Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 2260,   статей на доработке: 283 отклонено статей: 937 
Библиотека
Статьи и журналы | Тарифы | Оплата | Ваш профиль


Правовые нюансы раздела общего имущества супругов в судебном порядке.
Громоздина Мария Владимировна

кандидат юридических наук

доцент, Новосибирский государственный университет экономики и управления

630004, Россия, Новосибирская область, г. Новосибирск, ул. Каменская, 56

Gromozdina Maria Vladimirovna

PhD in Law

Associate Professor at the Department of Civil and Business Law of Novosibirsk State University of Economics and Management

630004, Russia, Novosibirsk, ul. Kamenskaya, 56

gromlaws@mail.ru
Аннотация. Предмет исследования составляют проблемные аспекты, связанные с расторжением брака и разделом имущества супругов, которые не утрачивают своей актуальности в настоящее время. Проведен анализ примеров судебной практики по спорам между супругами о разделе имущества, осложненных инвестиционными договорами, кредитными обязательствами и др. Кроме этого, автор исследовал споры и ситуации, в которых не действует правило о законном режиме имущества супругов. Проблемы, связанные с применением п.4 ст.39 Семейного кодекса РФ о признании имущества собственностью каждого из супругов, достаточно часто являются предметом научных дискуссий и судебных дел, в связи с чем в статье дана оценка сложившейся ситуации. Вопрос о возможности заключения мирового соглашения на стадии исполнительного производства и утверждения его судом, также, затронут. Автором отмечается, что в судебной практике, по-прежнему, мало примеров, связанных с применением п.2 ст.39 Семейного кодекса РФ об отступлении от начала равенства долей супругов в их общем имуществе исходя из интересов детей и (или) исходя из заслуживающего внимания интереса одного из супругов. В статье применялся общенаучный метод диалектического познания действительности. Автором применялись и специальные научные методы: системный, структурно-функциональный, формально-юридический, анализа и синтеза. Проведенное исследование показало, что судебная практика по делам о разделе имущества супругов неоднозначна, у судов имеются различные подходы при применении отдельных положений семейного, гражданского и процессуального законодательства, что безусловно, по мнению автора, затрудняет формирование единообразия при разрешении дел о расторжении брака и разделе имущества. Результаты исследования дают основания сделать выводы о необходимости внесения дополнений в Семейный кодекс РФ об обязательной досудебной процедуре урегулирования споров, связанных с разделом общего имущества супругов.
Ключевые слова: законный режим имущества, мировой судья, брачные отношения, процессуальное законодательство, ипотека, раздел имущества супругов, расторжение брака, семейное законодательство, совместная собственность, судебная практика
DOI: 10.25136/2409-7136.2017.9.24089
Дата направления в редакцию: 04-09-2017

Дата публикации: 07-09-2017

Abstract. The research subject is legal peculiarities of the process of dissolution of marriage and division of property of spouses, which are still urgent at the present time. The author analyzes the examples of judicial practice in disputes between spouses over division of property, complicated by investment contracts, credit obligations, etc. Besides, the author studies disputable situations the legal regime of division of property can’t be applied to. Problems, connected with the application of clause 4 article 39 of the Family Code of the Russian Federation about the recognition of belongings as the property of each of the spouses, very often become the subject of scientific discussions and legal proceedings. That’s why the author assesses the present situation in this sphere. The paper also considers the problem of possibility to settle the dispute out of court at the stage of enforcement proceedings and the problem of court approval of a settlement agreement. The author notes that the judicial practice still contains few examples of application of clause 2 article 39 of the Family Code of the Russian Federation about derogation from the principle of equality of shares of spouses in their common property in favour of the interests of children and (or) sound interest of one of the spouses. The author uses general scientific method of dialectic cognition and specific scientific methods: system, structural-functional, formal-legal, analysis and synthesis. The research demonstrates that judicial practice in division of property of spouses is ambiguous; courts have different approaches to using particular provisions of family, civil and procedural legislation. In the author’s opinion, it hampers the unification of legal proceedings on dissolution of marriage and division of property. Based on the results of the study, the author concludes about the necessity to amend the Family Code of the Russian Federation with compulsory pretrial procedure of settlement of disputes over division of common property of spouses. 

