Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 1993,   статей на доработке: 311 отклонено статей: 756 
Библиотека
Статьи и журналы | Тарифы | Оплата | Ваш профиль

Вернуться к содержанию

Целеполагание как системообразующий критерий общественного объединения
Артеменков Владимир Константинович

старший научный сотрудник, Академия Генеральной прокуратуры Российской Федерации

123022, Россия, г. Москва, ул. 2-я Звенигородская, 15

Artemenkov Vladimir Konstantinovich

Senior Scientific Associate, Academy of the Prosecutor General’s Office of the Russian Federation

123022, Russia, gorod federal'nogo znacheniya, g. Moscow, ul. 2-Ya zvenigorodskaya, 15

v.artemenkov@mail.ru

Аннотация.

Предметом исследования является общественное объединение как системная целостность, системообразующим критерием которой становится целеполагание. Автор поставил перед собой задачу проанализировать содержание данной категории и пришел к выводу, что она раскрывается в следующих положениях: согласованная и взаимообусловленная потребность индивидов в совместной некоммерческой деятельности (основа формирования целеполагания, её соотнесение с будущим результатом деятельности); правовые средства, способствующие реализации правосубъектности общественного объединения (имущество, орган общественного объединения и др.); способы практического действия по связыванию того и другого (формально-определенные правила использования имущества, формирования и изъявления воли общественного объединения посредством использования его органов). Доказывается, что целеполагание общественного объединения как юридического лица конкретизируется в зависимости от его организационно-правовой формы, упорядочивающей структурные элементы (волю каждого из объединившихся граждан) и определяющей основные параметры функционирования. Обоснованность и достоверность полученных результатов достигнута путем использования структурно-функционального и системного методов научного познания, метода анализа. Актуальность исследования обусловлена особым местом общественных объединений в институциональном базисе гражданского общества, в связи с чем познание их сущности и организации деятельности является основой формирования непротиворечивого правового регулирования их положения на практике. Теоретическая значимость заключается в расширении и углублении научных представлений об общественном объединении как коллективном субъекте права, который способен функционировать в правовой реальности через коммуникативную и диалогичную активность волевых элементов (людей, составляющих волевую основу общественного объединения).

Ключевые слова: системная целостность, физическое лицо, юридическое лицо, общественное объединение, цель, целеполагание, элемент, самодостаточность, правовое средство, потребность

DOI:

10.7256/2454-0684.2018.1.24279

Дата направления в редакцию:

09-10-2017


Дата рецензирования:

28-09-2017


Дата публикации:

12-02-2018


Abstract.

The subject of this research is the nongovernmental organization as a system integrity, the forming factor of which becomes the goal setting. The author sets a task to analyze the content of the indicated category, as well as comes to a conclusion that it reveals in the following provisions: coordinated and mutually conditioned need of the individuals in joint nonprofit activity; legal means that contribute to exercising legal standing of the nongovernmental organization; methods of practical actions on connecting one with the other. It is proven that goal setting of the nongovernmental organization as a legal entity is specified depending on its organizational-legal form that regulates the structural elements (will of each of the incorporated citizen), as well as determines the key parameters of its functioning. Relevance of this study is substantiated by a special place of the nongovernmental organizations within the institutional basis of civil society; this, the understanding of their concept and organization of activity is the foundation for establishment of the consistent legal regulation of their status in practice. Theoretical importance consists in extension of the scientific representation on the nongovernmental organization as a collective subject of law, which is capable of operating within legal reality through the communicative and dialogical activeness of the volitional elements (people that comprise the volitional foundation of the nongovernmental organization).

Keywords:

system integrity, private entity, legal entity, nongovernmental organization, goal, goal setting, element, self-sufficiency, legal means, need

Реализуя свое право на объединение (ч. 1 ст. 30 Конституции Российской Федерации, ст. 3 Федерального закона от 19.05.1995 № 82-ФЗ «Об общественных объединениях» (далее – ФЗ «Об общественных объединениях») граждане в добровольном порядке на основе общности интересов и для реализации общих целей образуют между собой самоуправляемое, некоммерческое формирование, являющееся общественным объединением. При этом право граждан на создание общественных объединений реализуется как непосредственно путем объединения физических лиц, так и через юридические лица – общественные объединения (ст. 5 ФЗ «Об общественных объединениях»). Отличие двух форм осуществления права на объединение обусловлено возможностью участия общественного объединения в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, для чего ему требуется статус юридического лица. Без него оно может приобретать права и принимать обязанности, за исключением прав и обязанностей юридического лица, соответствующие целям, указанным в уставе общественного объединения (ч. 3 ст. 18, п. 1 ч. 1 ст. 20 ФЗ «Об общественных объединениях»).

