Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 2101,   статей на доработке: 261 отклонено статей: 888 
Библиотека
Статьи и журналы | Тарифы | Оплата | Ваш профиль

Вернуться к содержанию

Альтернативные и безальтернативные санкции как парные юридические категории
Липинский Дмитрий Анатольевич

доктор юридических наук

профессор, Институт права, Тольяттинский государственный университет

445667, Россия, г. Тольятти, ул. Белорусская, 14

Lipinsky Dmitriy Anatol'evich

Doctor of Law

Head of the Law Institute, Togliatti State University

445667, Russia, Samarskaya oblast', g. Tol'yatti, ul. Belorusskaya, 14

Dmitri8@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Мусаткина Александра Анатольевна

кандидат юридических наук

доцент, заведующий кафедрой, Тольяттинский государственный университет

445000, Россия, Самарская область, г. Тольятти, ул. Белорусская, 3, оф. 52

Musatkina Aleksandra Anatol'evna

PhD in Law

Associate Professor at Togliatti State University, Department of State and Law

445000, Russia, Togliatti, ul. Belorusskaya, 3, of. 52

Musatkinaaa@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Аннотация. Объектом исследования являются общие и отличительные характеристики, взаимодействия, количественно-качественно неравноценности, взаимные переходы, единство и противоположности альтернативных и безальтернативных санкций, то есть те признаки, которые позволяют утверждать о юридических категориях как о парных. Исследование открывается анализом, использования парных категорий в юридической науке и определением самого алгоритма исследования альтернативных и безальтернативных санкций как парных юридических категорий. Авторы определяют общие признаки, характерные для альтернативных и безальтернативных санкций, анализируют их отличия и взаимодействия. Отдельное внимание уделяется производным от альтернативных и безальтернативных санкций парным юридическим категориям. Раскрываются характеристики противоречия и единства альтернативных и безальтернативных санкций. Альтернативная санкция рассматривается также как микросистема, содержащая несколько видов юридических наказаний, которые взаимосвязаны с системой более высокого порядка. Методологической основой работы является философский закон единства и борьбы противоположностей, наряду с которым были использованы также общенаучные подходы, такие как системно-структурный, анализ и синтез, и частнонаучный метод - формально-юридический. С позиции формально-юридического метода анализировались внешняя и внутренняя форма правовых явлений, формулировались понятия и дефиниции. В результате исследования сделаны выводы о свойствах единства и борьбы противоположностей, взаимных переходах и обеспечения, взаимодействия, а также о качественно-количественной неравноценности альтернативных и безальтернативных санкций. Показаны взаимосвязи с категориями более высокого уровня. Определены некоторые юридико-технические приемы, используемые при конструировании альтернативных и безальтернативных санкций. Предложено в качестве обобщающего понятия, объединяющего как поощрительные, так и наказательные санкции использовать термин «меры правового воздействия».
Ключевые слова: санкция, альтернативная санкция, безальтернативная санкция, виды санкций, парная категория, поощрительная санкция, наказательная санкция, юридическая ответственность, наказание, поощрение
DOI: 10.25136/2409-7136.2017.12.23802
Дата направления в редакцию: 15-08-2017

Дата рецензирования: 13-08-2017

Дата публикации: 27-12-2017

Статья подготовлена при поддержке РФФИ проект 17-03-00022 «Альтернативные санкции в механизме дифференциации и индивидуализации юридической ответственности»

Abstract. The object of the study are general and distinctive characteristics, interactions, quantitative and qualitative disparities, mutual transitions, unity and opposites of alternative and non-alternative sanctions, that is, those signs that allow us to assert legal categories as paired. The study opens with analysis, the use of paired categories in legal science and the definition of the algorithm itself for investigating alternative and non-alternative sanctions as paired legal categories. The authors determine the general features characteristic of alternative and non-alternative sanctions, analyze their differences and interactions. Special attention is paid to derivatives from alternative and non-alternative sanctions to paired legal categories. The characteristics of the contradiction and unity of alternative and non-alternative sanctions are revealed. Alternative sanction is also seen as a microsystem containing several types of legal penalties that are interrelated with a higher order system. The methodological basis of the work is a dialectical-materialistic method of cognition of legal reality, along with which general scientific approaches, such as system-structural analysis and synthesis, and the private-scientific method-formal-legal, were also used. As a result of the research, conclusions were drawn about the properties of unity and opposites, mutual transitions and provision, interaction, qualitative and quantitative disparity of alternative and non-alternative sanctions, as well as the existence of interrelationships with higher-level categories. Some legal and technical methods used in constructing alternative and non-alternative sanctions have been identified. Proposed as a generalized concept, combining both incentive and punitive sanctions to use the term "legal measures".