Keywords: division of spouses' property, mortgage, procedural legislation, marital relations, magistrate, Legal regime of property, dissolution of marriage, family legislation, common property, judicial practice

Раздел общего имущества супругов не обязательно, но обычно связан с расторжением брака. Семейный кодекс Российской Федерации (далее - СК РФ) в главах 7, 8, 9 устанавливает правила о режимах имущества супругов. [1] Несмотря на банальность и обыденность ситуаций, вытекающих из споров по разделу имущества, судебная практика демонстрирует разнообразие необычных и новых аспектов в решении этих вопросов. Безусловно, что формулой для раздела совместного имущества супругов является «официально зарегистрированный брак + имущество, нажитое супругами, во время брака = законный режим имущества супругов». Однако, как и любое правило, это имеет исключение. И исключений из правил, как всегда, достаточно много. Не представляется возможным проанализировать всё многообразие проблем, выявленных судебной практикой, связанных с брачно-семейными отношениями, но рассмотрение некоторых из них будет наглядным для обозначения широты проблемы.

Совместное имущество супругов - это общая совместная собственность, юридическая природа которой, по мнению Г.Ф. Шершеневич, представляет значительные трудности для уяснения. По его мнению, «вопрос заключается в том, что составляет объект права каждого из собственников. Каждый из них имеет право не на всю вещь, но на известную долю, а в то же время его право распространяется не на часть вещи, а проникает всюду, - в каждой материальной ее частице он имеет свою долю». Далее, Г.Ф. Шершеневич вполне обоснованно отмечал: «Общая собственность чрезвычайно стеснительна для соучастников, и вполне естественно желание каждого из них выйти из такой зависимости». [2, с.279-282] Актуальность таких выводов является очевидной, и с этим связаны сложности для разрешения семейно-имущественных споров и в настоящее время.

Позиция современных исследователей подтверждает проблемность института общей собственности применительно к семейным отношениям. Гражданское законодательство (ст. 256 ГК РФ) содержит положения об общей собственности супругов [3], которые не противоречат нормам Семейного кодекса РФ, но вместе с тем, существует неопределенность в их применении.

Так, Синельникова Т.Ю. отмечает, что отношения (супругов) по поводу общей совместной собственности являются именно гражданско-правовыми и поэтому должны регулироваться нормами гражданского права, а отношения, установленные брачным договором - положениями Семейного кодекса РФ. [4, с.7] Не вдаваясь в дискуссию, согласимся, что представленные позиции вполне обоснованы.

Ключевая проблема в разрешении споров, вытекающих из брачно-семейных отношений, по мнению автора, заключается в нежелании сторон мирного урегулирования проблемы. Нередко, нежелание решить семейные вопросы «миром» связано с высокой конфликтностью сторон и незнанием альтернативных способов, таких как, медиация, например. [5] Именно поэтому суды, в обязательном порядке выясняют у истца и ответчика «о желании закончить дело мировым соглашением».[6] Иногда стороны достигают согласия, но, как правило, на завершающей стадии судебного разбирательства или на стадии исполнительного производства, что не запрещается гражданско-процессуальным законодательством (ст.39 ГПК РФ).[7] Приведем пример судебной практики. В течение полутора лет в суде рассматривалось дело о разделе имущества супругов Е. и С. Были проведены сложные и дорогостоящие экспертизы о действительной стоимости доли в обществе с ограниченной ответственностью, о стоимости парковочного места и др. Были допрошены свидетели с обеих сторон. Решение суда не удовлетворило обе стороны.[8] вследствие чего, после вступления его в законную силу и возбуждения исполнительных производств, стороны достигли соглашение и обратились в суд с заявлением утвердить мировое соглашение. Представленное в суд мировое соглашение в значительной степени изменяло решение суда, но суд, убедившись в желании сторон, утвердил его. [9]

Дело в том, что наличие судебного решения не обеспечивает его исполнение, в связи с чем, подлежит применению механизм принудительного исполнения решения суда в соответствии с действующим законодательством.[10] В сложности исполнительного производства в рамках данной статьи углубляться не будем. Ограничимся лишь коротким замечанием о долгом и трудном принудительном исполнении решений судов, касающихся производств о разделе имущества супругов.