Таким образом, цель является необходимым атрибутом юридической личности общественного объединения.

В познании природы общественного объединения как юридического лица многие ученые рассматривали цель его деятельности в качестве основы, конституирующей в нем субъекта права. А. Лассон считал юридическим лицом каждую общеполезную цель, которой придается свойство личности [1, с. 81-83]. Ф. Аффольтер обращал внимание на то, что возможность и дозволенность цели, наряду с существующей во времени воли учредителя, наличности имущества, достаточности количества участников, являясь реальными фактами, составляют субстанцию корпорации [1, с. 136]. Цель в качестве субъекта права (корпорации или учреждения) олицетворяли Ю. Барон, Г. Ф. Пухта, К. Ф. Резлер, Ф. К. Савиньи и др. [2, с. 28]. В частности, Ю. Барон писал, что юридическое лицо есть дозволенная постоянная цель, которой в силу юридической фикции принадлежит имущественная правоспособность [1, с. 80]. По мнению Г. Ф. Пухты и К. Ф. Резлера, кроме целей отдельного человека существуют интересы и цели, реализовать которые люди могут, лишь объединив­шись друг с другом, и для достижения которых требуется имущество. Объективное право устанавливает для таких целей особые права и обязанности, которые не присваиваются отдельному человеку, а принадлежат некоему сообществу в целом [2, с. 28]. Даже противник юридического лица А. Бринц, выступающий за исключение данного понятия из права и замене его на понятие «целевое имущество» (Zweckvermogen) указывал на то, что имущество может не только предназначаться для определенной цели, но и принадлежать этой цели [1, с. 72-79]; [2, с. 46, 54-58]; [3, с. 79-80].

Конечно, сама по себе цель, даже конкретно определенная, никогда не станет реальным субъектом права, и предание ей значения воли за счет фикции, распространяющей на нее действия представителей, не образует нового волеспособного субъекта права. Воля представителя так и останется его волей, используя которую он будет управлять вверенным ему имуществом. Однако многие ученые точно подметили необходимость присутствия цели в конструировании юридической личности. И с ними можно согласиться, если рассматривать цель как системообразующий критерий общественного объединения, позволяющий структурировать его системную целостность, состоящую из волевых инвариантов, образованных волей людей. Не зря германский юрист Э. Цительман указывал, что для существования корпорации требуется цель, связывающая воли людей в определенном направлении [1, с. 90-92].

В противном случае олицетворение только цели приведет к возникновению недееспособного (несамостоятельного) субъекта права. Ведь люди, ее сформировавшие, остаются посторонними по отношению к ней субъектами, а без них цель неволеспособна, а значит и недееспособна.

Отправной точкой формирования целеполагания и общественного объединения, по нашему мнению, является обусловленное внутренними потребностями осознание человеком необходимости взаимодействия с другими людьми для достижения общей цели в той или иной организационно-правовой форме общественного объединения или вне статуса юридического лица. Как отмечает Ц. А. Ямпольская, гражданин вступает в организацию только тогда, когда имеет личную заинтересованность решения своих проблем или удовлетворения собственных интересов общественными силами [4, с. 24].

Зачастую всецело удовлетворить свои потребности, а тем более потребность в коммуникации человек может лишь во взаимодействии с другими людьми, выбирая оптимальные формы совместного существования, способствующие достижению единой (общей) цели. Без такого взаимодействия поставленные цели являются труднодостижимыми или недостижимыми вовсе. С. Ю. Филиппова выделила эти цели в отдельную категорию «нереальные правовые цели», которые «…на момент их постановки не обеспечены достаточными правовыми средствами, поэтому для достижения такой правовой цели сначала необходимо получить соответствующие правовые средства» [5, с. 93]. Р. Иеринг писал, что «некоторые цели до такой степени превышают средства отдельных лиц, требуют столь необходимо соединенного усилия других, что об изолированном преследовании их не может быть и речи» [6, с. 59]. Развивая данную мысль, ученый отмечал, что «...если достижение цели превышает силы отдельного лица, или если при общем ее преследовании цель может быть достигнута вернее и с большей экономией средств; в этом случае соединение, союз вполне соответствует обоюдным интересам»[6, с. 59].