Keywords: sanction, alternative sanctions, non-alternative sanction, types of sanctions, steam category, Incentive sanction, punitive sanction, legal liability, punishment, encouraging

Парные юридические категории пронизывают всю правовую материю, отражают двоичность юридической информации, показывают противоположности тех или иных явлений, их взаимосвязи, общие признаки и различия, обусловленность друг другом, отражая тем самым один из основных законов диалектики – единства и борьбы противоположностей. Категориальный аппарат теории государства и права часто основывается именно на парности юридических категорий: наказание – поощрение; субъективное право – субъективная обязанность; правонарушение – правомерное поведение; запрет – дозволение и так далее. Вместе с тем, научных работ, в которых юридические понятия, категории и конструкции исследуются на основе парности явно недостаточно [1, 2, 3, 4, 5]. Следует также отметить ряд диссертационных работ, которые специально не посвящены парности категорий, но в них отдельные категории определялись с использованием данной методологии. В частности, состав правомерного поведения и состав правонарушения [6]; определенность и неопределённость в праве [7]; материальные и процессуальные нормы в системе права [8].

Альтернативные и безальтернативные санкции являются одними из правовых средств, при помощи которых происходит дифференциация и индивидуализация юридической ответственности, что должно способствовать соразмерному и справедливому юридическому наказанию, достижению целей юридической ответственности, а также ее эффективному функционированию. Между тем, изменения в систему санкций часто вносятся бессистемно, когда законодатель не согласовывает их как с санкциями, содержащимися в других нормативных правовых актах, так и с санкциями  содержащимися в изменяемом нормативном правовом акте.  В итоге такая деятельность законодателя приводит к чрезмерной альтернативности, когда санкция содержит до шести различных видов юридических наказаний, что затрудняет деятельность правоприменителя в выборе меры наказания, либо из санкции исключается альтернативное наказание, что не позволяет должным образом индивидуализировать юридическую ответственность. Часто в альтернативных санкциях закрепляются два несопоставимых по своим последствиям юридических наказания, например, штраф и лишение свободы, но любое правонарушение обладает типовой общественной опасностью, отражением которой является санкция, но типовая общественная опасность не может так резко варьировать – от штрафа до лишения свободы, исключая промежуточные альтернативы. Эти и другие обстоятельства обуславливают актуальность исследования альтернативных и безальтернативных санкций, а их изучении с позиции парности юридических категорий позволяет взглянуть на данную проблему под иным углом зрения. В частности, такой подход позволяет выявить наличие свойств взаимодействия и противоречий, взаимосвязи с другими парными категориями более высокого порядка, общие и отличительные признаки, оптимальный баланс между альтернативными и безальтернативными санкциями. Полученные выводы могут использоваться как в отраслевых исследованиях альтернативных и безальтернативных санкций, так и в деятельности законодателя с правоприменителем.

Прежде чем перейти непосредственно к вопросу об альтернативных и безальтернативных санкциях как парных юридических категориях необходимо остановиться на методологии исследования парных юридических категорий, которая основана на философском законе единства и борьбы противоположностей. В этом плане интересный процесс исследования парных юридических категорий предложил В.В. Нырков, который разбивает его на несколько этапов: осуществление анализа каждой из противоположностей, в том числе и определение их связей; выявление общих и отличительных характеристик; раскрытие единства и противоположностей; определение взаимодействия, в том числе их движение, переходы и взаимное обеспечение; выявление качественно-количественной неравноценности; нахождение взаимосвязей с категориями более высокого уровня [2, с. 87]. При этом им определяется, что «парные юридические – такая логическая форма (особая пара понятий), которая имеет целью отразить в общей теории единство и взаимодействие двух противоположных явлений, тенденций, свойств правовой жизни и характеризуется специальным алгоритмом, основанным на логико-философских знаниях своего теоретического рассмотрения» [2, с. 87-88].

Все стадии (этапы), которые выделены В.В. Нырковым в качестве основы для исследования парных юридических категорий, могут быть приняты во внимание с определенной долей условности, так как они тесно переплетаются друг с другом, иными словами, взаимодействуют. Также в целях более оптимального исследования той или иной пары необходимо принимать во внимание их особенности, на что указывает и сам автор, анализируя алгоритм, предложенный А.В.Малько, но применительно к такой паре как «стимулы и ограничения». Условность выражается и в том, что понятия «единство» и «взаимодействие» не являются сугубо юридическими, а в философии отмечают их тесную взаимосвязь, рассматривая единство как элемент взаимодействия и взаимодействие как характеристику единства.

Итак, с целью определения парности каждой из категорий необходимо осуществить анализ каждой из категорий в отдельности, но прежде чем приступить к нему, необходимо определить и само понятие «санкция нормы права», учитывая то, что альтернативные и безальтернативные санкции основываются и на общих признаках санкций правовых норм. Кроме того, парная юридическая категория должна быть объединена общим понятием, в качестве которого как раз и выступает санкция нормы права.