В качестве инструмента, который нередко применяется в делах о разделе имущества, является манипуляция фактами прекращения семейных отношений и раздельного проживания супругов. По общему правилу, установленному ст.34 СК РФ, «имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью», т.е. действует законный режим имущества супругов. Исходя из смысла данной нормы, следует, что все делится пополам: и общее имущество, и общие долги.

Анализируя абз. 2 ч. 2 ст. 34 СК РФ, Т.М. Моисеева правомерно обратила внимание на то, что «статья указывает только на доходы супругов (актив общего имущества супругов) и не содержит прямого указания на общие долги супругов (пассив общего имущества супругов)». [11]

Действительно, положение об общих долгах супругах закреплено в другой статье Семейного кодекса РФ, а именно, в ч. 3 ст. 39 СК РФ, согласно которому общие долги супругов при разделе общего имущества супругов распределяются между супругами пропорционально присужденным им долям.

Достаточно часто встречаются ситуации, когда супруги не живут вместе долго, но брак не расторгают. Бывает иначе, что супруги живут в одной квартире и ведут общее хозяйство после расторжения брака. Мысли и поступки таких супругов (бывших супругов) находятся за пределами правового поля, поэтому не подлежат изучению и пониманию. Однако практика показывает, что нередко граждане сознательно и целенаправленно действуют именно так, чтобы в будущем получить «выгодный» правовой результат.

Например, супруги, не расторгая брак, живут раздельно в течение пяти или даже десяти лет, при этом каждый ведет свое хозяйство, приобретает имущество, становится акционером, участником общества и т.д. И вдруг один из них начинает бракоразводный процесс. В любом случае, независимо от согласия или несогласия второго супруга, брак будет расторгнут, но момент официального расторжения брака и момент раздельного проживания могут иметь серьезное значение и правовые последствия в случае раздела совместного имущества. Все, что приобретено в браке, является общим имуществом супругов, а все иные обстоятельства доказываются и устанавливаются в суде. Поэтому, п. 4 ст. 38 СК РФ, предусматривающий возможность признать имущество, нажитое каждым из супругов в период их раздельного проживания при прекращении семейных отношений, собственностью каждого из них, становится основным инструментом для «неравного» раздела имущества супругов.

Вышеописанное позволяет говорить о возможности злоупотребления правами одним из супругов или обоими с целью получения преференций при разделе совместного имущества. Вместе с тем, доказывание фактов злоупотребления правами всегда вызывает большие сложности в суде, но далеко не всегда устанавливаются и признаются судом. Как в свое время было верно подмечено В.П. Грибановым «Вопрос о наличии или отсутствии злоупотребления правом может быть решен, прежде всего, в зависимости от соотношения между санкционированным законом общим типом возможного поведения управомоченного лица и тем его конкретным поведением, которое он предпринимает в целях реализации субъективного права».[12, с. 46] Современные ученые, среди которых, Волков А.В.[13], Дурново Н.А.[14], Поротикова О.А.[15], в настоящий период ведут дискуссии о сущности злоупотребления правом, в том числе, применительно к семейным правоотношениям.

Как уже было сказано, момент расторжения брака часто не совпадает с моментом прекращения брачных отношений и разделом имущества. В таких случаях совет о необходимости первостепенного расторжения брака и последующем приобретении имущества, как правило, является «бесценным» (ничего не стоит) и запоздалым. Поэтому нужно запастись доказательствами раздельного проживания и ведения хозяйства, которые позволят суду применить норму о раздельном имуществе каждого из супругов.

Судами наработана огромная практика, опирающаяся на рекомендации вышестоящих судов. [16] Рассмотрим в качестве примера, случай, который был предметом исследования нескольких судебных инстанций, а судебные акты, выносимые ими, различались в силу неодинакового толкования и применения норм семейного и гражданского законодательства. Итак, М.Ю. обратилась с иском в суд о признании права собственности на долю домовладения и земельного участка. В обоснование указано, что с 2003 года М.Ю., состояла в фактических брачных отношениях без регистрации в органах ЗАГСа с М.В. В период их совместного проживания М.В. было приобретено 15/16 долей в праве общей долевой собственности на жилой дом и земельный участок. В тот период времени М.В. состоял в зарегистрированном браке с М.О., которая после расторжения брака обратилась с иском в суд о разделе имущества, среди которого был дом и земельный участок. Таким образом, суд разделил имущество в равных долях, нажитое в браке М.В. с М.О., а истец М.Ю. не была привлечена к участию в деле.

