Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 2127,   статей на доработке: 286 отклонено статей: 924 
Библиотека
Статьи и журналы | Тарифы | Оплата | Ваш профиль

Вернуться к содержанию

Признание Россией независимости и суверенитета Абхазии и позиция стран мирового сообщества
Гицба Хамида Дауровна

соискатель

117279, Россия, г. Москва, ул. Профсоюзная, 83, корп. 1

Gitsba Khamida Daurovna

PhD Candidate

Profsoyuznaya ulitsa 83/1, apt. 306, Moscow 117279 Russia

hamida_gitsba@mail.ru
Аннотация. Признание де-юре независимости и суверенитета Абхазии со стороны России и стран международного сообщества является предметом настоящего исследования. Проанализированы основные предпосылки, которые способствовали признанию независимости и суверенитета Абхазии, и последствия, с которым столкнулась Российская Федерации. Особое внимание уделяется политике России в зоне грузино-абхазского и грузино-осетинского конфликтов. Определены причины, вызвавшие негативную реакцию у стран мирового сообщества относительно решения российского руководства признать независимость и суверенитет Абхазии. Системный, исторический, историко-сравнительный, сравнительно-политический, геополитический подходы, примененные в настоящей статье, составляют методологическую основу исследования. Статья построена на исследовании большого количества источников, включая ранее неопубликованный материал. Признанию Россией Абхазии в качестве независимого и суверенного государства предшествовали грузино-абхазский конфликт и грузино-осетинская война 2008 г. Политика двойных стандартов, поддерживаемая в мировом сообществе, недопустима для России. Поддержка российским руководством борьбы абхазского народа за самоопределение привела к ухудшению отношений между Россией и западными странами, в то же время усилив ее военное и политическое присутствие на Южном Кавказе.
Ключевые слова: суверенитет, международное признание, мировое сообщество, Косово, грузино-осетинская война, грузино-абхазский конфликт, Грузия, Абхазия, Россия, независимость
DOI: 10.7256/2454-0641.2017.3.24202
Дата направления в редакцию: 19-09-2017

Дата рецензирования: 20-09-2017

Дата публикации: 24-09-2017

Abstract. The research subject is Russia’s and the world community’s de jure recognition of independence and sovereignty of Abkhazia. The author analyzes the key prerequisites of recognition and the consequences for Russia. Special attention is given to Russia’s policy in the field of conflicts between Georgia and Abkhazia and Georgia and Ossetia. The author defines the reasons, which caused the negative reaction of the world community towards the decision of the Russian leadership to recognize independence and sovereignty of Abkhazia. The research methodology is based on the system, historical, historical-comparative, comparative-political and geopolitical approaches. The research is based on the analysis of a bulk of sources; come of them haven’t been published before. Russia’s recognition of Abkhazia as a sovereign and independent state was preceded by the Georgian-Abkhaz conflict and the Georgian-Ossetian war of 2008. The double standard policy, supported by the world community, is not acceptable for Russia. Russian leadership’s support of the Abkhazian people’s struggle for independence worsened relations between Russia and the western countries and strengthened its military and political positions on the Southern Caucasus. 

Keywords: sovereignty, world community, international recognition, Kosovo, Georgian-Ossetian war, Georgian-Abkhaz conflict, Georgia, Abkhazia, Russia, independence

Предпосылки признания Россией независимости и суверенитета Абхазии

В южном направлении основной выход России к Черному морю лежит через Кавказ. Стремление распространить свое влияние на Кавказе подтверждается историей отношений России со странами в данном регионе. Выгодное геополитическое положение, а также возможность контролировать поток энергоресурсов Каспийского моря, который имеет немаловажное значение для мировой экономики, способствует привлечению внимания многих государств и является предметом их соперничества [1]. В свою очередь, распространение западного влияния не может быть воспринято позитивно со стороны России, так как исторически за ней закрепилась роль главного гаранта безопасности, стабильности и мира на Кавказе.

