относятся к своему внешнему облику, чем женщины, состоящие в незарегистрированном браке, при этом их мужья относятся к их внешности более позитивно, чем так называемые «гражданские» мужья к внешности своих жен. И, напротив, женщина, состоящая в незарегистрированном браке, более позитивно, принимающее, относится к своей внешности, при этом ее партнер оценивает внешность супруги менее позитивно, чем «официальный» муж внешность своей супруги. Полученные данные расширяют представления о роли внешности в динамике близких эмоциональных отношений.

Выводы

1. Выраженность потребности во включении (на уровне требуемого от других поведения) у женщин, состоящих в зарегистрированном и незарегистрированном браке, значимо различается. Потребность во включении со стороны других людей, объем интеракций в сфере включения значительно выше у женщин, которые находятся с партнером в незарегистрированном браке: у них более выражена потребность в социальном интересе со стороны других людей, они ожидают инициативы в социальных контактах от других, имеют высокую интенсивность поведения, направленную на удовлетворение потребности во включении. У мужчин, состоящих в зарегистрированном и незарегистрированном браке, значимых различий выраженности социально-психологических потребностей не обнаружено.

2. Супруги, состоящие в зарегистрированном браке, имеют более совместимые социально-психологические потребности: 1) имеют более высокую общую совместимость; 2) имеют более высокие показатели совместимости в сфере контроля: потребности одного партнера на уровне выраженного поведения зеркально соответствуют потребностям другого партнера на уровне требуемого от других поведения, а также партнеры имеют сходные представления относительно того, насколько интенсивно стоит контролировать других людей; 3) имеют более высокие показатели коэффициентов взаимной совместимости и взаимного обмена, что говорит о совместимости их потребностей по типу комплементарности и подобия, вне зависимости от конкретных сфер реализации потребностей.

3. Анализ динамики показателей совместимости потребностей в связи с длительностью зарегистрированного брака показал: 1) с увеличением длительности брака общая совместимость и показатели взаимной совместимости и взаимного обмена снижаются; 2) совместимость в сфере контроля не изменяется. Это позволило рассматривать высокую совместимость социально-психологических потребностей как фактор легитимизации отношений в браке, а не как следствие.

4. На осознаваемом уровне нами не обнаружено значимых различий оценок различных компонентов своего внешнего облика и внешнего облика партнера, а также интегральных оценок внешнего облика и параметров удовлетворенности им супругами, состоящими в зарегистрированном и незарегистрированном браке.

5. На неосознаваемом уровне выявлены значимые различия эмоционального, частично неосознаваемого отношения к своему внешнему облику у женщин, состоящих в зарегистрированном и незарегистрированном браке: женщины, состоящие в зарегистрированном браке, отличаются меньшим принятием своего внешнего облика, чем женщины, состоящие в незарегистрированном браке. Также обнаружены значимые различия отношения к внешнему облику партнера у мужчин, состоящих в зарегистрированном и незарегистрированном браке: мужчины, состоящие в зарегистрированном браке, позитивнее, более принимающее относятся к внешнему облику супруги, чем мужчины, состоящие в незарегистрированном браке. Мы назвали данный феномен «асимметрия отношения к своему внешнему облику и отношения к нему партнера».