Суд первой инстанции, с одной стороны, принял во внимание, что 15/16 долей в праве собственности на спорное домовладение на имя М.В. были приобретены в период брака с М.О., что по смыслу положений ст. 34 СК Российской Федерации свидетельствует о возникновении общей совместной собственности супругов на указанное недвижимое имущество; с другой - пришел к убеждению в том, что после фактического прекращения семейных отношений и ведения общего хозяйства с ответчицей М.О. упомянутое имущество приобреталось в единоличную собственность М.В. (п. 4 ст. 38 СК Российской Федерации), а не в совместную собственность бывших супругов М-вых В.И. и М.О. Суд удовлетворил исковые требования, признав право собственности на 15/32 долей в праве общей долевой собственности на жилой дом.[17]

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Ростовского областного суда от 21 июля 2016 г. решение суда первой инстанции от 21 апреля 2016 г. отменено и вынесено новое решение, которым за М.Ю. признано право собственности на 15/64 долей в праве общей долевой собственности на жилой дом.

Президиум Ростовского областного суда считает, что судами обеих инстанций неправильно применены и истолкованы нормы материального права при разрешении вопроса о праве М.Ю. на долю в праве собственности на спорное домовладение, неверно определен и распределен между сторонами по делу предмет доказывания. [18] Судами не было принято мер к установлению обстоятельств, свидетельствующих о фактическом прекращении между бывшими супругами М-выми семейных отношений; представленные доказательства не исследовались и не оценивались с точки зрения того, была ли достигнута истицей договоренность о создании общей собственности на спорный жилой дом не только с его титульным собственником (застройщиком), но и с ответчицей М.О. - одного из правообладателей общей совместной собственности на указанный жилой дом.

Описанная выше ситуация свидетельствует о неоднозначности позиций судов при рассмотрении дел, но вместе с тем, сами граждане «спровоцировали» такую запутанную жизненную ситуацию. Своевременное расторжение брака и консультация юриста помогли бы избежать все эти сложности.

Встречается много случаев по разделу имущества супругов, связанных с получением кредитов, оформлением ипотеки или инвестиционного договора супругами, находящимися в браке, которые до момента раздела совместно нажитого имущества полагали, что их имущество принадлежит им в равных долях. Однако в процессе судебного разбирательства оказывалось иначе. Так, например, супруги (каждый самостоятельно) взяли кредит для покупки квартиры, исходя из размера заработной платы каждого (30/70), но выплачивали из семейного бюджета. Инвестиционный договор был оформлен пропорционально сумме займа каждого. Право собственности на квартиру было оформлено в тех же пропорциях. Спустя время супруги расторгли брак и начали производить раздел имущества. Суд отказал в иске супругу с меньшей долей, претендовавшему на применение принципа законного режима имущества супругов, мотивируя тем, что долевая собственность разделу не подлежит. [19] Описанная ситуация не выглядит однозначной, даже при наличии вступивших силу судебных актов. Позиция судов обеих инстанций сводится к тому, что раздел имущества фактически был произведен в момент оформления документов о праве собственности на квартиру. Вследствие чего имущество перестало быть общей совместной собственностью по правилам ст.244 ГК РФ. Определение долей супругов случилось в результате заключения инвестиционного договора и не являлось разделом имущества с позиции семейного законодательства. По мнению О.Н. Низамиевой, [20] «соглашение о разделе общего имущества и соглашение об определении долей в общем имуществе - имеют целью изменение законного режима имущества супругов». Супруги не преследовали цели разделить имущество. Соглашение о разделе имущества супругами не заключалось. Вместе с тем, суды придерживаются иной логики, что подтверждается судебной практикой.

Немало вопросов возникает при разрешении судебных споров, связанных с общими долгами супругов и обязательствами одного из супругов.