После распада СССР в Кавказском регионе произошли пять вооруженных межэтнических конфликтов из семи на постсоветском пространстве [2]. Один из них – грузино-абхазский. Политика, проводимая российским руководством во время грузино-абхазской войны 1992-1993 гг., была многовекторной в силу отсутствия единого мнения у исполнительной власти в лице президента и законодательной власти в лице парламента РФ по скорейшему прекращению вооруженных действий на территории Абхазии. В то же время прослеживается последовательность российской политики и активная посредническая роль, поскольку родственная связь народов Южного и Северного Кавказа могла привести к дестабилизации ситуации по всему Кавказу. Так как для государства важны безопасность и спокойствие на его границах, Россия не могла оставаться безучастной в данный период. В случае возникновения угрозы начавшемуся процессу абхазского самоопределения или самому абхазскому народу, северокавказские народы непременно пришли бы на помощь абхазам. С другой стороны, Россия преследовала свои геополитические интересы, чем отчасти можно объяснить поддержку российского руководства территориальной целостности Грузии. Так, в случае вхождения Грузии в состав СНГ можно было бы полностью восстановить контроль над Южным Кавказом, используя для выполнения данного плана Абхазию [3].

После грузино-абхазской войны 1992-1993 гг. начался Женевский процесс по мирному урегулированию грузино-абхазского конфликта. Данный процесс все еще продолжается и проходит при посредничестве России, под эгидой ООН и с участием наблюдателей СБСЕ. 14 мая 1994 г. в Москве между Абхазией и Грузией в рамках данного процесса было подписано «Соглашение о прекращении огня и разъединении сил». Грузия не признает победу Абхазии в грузино-абхазской войне 1992-1993 гг. и отказывается подписывать с последней мирный договор. В то же время прослеживается сближение Грузии и НАТО. Этот факт представляет собой угрозу безопасности Абхазии, а также возможность распространения в регионе Южного Кавказа западного влияния и военного присутствия в силу того, что Грузия была больше ориентирована на Запад, чем на Россию. Следовательно, развитие военно-политических отношений с Абхазией и размещение российских военных баз на территории республики может способствовать стабилизации ситуации в данном регионе.

Политическая поддержка Грузии со стороны России была постепенно утрачена в силу действий грузинского руководства в зоне грузино-абхазского конфликта. Характерно, что оно обвиняло руководство России в поддержке «сепаратистских режимов» в Абхазии и Южной Осетии и неоднократно называло Россию не посредником, а третьей стороной в переговорном процессе. Россия выступала за урегулирование грузино-абхазского конфликта, при этом обеспечивая территориальную целостность Грузии и учитывая сложившиеся к тому моменту политические реалии. Предполагалось, что российское государство будет способствовать дальнейшему процессу урегулирования конфликта между абхазской и грузинской сторонами, оставляя принятие основных решений за сторонами в конфликте [4]. Однако планы по их выполнению так и не были реализованы. Причиной этому послужил конфликт в Кодорском ущелье летом 2001 г., когда грузинские боевики, при поддержке чеченских боевиков, стали совершать вылазки на абхазские села. МИД России выразил надежду, что будут предприняты необходимые меры со стороны Грузии по ликвидации террористов в Кодорском ущелье. К 18 октября 2001 г. абхазам удалось полностью восстановить контроль над территорией в нижней части ущелья. Анализ действий грузинского руководства позволяет предположить, что причиной таких действий со стороны Грузии являлось намерение ввести в Абхазию натовские войска под предлогом миротворческих сил и тем самым решить «абхазскую проблему». Ситуация, произошедшая в Кодорском ущелье, способствовала ухудшению отношений между Россией и Грузией. Более того, она послужила поводом для рекомендации Грузии в резолюции Совета Безопасности ООН прекратить деятельность незаконных вооруженных групп, которые проникали в Абхазию и находились на подконтрольной Грузии линии прекращения огня [5]. Однако это не способствовало изменению позиций России применительно к сторонам в конфликте.

Характерно, что до определенного момента Россия придерживалась позиции по сохранению территориальной целостности Грузии, стараясь предотвратить постепенное внедрение НАТО в регион. По мнению бывшего президента Грузии Э. Шеварднадзе, политика России в указанный период якобы носила характер «коллекционирования» чужой земли и что действия России, приведшие к «грузинской трагедии, могли привести к трагедии мирового масштаба» [6, c. 307]. Представляется возможным предположить, что данное высказывание имело целью привлечь внимание Запада и, тем самым, переложить вину на Россию, не принимая во внимание ошибки, совершенные грузинским руководством. Более того, за настойчивым стремлением Грузии сделать из России виновника можно рассмотреть оправдание поражения грузинской стороны в грузино-абхазской войне [7].