Человек может ставить перед собой любые задачи, думать о них, строить планы по их реализации и т.д., однако имеется предел индивидуальных человеческих возможностей для объективной реализации поставленных целей. У общественного объединения также имеются цели, для достижения которых необходимо объединяться с другими субъектами права, создавая новое общественное объединение.

Таким образом, потребности людей, предопределяющие их взаимодействие между собой в общих целях, являются начальным моментом создания общественного объединения. При таком понимании цель общественного объединения в основании своего становления связывается с удовлетворением индивидуальных потребностей, которые, по мнению ряда ученых, обуславливают любую цель [7, с. 102]; [8, с. 126]. В то же время формируется та статичная основа, которая как закон определяет идеальность отношений, отраженных в категории «цель», на что обращает внимание другая группа ученых [9, с. 8]; [10, с. 496]. В законодательстве указанные теоретические положения нашли отражения в ст. 5 и ст. 20 ФЗ «Об общественных объединениях».

Условием успешного объединения является заинтересованность отдельных лиц в достижении общей цели, в основе которой лежит свобода согласования воль и частных интересов. Ф. Энгельс писал: «где нет общности интересов там не может быть единства целей, не говоря о единстве действий» [11, с. 14]. Н. С. Суворов указывал, что «индивид для своего естественного эгоизма ставит границы, принимает интересы других людей, с тем чтобы они помогали его собственным интересам. Так появляется интерес, который не является интересом какого-либо индивида в отдельности, но удовлетворением которого удовлетворяется его собственный интерес» [1, с. 122].

В процессе создания общественного объединения цель отдельно взятого человека соотносится с целями других, образуя общую для всех цель. Объединяясь для достижения общей цели, люди координируют свою деятельность, подчиняют ее результату, необходимому каждому. Индивидуальная цель, согласованная с другими лицами, образует общую цель, которая является системообразующим фактором существования общественного объединения, его целеполаганием.

Целеполагание человека включает в себя несколько стадий: осознание потребности, возникновение интереса, мотива, формирование цели, выбор средств и методов ее достижения. Об этом писал В. И. Ковалев, указывая, что «осознанная потребность трансформируется в интерес и одновременно выступает мотивом, побудительной причиной к формированию мысленного образа желаемого результата (цели)» [12, с. 48].

Целеполагание общественного объединения представляет собой относительно статичную (формально-определенную) категорию, сформированную его учредителями и внешне выраженную в уставе и законе.

ФЗ «Об общественных объединениях» предельно широко трактует категорию «цель общественного объединения», называя ее общей целью граждан, объединившихся на основе общности интересов (ст. 3, 5 ФЗ «Об общественных объединениях»). При этом общественные объединения свободны в определении своих целей (ст. 15 ФЗ «Об общественных объединениях»). В то же время ст. 16 ФЗ «Об общественных объединениях» устанавливает запрет на создание и деятельность общественных объединений, цели или действия которых направлены на осуществление экстремистской деятельности.

Особенностью цели общественного объединения является ее некоммерческий характер. Это вытекает из системного толкования положений ФЗ «Об общественных объединениях», определяющих общественное объединение как некоммерческое формирование (ст. 5), создание которого в качестве юридического лица возможно в конкретных организационно-правовых формах (ст. 7), относящихся в силу п. 3 ст. 50 ГК РФ к некоммерческим организациям.

Некоммерческий характер цели деятельности общественных объединений, по нашему мнению, обусловлен их самодостаточностью, позволяющей существовать вне зависимости от внешнего воздействия со стороны других субъектов права, не являющимися членами (участниками) общественного объединения, в том числе со стороны государства. Это связано с тем, что естественное право граждан на объединение по природе своей опосредованное психологической потребностью людей образовывать между собой социальные общности, и не зависит от внешних субъектов права. Первичной формой его реализации является объединение граждан между собой в самодостаточную системную целостность.

Под самодостаточной системой понимается система, способная при неизменных условиях окружающей среды как сохраняться, так и разрушаться под действием внутренних причин. Самодостаточность системы возникает и сопровождается избыточностью (запасом прочности и функциональными возможностями) ее самой и предшественницы (той системы, из которой она возникла): большая избыточность предшественницы обеспечивает некоторый запас прочности самодостаточной системы [13, с. 117].