С одной стороны, можно считать уже сложившейся судебную практику по делам о совместных обязательствах супругов. Например, если супруг, находясь в браке получил кредит на приобретение квартиры и оформил право собственности на себя, а второй супруг после расторжения брака отказался платить по кредитному договору, то и в этом случае будет действовать законный режим имущества супругов. В случае разрешения спора судом, суду следует исходить из принципа равенства долей супругов, а неуплата сумм по кредитным договорам подлежит взысканию в виде компенсации в пользу добросовестного супруга в размере ½. При этом правовой режим имущества, т.е. режим совместной собственности супругов, не может быть изменен. Такой подход можно назвать несправедливым, но он соответствует требованиям закона.

С другой стороны, благодаря обзору судебной практики Верховным судом РФ, связанной с применением норм СК РФ об общих долгах супругов, сложилось более четкое понимание ситуации. Таким образом, для возложения обязанности на обоих супругов по возврату заемных средств обязательство должно являться общим, то есть, как следует из п. 2 ст. 45 СК РФ, возникнуть по инициативе обоих супругов в интересах семьи, либо являться обязательством одного из супругов, по которому все полученное было использовано на нужды семьи. [21]

В качестве примера рассмотрим конкретную ситуацию, рассмотренную Гагаринским районным судом г. Москвы. Истица в период раздельного проживания с ответчиком, но в период брака, заключила кредитный договор. В судебном процессе о разделе имущества она просила признать долг общим, мотивируя тем, что денежные средства были взяты исключительно для нужд семьи и потрачены на отдых детей за границей. Суд не признал доводы истца обоснованными. [22]

Нельзя не согласиться с мнением А.В. Слепаковой, указывающей на то обстоятельство, что «нельзя каждый раз требовать от третьего лица, чтобы оно удостоверялось в наличии согласованности действий супругов, заключая сделку с одним из них. Подобное требование не только поставило бы оборот в очень тяжелое положение, но и в большинстве случаев было бы практически неосуществимо».[23]

Говоря о значимости и пределах согласия второго супруга, Труш Ж.С. правомерно отмечает, что «выдача супругом нотариально удостоверенного согласия на распоряжение всем имуществом, указанным в п. 3 ст. 35 СК РФ без обозначения конкретного имущества является неправомерной, так как противоречит принципу осуществления права собственности супругов по обоюдному согласию» [24 с.10], следует отметить, что такие доверенности практически не встречаются в реальной жизни. Нотариусы тщательно оценивают полномочия, указанные в доверенности, и предпочитают не удостоверять «сомнительные» документы.

Не новым, но стабильным является пример судебного спора о разделе имущества (квартиры) с требованием об отступлении от начала равенства долей супругов исходя из интересов несовершеннолетних детей в порядке п.2 ст. 39 СК РФ. Суды крайне редко применяют положения данной статьи. Так, Московский городской суд отменил решение районного суда, указав, что «с учетом совокупности исследованных доказательств, фактических обстоятельств дела, судебная коллегия полагает, что отступление от установленных долей супругов с учетом интересов несовершеннолетнего ребенка и признания права собственности за Б. на 1/4 доли в квартире, приобретенной сторонами в браке, в большей степени будет соответствовать как интересам общего несовершеннолетнего ребенка сторон, так и интересам бывшей супруги Ч.».[25]

В качестве обобщающего вывода по вопросам расторжения брака и разделу имущества супругов следует отметить многочисленность и разнообразие судебных споров, вытекающих из брачно-семейных отношений, и вместе с тем, неполное единообразие судебной практики, особенно по делам, связанным с разделом имущества супругов. Такое положение дел, скорее свидетельствует о высокой динамичности имущественных отношений и, возможно, о необходимости внесения некоторых изменений в семейное законодательство, направленных на мотивирование к заключению брачных договоров, внесудебному разрешению имущественных споров между супругами и др. В связи с этим предлагается дополнить п.3 ст. 38 СК РФ следующим: «с обязательным соблюдением досудебного порядка разрешения спора». Подтверждением соблюдения досудебного порядка разрешения спора может быть представленный в суд (одновременно с иском) проект соглашения о разделе имущества, с которым ознакомлен ответчик, или иные доказательства, свидетельствующие о попытках внесудебного урегулирования спора.

Представляется, что многие сложности, обозначенные в статье, являются также, следствием «бытовых» заблуждений и стереотипов в обществе и правовая неграмотность граждан. Решение этих проблем может быть достигнуто, в том числе, путем повышения правовой культуры в обществе.