Стоит отметить, что политика Запада, направленная на исследование энергоресурсов Каспийского бассейна, выражалась в поддержке территориальной целостности Грузии и ее независимости, что можно проследить и в действиях ООН, носивших односторонний характер. Примером таких действий может служить тот факт, что ООН неоднократно предпринимала попытки обязать Абхазию принять модель автономного образования в составе грузинского государства. Подобного рода действия, в случае их реализации, являлись разрушением правовой базы, которая была создана 4 апреля 1994 г. на основе «Заявления о мерах по политическому урегулированию грузино-абхазского конфликта» [8, c. 492]. Помимо этого, известно, что с 2004 г. в Грузии начала реализоваться американская программа «Обучение и снаряжение», стоимость которой составила 64 млн. долл. [9]. Исходя из этого, целесообразно предположить, что Запад стремился ослабить влияние России на Южном Кавказе. Прозападная направленность грузинского руководства, соответственно, не вызывала одобрения со стороны России и Абхазии.

В июне 2003 г. в верхней части Кодорского ущелья были похищены несколько сотрудников миссии ООН, а в июле 2006 г. Грузия начала силовую операцию, которую назвала просто спецоперацией полицейского характера. М. Саакашвили, на тот период президент Грузии, объявил о размещении абхазского правительства в изгнании в Кодорском ущелье. Известно, что абхазское правительство в изгнании, сформированное из грузинских политиков в Абхазии, было изгнано из Сухума в сентябре 1993 г., однако продолжало свою деятельность в Тбилиси. Теперь же оно стало, по словам М. Саакашвили, временным административным легитимным органом Абхазии. Относительно Абхазии подобные действия были восприняты как прямая угроза безопасности, так как, вероятно, размещение абхазского правительства в изгнании в Кодорском ущелье могло послужить плацдармом для дальнейшего захвата Абхазии. Следовательно, все попытки достичь мирного урегулирования путем переговоров закончились на данном этапе [10].

Представляется вполне естественной реакция Абхазии, которая объявила о том, что не допустит размещение в Кодорском ущелье грузинских чиновников и сделает для этого все необходимое. Во избежание эскалации конфликта СБ ООН принял Резолюцию 1716 от 13 декабря 2006 г., в которой призывал стороны не нарушать условия Московского соглашения от 1994 г. и отнестись серьезно к обоснованному волнению абхазской стороны по поводу безопасности, а Грузии воздержаться от провокационных действий [11].

В деятельности России в этот период прослеживался довольно жесткий характер принятия решений, а характер российско-грузинских отношений был крайне негативный. После так называемого «шпионского скандала» в сентябре 2006 г. и обвинения со стороны Грузии в адрес России в том, что последняя оказывала военную, политическую, экономическую поддержку «сепаратистским регионам Грузии», Россия ввела экономическое эмбарго, отозвала своего посла, а также прервала почтовое и транспортное сообщения с Грузией. Возможно, такие меры являлись последней точкой терпения российского руководства по отношению к Грузии, которая неоднократно нарушала все достигнутые договоренности и обвиняла Россию в нарушении принципа территориальной целостности. Поддержка территориальной целостности Грузии, терпение и выдержка, которые российское руководство в течение долгого времени проявляло по отношению к ней, не было в должной мере оценено грузинским руководством. Таким образом, очевидна переориентация внешнеполитических целей России по отношению к сторонам в конфликте. Постепенное ослабление режима международных санкций, а затем и полностью снятие блокады Абхазии в марте 2008 г. подтверждает смягчение политики России в абхазском направлении.

Признание независимости и реакция мирового сообщества

После того, как Грузия развязала широкомасштабную войну против Южной Осетии в августе 2008 г., руководство России приняло решение о немедленном вмешательстве в военный грузино-осетинский конфликт. Анализ исторических событий показал, как принципиально и последовательно власти Российской Федерации выступили против агрессивных действий Грузии. Стоит отметить, что такие действия России сыграли решающую роль в деле предотвращения массовой гибели населения и скорейшего восстановления мира и спокойствия в регионе [12].

Начало боевых действий и быстрое вступление в них российской стороны расстроили грузинский план захвата территории, не учитывавший такой возможности. В итоге сам план оказался бесполезным. Российский же план прикрытия республик сработал успешно. Навыки, приобретенные в многочисленных учениях, позволили российским войскам постоянной боевой готовности успешно произвести марш и развертывание в условиях реальных боевых действий [13, c. 51]. Москва значительно укрепила свое внешнеполитическое положение и вернула себе роль лидера в решении проблем на Южном Кавказе.

В то же время, на встрече между президентом РФ и президентом Франции 12 августа 2008 г. был принят «План Медведева-Саркози», состоящий из шести пунктов, основной целью которого было прекращение войны. Необходимо отметить, что участие такого сильного европейского игрока как Франция способствовало в какой-то степени примирению, поскольку все стороны конфликта признавали авторитет и нейтральность европейской страны [14].