Самодостаточность общественного объединения как системной целостности возникает в процессе реализации гражданами своего естественного права на объединение и сопровождается избыточностью ввиду принадлежности к метасистемам – обществу и государству как самодостаточным социальным группам (системам). Не зря Ц. А. Ямпольская писала, что «через общественные организации происходит сближение человека, личности с обществом как целым» [4, с. 6]. Метасистема – сравнительно новое понятие; чаще всего под ней подразумевается масштабная система, более широкая, чем традиционные системы, в которую каждая исследуемая система входит как составная часть. Сам термин происходит от древнегреческих слов meta «между, среди; после» и systema «составленное; составление» [14, с. 7].

Профессор Т. В. Сойфер, анализируя конституционное право на объединение, отмечает, что «…общая цель объединяющихся лиц по характеру такова, что в принципе может быть достигнута без регистрации объединения в качестве юридического лица, т.е. без участия в гражданском обороте. Такая возможность заведомо присутствует лишь в случаях, когда сферы деятельности объединений имеют нематериальный общественный характер» [15, с. 26].

В природной (естественной) самодостаточности проявляется сущностное отличие общественных объединений от коммерческих юридических лиц, основной целью деятельности которых является извлечение прибыли (п. 1 ст. 50 ГК РФ), предполагающее обязательное взаимоотношение с другими субъектами права в условиях предпринимательского риска. Кроме того, коммерческая организация зависит от наличия у нее необходимого для ведения коммерческой деятельности имущества, его достаточности для удовлетворения требований кредиторов.

Коммерческая цель организации предполагает бесконечное стремление к извлечению прибыли и данный процесс не имеет границ достаточности, что делает категорию самодостаточности малоприемлемой для коммерческих организаций.

В этой связи Т. В. Сойфер пишет, что «при объединении лиц для извлечения прибыли, удовлетворения иных материальных потребностей отсутствует главный признак объединения с конституционно-правовых позиций - общие интересы и общие цели у его участников. Каждый из них обладает собственными потребностями, предполагающими получение индивидуальных благ каждым в отдельности. И лишь их единая направленность обусловливает целесообразность объединения совместных усилий» [15, с. 26-27].

В то же время целеполагание общественного объединения в своей основе содержит общую цель ее учредителей, участников, членов, направленную на удовлетворение их общей потребности в нематериальных благах (духовных, культурных и т.д.). «Целью деятельности общественного объединения должно быть удовлетворение духовных (иных нематериальных) потребностей» [16, с. 6].

Некоммерческая цель общественного объединения конкретизируется в его уставе. Из содержания положений ч. 4 ст. 52 ГК РФ, п. 1 ч. 1 ст. 20 ФЗ «Об общественных объединениях» следует, что в уставах некоммерческих организаций должны быть определены предмет и цели деятельности.

Таким образом, целеполагание неотделимо от существования общественного объединения и зависит от содержания, которое вкладывают в это понятие лица, стремящиеся достичь результата и удовлетворить свои индивидуальные потребности некоммерческого характера.

Рассматривая категорию цели в контексте системного подхода Д. М. Мехонцева справедливо отмечала, что любая система имеет одновременно две объективные цели: цель системы как целого (главная цель – сохранение (развитие) своей целостности, упорядоченности, устойчивости) и цель системы как части (функциональная цель – сохранение (развитие) вышестоящей системы (метасистемы) по конкретному параметру, определяющему соответствующую функцию подсистемы) [17, с. 2].

Первая цель достигается формальной определенностью (статичностью) целеполагания, обеспечивающего существование общественного объединения, сохранение его системной целости. Кроме того, целеполагание, изначально определенное идеальным единением воль, составляющих общую цель физических лиц (учредителей) отражает устойчивый интерес данных лиц сохранить (развить) общественное объединение как системную целостность, продолжив в данной форме их коллективного бытия коммуникацию и диалог с другими субъектами права.

Функциональная цель обеспечивает сохранение (развитие) метасистемы – гражданского общества и государства, которые в свою очередь стимулируют активность отдельного человека, поддерживая его коммуникативную (диалогичную) связь с другими людьми в форме общественного объединения. В этом заключается саморазвитие системной целостности государства как метасистемы, гарантирующей право граждан на объединение и обеспечивающей воспроизводство новых форм коллективного бытия человека.