В теории государства и права понятие «санкция» употребляют в различных смыслах и значениях: как часть (структурный элемент) правовой нормы; как последствие правомерного или противоправного поведения; как одно из средств правового регулирования; как разрешение (дозволение) чего-либо [9, 10, 11, 12, 13 и др.]. Например, Д.А. Ковалюнас отмечает: «санкция - это элемент логической структуры нормы права-правила поведения, содержащий в себе как меры государственного принуждения, которые могут быть применены в случае нереализации диспозиции, так и меры поощрения, стимулирующие реализацию диспозиции правовой нормы» [14, с. 8]. Таким образом, автор подчеркивает, что санкции могут носить поощрительный и наказательный характер. Другие исследователи могут указать на специфику санкций в той или иной сфере правового регулирования общественных отношений. В частности, З.В. Попова отмечает следующее: «санкция в правоохранительном процессе - это часть процессуальной нормы права, носящая государственно-принудительный характер и представляющая собой неблагоприятные последствия для лиц, нарушающих нормы процессуального права, налагаемые преимущественно без установления формы вины правонарушителя вне зависимости от его дееспособности, и одновременно обязательное для исполнения органами исполнительной и судебной власти» [15, с. 9].

Н.И. Дегтярева акцентирует внимание на том, что в санкциях могут быть закреплены не только меры юридической ответственности, но и меры защиты. Так, ей предложена «авторская трактовка понятия санкции в праве как установленного государством формально определенного элемента правовой нормы, закрепляющего возможные последствия нарушений предписаний данной нормы, обладающего преимущественно охранительным характером, содержанием которого выступают меры юридической̆ ответственности и (или) меры защиты права» [16, с. 8]. Особенностью данного понимания санкции является указание на возможность закрепления в ней не только мер юридической ответственности, но и мер защиты.

Безусловно санкция является структурным элементом нормы права, формальным выражением юридического наказания или поощрения. В данном случае мы исходим из признания существования поощрительных санкций, указывая на то, что в них могут быть закреплены меры поощрения и наказания. В связи с чем возникает еще одна юридическая пара: поощрительная санкция – наказательная санкция, а с учетом того, что как поощрительные, так и наказательные санкции могут быть как альтернативными, так и безальтернативными, то можно варьировать понятийный ряд. В частности, рассматривать такие пары, как: альтернативная пощрительная санкция – альтернативная наказательная санкция. Несмотря на то, что объектом настоящего исследования выступают альтернативные и безальтернативные санкции как парные юридические категории, мы акцентируем внимание на данном аспекте по следующим основаниям. Так, чтобы можно было утверждать о научной абстракции именно как о юридической категории, применимой в общей теории права, то она должна обладать рядом общих характеристик. Во-первых, быть применимой в отраслевых юридических науках. Так, альтернативные и безальтернативные санкции существуют во всех отраслях права. Во-вторых, как было показано выше, альтернативные и безальтернативные санкции обладают своими разновидностями, то есть выступают обобщающими понятиями.

Вернемся непосредственно к общим характеристикам понятия «санкция нормы права». В приведенных выше определениях санкций норм права отмечались в принципе классические для них признаки: связь с государственным принуждением; применение в процессуальной форме; реализация уполномоченным субъектом и так далее. В данном случае мы только отметим, что в связи с существованием как поощрительных, так и наказательных санкций, понятие «государственное принуждение» вступает в противоречие с характеристиками поощрительной санкции. Между тем, общее понятие «санкция» должно быть предельно обобщенным, учитывая тем самым наиболее важные их разновидности. Думается, что обобщающим понятием для государственного принуждения и поощрения будет выступать понятие «государственно-правовое воздействие», которое может обладать как позитивными, так и негативными характеристиками.

Любая санкция характеризуется количественными и качественными характеристиками. Качество определяется тем или иным типовым видом юридического наказания или поощрения. Например, разные качества у имущественных санкций, ограничивающих право собственности, и у неимущественных санкций, которые влияют на другие элементы правового статуса субъекта. Совершенно разное качество у поощрения в виде денежной премии и поощрения в виде благодарности. Даже на уровне качественных характеристик мы можем выстраивать определенные парные логические юридические конструкции, связывая их уже с альтернативными и безальтернативными санкциями. К примеру, альтернативная имущественная санкция – безальтернативная имущественная санкция; альтернативная наказательная санкция – безальтернативная поощрительная санкция и так далее. Указанные свойства подчеркивают предельно обобщающий характер юридической пары: альтернативная и безальтернативная санкция. Так или иначе, рассматривая общие признаки санкции, мы стали определять уже и особенности юридической пары «альтернативная санкция – безальтернативная санкция».

Количественные характеристики санкции определяются размером и сроками юридического наказания. Они могут находить свое выражение в часах, месяцах, годах, сутках, выражаться в денежном измерении. Причем законодатель, в зависимости от отраслевой специфики, особенностей, нарушенных общественных отношений, может устанавливать штрафы в фиксированных суммах, суммах неуплаченных налогов (сборов), в процентах от неполученных доходов, в процентном отношении от ставки рефинансирования, кратных размерах от суммы взятки и так далее.

Альтернативные и безальтернативные санкции в юридической литературе начинают рассматривать, когда классифицируют санкции, применяя принцип дихотомии. Однако классифицировать санкции на альтернативные и безальтернативные, еще не означает дать им характеристику как парным юридическим категориям. Более того, некоторые ученые предлагают в сфере административно-деликтного права отказаться от альтернативных санкций, считая, что таким образом снизятся риски коррупции, выделяя даже в качестве принципа построения санкций «принцип безальтернативности» [17, с. 70]. Думается, что если субъект коррупционер, то он «извлечет» свою незаконную выгоду и с альтернативной, и с безальтернативной санкции, так как безальтернативная санкция может быть еще и относительно определенной, то есть давать право выбора субъекту выбирать размер или срок наказания в пределах нижнего и верхнего предела. Если следовать такой логике дальше, то необходимо отказаться и от относительно определенных санкций, нивелировав принципы дифференциации и индивидуализации юридической ответственности.