После окончания «Пятидневной войны» руководство Абхазии и руководство Южной Осетии обратились к Российской Федерации с просьбой признать независимость двух стран. 26 августа 2008 г. президент России Д. Медведев подписал указы о признании независимости Республики Абхазия и Республики Южная Осетия и призвал другие страны также признать независимость республик [15]. По словам Д. Медведева, августовские события показали, что даже вероятность существования и развития Абхазии и Южной Осетии в составе Грузии просто невозможна. Постоянный представитель России при НАТО Д. Рогозин охарактеризовал признание независимости республик как подтверждение того, что Россия не планировала присоединения данных территорий [16]. Подобное заявление доказывает, что Россия не нарушала территориальную целостность Грузии, в чем ее, Россию, неоднократно обвиняло грузинское руководство.

Стабильность у южных границ России связана напрямую с ее стремлением поддерживать мир в данном регионе. Что касается других стран, то их интерес к Кавказу носит в первую очередь прагматический характер [17]. Для Вашингтона, например, плацдармом в Центральную Азию являются кавказские страны [18].

Вовлечение России в «Пятидневную войну» в Южной Осетии, а затем признание независимости и суверенитета Республики Абхазия и Республики Южная Осетия столкнулось с открыто негативной реакцией на Западе. Против Российской Федерации была развернута бурная пиар-кампания правящими западными элитами. Целью ее было убеждение мирового сообщества в неправомерности подобных действий, формирование в общественном мнении своих стран негативной оценки РФ, тем самым обвинив ее в нарушении международного права и, в частности, принципа территориальной целостности [12].

Бывший президент США Дж. Буш назвал это решение безответственным и призвал российское руководство к его пересмотру. Он отметил, что такие действия России приведут лишь к затруднению дипломатических отношений.

Европейский Союз выразил безусловную поддержку территориальной целостности Грузии. Об этом заявил тогдашний верховный представитель по внешней политике и безопасности ЕС Х. Солана. Федеральный канцлер Германии А. Меркель, в свою очередь, назвала решение России «абсолютно неприемлемым», нарушающим незыблемое право принципа территориальной целостности. МИД Великобритании также категорически отверг признание Россией независимости двух государств. На различных уровнях осуждение решения России прозвучало из Афин, Софии, Бухареста, столиц прибалтийских и ряда других государств - членов Евросоюза.

На саммите ЕС в Брюсселе 1 сентября 2008 г. страны-члены Союза осудили признание Россией независимости Абхазии и Южной Осетии и потребовали определить статус территорий в рамках международных переговоров. Они также призвали остальные страны не признавать независимость двух республик. Действия России в отношении Грузии участники саммита назвали «вторжением, неприемлемым с точки зрения международного права», в результате чего ее отношения с остальной Европой оказались «на распутье» [19].

После признания независимости Абхазии и Южной Осетии некоторые эксперты отмечали, что Россия тем самым стимулировала сепаратизм на собственной территории, а также то, что Россию с Грузией поссорили Абхазия и Южная Осетия [20, c. 19]. На самом деле, все наоборот. Если бы Москва не ответила на агрессию Тбилиси, начался бы распад России, в чем и состояла основная идея нападения [21, c. 200]. Россия была вынуждена защищать свои политические и экономические интересы. Такое действие было оправдано с точки зрения морали [22]. В геополитическом плане Россия продемонстрировала независимость своей внешней политики. Было существенно ограничено влияние США и НАТО на Южном Кавказе [23, c. 417].

Правомерность международного признания независимости и суверенитета Абхазии

Для полного понимания проблемы признания независимости и суверенитета Абхазии со стороны стран мирового сообщества, необходимо уделить внимание принципу, по которому происходит некое распределение статуса независимого и суверенного государства.

Признание – односторонний политико-правовой акт, которым одно государство констатирует независимость и свое намерение поддерживать официальные отношения с другим государством [24]. В соответствии с римским правом, каждое государство является субъектом права. Однако в современной ситуации предполагается, что субъектами права являются только государства—члены ООН. В то же время, сама ООН включает в себя страны, которые по своей численности и размерам территории не превышают численность и площадь Абхазии. Стоит отметить, что любое возникшее государство, признанное независимым, или нет, уже обладает своим суверенитетом, так как в его распоряжении имеются основные принципы суверенности, а именно – наличие территории, этноса, культуры, языка и государственности. Тем не менее, характерно, что одни страны могут по собственному желанию и исходя из собственных интересов признавать или же не признавать независимость других стран, могут вмешиваться во внутренние дела государства и вторгаться на их территорию независимо от каких-либо признаков.