Профессор С. И. Архипов справедливо указывает, что «для правового государства, основывающегося на принципе первичности человека как субъекта права, на идее служения государства личности и осуществления им общей правовой воли, основу целостности составляет правовая связь между гражданами, наличие общей правовой воли» [18, с. 457-458]. Укреплению этой связи способствуют общественные объединения, которые Ф. Г. Шухов определяет через категории «институциональный базис гражданского общества» и «форму реализации гражданской активности» [19, с. 9].

Вне всякого сомнения, общественные объединения должны стать эталоном развития коммуникативных (диалогичных) связей между людьми, формируя каркас гражданского общества, так как в нем, по справедливому утверждению А. Ю. Сунгурова, «…в наибольшей степени сохранился сегодня приоритет моральных ценностей. Можно надеяться также, что именно отсюда реальные моральные стандарты распространяются на другие части гражданского общества – политическое сообщество (в виде отрицания имморализма в политике) и экономическое сообщество (в виде новой этики бизнеса или корпоративной морали)» [20, с. 56]. Поэтому общество, которое претендует на высший уровень самоорганизации, на то, чтобы именоваться гражданским, должно обеспечить создание всевозможных общественных объединений [21, с. 450].

Профессор В. Л. Гавель, анализируя общественные процессы, пишет: воспроизводство структурных компонентов (людей, форм общения материальных средств) относится к сфере функционирования, так как в значительной мере цель ставится опосредованно для любой социальной системы. Процесс развития предполагает не только экстенсивные формы, но и повышение уровня организации общества, сформулированного как цель. Достигнутый уровень предполагает формирование новых общественных потребностей и новых средств их удовлетворения. Над старыми регулятивными системами надстраиваются новые, возникают новые критерии членения и оценки действительности в общественном сознании и т.д. В совокупности это ведет к переходу от простого функционирования к развитию общественных систем [22, с. 61].

Аналогичные процессы складываются и в структуре юридической личности общественного объединения между людьми, составляющими источник ее воли. В то же время целеполагание устанавливает границы воли общественного объединения, определяя способ и характер его действий. Тем самым оно исполняет роль закона, которому должны подчинить свою индивидуальную волю все лица, формируя единую волю юридической личности общественного объединения.

Профессор С. Н. Братусь в отношении юридического лица писал, что цель, ради которой объединяется группа людей, является общественно необходимой и обособляется от других целей. Будучи объективно обусловлена и воспринята сознанием людей, эта цель становится фактором, определяющим их деятельность, поскольку ее достижение требует волевых усилий. Поэтому не только воля данной группы людей или отдельного человека определяет цель юридического лица, но и сама существующая цель определяет, направляет деятельность этой воли [3, с. 51-52].

Целеполагание общественного объединения раскрывает внутреннюю сторону системной взаимосвязи структурных (инвариантных) элементов, которая отражается в коммуникативном и диалогичном взаимодействии людей. Целеполагание связывает в целостность отдельные элементы общественного объединения, упорядочивает разнонаправленнось индивидуальных волевых стремлений каждого из элементов.

В. Н. Кодин выделяет следующие составные элементы, раскрывающие содержание цели: «необходимыми составными элементами цели являются: потребность (общественная или личная, материальная или духовная), средства («вещество природы», стороны, свойства объективного мира, способы удовлетворить потребность), пути, способы практического действия по связыванию того и другого («приспособление» предметов, являющихся средствами, к удовлетворению потребности)» [23, с. 4]. По мнению ученого цель «всегда выступает как неразрывное единство потребности, средств и путей практического действия...» [24, с. 34].

Взяв за основу такое понимание, определим содержание целеполагания общественного объединения через следующие составные элементы: согласованная и взаимообусловленная потребность индивидов в совместной некоммерческой деятельности (основа формирования целеполагания, её соотнесение с будущим результатом деятельности); правовые средства, способствующие достижению цели в процессе реализации правосубъектности общественного объединения (к таким мы относим имущество, орган общественного объединения, его устав и т.п.); способы практического действия по связыванию того и другого (формально-определенные правила использования имущества, формирования и изъявления воли общественного объединения, в том числе посредством использования его органов).