Библиография
1.
Бажин Е. Ф., Эткинд А. М. Цветовой тест отношений (ЦТО). Методические рекомендации. Л., 1985.-18 с.
2.
Белугина Е. В. Внешний облик как культурно-исторический феномен // Российский психологический журнал. 2008. № 3. С. 58-65.
3.
Бельская О. Н. Психологический феномен брака и семьи в современной и дореволюционной России // Евразийский союз ученых. 2016. № 3-5 (24). С. 9 – 11.
4.
Бутусова С. В., Филина Н. А. Несоответствие потребностей супругов как основа семейных конфликтов // Труды молодых ученых: Сборник материалов и докладов конференции «День науки». 2012. С. 28 – 31.
5.
Гаврилова Е. А. Психологическая характеристика выбора брачного партнера – основа для развития гармоничных отношений в браке // Актуальные вопросы современной психологии: материалы международной научной конференции (г. Челябинск, март 2011 г.).-Челябинск: Два комсомольца. 2011. С. 17-22.
6.
Голод С. И. Современная семья: плюрализм моделей // Социологический журнал. 1996. № 3 – 4, с. 99 – 108.
7.
Евтух Т. В. Удовлетворенность браком и ассортативность супругов в группах с разным стажем брака // Вестник Пермского государственного гуманитарно-педагогического университета. Серия № 1. Психологические и педагогические науки. 2016. № 1. С. 4-10.
8.
Ересковская П. Н. Незарегистрированное сожительство как альтернативная форма брачно-семейных отношений // Евразийский союз ученых. 2014. № 8. С. 140 – 142.
9.
Закирова С. А. Критериальные отличия брака от других «Подобных брачным» отношений // Северо-Кавказский юридический вестник. 2013. №1. С. 63-67.
10.
Иванченко В. А., Щепина В. В. Психологические особенности переживания супругами некоторых кризисных этапов в развитии семьи // Сибирский педагогический журнал. 2014. № 6. С.162-166.
11.
Ильин Е. П. Пол и гендер. СПб.: Питер. 2010. – 688 с.
12.
Истратова О. Н. Новые тенденции в развитии детей и подростков в условиях кризиса современной семьи // Образование. Наука. Инновации. 2015. № 3 (41). С. 75 – 80.
13.
Кириленко И. Н. Психология детско-родительских отношений: личностный, возрастной, гендерный и этнический модусы // Психологические проблемы современной семьи: сборник тезисов / Под ред. О. А. Карабановой, Е. И. Захаровой, С. М. Чурбановой, Н. Н. Васягина. 2015. С. 92 – 97.
14.
Ковалева А. В. Трансформация понятия «гражданский брак» как проявление кризиса семейно-брачных отношений: дис. … канд. социол. наук. Хабаровск, 2009. – 185 с.
15.
Лабунская В. А. Не язык тела, а язык души! Психология невербального поведения личности. Ростов н/Д: Феникс. 2009. – 344 с.
16.
Лабунская В.А., Капитанова Е.В. Самооценка и оценка внешнего облика членов студенческой группы как предикторы отношений межличностной значимости // Социальная психология и общество. 2016. Т. 7. № 1. С. 72-87
17.
Лабунская В.А., Дроздова И.И. Теоретико-эмпирический анализ влияния социально-психологических факторов на оценки, самооценки молодыми людьми внешнего облика // Российский психологический журнал. 2017. Т. 14. № 2. С. 202-226.
18.
Лагонда Г. В. Грани гендерных отношений: брак и сексуальность // Парадигма: философско-культурологический альманах. 2016. № 25. С. 58 – 85.
19.
Лежнина Ю. П. Институт семьи в России: на пути трансформации // Социологическая наука и социальная практика. 2016. № 2 (14). С. 70 – 90.
20.
Панферов В. Н. Когнитивные эталоны и стереотипы взаимопознания людей // Вопросы психологии. 1982. № 5. С. 139-141. 