Целесообразным и логичным представляется сравнение «косовского прецедента» с признанием Абхазии. Признание независимости Косово в феврале 2008 г. способствовало возможному признанию независимости и суверенитета Абхазии. Россия заявила, что если будет признана независимость Косово рядом стран в обход решениям Совбеза ООН о политике региональных конфликтов, то будет налицо неприемлемая для России политика двойных стандартов. Если в современном мировом сообществе право нации на самоопределение становилось важнее принципа территориальной целостности страны, то такое решение должно быть применимо не только к каким-то по желанию выбранным народам, а ко всем народам мира [25]. Подобное высказывание можно охарактеризовать как желание России придать огласке право абхазского народа на самоопределение. Тем не менее, западные страны вместе с Грузией утверждали, что случай с признанием независимости Косово является уникальным, и аналогов в мире ему нет. Однако характерно наличие длительного межэтнического конфликта, де-факто независимости Абхазии, которые представляют собой ситуацию, аналогичную ситуации с Косово. Необходимо отметить, что правом на признание своей независимости и суверенитета Республика Абхазия обладала не в меньшей по сравнению с Косово степени. По словам на тот период президента Абхазии С.В. Багапш признание Косово лишь подтвердило право Абхазии на самоопределение, учитывая, что историко-правовых основ для независимости у Абхазии и Южной Осетии больше, чем у Косово. Но обсуждение проблемы статуса двух республик на мировой арене проходило с учетом их отношений с Грузией как ее «сепаратистских регионов», в то время, как проблема статуса Косово широко обсуждалась в международном формате в рамках ООН и ЕС и с привлечением заинтересованных в этом стран. Вероятно, что это было связано с тем, что западные страна таким образом пытались ограничить влияние России в данном регионе [26].

Выводы

Современная ситуация в мире показывает, что многие страны сегодня по-другому воспринимают действия России. Связано это с тем, что политика, проводимая российским руководством, отличается от политики большинства стран мирового сообщества. Это выражается в противоречивых взглядах России и ряда государств относительно урегулирования современных конфликтов, в том числе вооруженных.

Признанию независимости и суверенитета Абхазии Российской Федерацией предшествовали события, которые в определенной мере оказали свое влияние на изменение российской политики в отношении Абхазии. Это: события в Кодорском ущелье в 2001, 2003, 2006 гг., когда Грузией были предприняты попытки захваты подконтрольной Абхазии территории и возможности распространения грузинских боевиков вглубь страны; начало реализации в Грузии американской программы «Обучения и снаряжения» в 2004 г., свидетельствовавшей о прозападной направленности грузинского руководства; российско-грузинский шпионский скандал в 2006 г., когда в ответ на задержание российских военнослужащих грузинскими спецслужбами по подозрению в шпионаже Россия ввела санкции против Грузии; международное признание независимости Косово в феврале 2008 г., которое послужило плацдармом для возможности международного признания Абхазии в силу схожести в их истории; грузино-южноосетинская война в августе 2008 г., когда с помощью России удалось предотвратить массовую гибель народа Южной Осетии; неоднократные обвинения грузинского руководства в сторону России в ее «желании захватить сепаратистские регионы Грузии»; последнее, но не менее важное – наличие у Абхазии основных принципов суверенности (территории, этноса, культуры, языка и государственности), история ее развития и борьба за самоопределение абхазского народа по определению делают страну суверенной, заслуживающей признание мирового сообщества.

Стоить отметить, что действия грузинских властей в зоне затянувшегося грузино-абхазского конфликта в какой-то степени способствовали переориентации внешнеполитических целей России в регионе Южного Кавказа. Данные действия выражались в частом нарушении грузинской стороной спокойствия в зоне конфликта и обвинений в поддержке Россией Абхазии и Южной Осетии.

Негативная реакция, а за ней и жесткие меры в форме введения санкций против России западными странами стали результатом принятия российским руководством мер по прекращению огня в Южной Осетии, признания независимости и суверенитета Абхазии и Южной Осетии, отстаивания своих интересов и своих позиций в решении определенных вопросов.

Несмотря на негативную реакцию по отношению к России со стороны западных стран, Россия содействует укреплению международной позиции Абхазии, обеспечению безопасности и восстановления в социально-экономическом плане, как это обозначено в параграфе 57 Концепции внешней политики РФ 2016 г. [27].