Таким образом, в содержание целеполагания общественного объединения включается не только постановка цели на основе нематериальных потребностей индивидуумов, но и средства, способствующие их достижению, к которым в случае вступления общественного объединения в гражданский (хозяйственный оборот) относится имущество.

Профессор В. Л. Гавель обоснованно считает, что «…очень важно указание на необходимость материальных предпосылок цели, т.к. цель может иметь «дурную субъективность», т.е. не согласовываться ни с объективными закономерностями, ни с материальными ресурсами» [22, с. 23]. В особенности это относится к такому общественному объединению как общественный фонд, имущество которого способствует реализации нематериальной цели объединившихся граждан. «Для того, чтобы быть реальными, а не беспочвенными мечтаниями, цели должны отражать объективные закономерности предмета целеполагания и материальные возможности реализации. Только в этом случае результатом целеполагающей деятельности будет достижение желаемого, превращение модели в реальность» [22, с. 58].

В этой связи вполне оправданно законодательное закрепление права собственности общественных объединений, являющихся юридическими лицами, на земельные участки, здания, строения, сооружения, жилищный фонд, транспорт, оборудование, инвентарь, имущество культурно-просветительного и оздоровительного назначения, денежные средства, акции, другие ценные бумаги и иное имущество, необходимое для материального обеспечения деятельности общественного объединения, указанной в его уставе (ст. 30 ФЗ «Об общественных объединениях»).

Целеполагание общественного объединения конкретизируется в зависимости от его организационно-правовой формы (здесь уместно вспомнить суждения Аристотеля о форме, она же цель [25, с. 99]), упорядочивающей структурные элементы (волю каждого из объединившихся граждан) в единое целое и определяющей основные параметры функционирования системной целостности, выбор и использование правовых средств, направленных на достижение цели, содержание этой цели и т.д.. Как пишет профессор М. Г. Макаров: «цель, таким образом, относясь к катего­риальной группе детерминизма, близка в то же время другой группе категорий, выражающих закономерность расположения связей явлений, существенные черты расчлененности и строения действительности. Расположение категории цели в месте соприкосновения, взаимоналожения указанных двух категориальных групп дает, в частности, повод для отождествления ее с формой, целост­ностью, порядком, структурой» [26, с. 184].

Предназначение организационно-правовой формы с точки зрения закона, придающего ей формальную целевую определенность, точно описала профессор О. А. Серова, указав, что эта «…форма является законодательным средством, приемом юридической техники, закрепляющим на уровне закона определенные параметры создания, функционирования и прекращения деятельности участников оборота» [27, с. 16]. Под «организационно-правовой формой юридического лица» ученым «…понимается индивидуализирующая совокупность признаков конкретных правовых моделей классификационных видов юридического лица, определяющих назначение и сферу их применения в обороте» [27, с. 16].

Таким образом, целеполагание представляет собой системообразующий критерий общественного объединения как системной целостности, необходимый для формирования в нем качеств субъекта права, который способен функционировать в правовой реальности через коммуникативную и диалогичную активность волевых элементов (людей, составляющих волевую основу общественного объединения).

Содержание целеполагания общественного объединения определяют следующие моменты: согласованная и взаимообусловленная потребность индивидов в совместной некоммерческой деятельности (основа формирования целеполагания, её соотнесение с будущим результатом деятельности); правовые средства, способствующие достижению цели в процессе реализации правосубъектности общественного объединения (имущество, орган общественного объединения и др.); способы практического действия по связыванию того и другого (формально-определенные правила использования имущества, формирования и изъявления воли общественного объединения посредством использования его органов).

Проведенное исследование позволяет расширить существующие теоретические представления о природе общественного объединения, акцентируя внимание на новые аспекты целевой связанности его участников (членов). Это способствует дальнейшему совершенствованию законодательства, регулирующего практическую деятельность данного института гражданского общества.