Библиография
1.
Семейный кодекс Российской Федерации от 29.12.1995 N 223-ФЗ // Собрание законодательства РФ, 01.01.1996, N 1, ст. 16
2.
Шершеневич Г.Ф. Курс гражданского права. Тула, 2001. С.720.
3.
Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 N 51-ФЗ // Российская газета, N 238-239, 08.12.1994.
4.
Синельникова Т.Ю. Имущественные отношения супругов по поводу их общей собственности // Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2010. С.7
5.
Федеральный закон от 27.07.2010 N 193-ФЗ «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)» // Российская газета, N 168, 30.07.2010
6.
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 26.06.2008 N 13 «О применении норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении и разрешении дел в суде первой инстанции» // Российская газета, N 140, 02.07.2008,
7.
Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14.11.2002 N 138-ФЗ // Российская газета, N 220, 20.11.2002
8.
Решение Советского районного суда г. Новосибирска по гражданскому делу №2-26/2017 от 27.04.2017 г. // Архив Советского районного суда г. Новосибирска
9.
Определение Советского районного суда г. Новосибирска по гражданскому делу №2-26/2017 от 31.07.2017 г. // Архив Советского районного суда г. Новосибирска
10.
Федеральный закон от 02.10.2007 N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» // Российская газета, N 223, 06.10.2007
11.
Моисеева Т.М. Совместная собственность супругов и (или) общее имущество супругов: анализ современного семейного и гражданского права // Актуальные проблемы российского права, 2017, N 5. С. 131-136.
12.
Грибанов В.П. Осуществление и защита гражданских прав. М, 2000. С.411.
13.
Волков А.В. Злоупотребления гражданскими правами: проблемы теории и практики. М.: Волтерс Клувер, 2009. 464 с.
14.
Дурново Н.А. Злоупотребление правом как особый вид правового поведения: теоретико-правовой анализ: дисс. ... канд. юрид. наук. Н. Новгород, 2007. С. 82.
15.
Поротикова О.А. Проблема злоупотребления субъективным гражданским правом. М.: Волтерс Клувер, 2007. С. 50.
16.
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 05.11.1998 N 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака» // Бюллетень Верховного Суда РФ, N 1, 1999
17.
Решение Октябрьского районного суда города Ростова-на-Дону от 21.04.2016 N 2-1005/2016 // СПС КонсультантПлюс
18.
Постановление Президиума Ростовского областного суда от 16.02.2017 N 44Г-10/2017 // СПС КонсультантПлюс
19.
Панагушин О. В. Раздел квартиры, приобретенной в браке (особенности инвестиционного договора с определением долей) // Жилищное право, 2011, N 6. С. 25-33.
20.
Низамиева О. Н. Соглашение об определении долей в общем имуществе и соглашение о разделе общего имущества супругов: особенности правового регулирования // Нотариус, 2005, N 4. С. 18-13.
21.
Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 1 (2016) (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 13.04.2016) // СПС КонсультантПлюс
22.
Решение по гражданскому делу №2-1831/2014 // Архив Центрального районного суда г. Новосибирска
23.
Слепакова А.В. Правоотношения собственности супругов // М., 2005. 444 с.
24.
Труш Ж.С. Особенности осуществления и прекращения права собственности супругов // Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2010. С.10.
25.
Апелляционное определение Московского городского суда от 06.07.2016 по делу N 33-26115/2016 // СПС КонсультантПлюс
References (transliterated)
1.