Абхазия и Россия весьма заинтересованы в развитии взаимоотношений. Именно через Россию Абхазия вступала в контакт с мировым сообществом. В свою очередь, и территория Абхазии представляла собой одну из трех дорог (наряду с Военно-Грузинской и Прикаспийской), по которой Россия преодолевала Главный Кавказский хребет и продвигалась в южном направлении. Значимость абхазской территории намного возросла, когда в связи с разделением территории СССР значительно сократилось черноморское акваториальное пространство России. Российские военные базы в Абхазии и Южной Осетии способствуют усилению влияния России и ограничению присутствия войск иностранных государств на Кавказе. Исходя из этого, в случае вступления Грузии в НАТО, военные базы в Абхазии и Южной Осетии будут иметь немаловажное значение.

Внешняя политика России лишь в очередной раз доказывает ее самостоятельность, прагматизм и способность отстаивать свои государственные интересы. Именно с таким сильным соседом, партнером и другом Абхазия видит свое дальнейшее развитие.

Библиография
1.
Эшба А. Абхазия в сфере геополитических интересов России и Турции. CAUCASICA, Т.1. М., 2011. С. 253.
2.
Маркедонов С. Полигон этнических конфликтов [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.apn.ru/publications/article9744.htm
3.
Лакоба С.З. Абхазия – де-факто или Грузия – де-юре? (О политике России в Абхазии в постсоветский период. 1991-2000 гг.). Sapporo: Slavic Research Centre, 2001. С. 85.
4.
Ответы экспертов МИД России на вопросы СМИ о грузино-абхазском и грузино-осетинском конфликтах. 22.03.2001 [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.mid.ru/ru/maps/ge/-/asset_publisher/uwHHxf8KDaOY/content/id/587416/pop_up?_101_INSTANCE_uwHHxf8KDaOY_viewMode=tv&_101_INSTANCE_uwHHxf8KDaOY_qrIndex=0
5.
Резолюция Совета Безопасности ООН 1393 от 31 января 2002 года (S/RES/1393(2002) // Документы по политической истории Абхазии. Выпуск 1. Документы ООН по Абхазии (1992-2009 гг.). Часть 2(1). Под ред. С. Возба, А. Хашба, И. Хинтба, В. Чирикба. Сухум, 2012. С. 95.
6.
Шеварднадзе Э.А. Когда рухнул железный занавес. Встречи и воспоминания. М., 2009. 426 с.
7.
Тужба Э.Н. Постсоветская динамика российско-абхазских отношений [Электронный ресурс] – Режим доступа: https://cyberleninka.ru/article/v/postsovetskaya-dinamika-rossiysko-abhazskih-otnosheniy
8.
Мы шли на смерть, чтобы жить. Сборник интервью и выступлений В. Г. Ардзинба / Сост. Л. К. Ардзинба. Сух, 2011. 640 с.
9.
Язькова А. Южный Кавказ и Россия: уравнение со многими неизвестными / Вестник Европы, 2007. №19-20 [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://magazines.russ.ru/vestnik/2007/19/ia15.html
10.
Хроника грузино-абхазского конфликта 1989-2008 гг. Справка [Электронный ресурс] – Режим доступа: https://ria.ru/osetia_spravki/20080812/150313916.html
11.
Resolution 1716 (2006) Adopted by the Security Council at its 5549 meeting, on 13 October 2006. S/RES/1716 (2006) [Электронный ресурс] – Режим доступа: https://documents-dds-ny.un.org/doc/UNDOC/GEN/N06/570/52/PDF/N0657052.pdf?OpenElement
12.
Санакоев И. Б. Россия в Пятидневной войне: факторы вовлечения: Монография; УРАН Сев.-Осет. Ин-т соц. и гум. Исслед. Им. В.И.Абаева; Владикавказ: ИПО СОИГСИ, 2009. С. 3.
13.
Барабанов М., Лавров А., Целуйко В. Танки августа. Сборник статей. М., 2009. 144 с.
14.
План Медведева-Саркози [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://actualcomment.ru/plan_medvedeva_sarkozi.html
15.