Библиография
1.
Суворов Н. С. Об юридических лицах по римскому праву. М.: Статут, 2000. – 299 с.
2.
Герваген Л. Л. Развитие учения о юридическом лице. СПб.: типография И. Н Скороходова,1888. – 91 с.
3.
Братусь С. Н. Юридические лица в советском гражданском праве. Ученые труды: Понятие, виды, государственные юридические лица. Вып. 12. М.: Юрид. изд-во МЮ СССР, 1947. – 364 с.
4.
Ямпольская Ц. А. Общественные организации в СССР. Некоторые политические и организационные аспекты. М.: Наука, 1972. – 216 с.
5.
Филиппова С. Ю. Инструментальная методология цивилистического исследования: дис. ... д-ра. юрид. наук. М., 2016. – 481 с.
6.
Иеринг Р. Фон. Избранные труды. Самара: Самарская гос. экономическая академия, 2003. – 520 с.
7.
Спиркин А. Курс марксистской философии. М.: Мысль, 1966 – 540 с.
8.
Туровский М. Б. Труд и мышление. М.: Высш. Шк., 1963. – 216 с.
9.
Борзенко А. В. Проблема цели в общественном развитии. М.: Изд-во ВПШ и АОН, 1963. – 79 с.
10.
Философский словарь / под. ред. М.М. Розенталя, П.Ф. Юдина. М.: Политиздат, 1963. – 544 с.
11.
Маркс К. и Энгельс Ф. Сочинения: в 39 т. 2-е изд. Т. 8. М.: Политиздат, 1957. – 705 с.
12.
Ковалев В. И. Мотивы поведения и деятельность. М.: Наука, 1988. – 193 с.
13.
Галкин В. П. Проблемы современности: теоретические аспекты и основы экологической проблемы: толкователь слов и идиоматических выражений: учеб. пособие: в 3 ч. Ч. 2. Чебоксары, 1997. – 216 с.
14.
Манохина Н. В. Метасистема как объект институционального анализа // Вестник Международного института экономики и права. 2014. № 1 (14). – С. 7-16.
15.
Сойфер Т. В. Некоммерческое юридическое лицо как форма реализации конституционного права на объединение // Законодательство и экономика. 2012. № 2. – С. 18-29.
16.
Норкин А. И. Правовой статус общественных объединений: проблемы теории и практики: автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1995. – 26 с.
17.
Мехонцева Д. М. О законе целесообразного и оптимального самоуправления и управления. Красноярск, 1988. Деп. в ИНИОН РАН. № 35171.
18.
Архипов С. И. Субъект права. Теоретическое исследование. СПб.: Издательство Р. Асланова «Юридический центр Пресс», 2004. – 469 с.
19.
Шухов Ф. Г. Общественные объединения как институт гражданского общества: теоретико-и историко-правовое исследование: дис. … канд. юрид. наук. Белгород, 2015. – 238 с.
20.
Сунгуров А. Ю. Становление гражданского общества в Санкт-Петербурге и России // Общественные науки и современность. 1993. № 3. С. 55-64.
21.
Авакьян С. А. Конституционное право России: учебный курс. 2-е изд., перераб. и доп. В 2-х томах. Т. I. М., 2007. – 719 с.
22.
Гавель В. Л. Целеполагание в структуре социальной деятельности человека. Волгоград: Изд-во Волгогр. гос. ун-та, 1998. – 280 с.
23.
Кодин В. Н. Процесс познания цели: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Калинин, 1968. – 22 с.
24.
Кодин В. Н. К проблеме определения понятия «цель» // Вестник Моск. ун-та. Сер. 8. Философия. 1968, № 1. – С. 29-35.
25.
Аристотель. Сочинения. В 4-х т. Т. 3. М.: Мысль, 1981. – 613 с.
26.
Макаров М. Г. Категория «цель» в марксистской философии. М.: Наука, 1977. – 190 с.
27.
Серова О. А. Теоретико-методологические и практические проблемы классификации юридических лиц современного гражданского права России: дис. ... д-ра. юрид. наук. Самара, 2011. – 433 с.
References (transliterated)
1.