Другие ученые нарушают классификационный ряд, указывая в одной группе альтернативные, безальтернативные и кумулятивные санкции. В этой связи, права Э.В. Густова, отмечая, что «альтернативность (безальтернативность) как конструктивная особенность санкции не детерминирует кумулятивность последней. Кумулятивными могут быть как альтернативные санкции, так и безальтернативные» [18, с. 209].

Известно, что альтернативная санкция предусматривает два или более вида юридического наказания, безальтернативная только один вид юридического наказания. Применительно к поощрительным санкциям, альтернативная поощрительная санкция закрепляет две или более меры поощрения, а безальтернативная только одну меру поощрения. Как альтернативная, так и безальтернативная санкции выступают правовыми средствами дифференциации юридической ответственности, с той лишь разницей, что альтернативная санкция предусматривает больше возможностей для индивидуализации наказания правоприменителем, а в безальтернативной - в максимальной степени юридическая ответственность индивидуализирована уже законодателем. Применяя философский закон «единства и борьбы противоположностей», можно проследить взаимопереходы и движение безальтернативных санкций в альтернативные, при условии, что безальтернативная санкция является относительно определенной. Законодатель в таких санкциях указывает на ее минимальный или максимальный предел или размер. Таким образом, у правоприменителя есть право выбора количественной характеристики в пределах нижнего и верхнего предела. Иными словами и у безальтернативной санкции при условии ее относительной определенности существуют некоторые черты альтернативности, но не в качественных, а в количественных характеристиках.

Безальтернативную и альтернативную санкцию иногда называют простой и сложной, указывая, что первая содержит только один вид юридического наказания, а во вторая – два или более [19, с. 753]. Однако такое утверждение верно только в том случае, если безальтернативная санкция не является кумулятивной и не включает в свою структуру еще одно наказание, которое подлежит обязательному применению. Таким образом, характеристика сложности, свойственная альтернативной санкции, может характеризовать и безальтернативную санкцию при условии наличия в ней дополнительного юридического наказания, подлежащего обязательному применению к правонарушителю. Одновременно и альтернативная санкция может содержать в одном из вариантов, предлагаемых правоприменителю мер еще одно юридическое наказание. Следовательно, на основе данных свойств можно выделить еще одну юридическую пару: альтернативно-кумулятивные санкции - безальтернативно-кумулятивные санкции.

Взаимосвязи альтернативных санкций и безальтернативных санкций могут выражаться при помощи различных юридико-технических приемов. Законодатель может оставлять у правоприменителя право реализовать санкцию как безальтернативно-кумулятивную или как альтернативную. Например, в статье 306.5 Бюджетного кодекса Российской Федерации указано, что «невозврат либо несвоевременный возврат бюджетного кредита финансовыми органами влечет бесспорное взыскание суммы непогашенного остатка бюджетного кредита и пеней за его несвоевременный возврат в размере одной трехсотой действующей ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации за каждый день просрочки и (или) приостановление предоставления межбюджетных трансфертов (за исключением субвенций) бюджету, которому предоставлен бюджетный кредит, на сумму непогашенного остатка бюджетного кредита». Использование филологической конструкции «и (или)» оставляет на усмотрение правоприменителя применить один вид юридического наказания или сделать их кумуляцию.

В.В. Нырков в своей работе верно отмечает, что исполнение предписания, содержащегося в диспозиции, может обеспечиваться двумя санкциями –  поощрительной и наказательной [2, с. 130]. Такие конструкции санкций широко представлены в уголовно-исполнительном и в трудовом праве. Причем возможны различные их вариации: альтернативная наказательная санкция – безальтернативная поощрительная санкция; альтернативная поощрительная санкция – безальтернативная наказательная санкция. Такие юридико-технические конструкции подчеркивают и диалектическое единство, и противоположности, а также возможности перехода выбора от одной санкции к другой в зависимости от правомерного или противоправного поведения субъекта. Известно, что в уголовном праве поощрение выражается в освобождении от ответственности за правомерное постделиктное поведение. Например, в примечании к статье 126 УК РФ указывается, что «лицо добровольно освободившее похищенного, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления». Позитивное воздействие, исходящее от поощрительной нормы, которое может воспринять субъект, находящийся под угрозой применения наказательной санкции, освободив похищенного, исключает применение негативной санкции. Таким образом происходит переход от возможности применения одной санкции к реализации другой.