Указ Президента Российской Федерации о признании Республики Абхазия от 26.08.2008 г. №1260 [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://kremlin.ru/acts/bank/27957
16.
Россия признала независимость Абхазии и Южной Осетии [Электронный ресурс] – Режим доступа: https://lenta.ru/news/2008/08/26/medvedev/
17.
Гасанлы Дж. Новая геополитическая ситуация в Черноморско-Каспийском регионе после августа 2008г. // Черноморье-Каспий: поиск новых форматов безопасности и сотрудничества. М., 2011. С. 12.
18.
Парадигмы и оценки кавказской политики России в прошлом и настоящем: коллективная монография / Под ред. А.Г. Иванова. Краснодар: КубГУ, 2013. С. 241.
19.
О реакции Запада на признание Россией независимости Южной Осетии и Абхазии / Справка Департамента внешнеэкономических и международных связей г. Москвы.
20.
Бажанов Е. П. Умная сила (в поисках баланса между «мягкой» и «твердой» силой». Дипломатический ежегодник – 2013. Сборник статей. Коллектив авторов. / Под ред. Е. П. Бажанова. М.: Издательство «Весь мир», 2014. 384 с.
21.
Захаров В.А., Арешев А.Г. Признание независимости Южной Осетии и Абхазии: История, политика, право. – М.: Московский государственный институт международных отношений (Университет) МИД России, 2008. 359 с.
22.
Петрова С.В. Российско-абхазские взаимоотношения в контексте современных реалий [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://cyberleninka.ru/article/n/rossiysko-abhazskie-vzaimootnosheniya-v-kontekste-sovremennyh-realiy
23.
ХХI век: Перекрестки мировой политики / Отв. ред. М.А. Неймарк. – М.: «Канон+» РООИ «Реабилитация», 2014. 424 с.
24.
Агафонов В.В. Политико-правовые основы признания независимости Абхазии и Южной Осетии // Юридическая наука и правоохранительная практика. 2009. №1(7). С. 10.
25.
Путин отметил равные права Косово и постсоветских регионов [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.pravda.ru/news/world/08-06-2007/227621-putin-0/
26.
Аванесян А.А. Влияние косовского прецедента на судьбу Абхазии и Южной Осетии // Теория и практика общественного развития. 2013. №9. С. 216.
27.
Концепция внешней политики Российской Федерации от 30 ноября 2016 г. [Электронный ресурс]. URL: http://kremlin.ru/acts/bank/41451/page/3
References (transliterated)
1.
Eshba A. Abkhaziya v sfere geopoliticheskikh interesov Rossii i Turtsii. CAUCASICA, T.1. M., 2011. S. 253.
2.
Markedonov S. Poligon etnicheskikh konfliktov [Elektronnyi resurs] – Rezhim dostupa: http://www.apn.ru/publications/article9744.htm
3.
Lakoba S.Z. Abkhaziya – de-fakto ili Gruziya – de-yure? (O politike Rossii v Abkhazii v postsovetskii period. 1991-2000 gg.). Sapporo: Slavic Research Centre, 2001. S. 85.
4.
Otvety ekspertov MID Rossii na voprosy SMI o gruzino-abkhazskom i gruzino-osetinskom konfliktakh. 22.03.2001 [Elektronnyi resurs] – Rezhim dostupa: http://www.mid.ru/ru/maps/ge/-/asset_publisher/uwHHxf8KDaOY/content/id/587416/pop_up?_101_INSTANCE_uwHHxf8KDaOY_viewMode=tv&_101_INSTANCE_uwHHxf8KDaOY_qrIndex=0
5.
Rezolyutsiya Soveta Bezopasnosti OON 1393 ot 31 yanvarya 2002 goda (S/RES/1393(2002) // Dokumenty po politicheskoi istorii Abkhazii. Vypusk 1. Dokumenty OON po Abkhazii (1992-2009 gg.). Chast' 2(1). Pod red. S. Vozba, A. Khashba, I. Khintba, V. Chirikba. Sukhum, 2012. S. 95.
6.
Shevardnadze E.A. Kogda rukhnul zheleznyi zanaves. Vstrechi i vospominaniya. M., 2009. 426 s.
7.
Tuzhba E.N. Postsovetskaya dinamika rossiisko-abkhazskikh otnoshenii [Elektronnyi resurs] – Rezhim dostupa: https://cyberleninka.ru/article/v/postsovetskaya-dinamika-rossiysko-abhazskih-otnosheniy