Suvorov N. S. Ob yuridicheskikh litsakh po rimskomu pravu. M.: Statut, 2000. – 299 s.
2.
Gervagen L. L. Razvitie ucheniya o yuridicheskom litse. SPb.: tipografiya I. N Skorokhodova,1888. – 91 s.
3.
Bratus' S. N. Yuridicheskie litsa v sovetskom grazhdanskom prave. Uchenye trudy: Ponyatie, vidy, gosudarstvennye yuridicheskie litsa. Vyp. 12. M.: Yurid. izd-vo MYu SSSR, 1947. – 364 s.
4.
Yampol'skaya Ts. A. Obshchestvennye organizatsii v SSSR. Nekotorye politicheskie i organizatsionnye aspekty. M.: Nauka, 1972. – 216 s.
5.
Filippova S. Yu. Instrumental'naya metodologiya tsivilisticheskogo issledovaniya: dis. ... d-ra. yurid. nauk. M., 2016. – 481 s.
6.
Iering R. Fon. Izbrannye trudy. Samara: Samarskaya gos. ekonomicheskaya akademiya, 2003. – 520 s.
7.
Spirkin A. Kurs marksistskoi filosofii. M.: Mysl', 1966 – 540 s.
8.
Turovskii M. B. Trud i myshlenie. M.: Vyssh. Shk., 1963. – 216 s.
9.
Borzenko A. V. Problema tseli v obshchestvennom razvitii. M.: Izd-vo VPSh i AON, 1963. – 79 s.
10.
Filosofskii slovar' / pod. red. M.M. Rozentalya, P.F. Yudina. M.: Politizdat, 1963. – 544 s.
11.
Marks K. i Engel's F. Sochineniya: v 39 t. 2-e izd. T. 8. M.: Politizdat, 1957. – 705 s.
12.
Kovalev V. I. Motivy povedeniya i deyatel'nost'. M.: Nauka, 1988. – 193 s.
13.
Galkin V. P. Problemy sovremennosti: teoreticheskie aspekty i osnovy ekologicheskoi problemy: tolkovatel' slov i idiomaticheskikh vyrazhenii: ucheb. posobie: v 3 ch. Ch. 2. Cheboksary, 1997. – 216 s.
14.
Manokhina N. V. Metasistema kak ob''ekt institutsional'nogo analiza // Vestnik Mezhdunarodnogo instituta ekonomiki i prava. 2014. № 1 (14). – S. 7-16.
15.
Soifer T. V. Nekommercheskoe yuridicheskoe litso kak forma realizatsii konstitutsionnogo prava na ob''edinenie // Zakonodatel'stvo i ekonomika. 2012. № 2. – S. 18-29.
16.
Norkin A. I. Pravovoi status obshchestvennykh ob''edinenii: problemy teorii i praktiki: avtoref. dis. … kand. yurid. nauk. M., 1995. – 26 s.
17.
Mekhontseva D. M. O zakone tselesoobraznogo i optimal'nogo samoupravleniya i upravleniya. Krasnoyarsk, 1988. Dep. v INION RAN. № 35171.
18.
Arkhipov S. I. Sub''ekt prava. Teoreticheskoe issledovanie. SPb.: Izdatel'stvo R. Aslanova «Yuridicheskii tsentr Press», 2004. – 469 s.
19.
Shukhov F. G. Obshchestvennye ob''edineniya kak institut grazhdanskogo obshchestva: teoretiko-i istoriko-pravovoe issledovanie: dis. … kand. yurid. nauk. Belgorod, 2015. – 238 s.
20.
Sungurov A. Yu. Stanovlenie grazhdanskogo obshchestva v Sankt-Peterburge i Rossii // Obshchestvennye nauki i sovremennost'. 1993. № 3. S. 55-64.
21.
Avak'yan S. A. Konstitutsionnoe pravo Rossii: uchebnyi kurs. 2-e izd., pererab. i dop. V 2-kh tomakh. T. I. M., 2007. – 719 s.
22.
Gavel' V. L. Tselepolaganie v strukture sotsial'noi deyatel'nosti cheloveka. Volgograd: Izd-vo Volgogr. gos. un-ta, 1998. – 280 s.
23.
Kodin V. N. Protsess poznaniya tseli: avtoref. dis. … kand. yurid. nauk. Kalinin, 1968. – 22 s.
24.
Kodin V. N. K probleme opredeleniya ponyatiya «tsel'» // Vestnik Mosk. un-ta. Ser. 8. Filosofiya. 1968, № 1. – S. 29-35.
25.
Aristotel'. Sochineniya. V 4-kh t. T. 3. M.: Mysl', 1981. – 613 s.
26.
Makarov M. G. Kategoriya «tsel'» v marksistskoi filosofii. M.: Nauka, 1977. – 190 s.
27.
Serova O. A. Teoretiko-metodologicheskie i prakticheskie problemy klassifikatsii yuridicheskikh lits sovremennogo grazhdanskogo prava Rossii: dis. ... d-ra. yurid. nauk. Samara, 2011. – 433 s.