В зависимости от количественных характеристик, представленных в альтернативной санкции наказаний, она может быть относительно определенной и абсолютно определенной. Мы имеем ввиду абсолютную определенность, но в рамках уже одного из двух или более наказаний. Аналогично и безальтернативная санкция может быть относительно определенной и абсолютно определённой. В строгом смысле слова все альтернативные санкции на формальном уровне обладают характеристиками неопределенности. И только в результате деятельности правоприменителя, который руководствуясь принципом индивидуализации юридической ответственности назначает юридическое наказание, санкция на уровне правоприменительного акта становится абсолютно определённой и безальтернативной. На уровне реализации санкции правовой нормы нет и не может быть неопределенности или альтернативности. Т.Н. Назаренко верно обосновывает, что неопределенность в праве может выступать и как положительный феномен в праве «….в этом качестве неопределенность открывает возможности для индивидуального регулирования, известного усмотрения правоприменительных органов» [20, с. 9]. Существующая же относительная неопределенность на уровне законодательного закрепления сама по себе не может рассматриваться как отрицательная характеристика юридической техники.

Как уже указывалось, отличительной характеристикой и одновременно одним из этапов исследования является определение «переходов» от одной юридической категории к другой. Такие «переходы» можно определить на основе технико-юридических приемов, используемых при конструировании санкций и статей нормативных правовых актов. Так, в разных частях одной и той же статьи могут формулироваться: основной состав правонарушения, квалифицированный состав правонарушения и особо квалифицированный состав правонарушения. Законодатель часто использует следующую юридическую конструкцию: основной состав правонарушения – альтернативная санкция, предусматривающая три альтернативы; квалифицированный состав правонарушения – альтернативная санкция, предусматривающая две альтернативы; особо квалифицированный состав – безальтернативная относительно определенная санкция. Возможны и иные варианты конструкций санкций норм права. В данном случае мы не ставим перед собой цели проанализировать их все без исключения, а только стремимся показать своеобразное движение от альтернативных санкций к безальтернативным. Такое «движение» не происходит произвольно. Во-первых, оно зависит от воли законодателя. Во-вторых, на него влияет характер и степень общественной опасности правонарушения, и чем выше общественная опасность, тем больше дифференцирует ответственность законодатель, оставляя меньше возможностей для правоприменительного усмотрения.

А.В. Малько отмечает признак парных юридических категорий, состоящий в двоичности юридической информации и в противоположностях: «+» и «-» или «0» и «1» [1, с. 150]. Иными словами, «разрешено» или «запрещено». Применительно к альтернативным и безальтернативным санкциям: «разрешено применить только одно из указанных наказаний» или «запрещено применять два наказания», а парным будет выступать следующее логическое суждение – «разрешено применить только одно наказание» или «запрещено применять наказание, которое не указано в санкции нормы права».

Как известно, норма права обладает таким свойством как микросистемность, которая выражается во взаимосвязанном и согласованном взаимодействии структурных элементов нормы права: гипотезы, диспозиции и санкции, а сама норма права является первичным элементом в механизме правового регулирования общественных отношений. Участие нормы права в регулировании общественных отношений позволило некоторым ученым утверждать, что санкция – это, по своей сути, диспозиция, но обращенная уже к правоприменителю, который обязан реализовать наказание. Видимо поэтому А.С. Еременко отмечает, что в «санкции нормы права конституируется правило, выводимое из самой противоправной природы и неправомерности механизма действия либо бездействия субъекта права, которые законодательно смоделированы в виде основания применения данного правила, отраженного в гипотезе… Справедливым представляется мнение о том, что санкция и диспозиция нормы права суть одно и то же правовое явление, видоизменяемое в зависимости от конкретных условий и целей правового регулирования» [21, с. 39].

Представление о том, что санкция «превращается» в диспозицию, а иногда даже и в целую норму, порождает наличие в санкции части предписания, обращенного к компетентным органам. Уполномоченные органы, применяя санкцию к правонарушителю, вправе действовать только в тех пределах, которые в ней указаны. Однако в санкции не содержится и не может содержаться в полном объеме правило поведения, адресованное уполномоченным органам, там сформулированы только общие границы его действия. Одновременно существует еще большой массив норм, в которых определяется компетенция уполномоченных органов, их право-обязанность по применению санкций, правила применения санкций, основания освобождения от ответственности и наказания и так далее. Поэтому утверждать, что санкция отдельной нормы в полном объеме может регулировать деятельность компетентных органов неверно. При ее помощи можно определить только отдельный аспект деятельности уполномоченных органов, а действие санкции, как неблагоприятного последствия правонарушения, распространяется прежде всего на правонарушителя. Поэтому сложно согласиться и с позицией М.В. Соболева, указывающего на санкцию как на «действия управомоченных органов государственной власти, содержащие итоговую оценку деятельности юридических или физических лиц, направленные на поддержание законности и правопорядка в государстве» [22, с. 18]. Здесь следует вспомнить и формальную сторону сущности права, его инструментальную ценность – выступать регулятором общественных отношений [23], а также тот факт, что сама норма права является первичным элементом в механизме правового регулирования. Поэтому отдельные черты регулятивности можно обнаружить в любом правовом средстве, в том числе, в альтернативных и безальтернативных санкциях, что одновременно является и их характеристикой как парной юридической категории.