21.
Погонцева Д. В. Управление внешним обликом // SCIENCE TIME. 2014. № 12. С. 409 – 414.
22.
Позняков В. П., Панфилова Ю. М. Психологические факторы перехода от отношений незарегистрированного брака к семейным отношениям //Знание. Понимание. Умение. 2015. № 4. С. 155-163.
23.
Рамси Н., Харкорт Д. Психология внешности. Спб: Питер. 2009.-256 с.
24.
Рукавишников, А. А. Диагностика межличностных отношений // Фетискин Н.П., Козлов В.В., Мануйлов Г.М. Социально-психологическая диагностика развития личности и малых групп. М. 2002. C. 167-171.
25.
Силяева Е. Г. Супружеские отношения // Психология семейных отношений с основами семейного консультирования: Учеб. Пособие для студ. высш. учеб. Заведений / Под ред. Силяевой Е.Г. 3-е изд.. М.: Академия. 2005. С. 26-54.
26.
Симонович Г. Н. Семья и инновации как социально-психологическая проблема // NovaInfo.ru. 2016. Т. 4. № 57. С. 427-435.
27.
Сычев О. А. Социально-психологические факторы удовлетворенности отношениями в молодых супружеских парах // Социальная психология и общество. 2017. Т. 8. № 1. С. 56-74.
28.
Тащева А. И., Киреева Л. Е. Своеобразие супружеских отношений в «двухкарьерных» и «некарьерных» браках // Вестник Адыгейского государственного университета. Серия 3: Педагогика и психология. 2012. № 4 (109). С. 150 – 156.
29.
Твердоступ К. Г. Система семейных ценностей супругов как фактор удовлетворенности браком // Наука и современность. 2014. № 33. С.116-121.
30.
Шкурко Т.А., Ломова М.А. Социально-психологические факторы легитимизации партнерских отношений // Психология и Психотехника. 2016. № 10. С.819-828. DOI: 10.7256/2454-0722.2016.10.21791. URL: http://e-notabene.ru/ppp/article_21791.html
31.
Gupta N., Etcoff N.L., Jaeger M. Beauty in Mind: The Effects of Physical Attractiveness on Psychological Well-Being and Distress // Journal of Happiness Studies. 2015. P. 1-13.
32.
Heuveline P., Timberlake J. M. The role of cohabitation in family formation: The United States in comparative perspective // Journal of Marriage and Family. 2004. Vol. 66. № 5. P. 1214-1230.
33.
Ma-Kellams C., Wang M. C., Cardiel H. Attractiveness and relationship longevity: Beauty is not what it is cracked up to be // Personal relationships. 2017. V. 24. P. 146 – 161.
34.
Schutz W. FIRO: A Three-Dimensional Theory of Interpersonal Behavior. New York: Rinehart. 1958.-158 p.
35.
Shkurko T.A. Socio-psychological analysis of controlling personality // Procedia-Social and Behavioral Sciences. 2013. Vol. / issue 86. P. 629-634
36.
Shkurko T.A. Socio-psychological needs of parents and characteristics of relationships in family // Procedia-Social and Behavioral Sciences. 2014. Vol. / issue 146. P. 477-482.
References (transliterated)
1.
Bazhin E. F., Etkind A. M. Tsvetovoi test otnoshenii (TsTO). Metodicheskie rekomendatsii. L., 1985.-18 s.
2.
Belugina E. V. Vneshnii oblik kak kul'turno-istoricheskii fenomen // Rossiiskii psikhologicheskii zhurnal. 2008. № 3. S. 58-65.
3.
Bel'skaya O. N. Psikhologicheskii fenomen braka i sem'i v sovremennoi i dorevolyutsionnoi Rossii // Evraziiskii soyuz uchenykh. 2016. № 3-5 (24). S. 9 – 11.
4.
Butusova S. V., Filina N. A. Nesootvetstvie potrebnostei suprugov kak osnova semeinykh konfliktov // Trudy molodykh uchenykh: Sbornik materialov i dokladov konferentsii «Den' nauki». 2012. S. 28 – 31.
5.
Gavrilova E. A. Psikhologicheskaya kharakteristika vybora brachnogo partnera – osnova dlya razvitiya garmonichnykh otnoshenii v brake // Aktual'nye voprosy sovremennoi psikhologii: materialy mezhdunarodnoi nauchnoi konferentsii (g. Chelyabinsk, mart 2011 g.).-Chelyabinsk: Dva komsomol'tsa. 2011. S. 17-22.
6.
Golod S. I. Sovremennaya sem'ya: plyuralizm modelei // Sotsiologicheskii zhurnal. 1996. № 3 – 4, s. 99 – 108.
7.
Evtukh T. V. Udovletvorennost' brakom i assortativnost' suprugov v gruppakh s raznym stazhem braka // Vestnik Permskogo gosudarstvennogo gumanitarno-pedagogicheskogo universiteta. Seriya № 1. Psikhologicheskie i pedagogicheskie nauki. 2016. № 1. S. 4-10.
8.
Ereskovskaya P. N. Nezaregistrirovannoe sozhitel'stvo kak al'ternativnaya forma brachno-semeinykh otnoshenii // Evraziiskii soyuz uchenykh. 2014. № 8. S. 140 – 142.
9.
Zakirova S. A. Kriterial'nye otlichiya braka ot drugikh «Podobnykh brachnym» otnoshenii // Severo-Kavkazskii yuridicheskii vestnik. 2013. №1. S. 63-67.
10.
Ivanchenko V. A., Shchepina V. V. Psikhologicheskie osobennosti perezhivaniya suprugami nekotorykh krizisnykh etapov v razvitii sem'i // Sibirskii pedagogicheskii zhurnal. 2014. № 6. S.162-166.
11.
Il'in E. P. Pol i gender. SPb.: Piter. 2010. – 688 s.
12.
Istratova O. N. Novye tendentsii v razvitii detei i podrostkov v usloviyakh krizisa sovremennoi sem'i // Obrazovanie. Nauka. Innovatsii. 2015. № 3 (41). S. 75 – 80.
13.
Kirilenko I. N. Psikhologiya detsko-roditel'skikh otnoshenii: lichnostnyi, vozrastnoi, gendernyi i etnicheskii modusy // Psikhologicheskie problemy sovremennoi sem'i: sbornik tezisov / Pod red. O. A. Karabanovoi, E. I. Zakharovoi, S. M. Churbanovoi, N. N. Vasyagina. 2015. S. 92 – 97.
14.
Kovaleva A. V. Transformatsiya ponyatiya «grazhdanskii brak» kak proyavlenie krizisa semeino-brachnykh otnoshenii: dis. … kand. sotsiol. nauk. Khabarovsk, 2009. – 185 s.
15.
Labunskaya V. A. Ne yazyk tela, a yazyk dushi! Psikhologiya neverbal'nogo povedeniya lichnosti. Rostov n/D: Feniks. 2009. – 344 s.
16.
Labunskaya V.A., Kapitanova E.V. Samootsenka i otsenka vneshnego oblika chlenov studencheskoi gruppy kak prediktory otnoshenii mezhlichnostnoi znachimosti // Sotsial'naya psikhologiya i obshchestvo. 2016. T. 7. № 1. S. 72-87
17.
Labunskaya V.A., Drozdova I.I. Teoretiko-empiricheskii analiz vliyaniya sotsial'no-psikhologicheskikh faktorov na otsenki, samootsenki molodymi lyud'mi vneshnego oblika // Rossiiskii psikhologicheskii zhurnal. 2017. T. 14. № 2. S. 202-226.
18.
Lagonda G. V. Grani gendernykh otnoshenii: brak i seksual'nost' // Paradigma: filosofsko-kul'turologicheskii al'manakh. 2016. № 25. S. 58 – 85.
19.
Lezhnina Yu. P. Institut sem'i v Rossii: na puti transformatsii // Sotsiologicheskaya nauka i sotsial'naya praktika. 2016. № 2 (14). S. 70 – 90.
20.
Panferov V. N. Kognitivnye etalony i stereotipy vzaimopoznaniya lyudeĭ // Voprosy psikhologii. 1982. № 5. S. 139-141. 