8.
My shli na smert', chtoby zhit'. Sbornik interv'yu i vystuplenii V. G. Ardzinba / Sost. L. K. Ardzinba. Sukh, 2011. 640 s.
9.
Yaz'kova A. Yuzhnyi Kavkaz i Rossiya: uravnenie so mnogimi neizvestnymi / Vestnik Evropy, 2007. №19-20 [Elektronnyi resurs] – Rezhim dostupa: http://magazines.russ.ru/vestnik/2007/19/ia15.html
10.
Khronika gruzino-abkhazskogo konflikta 1989-2008 gg. Spravka [Elektronnyi resurs] – Rezhim dostupa: https://ria.ru/osetia_spravki/20080812/150313916.html
11.
Resolution 1716 (2006) Adopted by the Security Council at its 5549 meeting, on 13 October 2006. S/RES/1716 (2006) [Elektronnyi resurs] – Rezhim dostupa: https://documents-dds-ny.un.org/doc/UNDOC/GEN/N06/570/52/PDF/N0657052.pdf?OpenElement
12.
Sanakoev I. B. Rossiya v Pyatidnevnoi voine: faktory vovlecheniya: Monografiya; URAN Sev.-Oset. In-t sots. i gum. Issled. Im. V.I.Abaeva; Vladikavkaz: IPO SOIGSI, 2009. S. 3.
13.
Barabanov M., Lavrov A., Tseluiko V. Tanki avgusta. Sbornik statei. M., 2009. 144 s.
14.
Plan Medvedeva-Sarkozi [Elektronnyi resurs] – Rezhim dostupa: http://actualcomment.ru/plan_medvedeva_sarkozi.html
15.
Ukaz Prezidenta Rossiiskoi Federatsii o priznanii Respubliki Abkhaziya ot 26.08.2008 g. №1260 [Elektronnyi resurs] – Rezhim dostupa: http://kremlin.ru/acts/bank/27957
16.
Rossiya priznala nezavisimost' Abkhazii i Yuzhnoi Osetii [Elektronnyi resurs] – Rezhim dostupa: https://lenta.ru/news/2008/08/26/medvedev/
17.
Gasanly Dzh. Novaya geopoliticheskaya situatsiya v Chernomorsko-Kaspiiskom regione posle avgusta 2008g. // Chernomor'e-Kaspii: poisk novykh formatov bezopasnosti i sotrudnichestva. M., 2011. S. 12.
18.
Paradigmy i otsenki kavkazskoi politiki Rossii v proshlom i nastoyashchem: kollektivnaya monografiya / Pod red. A.G. Ivanova. Krasnodar: KubGU, 2013. S. 241.
19.
O reaktsii Zapada na priznanie Rossiei nezavisimosti Yuzhnoi Osetii i Abkhazii / Spravka Departamenta vneshneekonomicheskikh i mezhdunarodnykh svyazei g. Moskvy.
20.
Bazhanov E. P. Umnaya sila (v poiskakh balansa mezhdu «myagkoi» i «tverdoi» siloi». Diplomaticheskii ezhegodnik – 2013. Sbornik statei. Kollektiv avtorov. / Pod red. E. P. Bazhanova. M.: Izdatel'stvo «Ves' mir», 2014. 384 s.
21.
Zakharov V.A., Areshev A.G. Priznanie nezavisimosti Yuzhnoi Osetii i Abkhazii: Istoriya, politika, pravo. – M.: Moskovskii gosudarstvennyi institut mezhdunarodnykh otnoshenii (Universitet) MID Rossii, 2008. 359 s.
22.
Petrova S.V. Rossiisko-abkhazskie vzaimootnosheniya v kontekste sovremennykh realii [Elektronnyi resurs] – Rezhim dostupa: http://cyberleninka.ru/article/n/rossiysko-abhazskie-vzaimootnosheniya-v-kontekste-sovremennyh-realiy
23.
KhKhI vek: Perekrestki mirovoi politiki / Otv. red. M.A. Neimark. – M.: «Kanon+» ROOI «Reabilitatsiya», 2014. 424 s.
24.
Agafonov V.V. Politiko-pravovye osnovy priznaniya nezavisimosti Abkhazii i Yuzhnoi Osetii // Yuridicheskaya nauka i pravookhranitel'naya praktika. 2009. №1(7). S. 10.
25.
Putin otmetil ravnye prava Kosovo i postsovetskikh regionov [Elektronnyi resurs] – Rezhim dostupa: http://www.pravda.ru/news/world/08-06-2007/227621-putin-0/
26.
Avanesyan A.A. Vliyanie kosovskogo pretsedenta na sud'bu Abkhazii i Yuzhnoi Osetii // Teoriya i praktika obshchestvennogo razvitiya. 2013. №9. S. 216.
27.
Kontseptsiya vneshnei politiki Rossiiskoi Federatsii ot 30 noyabrya 2016 g. [Elektronnyi resurs]. URL: http://kremlin.ru/acts/bank/41451/page/3