Мы уже указывали, что норма права характеризуется микросистемностью. Причем признак микросистемности нормы права всегда приводят в сравнении с характеристикой системности права в целом. В связи с чем можно уйти на другой уровень абстрагирования. Норму права рассматривать как систему, а санкцию - как микросистему. Поэтому возникает вопрос, а все ли санкции характеризуются таким свойством как микросистемность? Думается, что в данном случае мы сталкиваемся с двумя противоположными характеристиками санкций как парных юридических категорий. Альтернативным санкциям ввиду закрепления в них нескольких видов юридических наказаний свойственен признак микросистемности, который заключается в согласованности самих наказаний между собой, их сроков, размеров, видов и количества. При этом микросистемность альтернативной санкции связана с системой юридических наказаний, закрепленных в том или ином нормативном правовом акте, то есть с системой более высокого уровня. Таким образом, микросистемность альтернативных санкции проявляется как по отношению к гипотезе с диспозицией, так и по отношению к существующей системе наказаний. Закрепление перечня альтернативных наказаний не происходит произвольно, оно зависит от характера и степени общественной опасности правонарушения и его соотношения с другими правонарушениями, от места в системе правонарушений, закрепленных в том или ином нормативном правовом акте и так далее. Как верно отмечено А.Н. Родионовой, наказания обладают свойством системности, которая проявляется на нескольких уровнях: всей системы наказаний; системы наказаний на уровне отрасли права; на уровне нормы права [24, с. 14].

Применительно к безальтернативным санкциям сложно утверждать о свойстве микросистемности, ведь такая санкция является первичным (неделимым) элементом в существующей системе. Даже в тех случаях, когда безальтернативная санкция является еще и кумулятивной, она не является микросистемой, так как в ней сформулированы два неразрывно связанных друг с другом наказания, которые подлежат одновременному применению к правонарушителю. 

Еще одним этапом в анализе парных юридических категорий выступает выявление взаимосвязей с категориями более высокого порядка. Если рассматривать альтернативные и безальтернативные санкции как формальный элемент, то категориями, с которыми они наиболее тесным образом связаны, выступают институт юридической ответственности и существующая система санкций в отечественном праве. Взаимосвязи санкций с институтом юридической ответственности подчеркивают их динамические характеристики, когда негативную юридическую ответственность определяют как реализацию наказательной санкции [9], а позитивную юридическую ответственность - как реализацию поощрительной санкции [25, с. 153; 26, с.20]. При этом наказательная и поощрительная санкции выступают средствами обеспечения юридической ответственности в регулятивном правоотношении, до факта совершения правонарушения, а наказательная санкция в своих динамических характеристиках в случае совершения правонарушения является уже средством обеспечения негативной юридической ответственности. Одновременно, реализация наказательной санкции – это динамическая характеристика юридической ответственности за правонарушение. Взаимосвязи как альтернативной, так и безальтернативной санкции прослеживаются и на уровне их функциональной направленности. С их помощью реализуются карательная, превентивная, регулятивная, восстановительная и воспитательная функции [27, 28]. Кроме того, они служат достижению единых целей, которые в свою очередь связаны с целями юридической ответственности.

Итак, использование алгоритма исследования альтернативных и безальтернативных санкций позволило нам выявить следующие их признаки как парных юридических категорий.

Во-первых, наличие у них общих характеристик: являются структурным элементом нормы права; закрепляют меры правового воздействия – поощрение или наказание; применяются при наступлении соответствующих юридических фактов в особой процессуальной форме; устанавливаются государством; обладают количественными и качественными характеристиками; характеризуются наличием производных пар, в основе которых находится альтернативность и безальтернативность.

Во-вторых, наличие отличительных характеристик: альтернативная санкция предоставляет право выбора правоприменителю из нескольких видов мер правового воздействия, а безальтернативная - нет; альтернативная санкция предусматривает больше возможностей для правоприменителя, а безальтернативная сводит их к минимуму; альтернативная санкция характеризуется микросистемностью, а безальтернативная – нет.

В-третьих, существование свойств единства и борьбы противоположностей, взаимных переходов и обеспечения, заключающихся в следующем: наличие черт альтернативности в количественных характеристиках у безальтернативной санкции при условии ее относительной определенности с указанием на минимальный и максимальный размеры (пределы) наказания; обеспечение одного предписания с использованием альтернативной и безальтернативной санкции; наличие относительной неопределенности как у альтернативных санкций, так и у безальтернативных санкций; конструирование законодателем санкций с правом выбора альтернативности или кумуляции; закрепление в разных частях одной и той же статьи альтернативных и безальтернативных санкций.

В-четвертых, наличие свойств взаимодействия, заключающегося в следующем: альтернативные и безальтернативные санкции обеспечивают реализацию принципа индивидуализации юридической ответственности и наказания; реализуют одинаковые функции и служат достижению единых целей; направлены на урегулирование общественных отношений; обеспечивают реализацию принципа дифференциации и индивидуализации юридической ответственности.

В-пятых, определены качественно-количественные неравноценности: количество мер правового воздействия у альтернативной санкции как минимум две, а у безальтернативной санкции она одна; существуют производные пары альтернативных и безальтернативных санкций с разными качественными характеристиками.