Semeinyi kodeks Rossiiskoi Federatsii ot 29.12.1995 N 223-FZ // Sobranie zakonodatel'stva RF, 01.01.1996, N 1, st. 16
2.
Shershenevich G.F. Kurs grazhdanskogo prava. Tula, 2001. S.720.
3.
Grazhdanskii kodeks Rossiiskoi Federatsii (chast' pervaya) ot 30.11.1994 N 51-FZ // Rossiiskaya gazeta, N 238-239, 08.12.1994.
4.
Sinel'nikova T.Yu. Imushchestvennye otnosheniya suprugov po povodu ikh obshchei sobstvennosti // Avtoref. dis. ... kand. yurid. nauk. M., 2010. S.7
5.
Federal'nyi zakon ot 27.07.2010 N 193-FZ «Ob al'ternativnoi protsedure uregulirovaniya sporov s uchastiem posrednika (protsedure mediatsii)» // Rossiiskaya gazeta, N 168, 30.07.2010
6.
Postanovlenie Plenuma Verkhovnogo Suda RF ot 26.06.2008 N 13 «O primenenii norm Grazhdanskogo protsessual'nogo kodeksa Rossiiskoi Federatsii pri rassmotrenii i razreshenii del v sude pervoi instantsii» // Rossiiskaya gazeta, N 140, 02.07.2008,
7.
Grazhdanskii protsessual'nyi kodeks Rossiiskoi Federatsii ot 14.11.2002 N 138-FZ // Rossiiskaya gazeta, N 220, 20.11.2002
8.
Reshenie Sovetskogo raionnogo suda g. Novosibirska po grazhdanskomu delu №2-26/2017 ot 27.04.2017 g. // Arkhiv Sovetskogo raionnogo suda g. Novosibirska
9.
Opredelenie Sovetskogo raionnogo suda g. Novosibirska po grazhdanskomu delu №2-26/2017 ot 31.07.2017 g. // Arkhiv Sovetskogo raionnogo suda g. Novosibirska
10.
Federal'nyi zakon ot 02.10.2007 N 229-FZ «Ob ispolnitel'nom proizvodstve» // Rossiiskaya gazeta, N 223, 06.10.2007
11.
Moiseeva T.M. Sovmestnaya sobstvennost' suprugov i (ili) obshchee imushchestvo suprugov: analiz sovremennogo semeinogo i grazhdanskogo prava // Aktual'nye problemy rossiiskogo prava, 2017, N 5. S. 131-136.
12.
Gribanov V.P. Osushchestvlenie i zashchita grazhdanskikh prav. M, 2000. S.411.
13.
Volkov A.V. Zloupotrebleniya grazhdanskimi pravami: problemy teorii i praktiki. M.: Volters Kluver, 2009. 464 s.
14.
Durnovo N.A. Zloupotreblenie pravom kak osobyi vid pravovogo povedeniya: teoretiko-pravovoi analiz: diss. ... kand. yurid. nauk. N. Novgorod, 2007. S. 82.
15.
Porotikova O.A. Problema zloupotrebleniya sub''ektivnym grazhdanskim pravom. M.: Volters Kluver, 2007. S. 50.
16.
Postanovlenie Plenuma Verkhovnogo Suda RF ot 05.11.1998 N 15 «O primenenii sudami zakonodatel'stva pri rassmotrenii del o rastorzhenii braka» // Byulleten' Verkhovnogo Suda RF, N 1, 1999
17.
Reshenie Oktyabr'skogo raionnogo suda goroda Rostova-na-Donu ot 21.04.2016 N 2-1005/2016 // SPS Konsul'tantPlyus
18.
Postanovlenie Prezidiuma Rostovskogo oblastnogo suda ot 16.02.2017 N 44G-10/2017 // SPS Konsul'tantPlyus
19.
Panagushin O. V. Razdel kvartiry, priobretennoi v brake (osobennosti investitsionnogo dogovora s opredeleniem dolei) // Zhilishchnoe pravo, 2011, N 6. S. 25-33.
20.
Nizamieva O. N. Soglashenie ob opredelenii dolei v obshchem imushchestve i soglashenie o razdele obshchego imushchestva suprugov: osobennosti pravovogo regulirovaniya // Notarius, 2005, N 4. S. 18-13.
21.
Obzor sudebnoi praktiki Verkhovnogo Suda Rossiiskoi Federatsii N 1 (2016) (utv. Prezidiumom Verkhovnogo Suda RF 13.04.2016) // SPS Konsul'tantPlyus
22.
Reshenie po grazhdanskomu delu №2-1831/2014 // Arkhiv Tsentral'nogo raionnogo suda g. Novosibirska
23.
Slepakova A.V. Pravootnosheniya sobstvennosti suprugov // M., 2005. 444 s.
24.
Trush Zh.S. Osobennosti osushchestvleniya i prekrashcheniya prava sobstvennosti suprugov // Avtoref. dis. ... kand. yurid. nauk. M., 2010. S.10.
25.
Apellyatsionnoe opredelenie Moskovskogo gorodskogo suda ot 06.07.2016 po delu N 33-26115/2016 // SPS Konsul'tantPlyus