21.
Pogontseva D. V. Upravlenie vneshnim oblikom // SCIENCE TIME. 2014. № 12. S. 409 – 414.
22.
Poznyakov V. P., Panfilova Yu. M. Psikhologicheskie faktory perekhoda ot otnoshenii nezaregistrirovannogo braka k semeinym otnosheniyam //Znanie. Ponimanie. Umenie. 2015. № 4. S. 155-163.
23.
Ramsi N., Kharkort D. Psikhologiya vneshnosti. Spb: Piter. 2009.-256 s.
24.
Rukavishnikov, A. A. Diagnostika mezhlichnostnykh otnoshenii // Fetiskin N.P., Kozlov V.V., Manuilov G.M. Sotsial'no-psikhologicheskaya diagnostika razvitiya lichnosti i malykh grupp. M. 2002. C. 167-171.
25.
Silyaeva E. G. Supruzheskie otnosheniya // Psikhologiya semeinykh otnoshenii s osnovami semeinogo konsul'tirovaniya: Ucheb. Posobie dlya stud. vyssh. ucheb. Zavedenii / Pod red. Silyaevoi E.G. 3-e izd.. M.: Akademiya. 2005. S. 26-54.
26.
Simonovich G. N. Sem'ya i innovatsii kak sotsial'no-psikhologicheskaya problema // NovaInfo.ru. 2016. T. 4. № 57. S. 427-435.
27.
Sychev O. A. Sotsial'no-psikhologicheskie faktory udovletvorennosti otnosheniyami v molodykh supruzheskikh parakh // Sotsial'naya psikhologiya i obshchestvo. 2017. T. 8. № 1. S. 56-74.
28.
Tashcheva A. I., Kireeva L. E. Svoeobrazie supruzheskikh otnoshenii v «dvukhkar'ernykh» i «nekar'ernykh» brakakh // Vestnik Adygeiskogo gosudarstvennogo universiteta. Seriya 3: Pedagogika i psikhologiya. 2012. № 4 (109). S. 150 – 156.
29.
Tverdostup K. G. Sistema semeinykh tsennostei suprugov kak faktor udovletvorennosti brakom // Nauka i sovremennost'. 2014. № 33. S.116-121.
30.
Shkurko T.A., Lomova M.A. Sotsial'no-psikhologicheskie faktory legitimizatsii partnerskikh otnoshenii // Psikhologiya i Psikhotekhnika. 2016. № 10. S.819-828. DOI: 10.7256/2454-0722.2016.10.21791. URL: http://e-notabene.ru/ppp/article_21791.html
31.
Gupta N., Etcoff N.L., Jaeger M. Beauty in Mind: The Effects of Physical Attractiveness on Psychological Well-Being and Distress // Journal of Happiness Studies. 2015. P. 1-13.
32.
Heuveline P., Timberlake J. M. The role of cohabitation in family formation: The United States in comparative perspective // Journal of Marriage and Family. 2004. Vol. 66. № 5. P. 1214-1230.
33.
Ma-Kellams C., Wang M. C., Cardiel H. Attractiveness and relationship longevity: Beauty is not what it is cracked up to be // Personal relationships. 2017. V. 24. P. 146 – 161.
34.
Schutz W. FIRO: A Three-Dimensional Theory of Interpersonal Behavior. New York: Rinehart. 1958.-158 p.
35.
Shkurko T.A. Socio-psychological analysis of controlling personality // Procedia-Social and Behavioral Sciences. 2013. Vol. / issue 86. P. 629-634
36.
Shkurko T.A. Socio-psychological needs of parents and characteristics of relationships in family // Procedia-Social and Behavioral Sciences. 2014. Vol. / issue 146. P. 477-482.