В-шестых, выявлены взаимосвязи с категориями более высокого уровня: альтернативные и безальтернативные санкции характеризуют динамическую стадию позитивной и негативной юридической ответственности; связаны с существующей системой наказаний и поощрений; обусловлены наличием принципа дифференциации и индивидуализации юридической ответственности.

Библиография
1.
Малько А.В. Стимулы и ограничения в праве. – М.: Юрист, 2004. – 250 с.
2.
Нырков В.В. Поощрение и наказание как парные юридические категории. – Саратов, 2006. – 204 с.
3.
Фролова Н.Ю. Правомерное и неправомерное поведение как парные юридические категории: Автореф. дис. …канд. юрид. наук. – Казань, 2010. – 22 с.
4.
Рудаков А.А. Парные юридические категории: теория прав и обязанностей. М.: Проспект, 2015. – 320 с.
5.
Деркач Т.В. Частное и публичное право как парные юридические категории: Автореф дис. …канд. юрид. наук. – Саратов, 2011. – 22 с.
6.
Великосельская И.Е. Состав правонарушения: Автореф. дис. …канд. юрид. наук. – Казань, 2010. – 23 с.
7.
Назаренко Т.Н. Неопределенность в российском праве: Дис. …канд. юрид. наук. – М., 2006. – 227 с.
8.
Бабенко Н.А. Соотношение материальных и процессуальных норм в системе российского права: Автореф. дис. …канд. юрид. наук. – Челябинск, 2013. – 22 с.
9.
Лейст О.Э. Санкции и ответственность по советскому праву (теоретические проблемы). М.: МГУ, 1981. – 240 с.
10.
Нормы советского права. Проблемы теории /Под ред. М.И. Байтина, В.К. Бабаева. – Саратов, 1987
11.
Алексеев С.С. Общая теория права. Т.2. – М., 1982. – 360 с.
12.
Поощрительные санкции в праве /Под ред. Н.И.Матузова и А.В. Малько. – М.: Юрлитинформ, 2016. – 400 с.
13.
Дегтярева Н.И. Санкция недействительности в российском праве: вопросы теории и практики: Автореф. дис. …канд. юрид. наук. – Саратов, 2011. – 30 с.
14.
Ковалюнас Д.А. Санкции в публичном праве: Автореф …дис. канд. юрид. наук.-Самара, 2000. – 23 с.
15.
Попова З.В. Санкции в правоохранительном процессе: понятие, виды, основания применения: Автореф. дис. .. канд. юрид. наук. – М., 2008. – 22 с.
16.
Дегтярева Н.И. Санкции недействительности в российском праве (вопросы теории и практики): Дис. канд. юрид. наук. – Саратов, 2011. – 208 с.
17.
Лапина М.А. Оптимальные приемы юридической техники, обеспечивающие согласование системы юридических санкций административно-деликтного и уголовного законодательства // NB: Административное право и практика администрирования.-2015.-№ 2.-С.57-71. DOI: 10.7256/2306-9945.2015.2.15900. URL: http://e-notabene.ru/al/article_15900.html (дата обращения 10.06.2017 г).
18.
Густова Э.В. Теоретические основы построения уголовно-правовых санкций в УК РФ // Вестник ВГУ. Серия: Право. 2015. № 2. С. 206-216.
19.
Тихонова С.С. Особенности конструирования санкций в уголовном законе: теория и законотворческая практика // Юридическая техника. 2013. № 7. (ч.2). С. 752-763.
20.
Назаренко Т.Н. Неопределенность в российском праве: Дис. …канд. юрид. наук. – М., 2006. – 227 с.
21.
Еременко А.С. Методологические вопросы структуры нормы гражданского права // Юридическая наука и правоохранительная практика. 2011. № 2 (16). С. 39-48.
22.
Соболев М.В. Санкция как элемент юридической ответственности: Дис. …канд. юрид. наук. – М., 2006. – 208 c.
23.
Байтин М.И. Сущность права (современное нормативное правопонимание на грани двух веков). – Саратов, 2001. – 416 с.
24.
Родионова А.С. Система наказаний в российском праве (общетеоретический аспект): Автореф. дис. …канд. юрид. наук. – Саратов, 2013. – 34 с.
25.
Разгильдиев Б.Т. Задачи уголовного права Российской Федерации и их реализация. Саратов, 1993. – 280 с.
26.
Липинский Д.А. Проблемы юридической ответственности. – Спб.: Юрид. центр. Пресс, 2004. – 409 с.
27.
Липинский Д.А. Функции административной ответственности // NB: Административное право и практика администрирования. 2015. № 3. С. 63-93.
28.
Липинский Д.А., Мусаткина А.А. Функционирование системы юридической ответственности.-М.: Direkt Media, 2013. – 360 с.
References (transliterated)
1.
Mal'ko A.V. Stimuly i ogranicheniya v prave. – M.: Yurist, 2004. – 250 s.
2.
Nyrkov V.V. Pooshchrenie i nakazanie kak parnye yuridicheskie kategorii. – Saratov, 2006. – 204 s.
3.
Frolova N.Yu. Pravomernoe i nepravomernoe povedenie kak parnye yuridicheskie kategorii: Avtoref. dis. …kand. yurid. nauk. – Kazan', 2010. – 22 s.
4.
Rudakov A.A. Parnye yuridicheskie kategorii: teoriya prav i obyazannostei. M.: Prospekt, 2015. – 320 s.
5.
Derkach T.V. Chastnoe i publichnoe pravo kak parnye yuridicheskie kategorii: Avtoref dis. …kand. yurid. nauk. – Saratov, 2011. – 22 s.
6.
Velikosel'skaya I.E. Sostav pravonarusheniya: Avtoref. dis. …kand. yurid. nauk. – Kazan', 2010. – 23 s.
7.
Nazarenko T.N. Neopredelennost' v rossiiskom prave: Dis. …kand. yurid. nauk. – M., 2006. – 227 s.
8.
Babenko N.A. Sootnoshenie material'nykh i protsessual'nykh norm v sisteme rossiiskogo prava: Avtoref. dis. …kand. yurid. nauk. – Chelyabinsk, 2013. – 22 s.
9.
Leist O.E. Sanktsii i otvetstvennost' po sovetskomu pravu (teoreticheskie problemy). M.: MGU, 1981. – 240 s.
10.
Normy sovetskogo prava. Problemy teorii /Pod red. M.I. Baitina, V.K. Babaeva. – Saratov, 1987
11.
Alekseev S.S. Obshchaya teoriya prava. T.2. – M., 1982. – 360 s.
12.
Pooshchritel'nye sanktsii v prave /Pod red. N.I.Matuzova i A.V. Mal'ko. – M.: Yurlitinform, 2016. – 400 s.
13.
Degtyareva N.I. Sanktsiya nedeistvitel'nosti v rossiiskom prave: voprosy teorii i praktiki: Avtoref. dis. …kand. yurid. nauk. – Saratov, 2011. – 30 s.
14.
Kovalyunas D.A. Sanktsii v publichnom prave: Avtoref …dis. kand. yurid. nauk.-Samara, 2000. – 23 s.
15.
Popova Z.V. Sanktsii v pravookhranitel'nom protsesse: ponyatie, vidy, osnovaniya primeneniya: Avtoref. dis. .. kand. yurid. nauk. – M., 2008. – 22 s.
16.
Degtyareva N.I. Sanktsii nedeistvitel'nosti v rossiiskom prave (voprosy teorii i praktiki): Dis. kand. yurid. nauk. – Saratov, 2011. – 208 s.
17.
Lapina M.A. Optimal'nye priemy yuridicheskoi tekhniki, obespechivayushchie soglasovanie sistemy yuridicheskikh sanktsii administrativno-deliktnogo i ugolovnogo zakonodatel'stva // NB: Administrativnoe pravo i praktika administrirovaniya.-2015.-№ 2.-S.57-71. DOI: 10.7256/2306-9945.2015.2.15900. URL: http://e-notabene.ru/al/article_15900.html (data obrashcheniya 10.06.2017 g).
18.
Gustova E.V. Teoreticheskie osnovy postroeniya ugolovno-pravovykh sanktsii v UK RF // Vestnik VGU. Seriya: Pravo. 2015. № 2. S. 206-216.
19.
Tikhonova S.S. Osobennosti konstruirovaniya sanktsii v ugolovnom zakone: teoriya i zakonotvorcheskaya praktika // Yuridicheskaya tekhnika. 2013. № 7. (ch.2). S. 752-763.
20.
Nazarenko T.N. Neopredelennost' v rossiiskom prave: Dis. …kand. yurid. nauk. – M., 2006. – 227 s.
21.
Eremenko A.S. Metodologicheskie voprosy struktury normy grazhdanskogo prava // Yuridicheskaya nauka i pravookhranitel'naya praktika. 2011. № 2 (16). S. 39-48.
22.
Sobolev M.V. Sanktsiya kak element yuridicheskoi otvetstvennosti: Dis. …kand. yurid. nauk. – M., 2006. – 208 c.
23.
Baitin M.I. Sushchnost' prava (sovremennoe normativnoe pravoponimanie na grani dvukh vekov). – Saratov, 2001. – 416 s.
24.
Rodionova A.S. Sistema nakazanii v rossiiskom prave (obshcheteoreticheskii aspekt): Avtoref. dis. …kand. yurid. nauk. – Saratov, 2013. – 34 s.
25.
Razgil'diev B.T. Zadachi ugolovnogo prava Rossiiskoi Federatsii i ikh realizatsiya. Saratov, 1993. – 280 s.
26.
Lipinskii D.A. Problemy yuridicheskoi otvetstvennosti. – Spb.: Yurid. tsentr. Press, 2004. – 409 s.
27.
Lipinskii D.A. Funktsii administrativnoi otvetstvennosti // NB: Administrativnoe pravo i praktika administrirovaniya. 2015. № 3. S. 63-93.
28.
Lipinskii D.A., Musatkina A.A. Funktsionirovanie sistemy yuridicheskoi otvetstvennosti.-M.: Direkt Media, 2013. – 360 s.